Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

ЛЮБИ И УКРАШАЙ! Глава 12. Мы едем к Фету

ЛЮБИ И УКРАШАЙ! Глава 12. Мы едем к Фету

ВЛАДИСЛАВ ЗУБЕЦ

 

МЫ ЕДЕМ К ФЕТУ

 

Лимончик, цвет незрелого лимона, по мере высыхания уже не столь химический. Тем более картины, то есть репродукции, опять закрыли стены.

 

Встала витрина с книгами. Новый шкаф.

 

Мансардный опыт, значит, не пропал. Теперь я не завишу ни от какого ректора. И в институте вроде потеплело надеждой на «вторую диссертацию».

 

И гири – шевелю большими гирями. Влияние Ирины благотворно. Я стал спокойнее, хотя курю по-прежнему. Всё у меня, как будто, вполне благополучно.

 

Вот если бы так сразу? Курск мог бы быть другим. По линии той давней, оставшейся под сводами. Без тяжести, едва снимаемой на Боевке. Без пажитей и КУЖ, и без сахиба Белкина.

 

Сомненья, огорченья – всё загонялось вглубь. «Ты думаешь, не вижу, что ходишь с кислой мордой?» Ирина видела и, как могла, старалась сучочки собирать для «самовара».

 

Её влияние – я ведь не зря про фею. Не зря про светляки, про белые ромашки. И что ей это стоило, конечно, не расскажет. Быть феей – это качество, дарованное свыше.

 

А мне ряд тополей, ещё пустых. И звёзды настоящие, запутанные в ветки.

 

 

И месяц, как с обложки Кузмина. Обложки книги с чудными стихами.

 

 

Кончается апрель. За Знаменскою рощей копнёшь ногой, ростки цветов крючками притаились. Пласты, напластованья старых листьев и новая весна такими вот ростками.

 

 

Чтоб перебить домашнюю тематику, пора сказать о фетовской усадьбе.

 

Усадьба – в Воробьёвке райцентра Золотухино. На поезде туда и сколько-то пешком.

 

Там сейчас школа, вроде бы. От Фета там, вроде, ничего не сохранилось. Всё, что известно, – «вроде бы». И мнение такое у многих старожилов: навряд ли стоит ехать, пустая трата времени.

 

Ирина, разумеется, Ирина. Где в Золотухино? Звонит про Воробьёвку в районную кинофикацию. И вот поедем в выходной, туда везут коробки с кинолентой.

 

Чугунка до Москвы, нам сорок километров. На полпути – Будановка, а выше на холме (чуть влево) – монастырь. Там Коренная пустынь, туда, наверно, тоже стоит съездить.

 

 

Сейчас начало мая. Холодная весна. Дожди и мокрый снег, естественно, грязища. И Воробьёвок – три, как оказалось! Какая из них наша, неизвестно.

 

Провинция, глубинка, размокшая грунтовка. Киношный газик вязнет. Толкаем и солому подстилаем. Но сели на ось, машина наша стихла средь чернозёмных пажитей и зелени озимых.

 

Торчим почти что рядом с переездом. Чугунка – на Москву, а нам туда, где тучи, где зелень ядовитая, горбом земля вздымается до горизонта.

 

Что дальше не поедем, понятно окончательно. Пока там что-то чинят, хожу туда-сюда и злюсь на обстоятельства. И понемногу двигаюсь к берёзам.