Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Левая колонна

Левая колонна

Много лет минуло с того далекого дня, когда голос в репродукторе впервые разрезал рассветное утро 22 июня 1941-го года роковыми словами: «От Советского Информбюро...».

Виктор Николаевич Подгорнов прошагал трудными верстами Великой Отечественной войны от Сталинграда до Берлина без единого тяжелого ранения. Лишь однажды, осколок наряда, разорвавшегося вблизи, оставил над бровью небольшую отметину. Во время Сталинградской битвы, вместе с боевыми товарищами он повернул ход Второй Мировой Он освобождал Польшу и брал Рейхстаг.

Сегодня  Виктору Николаевичу Подгорнову – ветерану Великой Отечественной войны, - 92, но через всю жизнь он пронес суровые годы своей юности, которую отдал Родине, освобождая ее от фашизма. В арсенале его наград Орден Красной Звезды, два ордена Отечественной войны, международный орден «За вклад в Победу», медали «За отвагу», «За боевые заслуги», «За оборону Сталинграда», «За освобождение Украины», За освобождение Белоруссии», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина». Виктор Николаевич Подгорнов участник Парада Победы 2010-го года и почетный гражданин Астрахани.

 

На Нижнюю Волгу весна приходит рано и быстро, но еще стремительней превращается она в лето: знойное, жаркое. Весна 42-го стала для Виктора Подгорнова особенной. Весной 42-го он закончил десятилетку в родном селе Икряное, и вот теперь чувствовал себя самостоятельным взрослым человеком.

Уже целый год на советской земле шла война с немецкими захватчиками. Уже целый год страна жила особенной суровой жизнью военного времени.

Икряное обезлюдело. Почти все, кто мог держать в руках оружие, ушли на фронт. В селе остались лишь женщины, старики да малые дети.

Уже целый год Виктор не находил себе покоя. Его сердце было там, на полях сражений Великой Отечественной, куда один за другим, покидая отчий край, уходили и взрослые икрянинцы, и его сверстники. Но вот, наконец, он получил аттестат зрелости, и мог, теперь, как и его односельчане встать на защиту Родины.

В райкоме комсомола Виктора Подгорнова встретили не с тем оптимизмом, на который он рассчитывал.

-Сколько Вам лет? – пристально глядя сквозь очки в круглой роговой оправе, поинтересовался человек, к которому Виктор обратился с просьбой отправить его добровольцем на фронт.

-Шестнадцать.

Человек покачал головой и вздохнул:

-Вот исполнится семнадцать, тогда и приходите…

-Но мне семнадцать  шестого сентября, и потом, я секретарь школьной комсомольской организации, я должен, - не унимался Виктор…

 

…Шестого сентября 42-го года, Виктор Подгорнов вновь открыл двери райкома.

-Мне исполнилось 17, - выдохнул Виктор.

Тот же человек в круглых роговых очках оценивающе взглянул на юношу и снял телефонную трубку:

-С Вами говорит Икряное. Тут у нас один товарищ настойчиво просится на фронт, - и, выслушав ответ на том конце провода, обратился уже к Виктору, - в Астрахани формируется кавалерийский полк. Если есть желание, зайдите в военкомат, там Вам скажут, что делать дальше.

Отдельный кавалерийский полк формировался в селе Татарская Башмаковка, куда на следующий день и приехал Виктор Подгорнов. «Человек образованный – за плечами «десятилетка», - так решили в Татарской Башмаковке, -  но еще немного знаний  - не помешает. Неделю поучится – будет командиром. После окончания краткосрочных  курсов младших командиров Виктор Подгорнов был зачислен в пулеметный эскадрон командиром пулеметного  расчета станкового пулемета «Максим».

 А на передовой в это время войска вермахта наступали на Сталинград.  В конце августа 1942-го года 6-ой армии генерала-полковника Фридриха Паулюса удалось захватить плацдарм северо-восточнее Калача, и, прорвавшись к городу, окружить его с запада и севера. Немцы штурмовали Сталинград в течение двух месяцев. Город лежал в руинах, но сломить оборону фашистам так и не удалось. 19 ноября наши войска начали контрнаступление, и 6-я армия вооруженных сил нацистской Германии была  окружена. Чтобы Паулюс не смог прорвать кольцо окружения и уйти на соединение со своими войсками, необходимо было создать внешний фронт обороны.

Военный эшелон, следующий в направлении Сталинграда, высадил их в открытой степи близ станции Котельниково. Пронизывающий ветер бесцеремонно пробирался под одежду и хлестал в лицо. На тридцатиградусном морозе  заиндевевшие  от холода пальцы едва шевелились. Но командир пулеметного расчета с танкового пулемета «Максим» Виктор Подгорнов выполнял приказ. Он и его боевые товарищи, должны были оборудовать пулеметными точками,  вверенный им, двухкилометровый участок  линии внешнего фронта, протянувшийся вокруг Сталинграда почти на триста километров. Сюда, в запорошенную и заснеженную степь не доходили ни полевые кухни, ни медсанбаты. Остатки затерявшихся в вещмешках сухарей солдаты делили по-братски.

Всю ночь Татьяне Ивановне – матери Виктора, снились оглушающие взрывы снарядов, свист пуль, смешанный с завыванием ветра, стоны раненых. Она проснулась в холодном поту. Ее встретило тихое сельское утро. Словно и не было войны. Но в это обманчивое чувство вкрадывалась непреодолимая тревога за сына. Татьяна Ивановна обхватила лицо руками. Нет, она не плакала, слез давно уже не было, - она молила Бога уберечь ее сына от смерти. Она молила от себя и от многих матерей, не только о своем Викторе, но и о всех сынах многострадальной Святой Руси.

Армия Паулюса пала. Фельдмаршал Манштейн, пытавшийся деблокировать войска вермахта не дошел до Сталинграда всего 35 километров.  Но цена этой победы, как и многих других побед Второй Мировой была слишком высокой. На полях Сталинградского сражения остался лежать почти весь кавалерийский корпус, в котором служил Виктор Николаевич Подгорнов.

У солдата нет адреса, лишь номер полевой       почты заставляет  почтальона, сбиваясь с ног,  искать адресата. И блуждает весточка из дома по минным полям и непроходимым болотам, засадным лесам и понтонным переправам многие месяцы и версты через линии фронтов и тылы врага. А солдат идет, не оглядываясь назад, оставляя за собой отвоеванные пяди родной земли.

Виктору Подгорнову было всего семнадцать, когда, отвоевав у фашистов Сталинград, он и его товарищи повернули ход Великой Войны в сторону победы русского солдата, и немногим больше, когда в составе советских войск возвращал он Родине Курск и Орел, осуществлял белорусскую операции «Багратион» и освобождал Восточную Украину. Он форсировал Вислу, Одер и три раза  - Днепр.

Приказы не обсуждаются. Лоевский плацдарм нужно удержать, во что бы то ни стало. Удержать, но не брать. Впереди деревня Дубровка. Кавалерийский полк перешел в наступление. Часть полка укрылась в густой зеленой рощице. Виктор Подгорнов чувствовал – опасный лесок, ненадежный.

-Вперед, - скомандовал он своим солдатам.

«Там, через поле, торфяные разработки. Там можно зацепиться», - думал Виктор.

Землю щедро поливал смертоносный свинцовый дождь. Не все добрались до выкопанной при добыче торфа ямы, но, для оставшихся в живых, она стала спасением.

Виктор прыгнул в яму и втащил за собой пулемет. Теперь можно перевести дух. Где-то совсем рядом били минометы и взрывались снаряды. Виктор оборудовал позицию, и тут, раздался грохот артиллерии.  Снаряды рвались один за другим, прямым попаданием уничтожая рощицу.

Бой выдался нешуточный и жаркий. Виктор строчил из пулемета, не замечая, как огонь врага, одного за другим косил его боевых товарищей. Уже ночью, какой-то офицер валился в яму к Виктору и передал приказ командира: «Оставаться на занятых позициях. Наступление на рассвете». Как пришел, так и ушел: незаметно, невзначай – в ночь. Больше Виктор этого офицера не видел. Остался лишь приказ…

«Утро вечера мудренее», - сказывают народные былины. Наутро Виктор понял – в живых он остался один. Рядом с ним лежал убитый пулеметчик.

Тишина давила на уши совсем недолго. Едва солнце оторвалось от горизонта немцы пошли в атаку. Виктор открыл встречный огонь. Его одинокий пулемет строчил, остервенело отбивая штурм врага. Виктор увидел, надвигающийся на него немецкий танк. Время на раздумья не было. Виктор вынул из чехла гранату и вставил «запал».

…Татьяна Ивановна вздрогнула. Ей вдруг показалось, сын окликнул ее. «Господи, - взмолилась женщина, - спаси сыночка моего и сохрани, не за себя прошу, за не рожденных его детей…». Сердце матери бешено колотилось. Казалось, оно чувствовало запах смерти. «Господи…»

Виктор облегченно выдохнул. Немец не заметил его. Танк прошел мимо, а не пригодившаяся граната со вставленным запалом, так и осталась стоять около пулемета. Время шло томительно медленно.  Вокруг ни единой живой души. И надо выжить. Но жизнь солдата на войне стоит мало. Главное, чтобы любой ценой солдат защищал Родину. Виктор это знал. Он держался, - сколько мог, но немцы наступали. Откуда  брались у, оставшегося один на один с врагом, Виктора Подгорного силы? Он об этом не думал.  Но в одиночку он сумел отбить две вражеские атаки. И остановил наступление фашистов.

Приказ №227 «Ни шагу назад», никто не отменял. За нарушение Виктору грозил трибунал. Однако пошли вторые сутки его одиночества, и оставаться на огневой точке не было смысла. Наутро, оставшийся в живых командир пулеметного расчета Виктор Подгорнов решил выбираться к своим. Он прикрепил пулемет к ноге и пополз. Обремененный тяжестью пулемета, с трудом преодолевая каждый метр, Виктор решил спрятать пулемет в первой попавшейся воронке от снаряда.  Виктор запер пулемет на замок. Запертый пулемет, что груда железа. Он взял ключ с собой и начал пробираться к своим. Он полз, а в его полевой сумке лежала старая знакомая противотанковая граната со вставленным «запалом».

…Усталость Виктор ощутил, когда добрался до своих. Он проспал в каком-то неглубоком окопчике около суток, а когда проснулся, почувствовал, - что-то давило в бок. Старая знакомая противотанковая граната, готовая к действию еще трое суток назад, уперлась «запалом» в кожух сумки… Виктора обдало холодным потом. Еще бы чуть-чуть, и…

14 апреля 1945-го года наши войска после артиллерийской подготовки начали  наступление в сторону Завьяловских высот.

Завьяловские высоты – ключ к Берлину. От Завьяловских высот до Берлина – 80 километров. Но Завьяловские высоты еще только предстояло взять.

Эти дни Виктор Подгорнов не забудет никогда. Трое суток, шаг за шагом, метр за метром выдирали советские солдаты из фашистского логова свободу и жизнь порабощенной Европе. Сколько солдат погибло в тех кровавых боях, не знает никто, потому что не было счета сложившим головы. Отвоеванный на окраине Берлина аэродром Темпельгольф, еще не Берлин, а взятая нашими бойцами вилла Ребентропа – не Рейхстаг. До Рейхстага еще пробираться и пробираться, ползти и ползти, отстреливаться и отстреливаться. Из каждого окна, из каждого подвала и этажа строчили пулеметы, летели противотанковые гранаты, фаус-патроны и бутылки с горючей жидкостью. Пробираться к Рейхстагу по улицам Берлина, значит обрекать себя на неминуемую гибель. Вся боевая техника практически уничтожена.

Захватили дом. Виктор бросил гранату. Взрыв!.. Дыра в стене – возможность двигаться дальше. Еще взрыв, и еще шаг… И так без устали и отдыха… 100 метров в сутки, не больше – больше невозможно, очень уж яростно немцы отстаивали Рейхстаг.

…Из девятисот бойцов батальона их осталось не больше сотни, а до Рейхстага – метров четыреста. Батальон Виктора получил приказ занять позицию. Ни патронов, ни снарядов, ни боеприпасов. Через них к Рейхстагу проходили вторые эшелоны, колонны машин, а они держали оборону. И так день за днем уже трое суток.

Виктор бросил взгляд на Рейхстаг. Флаг!.. Над куполом Рейхстага развивался алый флаг! У Виктора перехватило дыхание. «Победа», - еле слышно прошептал он, - «Победа»…

Наступление на Берлин. Это было самое мощное и грандиозное контрнаступление Второй Мировой. С этим контрнаступлением заканчивалась Великая Отечественная война.

 

Утро второго мая выдалось на удивление солнечным. По улицам Берлина следовал немецкий легковой автомобиль. На двух языках – русском и немецком – голос представителя немецкого командования, раз за разом вещал через репродуктор приказ Главнокомандующего обороной Берлина генерала Вейдлинга: «По согласованию с Верховным Командованием Советской Армии приказываю прекратить сопротивление и сдать все оружие».

Вот он - Рейхстаг. Как долго Виктор шел до него, пешком, через всю Россию и Европу. И вот она – эта поверженная святыня третьего Рейха всего в нескольких шагах от него - девятнадцатилетнего русского солдата.

 Их батальон подступил к стенам Рейхстага 2-го мая 1945-го года. Виктор поднялся по ступеням, подошел к левой колонне около входа и тронул холодный каменный колосс. Его взгляд упал на старый ржавый гвоздь, валявшийся под ногами. Виктор поднял гвоздь, задумался и нацарапал на холодном каменном теле колонны: «Я – Подгорнов В.Н. из Астрахани. 2 мая 1945года»

 

Мы так давно, мы так давно не отдыхали.
Нам было просто не до отдыха с тобой.
Мы пол-Европы по-пластунски пропахали…

 

Слова этой песни про них – советских солдат Второй Мировой, солдат, с лихвой хлебнувших тяготы фронтовых дорог и военных будней, потерявших в сражениях миллионы боевых товарищей, но сохранивших надежное плечо фронтового друга и единство.

Единство… Людям не дано предугадать Промысел Божий, но в стремлении победить наши отцы и матери, деды и бабушки, прадеды и прабабки были едины,  и это единство привело их к Победе. Если бы иначе, кто знает, у чьих бы ног лежал сейчас поверженный Мир!

Рейхстаг пал. Великая война завершилась, но мир еще нужно было удержать, и это тоже должен был кто-то делать. Из Германии Виктор Подгорнов вернулся домой лишь в 1953-м году. Долгие восемь лет он отдал работе в контрразведке «СМЕРШ», служил в органах МГБ и КГБ СССР в Германии. Ему была поручена деятельность по обнаружению завода по производству ракет ФАУ-2 и обеспечение отправки их в Советский Союз. Он разыскивал и выявлял бывших сотрудников немецких разведывательных органов АБВЕР, внешней разведки, Гестапо, вербовал агентуру, необходимую органам МГБ и КГБ СССР для выполнения своих оперативных задач. Ему предлагали и далее остаться работать за границей,  но он выбрал Россию.  Ему предлагали поселиться в столице, но он остался верен Астрахани. Он и сейчас живет рядом с нами. Человек-легенда. Солдат Второй Мировой.

 

 

 

Нравится
22:05
372
© Марина Лазарева
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение