Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Море, как заботливый лекарь, размягчило жесткий покров, сковывавший ее исстрадавшуюся душу. Глава 43 из романа "Улыбка Амура"

Море, как заботливый лекарь, размягчило жесткий покров, сковывавший ее исстрадавшуюся душу. Глава 43 из романа "Улыбка Амура"

На следующий день сбылась Настина детская мечта: увидеть, как начинаются горы. Ведь, когда ее возили к морю на поезде, они начинались ночью, и сколько она не всматривалась в черные окна − специально просыпалась! − ничего, кроме проносившихся мимо огней, не видела. Она полагала, что горы вырастут вдали в чистом поле. Будут они ехать-ехать по равнине, и вдруг на горизонте они и покажутся. Но оказалось совсем не так. Обочина дороги вдруг стала подниматься, становиться все выше и выше − и вот уже не видно неба, а за окном крутые склоны, поросшие кустарником, оплетенным ползучими растениями. 
− Подъезжаем к перевалу, − объявил отец. − Как проедем поворот на Горячий Ключ, так и будем на вершине. А потом все вниз и вниз.
− А море скоро? 
− Уже скоро. Когда спустимся, въедем в Джубгу, там и море. Но я не хочу в Джубге задерживаться − в ней останавливаются все, кто едет к морю ненадолго. За Джубгой есть небольшой поселок, народу там поменьше, а пляж чудесный − говорят, чистый песок. И кемпинг неподалеку, в сосновом лесу. Там у Станислава директор знакомый, к нему и обратимся. Станислав ему рыбки передал, а мы бутылку коньяку. Может, он и пристроит нас где-нибудь незадорого. 
Настя с нетерпением ждала, когда горы наконец разомкнут свои объятия и выпустят их к морю. И дождалась. Спуск кончился, горы разошлись и путешественники выскочили на низину. Они быстро пересекли Джубу и вскоре подъехали к намеченному поселку. Солнце было уже в зените, все сияло под его слепящими лучами и ноздри путешественников наконец ощутили запахи моря. 
− Поедемте к морю, − умоляюще попросила Настя. − Ну, хоть на минутку!
− Сначала найдем кемпинг, устроимся, а потом можно и на море, − возразил отец. − А то директор уйдет, и будем тогда до завтра кукарекать на улице. Сейчас обед − он должен быть на месте.
− Олег, ну, пожалуйста! − поддержала дочь Галчонок. − Мы только поглядим на море! Столько ехали − а когда, наконец, добрались, искать какой-то кемпинг. Мы хотим к морю. Прямо сейчас и немедленно!
И папочка сдался. Они спросили дорогу у загорелой девушки в шляпе, и вскоре слепящая синь, простираясь от края до края горизонта, открылась их глазам.
− Моречко! − завопила Настя. Она выскочила из машины, жадно вдыхая соленый воздух. Давно забытая радость распирала ей грудь. Девочка сбросила кроссовки и понеслась к воде по горячему песку. Он обжигал ступни, но она не обращала на это внимание. Вот и берег, песок стал влажным, прохладным, и волны уже лижут ей пятки. Милое море, здравствуй!
Закатив джинсы, она побежала по воде вдоль берега, вбирая глазами распахнутую ширь. Ей вдруг стало легко-легко − так легко, что казалось: взмахни она руками и полетит. Море, как заботливый лекарь, незаметно размягчило жесткий покров, сковывавший ее исстрадавшуюся душу, − и на нее, обнаженную целительным бальзамом легла окружающая красота. Она заглушила боль, и через какие-то мгновения Настя вдруг почувствовала себя прежней девочкой, верившей в будущее и жаждавшей счастья, − какой она была до страшных событий, так сильно ранивших ее.
Наконец, вдоволь наглотавшись морского ветра, она опомнилась и оглянулась. Родители у машины молча смотрели на нее. Она радостно засмеялась и запрыгала на месте, призывно махая обеими руками. Отец, держа в руках ботинки и подпрыгивая по-кенгуриному на раскаленном песке, устремился к ней, Галчонок последовала за ним. Они обнялись, закружились − и наконец, не удержавшись, дружно свалились в воду.
Мокрые и счастливые они выбрались на берег и побрели к машине, стряхивая на ходу песок. Сели, отец включил двигатель, тот заработал − и машина не сдвинулась с места. Колеса, разметывая песок во все стороны, стали погружаться все глубже и глубже − и, наконец окончательно застряли.
Выбравшись из машины, они растерянно уставились на колеса − те плотно сидели в песке. Было ясно, что дальнейшие попытки завести двигатель только усугубят положение. Отец достал из багажника лопату, прокопал довольно широкую колею, уплотнил песок и попробовал тронуться с места. Сначала ему это удалось, но не долго. Проехав с метр, машина снова застряла. Усиленные попытки матери с дочерью подталкивать ее сзади ни к чему не привели − машина села еще глубже.
− Что дальше? − удрученно спросил отец. Его спутницы только пожали плечами. Было ясно, что без посторонней помощи им не выбраться. Вскоре машину окружили загорелые пляжники. С их помощью снова сделали несколько попыток сдвинуться с места − и тоже безрезультатно.
− Хана! − безнадежно махнул рукой высокий дядька в синих плавках. − Надо звать Якова, больше ничего не остается. Готовьте денежки.
И он ненадолго отлучился. Вернулся дядька в сопровождении пожилого мрачного мужчины, волочившего на веревке широкие полосы из черной резины.
− Копай! − распорядился мужчина. Когда уставший отец снова прокопал колею, тот подсунул две полосы под передние колеса, а остальные постелил перед машиной одну за другой, образовав недлинные дорожки.
− Теперь резко трогай! − скомандовал мужчина. − И ехай, не останавливаясь. А вы пихайте сзади, − обратился он к окружающим. − Ну, чего ждешь? Давай! − И он махнул рукой.
Двигатель взревел, машина, подталкиваемая добровольными помощниками, выскочила на плотный грунт и остановилась. Счастливый отец, облегченно вытирая пот со лба, полез за бумажником, а Галчонок достала из багажника корзину с яблоками и оделила ими радостно приплясывающих помощников. Потом семейство захватило с собой загорелого до черноты парня − он взялся им указывать дорогу − и они наконец покатили к кемпингу. 
Кемпинг располагался в чудесном месте. Представьте себе красноствольные сосны вперемежку с высоченными елями, а между ними очаровательные финские домики с крытыми верандами. Правда, удобства находились во дворе, но тоже вполне цивилизованные. Плюс неплохая кормежка, о чем им поведал попутчик, живший здесь уже неделю. И все относительно недорого по сравнению с ценами на остальном побережье. А до моря пятнадцать минут ходу по сосновому лесу. В общем, мечта дикаря.
Директор оказался на месте. Он с пониманием отнесся к их просьбе и благосклонно принял презенты. К счастью, свободные места имелись − видимо, о существовании этого райского местечка знало немного народу. Им достался домик на две семьи. И каково же было их изумление, когда обнаружилось, что соседями в этом милом домике являются, − кто бы вы думали? − да те самые молодожены, которых они угощали шашлыками на берегу пруда. Все обрадовались новой встрече, а Валечка объявила, что теперь они с мужем приглашают все Настино семейство в кафе. Здесь неподалеку есть отличное кафе, в которое они с Юрчиком уже хаживали, − и тамошние шашлыки пришлись им очень по вкусу. Пусть соседи разгружаются, устраиваются, а потом все вместе отправятся пировать.
Сидя на веранде в ожидании родителей, Настя невольно подслушала разговор, явно не предназначавшийся для ее ушей.
− Перегородка такая тонкая, − говорила мать, − одна фанера. А они молодожены. Каково Насте будет слушать их стоны? Может, попросимся в другой домик?
− И как мы это объясним? − спросил отец. − Ребятам да и тому же директору.
− Можно сказать, что хотим куда-нибудь подальше от центра. Тут репродуктор рядом на сосне, я видела.
− А где гарантия, что там не окажется такая же пара? И потом, они, наверняка, здесь долго не пробудут − они же планировали прокатиться до Адлера. Давай их аккуратно спросим. А пока Настасья может поспать на веранде. Правда, ночью может быть прохладно, но одеяло довольно теплое, думаю, не замерзнет. 
− Ладно, посмотрим, − согласилась Галчонок, − может, они, действительно, завтра-послезавтра укатят.
Почему стоны? − удивилась про себя Настя. Когда в кино занимаются сексом, никто не стонет. Наоборот, оба такие довольные. Это что ли больно? Соколова говорила, очень. Неужели каждый раз? Я думала, только в первый. Ничего не понимаю. Интересно, а мои папа с мамой? И она впервые посмотрела на родителей с этой точки зрения. Что-то я никогда не слышала никаких стонов из их спальни. Наверно, они уже старые, им ведь обоим за сорок. Наверно, в их возрасте это уже не нужно. Но ведь люди женятся и за пятьдесят. Вон дядя Вася − он недавно стал жить у Алевтины. А ему уж точно за пятьдесят. Эх, спросить бы у Иры. Вернемся, непременно спрошу, решила она. 

Нравится
22:35
92
© Касаткина Ирина Леонидовна
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
11:59
Прочитала)

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение