"Литературный салон" использует файлы cookies, а также собирает данные об IP-адресе, чтобы облегчить Вам пользование нашим порталом.
Продолжая использовать данный ресурс, Вы автоматически соглашаетесь с использованием данных технологий.
Правила сайта.
Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Можно подумать, что вы с Луны свалились. Глава 43 из романа "Одинокая звезда"

Можно подумать, что вы с Луны свалились. Глава 43 из романа "Одинокая звезда"

Наконец наступило шестнадцатое июля, когда по всей стране начались вступительные экзамены. Первой в их институте сдавали математику. Экзамен начинался в девять утра, но уже с семи часов у стен института толпились абитуриенты с родителями.
Конкурс даже среди медалистов оказался на удивление высоким — куда больше, чем в предыдущие годы. Все четыре лекционных аудитории, где проходил экзамен, были заполнены абитуриентами. Каждый получил свое задание, и все задания были разными. А поскольку они состояли из задач и примеров, списать было не с чего. Шпаргалки теряли всякий смысл: ведь если ты не соображаешь, то никакая шпора не поможет. Помощь могла прийти только извне, но и эта возможность полностью исключалась — во всех углах аудиторий сидели бдительные наблюдатели. 
Экзамен длился четыре часа. Но уже минут через сорок после его начала некоторые экзаменующиеся стали сдавать чистые листы: все примеры и задачи оказались им не по зубам. А ведь первые задания были из программы начальной школы! Складывалось впечатление, что эти выпускники вообще не изучали математику. Ну согласитесь: если абитуриент не может разделить дробь на дробь, то куда уж дальше?
Так думала Ольга, просматривая сданные листы. Все они были тщательно зашифрованы, а абитуриенты предупреждены, что при малейшем подозрении на наличие условных знаков работа рассматриваться не будет. 
Через два часа в аудиториях осталась меньше половины экзаменующихся — остальные сдали совсем чистые листы или решили менее трети заданий, что соответствовало двойке. Стало ясно, что после первого же экзамена конкурс уменьшится наполовину. Тем не менее, он все равно остался довольно высоким: примерно два человека на место — больше, чем в других технических вузах города.
После проверки работ и выставления оценок некоторые преподаватели впали в глубокое уныние: те, кого они готовили к поступлению, загремели. Родители, не стесняясь, принялись крыть незадачливых репетиторов на конфликтной комиссии.
— Я такие деньги заплатила! — возмущалась мама рослого детины, распространяя вокруг себя запах дорогих духов. — Ваш доцент целый год с ним занимался. Что же он ничему ребенка не научил?
— Судите сами. — Ольга показала работу ее сыночка. — Вы видите: ни один пример, ни одна задача не решены правильно. Везде допущены грубейшие ошибки. Кстати, как фамилия того доцента?
— Я вам назову ее, если он не вернет деньги, — заявила та. — Пусть только попробует не вернуть!
— Лучше бы ваш ребенок ходил на наши подкурсы — больше толку было бы.
— Я сначала хотела его туда отдать. Но ваши девицы из приемной комиссии сказали, что это пустая трата времени. Мол, подкурсы ничего не дают, потому что там занятия ведут люди, не имеющие к институту никакого отношения. 
— Интересно, кто вам такое сказал? — удивилась Ольга. — Знайте: у нас на подкурсах работают самые опытные преподаватели. Им за это учебную нагрузку снижают. Большинство абитуриентов, посещавших подкурсы, очень неплохо справилось с заданиями. Особенно те, кто не пропускал занятия. 
— Что ж, если удастся отбиться от осеннего призыва, теперь будем туда ходить. 
Расстроенная мамаша поднялась и, взяв сына за руку, покинула конфликтную комиссию.
Анализ результатов экзамена по математике показал, что пятерку, освобождавшую от сдачи остальных экзаменов, получили менее трети медалистов. Некоторые не справились с простейшими заданиями. Ольга поручила ассистентам узнать номера школ, которые окончили эти липовые медалисты.
Непременно выступлю на августовском совещании работников образования, решила она. Что же это за медали? Должна же быть хоть какая-то ответственность и у школьных работников. Зачем давать медаль, если ученик ее не заслужил? Зачем себя позорить? Ведь правда все равно выплывет.
Лучше других математику сдали выпускники физико-математической школы, курируемой университетом. Все их отличники подтвердили свои медали. Сдав один экзамен, эти счастливчики стали студентами. Они так орали и прыгали у доски объявлений, что их немедленно отправили мыть окна в аудиториях. Зато медалисты школ с углубленным изучением иностранных языков загремели все, как один.
И немудрено, думала Ольга, если у них математики — кот наплакал. Зачем им приспичило поступать в технический вуз? Шли бы в университет на филологический или на факультет иностранных языков. И неужели школы не несут ответственности за неправомерно выданные медали? Ведь проваливший экзамен медалист —  это же позор для школы.
— Эх, Ольга Дмитриевна! — удивлялся Миша ее непонятливости. — Неужели вам, умному человеку, нужно объяснять такие простые вещи? Можно подумать, что вы с Луны свалились, ей богу! Да никому нет дела до престижа школы! За медаль некоторые родители такие денежки отваливают — вам и не снилось, какие. Ведь один экзамен — не три. Мне рассказывали: в одной престижной школе с углубленным английским все четырнадцать выпускников одного класса получили медали. Представляете: все выпускники — медалисты!
— Неужели все их медали куплены? 
— Те, которые у нас провалились — однозначно. Не за красивые же глазки они даны. Вы что же думаете: в школе не знали, как их выпускники решают задачи? Знали, конечно. Но были уверены, что уж один экзамен родители купить сумеют. Да просчитались — вашего вмешательства не учли.
Похоже, я иду против течения, думала Ольга. Интересно, удастся справиться с ним или закрутит меня в какой-нибудь водоворот. 
— Жалуются на вас, — встретил ее ректор, — сильно жалуются. Что вы к чужому мнению не прислушиваетесь и самоуправством занимаетесь.
— Например? Пусть приведут конкретные примеры! — возмутилась Ольга. — К чему голословные обвинения? Зачем вы их слушаете, Леонид Александрович?
— А кто вам сказал, что я их слушаю? Я их слышу, но не слушаю. Работайте как работаете, Ольга Дмитриевна. Человек, который чего-нибудь стоит, всегда имеет врагов. И чем больше стоит, тем враги круче. Работайте спокойно — я на вашей стороне. Кстати, родителям вы тоже понравились. Да и большинство преподавателей за вас. А в случае чего — смело обращайтесь ко мне, не молчите. Договорились?
— Договорились. Спасибо вам. 
И, довольные друг другом, они расстались.
 

Нравится
13:35
14
© Касаткина Ирина Леонидовна
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
20:07
Прочитала)
22:56
Немного узнаю нашу прошлую действительность…

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение