Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Месть

Месть

Иногда люди гибнут совершенно нелепой смертью. То ли Её Величество торопится по делам, то ли человек, отработав в шахте, а на-гора, утратив бдительность, уходит в иной мир. Подобный нелепый случай произошёл с мастером-взрывником, переходившим шоссе в районе железнодорожной станции Магдалиновка* – его насмерть сбила машина.
Действительно, человек заслуживает уважения, какой образ жизни он не вёл бы. 
Я тогда жил на хуторе, а от дома покойника меня отделяло всего 400-500 метров.
Мне не то, что не хотелось идти на похороны, просто я не любитель подобных мероприятий. Но его лично знал, а до кладбища – рукой подать.
Жена помогала с проведением поминок, а я отсыпался, придя с работы (четвёртая смена, с 04:00).
Около 14:00 погребли Петра. Идти поминать отказался, потому как ждала всё та же четвёртая смена, но уже с часа ночи. Выходного дня нет, отгулов нет, прогул – попытка к бегству, потому как каждый человек на счету.
Жена тоже проявила сдержанность и солидарность, отправившись со мной, предварительно заявив родственникам Петра, что дома мы сами помянём.
Своё слово мы сдержали…
Ровно в полночь перешагнул порог дома, уходя на работу.
Здесь, на краю города, рядом с лесом и степью, настолько чистый воздух, что, кажется, протяни руку, и коснёшься Млечного пути – это естественное ощущение (чем чище воздух, тем ближе звёзды).
Полная Луна освещает всё вокруг, особенно, одно примечательное место здешнего края. Но об этом несколько позже…
Дорога пешком занимает более извилистый путь, чем на автомашине. Иду вниз. Поворачиваю направо, затем налево. По мостику перехожу ручей, и по уклону поднимаюсь около пятидесяти метров. Поворачиваю направо. Пройдя небольшой открытый участок – бывшая конечная остановка Богом забытого края, начинаю крутой спуск. Именно с этой точки открывается вид на упомянутую достопримечательность – кладбище бывшего совхоза «Никитовский». Взору открывается завораживающая картина: погост, как на ладони, звёзды между крестами, кстати сказать, до которых около полутора сотни метров.
Перехожу ещё один ручей. Дорога понемногу забирает влево, и снова начинается подъём, но более затяжной и крутой, чем пройденный спуск. Преодолев его, выходишь в конец улицы, где жил покойный Пётр. Кладбище остаётся за спиной. Дорога знакома, не раз ножками измерена и в зной, и в мороз. Но, перебравшись через второй ручей, и сделав всего десяток шагов…
И вот тут начинается каверза, неизвестно кем подстроенная на пустом месте.
Поднявшись по косогору, где-то всего лишь на метр от уровня долинки, если только можно её таковой назвать, почувствовал, как будто мои ноги начали идти по щиколотку в воде. Через несколько шагов появившееся ощущение кромки жидкости поднялось выше, только кажущееся сопротивление было вполовину меньше, чем при ходьбе по настоящей воде.
Возникнувшее чувство сначала списал на недосып и прошедший бурный день. Любые похороны – это большой груз воспоминаний и переживаний. Размял пальцы в обуви, но необычное впечатление, что я шлёпаю по воде, не покинуло. Не останавливаясь, бросил взгляд на кладбище – сияет огнями Лас-Вегас. При такой-то огромной Луне, всё как на ладони!
Появилось новое ощущение – некто спину буравит взглядом. Какой-то бред!
Оглянулся – никого.
Дальше – больше. Я уже бреду по колено «в воде», а в воздухе появился стойкий запах формалина. Или чем там пахнет в покойницкой?
Стало не хватать воздуха, и я, естественно, начал задыхаться.
Создалось впечатление, что я иду не по грунтовой дорожке, а из последних сил карабкаюсь к вершине террикона.
Начал дышать открытым ртом – запах формалина буквально душил меня (хотя откуда ему тут, на краю города, взяться?).
Сама улица несколько идёт на подъём, и с каждым пройденным домом дышать становилось всё труднее. «Вода» уже поднялась до половины бедра.
От обрушившегося на меня нечто мистического и необъяснимого, в голове образовалась невообразимая каша. Сознание с подобными явлениями никогда ранее не встречалось. Это понятно. А для развития подсознания вообще не подведена база: в церковь не хожу, с ведьмами дружбу не вожу, а тут…
Тягость ходьбы можно было бы объяснить общей усталостью и давно надоевшей работой. Пусть так!
Но запах формалина?!
Как объяснить полузнакомую отвратительную вонь?
Человеческая фантазия безгранична. Однако запах придумать невозможно! Подобное действо находится за пределом человеческих возможностей.
Я сплю?
Во сне человек может страдать, ждать, любить, и он не ощущает посторонних запахов, кроме угарного газа, который, кстати, тоже не слышим, но его последствия вскоре сможет описать патологоанатом.
Я прошёл уже почти половину улицы. «Вода» – по пояс, а от смрада сейчас моя ночная еда отправится в свободный полёт, т. е. наружу.
Шаг, ещё шаг, и каждый новый даётся с большим усилием, чем предыдущий.
Посмотрел в проём между домами, в сторону кладбища.
Да, удивительное дельце, но его не видно. С этой точки, в звёздную ночь оно должно просматриваться.
Должно.
Точнее, должно было бы…
Довольно странно?
Не бред.
Не сон.
И кто пытается меня запутать?
Запугать? И главное дело, зачем?
И вдруг всё исчезло. Голова – ясная. Ноги легки и свободны, как и до перехода второго ручья. На присутствие в воздухе формалина, нет даже намёка. 
От неожиданной метаморфозы я застыл на месте. Потоптался, переваливаясь с ноги на ногу. Покрутил головой, делая вдох полной грудью. Развернулся и посмотрел на часть пройденной улицы. Несмотря на яркую луну, улица не освещалась, словно не было лунного света, а я остановился перед входом в громадную пещеру, полную мрака и опасности. Настолько быстро произошли изменения, что даже не поверил – всё закончилось.
Медленно поднял ногу, словно солдат на параде, и сразу носком почувствовал знакомую упругость.
- Братья Стругацкие отдыхают в сложившемся сюжете, - мелькнула шаловливая мысль. - Но нет здравого объяснения случившемуся феномену.
Нога вернулась в «свободную зону» – наверное, не стоит экспериментировать, рискуя собственной жизнью.
Я словно очутился на осязаемой границе чужого фантастического мира. Оглянулся на другой край улицы, куда мне ещё следовало добраться. Там, в некоторых домах, редкие окна светились ярким электрическим светом. Круглолицая Луна выхватывала контуры шахтных копров, до которых мне ещё было топать около трёх километров. А сзади – настоящая полярная ночь (лучшего сравнения не придумать), только снега не хватает. Лишь в одном доме, слева, слабо светилось единственное окно. Присмотревшись к этому дому, узнал его – отсюда, вчера в последний путь провожал Петра. А межа мрака, пытавшегося удушить меня, проходила как раз по одной линии с соседским двором. И я стоял ровно в шаге от этой межи, неизвестно зачем и кем проведённой…
Отработал в обычном режиме более чем на километровой глубине – ничего особенного не случилось, черти подножки не ставили.
Домой возвращался другой дорогой, более длинной, но менее изощрённой. Жене ничего не рассказывал.
Зачем её пугать? А то пойду в следующую ночную упряжку, а она до утра спать не будет.
Да и в подобное обстоятельство преодоления полукилометрового отрезка пути на свежем воздухе трудно поверить. 
Выспавшись, отремонтировал своего Летучего голландца («Жигули» шестой модели), и отправился с женой в небольшой вояж. Переехав первый мостик, в салоне унюхал знакомый ночной запах формалина, только на этот раз он был ближе к человеческим испражнениям. 
Посмотрели друг на друга.
- Ну, ты и даёшь, - произнесла жена, зажимая нос платком и открывая боковое окно.
- А я грешным делом, подумал, что это ты, - удивлённо протянул, зная, какая за этими словами последует реакция.
Делать нечего, пришлось рассказать ей о ночном происшествии.
Нашему удивлению не было конца. 
Объяснение получили несколько позже от знакомых местных экстрасенсов.
Ответ оказался более чем прост: мы (как крещённые – авт.) не прошли полный обряд погребения. Три горсти земли бросили, а почтить его память за столом – отказались, и он начал преследовать первого из нас, кого встретил на своём долгом пути в вечность.
Но почему Пётр выбрал именно меня для мести?
Явных причин не было. Долгов ни с чьей стороны не было. Редкие встречи в шахте:
- Привет.
- Привет.
- Как дела?
Короткий ответ. И всё. Разошлись, потому, как рабочая смена началась.
Вот такая случилась совсем нерядовая история на ровном месте.

Примечание:
* Действие происходит в г. Дзержинске (ныне Торецк) Донецкой области, Украина.

Фото: Рисунок пациента сумасшедшего дома.

Нравится
08:35
31
© Николай Гринёв
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение