Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Маяковский проиграл в бильярд Рине Зелёной...

Мне три года (2010 - 2013) приходилось ездить по Крыму с поэтами и писателями, проводя встречи с учителями и школьниками, производственниками, работниками библиотек, с моряками флота РФ и Украины, мой творческий вечер проходил в библиотеке им Лазарева (Севастополь, 2010 -

http://grafskaya.com/?p=2410 ); тогда мне и в голову не приходило что эта традиция ( колесить по Крыму с отчётами о своей творческой деятельности...), родилась ещё во времена Рины Зелёной и Владимира Маяковского:

"МАЯКОВСКОГО НАЗЫВАЛИ КОРОЛЕМ БИЛЬЯРДА. ВСПОМИНАЕТ РИНА ЗЕЛЕНАЯ..."

 

Среда, 08 Ноября 2017 г. 16:23 + в цитатник

Маяковского называли королем бильярда. Маяковский и Рина Зеленая в ЯлтеМаяковского называли королем бильярда (700x487, 263Kb)
Маяковского называли королем бильярда
маяк (700x486, 172Kb)
Рина Зеленая и Владимир Маяковский – заядлые бильярдисты

Из книги Рины Зеленой "Разрозненные страницы" https://www.litmir.me/br/?b=158261&p=1

…Двадцать шестой год. Я иду по набережной Ялты рядом с Владимиром Владимировичем Маяковским. Только мы не гуляем, как все, а идем по делу — в бильярдную. Странно, что он позвал меня: у него всегда огромный выбор первоклассных партнеров. Но ослушаться его я не могу, он и так чем-то расстроен.

Мне трудно объяснить, как я тогда относилась к Маяковскому Я видела его редко — на литературных вечерах или в Доме Герцена. При этом он всегда как-то по-доброму разговаривал со мной, а я, не знаю почему, не могла держаться с ним просто, как со всеми. Какая-то тревога всегда овладевала мной. Я старалась произносить что-нибудь «умное» и от этого казалась себе еще глупей. В Ялте я встречала В. Маяковского чаще. На этот раз я шла по набережной совсем в другую сторону, когда встретила его. Он сказал:
— Пошли в бильярдную!
Я повернулась и пошла.
Он шагает большими шагами. А я, воображая, что иду с ним в ногу, семеню, просто бегу, стараясь не отставать. Я хоть понимаю, кто идет рядом со мной, знаю, что это гений, но еще не восхищаюсь его стихами — я стала понимать их и любить позднее.
Здесь, в Крыму, Маяковский выступал на открытых сценах курзалов. Его слушали все, кто был в это время на крымских курортах.
Мы, актеры, приглашенные для работы на ЮБК (Южный берег Крыма), работали повсюду. Нас навалом грузили в полуторки — пианистов и певцов, чтецов и балерин — и возили по всему побережью (Алупка, Симеиз, Алушта, Гурзуф). Но каждый старался попасть на вечер Маяковского.
И мне выпадало несколько раз счастье слушать его, слышать музыку неповторимого низкого голоса, видеть его удивительную манеру держаться, его спокойные, полные достоинства движения.
Обо всем об этом теперь написано сто тысяч слов. Я вспоминаю только мои ощущения того времени. Например, мне казалось, что спокойствие, которым дышало все его выступление, спокойствие и храбрость были как бы начинены изнутри тревогой, страхом, неуверенностью, как у дрессировщика в клетке с тиграми. Среди людей, купивших билеты на вечер, были и шакалы, и барышни, и хулиганы (хулиганство на литературных вечерах тогда считалось модным, как наличие собственного мнения о какой-нибудь литературной школе; «тявкали» даже отдельные барышни).

...
Все мы приезжали на гастроли без всяких гарантий: какие будут сборы, какая погода — ничего неизвестно. Нам давали жилье — какую-нибудь бывшую виллу, — и все мы, как перелетные птицы на сломанном грозой дереве, размещались, устраивались, умывались в море, ели по талонам в столовке, все почти одинаковые босяки, что Яхонтов, что Блантер. И ни одного лауреата.
…Итак, мы с Владимиром Владимировичем входим в бильярдную. Там почти всегда одни и те же лица: курортники, актеры, кто-нибудь из писателей. Как всегда, накурено. Им что море, что погода — все равно. Они ждут очереди: столов мало. Кии — хотя есть хорошие — надо тоже ждать.
Появление Маяковского всегда событие. Играет он виртуозно. Его условия жестоки — заставляет по уговору лезть под стол проигравшего беспощадно, хоть ты лысый, хоть плачь: раз уговорились — пролезай под бильярдом во всю длину.
Сейчас в бильярдной человек шесть-восемь. Маяковскому сразу освобождают стол. С кем он хочет играть? Он заявляет:
— Я играю с Риной. Условия такие: играем американку. Она должна положить два шара, я — тринадцать. Если выигрываю я, все присутствующие ставят мне по бутылке вина. Если Рина — я всем по бутылке.
Положение у меня неприятное. Не потому, что условия игры вполне унизительные. Играю я, конечно, плохо, но все-таки довольно хорошо. Американка — это не пирамида. Американка — игра особая: если ты кладешь от шара «своего» — это считается шар. И если в лузу падает «дурак» — это тоже шар. Как же я могу проиграть? Фактически не могу. Если только Владимир Владимирович положит все тринадцать шаров подряд с одного кия.
Я разбиваю пирамиду от души, так, что шары разлетаются по всему столу. Маяковский, прищурив один глаз от дымящейся в углу рта папиросы, внимательно оглядывает другим глазом расположение шаров. У него свои расчеты. Он играет левой рукой. В это же время каким-то особенно элегантным движением он мелит мелком кончик кия. Маяковский начинает. Шары летят безошибочно. Подряд три в правый угол, два мягко, накатом, — в середину, от двух бортов — в угол, «свой» сам падает в середину, через весь бильярд — в левый дальний, еще одного «своего» ввинчивает в середину. Ему нельзя сделать ни одной ошибки. Но он ее делает. Все ахают. Я тоже не ожидала этого. Теперь дело за мной.
Я важно мелю кий, нечаянно кладу «своего» в середину и последний с треском на клопштоссе всаживаю в угол. Всё! Я, к сожалению, выиграла. Мне аплодируют, а я боюсь посмотреть на Владимира Владимировича. Потом оглядываюсь и вижу, что он улыбается. Он доволен. Плохое настроение как рукой сняло".

Маяковского называли королем бильярда

Владимир Маяковский был не только талантливейшим поэтом, но и самым известным бильярдистом среди писателей, он слыл одним из сильнейших игроков в Москве. Поэт не любил играть «на интерес», но денежный выигрыш тоже не был для него самоцелью. За бильярдным столом Маяковский нередко сводил счеты со своими литературными оппонентами и критиками. Проигравшим приходилось лезть под стол на четвереньках. Однако находились и такие, из-за которых Маяковскому самому довелось побывать под столом.

Обычно Маяковский не без удовольствия наблюдал, как на четвереньках ползают его поверженные противники. Однажды за бильярдным столом поэт свел счеты с критиком, разгромившим его в печати. Выиграв партию, он отправил противника под стол и добил его фразой: «Рожденный ползать – писать не может!».

Хотя Маяковский, как правило, всегда выигрывал, самому поэту не раз довелось побывать под столом. Композитор Дунаевский вспоминал: «Маяковский как-то на отдыхе в Крыму играл на "интерес". И, видимо, по причине отсутствия денег предпочитал играть на смешное наказание. Было немало свидетелей тому, как Владимир Владимирович, профукав партию, лазал под зеленый стол на четвереньках».
Владимир Маяковский - великий поэт и любитель бильярда http://pressa.tv/znamenitosti/61845-vladimir-mayak...-lyubitel-bilyarda-9-foto.html

Метки:   ... "

Однажды в Киеве Маяковский проигрывал в бильярд поэту Тычине и ползал под столом распевая песенку о сладкой жизни...

КОМУ ТРУДНО ПЕРЕЙТИ ПО ССЫЛКЕ В СЕВАСТОПОЛЬ - http://grafskaya.com/?p=2410

«Сольфеджио жизни» Виктора Харламова

В Севастопольской Морской библиотеке им. адмирала М.П. Лазарева состоялась встреча с поэтом Виктором Харламовым. Творчество гостя из Ялты севастопольцам мало известно, тем интереснее стало знакомство как с самим автором, так и с его позицией.

Виктор Харламов – уроженец Донбасса, в начале 70-х годов закончивший Днепропетровский сельскохозяйственный институт. После службы в армии он вернулся на Денпропетровщину, работал по специальности. Энергия, инициатива, творческий подход к делу способствовали успехам Виктора Георгиевича, руководившего несколькими сельскохозяйственными предприятиями. А активная жизненная позиция в конечном счете привела его в стены украинского парламента, где В. Харламов стал соавтором целого ряда законотворческих актов.

Несмотря, как говорят, на постоянный цейтнот, Виктор Георгиевич находил возможность заниматься творчеством. Результат – более десяти поэтических сборников на русском и украинском языках («Сольфеджио жизни», «Иконостас судьбы», «Биссектриса времени» и др.), экземпляры которых находятся в библиотеках России, Украины, стран ближнего и дальнего зарубежья. В. Харламов – лауреат и дипломант ряда поэтических и литературных конкурсов. Некоторые из его стихов положены на музыку.

Встреча с поэтом, на которую пришли севастопольские литераторы и любители книги, получилась очень интересной. Рассказав о себе, о своем жизненном пути, творчестве и увлечениях, Виктор Георгиевич читал свои стихи. К слову, стоит отметить: как это ни удивительно, немногие из авторов умеют читать свои стихи, а В. Харламов делает это действительно мастерски. Своим мнением о творчестве поэта поделились признанный севастопольский баснописец Леонид Дьяченко, член Союза писателей России Сергей Горбачев, другие литераторы, пришедшие на встречу. Свое слово «сказали» и барды исполнением песен под гитару, украсивших вечер поэзии. Среди них были песни, написанные на стихи Виктора Харламова.

В заключение стоит отметить: поэт из Ялты впервые посетил нашу Морскую библиотеку и, соприкоснувшись с этим центром культуры флота, естественно, был впечатлен ее возможностями. С уверенностью в перспективы дальнейшего творческого сотрудничества и в знак уважения Виктор Харламов, известный также и своими благотворительными делами, оформил для читального зала полугодовую подписку журнала «Морская коллекция» и приобрел комплект аудиоаппаратуры для обеспечения проводимых в библиотеке мероприятий."

Об авторе: Анна Горбачёва:
Студентка ЧФ МГУ г. Севастополь
Нравится
18:00
247
© Виктор Харламов
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Мне три года (2010 — 2013) приходилось ездить по Крыму с поэтами и писателями, проводя встречи с учителями и школьниками, производственниками, работниками библиотек, с моряками флота РФ и Украины, мой творческий вечер проходил в библиотеке им Лазарева (Севастополь, 2010 — grafskaya.com/?p=2410 ); тогда мне и в голову не приходило что эта традиция ( колесить по Крыму с отчётами о своей творческой деятельности...), родилась ещё во времена Рины Зелёной и Владимира Маяковского:
"…Двадцать шестой год. Я иду по набережной Ялты рядом с Владимиром Владимировичем Маяковским. Только мы не гуляем, как все, а идем по делу — в бильярдную. Странно, что он позвал меня: у него всегда огромный выбор первоклассных партнеров. Но ослушаться его я не могу, он и так чем-то расстроен.
Мне трудно объяснить, как я тогда относилась к Маяковскому Я видела его редко — на литературных вечерах или в Доме Герцена. При этом он всегда как-то по-доброму разговаривал со мной, а я, не знаю почему, не могла держаться с ним просто, как со всеми. Какая-то тревога всегда овладевала мной. Я старалась произносить что-нибудь «умное» и от этого казалась себе еще глупей. В Ялте я встречала В. Маяковского чаще. На этот раз я шла по набережной совсем в другую сторону, когда встретила его. Он сказал:
— Пошли в бильярдную!
Я повернулась и пошла."

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.

Пользовательское соглашение