Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

ЛЮБИ И УКРАШАЙ! Глава 16. И ветер шторы трогает

ЛЮБИ И УКРАШАЙ! Глава 16. И ветер шторы трогает

ВЛАДИСЛАВ ЗУБЕЦ

 

И ВЕТЕР ШТОРЫ ТРОГАЕТ

 

Знаменская роща вообще-то недоступна. Режимная, с обкомовскими дачами. Бетонная ограда, автоматчик. Что там внутри, не знаю и не дано знать.

 

Мой тёзка в институте говорил, что раньше зоны не было. Когда пришли солдаты со столбами и колючкой, едва ли не восстание, ограду повалили. Но ночью встала новая, с бетонными столбами.

 

Реликтовая роща, ещё доледниковая. Остаток от лесов, сменивших облик тропиков. Лесов широколиственных из бука, граба, липы. Но в основном – дубовые леса.

 

Рубить их было некому. Бескрайние дубравы. Всё смёл Днепровский ледник, а что не смёл, потом срубили. В пределах Курска это лишь осталось, и то благодаря монастырю.

 

 

Могучие дубы, хотя не так, чтоб очень. Что характерно, холода боятся. И листья выпускают, когда уже уверены, что в самом деле лето начинается.

 

 

Реликтовость – без листьев. Какая-то манера. Я впечатляем, знаю. Не здешние дубы, не нынешнего времени: не наши, не привычные. Тут явно что-то общее со степью.

 

За рощей – Кур. Ивняк непроходимый. Курёнок, но чуть выше перегорожен дамбой. Туда купаться ездят. Можно с дамбы. Есть даже пляжи, там, правда, очень мелко.

 

Мой тёзка рассказал забавный случай. Искупались, возвращаются. Тропинка мимо дач. Бетонного забора ещё не было, ходили, как короче. Начальничкам не нравилось. Один с веранды: «Что прёте, надоело!» Тёзке нельзя, молчит. Зато его жена: «Буржуй, отъели морды, разъезжаете...» А бабу как накажешь, не звать же автоматчика. При мне захват уже как бы в законе. Песчаная дорожка вдоль забора. Левей – мостки, где удят рыбу, – начальнички стоят с протянутой рукой.

 

Контроподобность ив чуть ниже дамбы. Трясина непролазная. Болиголов и ирисы.