Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Любовь моя, не надо себя терзать! Глава 171 из романа "Одинокая звезда"

Любовь моя, не надо себя терзать! Глава 171 из романа "Одинокая звезда"

А вскоре ее правота подтвердилась самым неожиданным образом. Они с Димой возились на кухне — готовили обед. Точнее, готовил Дима, а Лена, подперев рукой щеку, наблюдала за его действиями. Хлеб она уже нарезала, а больше он ей ничего не позволял. Из радиоприемника лилась приятная музыка — какой-то джаз. Как вдруг голос диктора произнес:
— А сейчас прозвучит песня лауреата московского фестиваля — композитора Ларисы Локтевой на слова юной поэтессы Марины Башкатовой. Песня называется "Боль". 
Лена остановившимися глазами посмотрела на Диму. Дима, держа в руке нож, медленно опустился на табуретку. 

— Все кончено.
Закрыты двери,
А я еще чего-то жду, 

— зазвучал серебряный голос Ларисы, 

— А я его словам не верю
И повторяю, как в бреду:
“Он
Притворялся злым и грубым.
Не может быть, чтоб он забыл,
Мои глаза, улыбку, губы,
Ведь он их так всегда любил!”. 

— Какой ужас! — прошептала Лена. Дима потянулся выключить радио, но она задержала его руку. 

— И тишина,
И дикий холод,
И шевелиться нет уж сил, 

— пел знакомый голос, выворачивая им души. 

— Меня случившегося молот
Пудовой болью раздавил. 

— Сидеть бы вечно так
Без света, 
А надо встать, домыть, дошить.
И не дает никто ответа:
Как
С этой болью
Дальше жить? 

Песня кончилась, но они долго сидели молча, приходя в себя. Наконец, Дима заговорил:
— Это еще ничего не значит. У Марины сильно развито воображение. Помню, мы еще встречались, а она уже сочинила стихи об одиночестве. Такое тяжелое стихотворение — меня просто мороз продрал по коже.
— Она предчувствовала.
— Да что она тогда могла предчувствовать? Это были наши первые свидания. Просто, попало под настроение. И эту песню тоже, наверно, написала под настроение. Может, это и не обо мне вовсе.
— Дима!
— Ох, Леночка, ну что теперь поделаешь? Ну, потерпи — скоро конец. Окончим школу и перестанем встречаться с ней каждый день. Она переболеет и забудет.
— Она идет туда же. На наш факультет.
— Ну и что? Может, она будет в другой группе? Однозначно будет, я позабочусь. Любовь моя, не надо себя терзать! Ну разве будет легче, если у тебя головка разболится или сердце? Доставай тарелки, уже все готово. О, вот и звонок — твоя мама пришла. Значит, будем обедать. Улыбнись, а то она тоже расстроится.
И он пошел открывать дверь. 
А завтра началась и побежала самая последняя в их жизни короткая четвертая четверть, согретая весенним солнышком и украшенная расцветающими жерделами и вишнями, в изобилии росшими на улицах и во дворах.
Как и многие ребята из их класса, Лена и Дима упорно готовились к государственному экзамену. Они купили сборники примерных заданий для подготовки к ЕГЭ и несколько раз их прорешали. Там были таки-и-ие задачки! Даже Лена не сразу справлялась — чего уж говорить о Диме?
Маринка тоже собиралась сдавать ЕГЭ. Но когда она натыкалась на трудные задачи, обращаться за помощью ей теперь было не к кому. К Лене она не обратилась бы ни за что на свете, а Гена ей был уже не помощник.
Гена перестал ходить в школу. Он написал заявление на имя директора, что в связи с тяжелым материальным положением семьи идет работать, а выпускные экзамены будет сдавать экстерном.
Встречаясь на лестнице с Леной или ее мамой, Гена опускал голову и прыгал через три ступеньки, стремясь поскорее проскочить мимо. Даже не здоровался. На Диму Гена смотрел, как на пустое место. Впрочем, Дима тоже его в упор не видел. 
Узнав, что Гена бросил школу, Ольга страшно расстроилась. Было ясно, что его решение — следствие перевода Димы в их класс. Слишком тяжело было бедному Гене видеть их все время вместе, слишком больно. Но с другой стороны — может, это и к лучшему? Прекратились их ежедневные встречи, то и дело грозившие перерасти в мордобой. И учителя вздохнули с облегчением.
Экзамены Гена, конечно, сдаст, — думала Ольга. — и пойдет работать к Алексею. Жаль, что не будет поступать в институт — он ведь такой способный! И труженик великий, и умница. Но это его решение. Понятно, что за ним стоит несчастная Генина любовь. Но здесь ему ничем помочь нельзя. Ничего, работа еще никого не испортила. Физический труд — хорошее лекарство от любовного стресса. Поработает год, потом — армия. А после армии, если захочет учиться, двери их института для него всегда открыты. 
Так успокаивала себя Ольга, размышляя о превратностях Гениной судьбы. О, если бы она знала, как далеки ее мысли от истинного положения дел, от Гениных ближайших планов! Она бы надолго потеряла покой. Но откуда ей было их знать?

Нравится
21:05
96
© Касаткина Ирина Леонидовна
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
21:26
Заинтриговали))

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение