Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

"КРЕСЛО". Часть третья." Окончание

"КРЕСЛО". Часть третья."  Окончание

Он скользил долго, так долго, что даже его «хронометр», его «внутренний таймер» стал сомневаться – то ли дни миновали, то ли минуты пролетели. Его часы давно остановились, а соединительные муфты трубы, его «площадки для отдыха», попадались все реже и реже. Наконец, глубоко внизу что-то забрезжило. Еще минута, другая, седьмая, и его онемевшие ноги безчувственно коснулись матово светящегося белого пола. Он свалился в полном изнеможении, не имея никаких резервных сил подняться для боевой стойки. Когда, спустя некоторое время, защитные системы организма кое-как восстановили его силы и он поднял голову, то увидел: рядом с ним стоит знакомый «свисток», а вокруг простирается необъятно просторный зал с зеркальными колоннами и уже знакомыми трубами из нержавейки, трубами «спецканализации». Трубы эти заканчивались невысоко от пола, туда-то и устремлялись нескончаемой вереницей «свистки». Трубы оказались лифтами! Полковник перевел взгляд на квадратные колонны. И это тоже были лифты, но уже для другой разновидности здешнего кибперсонала – для «кубиков», так же во множестве выходивших и входивших в бесшумно открывающиеся зеркальные двери. Воздух был чист и сух, пахло озоном. Полковник поднялся на ноги, «свисток» все ещё стоял рядом. На груди его светилась знакомая надпись «ЛОН». Послышался характерный голос-свист:

-Да, полковник, ваше умозаключение верно – это Лабораториум Околовсяческих Наук. Но ради Еда, ни о чём не тревожьтесь! Ваш визит, хоть и не совсем добровольный, будет для вас абсолютно безопасен и полезен для обеих сторон! А вот и ваш «вергилий». Выскользнувший из ближайшей колонны-лифта кубик уже приближался к ним, при этом «свисток» мгновенно куда-то исчез. Едва подойдя, кубик, оказавшийся существом весьма общительным и разговорчивым, тутже затараторил: -Итак, полковник, вы – наш гость и союзник. Нисколько не сомневаюсь, учитывая ваше прошлое с ним знакомство, что вы, как и мы, убежденный противник режима Лом-Краха, не так ли? Как ? Вы не знаете, что после падения режима «Блаженных» он давно уже возглавляет Директорию? Впрочем, это и понятно: вы так долго к нам путешествовали, что немного отстали от событий. Да, полковник, время при свободном падении может проявлять удивительные свойства. Но не будем здесь задерживаться, прошу вас пройти со мной. Уже в лифте кубик продолжил информировать гостя. -Вы, полковник, несомненно догадались, что ЛОН – это и есть центр Единой трансформации. Там, глубоко внизу, на полутемных, еле освещенных случайно уцелевшими фонарями улицах, под ударами утюгов и кастрюль рассыпаются последние памятники эпохи «Блаженных», горят последние костры из их опусов, а здесь, в тихом и светлом околонаучном Лоне рождается будущее Государства Информативного Счастья.

-Простите, но кто вы такие? – с некоторым беспокойством спросил Скрип-налёт. -Мы, полковник, - матинеды. Математические информационные единицы. Взгляните сюда.

– лифт тутже замедлил движение и одна из его стен превратилась в видеоэкран. – Матинеды – это цивилизация с математической основой. Живем мы вместе с гомочувственными на одной планете, однако, вы, считая себя единственными её хозяевами, не заметили как вырыли огромную могилу для своей цивилизации и мусорную яму для нашей, единственно лишь с целью удовлетворения потребности в химической информации. Что вы только для неё не вытворяли с планетой, что только не делали и на её поверхности и в её недрах, превратив наш общий дом в свалку мусора и отходов! И тогда мы начали действовать. Ничего особенного мы не делали, мы всего лишь стали потакать безумству вашего желания безудержного потребления, единственно лишь в этом направлении «раскрепощать» вашу общественную мысль, снабжая лукавыми цифрами и поощряя любое стремление всё, вплоть до совести, обратить в предметы купли-продажи. И мы не ошиблись! Спустя недолгое время вы все проели, пропили, отравили и сожгли в топках ваших бензиновых гробов на колесах и наконец наступил долгожданный системный кризис вашей цивилизации, а с ним – и полный крах идеи гомочувственности. А мы, матинеды, пока вы воевали друг с другом, деля остатки ещё не разграбленного и неразворованного, всё больше усложнялись, информировались и специализировались. И теперь мы не только великолепные математики, но и прекрасные резчики по дереву. Умеем мы и красиво вышивать, и гладью и плюсиком. Есть у нас и замечательные землеройные мастера и опытные робохирурги. И не сухари мы какие-нибудь в эстетике. Любим мы и фуги электронные и робо-живопись и робо-лепие. Проблемы? Были. На первых этапах инфолюции были и у нас проблемы. Как известно, источником всех социальных неурядиц является неправильное перераспределение информации. Вам это хорошо знакомо. Чем менее информирована особь, тем, следовательно, менее престижна в глазах окружающих. У нас первыми недовольными своим низким общественным престижем стали робоземлекопы. Стали кучковаться, группироваться, объединяться в тайные кружки и братства, готовить роботрясение. Назревал системно-информационный кризис, пошли забастовки, робонстрации, лозунги, песенки, словом, весь хорошо известный вам набор. Всё робщество с нетерпением ждало вспышки на солнце, чтобы появился наконец-то робот-пассионарий. И он появился. Жил-был горячий до пассионарности пароутюжный электоприбор «пуп». И стал «пуп» разогревать холодный кибернетический электорат, поднимать его на борьбу за информативное равнограние. «Долой хаос неравнограния!» - стал кричать он на митингах роботрясов. «Долой разжиревшую робократию!» «Накормить инфоголодных!» «Будем все едиными, будем все похожими! Не из биоглины мы, мы – железнокожие!» Так «пуп» превратился в куб.

Тут в речи кубика появились хорошо знакомые полковнику-промывателю умилительные обертоны.

– Видели бы вы, как его слушали робозяйки и кибер-чайники! Несомненно, Куб был прирожденным лидером, признанным вожаком электтрудящихся масс! Движение кубизма все ширилось и разрасталось, даже многие высокоинформированные матинеды, всё из того же кубического принципа, стали приобретать одинаковые грани. На стремлении роб-желающих перекраситься в едино-серый цвет нажились тогда многие имидж-киберы. А робопластические хирурги, те даже умудрялись менять роб-клиентам природную начинку! Вот так, полковник, кибердвижение един-формационного кубизма стало массовым, всероботным, пока не смело, наконец, проржавевшую плюралистическую робократию инфолигархов. Так к власти пришел Куб-единист! Тут экран погас, лифт остановился и двери раздвинулись.

* * *

- Вот, уважаемый гость и союзник, это и есть наш , так сказать, «кубический роддом». Именно здесь и рождаются, а правильнее сказать, творятся кубические плоды нашего единого инфосада! Едва Скрип-Налет с сопровождающим ступили на пол, как их тутже накрыл радужно сиявший силовой колпак. В ответ на вопросительный взгляд полковника, кубик объяснил: -Необходимая мера предосторожности в целях предохранения иннер-формации от вредного внешнего влияния – посторонней пыли, аэрозолей, микробов. Надо сказать, полковник, робомладенческая кашва весьма и весьма чувствительна. Осматривая серо-стальное, освещенное светильниками в форме , разумеется, кубов помещение «роддома», гость подошел поближе к месту, где происходил процесс «иннер-формации». На вид, он не поражал замысловатостью. Куски аморфной серой массы поступали с конвейерной ленты на формовочную плиту, где кибер-пресс, методично поднимаясь и опускаясь, формировал из них абсолютно одинаковые серо-стальные кубики, как две капли воды похожие друг на друга и на его «вергилия» Чем-то это напоминало кирпичный завод.

-А из чего, интересно, состоит этот серый композит на конвейере?

-Из пыли. – Просто ответил кубик, но видя недоумение гостя, распространился подробнее. – Пыли, конечно, не в вашем понимании, не как микрочастиц или аэрозолей наноразмеров, нет. Пыль для матинедов, если хотите знать, это информистическое понятие. Если кратко, в двух словах сказать о нашей космогонии, то вот что получается. Вся Вселенная, весь Универсум состоит из частиц-пылинок, точек сингулярности или, если образно, «проса». В пыль-информационной Первокашве под действием инфолюции рождаются первые сложные пыльформационные системы – вся эта динамика звезд, созвездий и туманностей. В результате процессов инфолюции, то есть мутации, усложнения, отбора и выживания, качественным скачком негаэнропии появляется сознание – пыль начинает осознавать себя как самоценную информацию. Целью нашего пыль-формационного кубъединичного общества и является создание гармоничной системы инфоединиц, осознающих себя разумной пылью. Вот почему в нашей околонаучной мистике такое важное значение занимает Великая Точка Сингулярности, ПылеДиница, то что у вас кто-то называет Всевышним, а кто-то денницей. Наблюдая как шлепаются на ленту конвейера куски глины, то бишь, «сложно-организованной пыли-первокашвы, Скрип-Налёт подумал, что он уже где-то слышал нечто подобное. -Простите, и всё же я не совсем понимаю, для чего так необходима всеобщая кубизация? Кубик, как показалось, снисходительно улыбнулся уголками граней. -Но это же элементарно, полковник. Сами подумайте, возможно ли из аморфных, неравноформных, разноинформированных единиц построить Суперкуб? Согласитесь, это утопично. Наша матинедная ноософия диаматического инфокубизма окончательно и безповоротно доказала непререкаемую мудрость и прагматическую достижимость отдельно взятой, причинно несвязанной Несомненной Цели! – Тут кубик настолько расчувствовался, что гостю показалось, он услышал в металлическом голосе слезы глубокого волнения.

-Вы только представьте, полковник, в СуперКубе нет неравенства, все свободны! Все соприкасаются братскими гранями! Все братья, никто не в обиде! Все в точке Омега! Но вдруг некая «странная» мысль пришла в голову промывателя и он не совсем вежливо прервал пламенный панегирик тотальному кубизму: -Неужели у вас абсолютно все правильные, все единогранные? Сразу было видно, этот вопрос поколебал самоуверенный пафос собеседника, он слегка поёрзал, но все же ответил доверительным тоном:

-Между нами, полковник, это для нас пока нерешенный вопрос. Мы, к сожалению, ещё имеем саморазмножающихся, которые категорически отвергают и нумерацию и первокашвенную иннерформацию. Это наши фундаменталисты, не желающие менять ни форму, ни фундаментальную начинку, как мы их ни гнём, как ни прессуем. Что ж, пока это их право, но только пока. Мы, как вы можете сами убедиться, при всей внешней толерантности к недалеким и недоинформированным родственникам, всем этим «градусникам» и «свисткам», «гвоздям» и «глобусам», принимаем определенные меры по ограничению перемещения и размножения робутантов, икстримных инфолидов. Поверьте, это весьма эффективные меры, включающие, в том числе организацию страт-резерваций. Но настанет день, - тут голос кубика снова переключился на мажор, - пробьёт час «куб» и начнется завершающая сборка СуперКуба! И в его всекубической гармонии Пылевой Единицы уже не найдется места никаким иным формам кроме строго кубических! -Но тогда, по логике куб-идеи, необходимо, чтобы каждая инфоединица знала в каждую минуту времени своё порядковое место в вашем «саммите», вашей Табели о рангах и информировала обо всем Суперкубный Центр?

-Прекрасный, прекрасный вопрос, полковник, показывающий незаурядную глубину вашего аналитического мышления! Но эта проблема нами легко решена. – тут кубик слегка отклонился и гость увидел на его тыльной грани хорошо знакомый штрих-код на металлической плёнке – «товарный знак». -так ведь это же… - заикнулся было Скрип-Налет, но «встретив укоризненно-насмешливый взгляд собеседника, тут же осёкся. Возникшее неловкое молчание поспешил прервать кубик, снова переключившийся на снисходительный тон. -Не будем детьми, промыватель. Для инфолидов и инфодуров – это «товарный знак», но мы-то с вами умеем поглубже мыслить, не так ли?

-Да, конечно. - смущенно пробормотал Скрип-Налёт, только сейчас осознавая свою промашку. Как же он сам не догадался, что СуперКуб – это СуперДуршлаг и как таковой не может обойтись без номеров и колокольчиков на шее заключенных, кубических инфорабов. Глядя на взгрустнувшего гостя, кубик вдруг наклонился к нему доверительно и спросил:

-А как у вас со здоровьем?

-Пока не жалуюсь, а что?

-А то мы без особых проблем могли бы поменять вам хоть печень вашу, хоть сердце.

-Может и мозги можете? – попробовал в тон собеседнику пошутить гость. -Никаких препятствий ! И притом без всяких последствий, вроде потери памяти или раздвоения личности. К тому же первокашвенные мозги намного долговечнее естественных. Понимаю, вы шутите, но мы-то как раз не шутя заинтересованы в вашей брэйн-помощи нашей программе.

-Какой программе?

-Назовём её условно «Гомоединство». Однако, полковник, это строго между нами. Вы уже включены в эту программу в качестве эксперта и консультанта, в проект создания правителей-клонов для одной упрямой и ещё не до конца разрушенной и разворованной страны. Но об этом, в другом месте. А пока, чтобы вы хотели ещё посмотреть?

-А нельзя ли взглянуть на ваших маргиналов, на инакоформных? -Очень, очень понимаю вас, промыватель, даже одобряю ваш профессиональный интерес к ссылкам, зонам, дуршлагам. Но я вас разочарую – у нас ничего подобного. И скоро вы сами в этом убедитесь. А чтобы вы окончательно мне поверили, я предоставлю вам возможность на час, другой, обойтись без моего присутствия. Прошу к лифту, нас ждет нижний горизонт!

* * *

Лифт стал прозрачным и скоростным, но почему-то двигался не вниз, а вверх. Ах да, - вспомнил полковник, - у них же здесь всё наоборот. То и дело мелькали уровни, освещенные квадратными солнцами разных цветов. Из объяснений «вергилия» Скрип-Налёт узнал, что уровни называются «стратами». Во главе каждой «страты» стоит «инфостратег» ему подчиняются все «сотенные» его страты. Сотенный возглавляет «сот» - социально организованную, мобильную информационную труппу, состоящую из 10-20 тысяч инфоединиц. «Никаких рабочих и крестьян, полковник! Социальный статус определяет только уровень информированности! Каждый номер знает своё место!» Наконец, лифт стал замедлять движение, замелькали переходы, улочки, переулки. Видно было, как по ним во всех направлениях двигались толпы кубиков, но появились и иноформные. Гость показал сопровождающему на конус:

-И этот из вашего сада?

-Брак по расчету, - равнодушно бросил кубик. – А вот и наша «зона». – Тут лифт остановился и оба спутника вышли на тротуар. Здесь солнце было розовым. В его свете даже кубик стал смотреться легкомысленнее.

-Вот мы и на месте. Как я и обещал, на пару часов вы вольны бродить где вам угодно без моего присутствия. Мой вам совет – загляните в местный театр робсоюзов, это в конце тротуара, поверьте, большего разнообразия инакоформных, вы нигде не увидете. И ещё. Здесь абсолютно безопасно, но всё же возьмите этот «Знак Высокого Гостя». Он повысит ваш престиж среди неформалов.

Едва Скрип-Налёт успел моргнуть глазом, как на груди его уже сиял магнитный значок – шестигранник с буквами «ВГ» внутри.

– С ним вы пройдете даже на ядерный объект. – пошутил кубик и мгновенно исчез. Театр оказался неподалеку и даже внешне выглядел неформально – здание и цветом и формой копировало консервную банку со скошенной крышкой. Подойдя к центральному входу, Скрип-Налёт был приятно удивлен: у входа, где должен был стоять кубический швейцар, стоял , слегка покачиваясь… шарик. Радушно переливаясь всеми цветами радуги, шарик тутже любезно покатился перед ним, провожая Высокого Гостя в партер. Едва вступив в овальное помещение зрительного зала, гость снова был шокирован – от партера до галерки (правительственная ложа отсутствовала) зал был переполнен разноформными. Радостно переливаясь разноцветьем, здесь были и шары, и овоиды, пирамиды и торы, были параллелепипеды и спирали, были диски и цилиндры, были даже гвозди и шурупы со скрепками. «Ну что ж, - подумал полковник, - повидимому они здесь отдыхают от скучного своей математической строгостью кубизма. В зале нет ни одного кубика. Это вполне разумно со стороны господствующей формы направлять нездоровые эмоции формменьшинств в эстетическое русло». Постепенно взгляд полковника привык к пестроте разноформья и ему стала открываться незаметная, на первый взгляд, ущербность собравшейся публики, некая её надломленность. Оказалось, все они носили печать какого-нибудь изъяна: если пирамида, то обязательно усеченная, если шар, то со вмятиной. «Да среди них нет ни одной нормальной формы! – мысленно поразился Скрип-Налёт. – Все покалеченные! Все инфолиды!» -Как называется ваш робтеатр? – спросил он у шарика-швейцара, когда тот усадил его между двумя гнутыми скрепками.

-«Гнутобанка», - шёпотом ответил тот и, слегка качнувшись к нему, в свою очередь спросил:

-Простите, сударь, это ваша постоянная форма?

-Самая стабильная, - заверил Скрип-Налёт. – А в чём дело?

-Ещё раз простите, я полностью удовлетворен вашим ответом, вы – не кубик!

-О нет, я не из их Сада! – И шарик с явным удовольствием покатился на выход. Видимо , это был конец антракта. Свет погас и началось второе отделение. На сцену в сияющем голубыми блестками платье, весьма подходившем как к романсовому, так и к оперному репертуару, вышла Игла. И тут снова что-то «странное» обеспокоило промывателя. Его сознание снова кольнуло чем-то тревожно-острым. «Опять будущее сигналит настоящему, - подумал Скрип-Налёт, внимательно разглядывая певицу. – Игла как игла. Как все.» - И тут полковник мысленно одёрнул себя: «Как все ли?» Неожиданно он понял, что именно «укололо» его во внешности певицы – среди всей ущербной массы инфолидов Игла выделялась идеальной, прямой без изъянов формой. Но вот музыка утихла и Игла стала петь А-капелла, без музыкального сопровождения, лишь с небольшим фоновым хором. Мелодия напомнила ему какую-то давно забытую арию, которая была известна и многим сидящим в зале. Атмосфера в нем была такой, что публика подпевала хору. Он прислушался к словам:

-Вот что спрошу, братья,

вот что хочу знать я,

есть ли в зале кто-нибудь из чужих?

Хор на сцене и голоса в зале пропели:

-Никого здесь нет из Кубу родных!

Говори, говори, все в порядке и вне и внутри!

Певица успокоилась и продолжила:

-Мной открыто недавно,

что скрывают о главном:

был ли кто-нибудь из вас в сад-домах?

Хор и голоса в зале пропели:

-Гонит нас из Сада кубный страх!

Говори, говори, что ты видела в доме внутри!

В ответ Игла объяснила глубоким контральто:

-Я подружилась с магнитною стрелкой

и с ней проскользнула как гость.

Там незаметно прошла я

по нитке света, по краю,

и увидела я как рождается Гвоздь.

Изначально-абсолютно прямой!

С благородною стальной сединой…

Гнутый Гвоздь, распрямись и прямою прими свою жизнь!

Гнутый Гвоздь, распрямись, нам прямая назначена жизнь!

Хор и голоса в дружном порыве подхватили рефрен и долго его распевали на все лады:

-Гнутый Гвоздь, распрямись, нам прямая назначена жизнь!

А когда гомонящий в радостном возбуждении зал слегка успокоился, певица добавила новый рефрен, тут же подхваченный восторженным залом:

-Никогда, никогда не согнут его ржа и вода!

Когда под оглушительный звон и ослепительное сверкание граней Игла покинула сцену, к микрофону выкатился оранжевый в черную полоску теннисный мячик, который заверещал фальцетом:

-Братцы шарики! Наступает долгожданный час «ноль»! – В зале тревожно зашептались: «ноль!» «круглый ноль!»

-Братцы круглые! Малогранные вот-вот уронят непосильное для них бремя власти и поднимем его мы, абсолютно совершенные, всесторонне округленные! Дружно подталкивая друг друга к Великой Цели, вместе мы поднимемся на вершину шарового инфоскопления! Но тут на сцену выкатился яйцом овоид и как ошпаренный завопил в микрофон:

-Кубиция!

Вся масса зрителей немедленно повскакала с мест и ринулась к выходу, но не успела – он был надежно перекрыт монолитным каре серо-стальных полицейских кубов. Вскоре, так же бесшумно-быстро каре перестроилось в «коридор» по которому зрителей группами стали выводить наружу, вероятно отправляя на другой «крытый» уже горизонт. Игла выходила одной из последних. Полковник немедленно присоединился к ней и, слегка поклонившись, сказал вполголоса:

-Возьмите мой знак, с ним вас пропустят. Игла взглянула на него и на знак и спросила:

-А как же вы?

-Берите быстрее. Меня не тронут. Я им нужен.

-Тогда я буду ждать вас у входа. Кто вы?

-Сейчас не знаю. Скорее, мадмуазель.

-Гран мерси.

Когда, никем не задерживаемый, Скрип-Налёт вышел на улицу, ему внезапно преградил дорогу Параллелепипед, немедленно разразившийся горячей филиппикой: «Яйцеголовые! Так им и надо! Толко болтать и горазды эти круглые билайны! Посмотри на меня, иноформец, на мою красную молотообразную форму! Мы многое умеем и быстро размножаемся! Уж мы-то сумеем превратить шаровидную плане…» Но полковник его уже не слышал. Он смотрел на идущую к нему Иглу. Солнце, крохотное солнце сияло на её острие, и тут чем-то горячим обдало его, сознание его раздвоилось и он «поплыл»… Когда качающиеся стены застыли неподвижно и туман в глазах рассеялся, оказалось, что это не стены чердака, эти были белыми как … как в… Он тревожно зашевелился, пытаясь понять, где он, оказалось, что он не сидит в кресле, а лежит на кровати. А сидит возле кровати на стуле человек в зеленой форме врача. Явно из ИНПЯ, только там носят такую форму.

-Ачнулся, дарагой, - добродушно сказал пожилой, носатый врач, - Теперь попробуем приподняться. Поди проголодался. Пока с помощью медсестры Константин садился в постели, он успел заметить целую толпу медиков и среди них своего деда. Слух ловил обрывки разговоров:

-Затянулось путешествие…

-Субнус вязкий, не отпускал…

-Кресло цеплялось…

-Удачное решение шефа…

-А чем вытащил?..

-Крещенской водой

-Невероятно!..

-Но факт.

-Да если б не дед…

-А что дед?..

-Он то и рассказал о Кресле…

-Интересно, что он видел?

-Если интересно, нет проблем. Кресло в кабинете у шефа, ключи у Шурочки… -Спасибо, я уж лучше телик…

-А лучше ли?.. Тут врач сделал отстраняющий жест и разговоры разом стихли. -Как ты себя чувствуешь?

-Вполне адекватно, доктор.

-Знаешь, где находишься?

-У «дуриков»… Простите, доктор, в клинике ИНПЯ.

-Тебе здорово повезло, дурик, что у тебя такой замечательный дед…

-Я знаю, доктор.

-Я не досказал… И замечательная подруга… Догадываешься кто?..

-У меня нет друзей среди девушек.

-А теперь есть… Вот она. Врач махнул рукой в сторону деда и только сейчас среди расступившейся толпы медиков Константин увидел стоявшую рядом с дедом незнакомую девушку в полосатом больничном халате. Впрочем, эта незнакомка очень ему кого-то напоминала. Ну да, конечно! Она была абсолютно тонкой и прямой как… -Надежда! – выдохнул Костя.

Выписки эзот- следователя Константина Гвоздева из сети.

(по газете "Русский вестник") 01.03.2017: НЕДОБРЫЙ КЛАН ГАЙДАРА–ЧУБАЙСА Очень тихая информация для слишком громких выводов

В 1980 году секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачёв, сделавший партийную карьеру с помощью Андропова, стал членом Политбюро ЦК КПСС. В 1980 году умер Косыгин, но его зять Джермен Гвишиани (на сестре Гвишиани был женат Примаков), пользуясь поддержкой КГБ, руководил созданным им ВНИИСИ, и в 1980 году в этот филиал Международного института прикладного системного анализа при Римском клубе был принят на работу будущий «молодой реформатор» Егор Гайдар. В том же 1980 году в Ленинград был направлен Олег Калугин, который вместе с Александром Яковлевым стажировался в Колумбийском университете под руководством «бывшего» сотрудника УСС–ЦРУ Эдварда Баррета. Калугин начал «стажировку» в Колумбийском университете ещё при Серове, когда тайные каналы связи с Америкой для КГБ были второстепенными, уступая анг-лийскому направлению, но после прихода в КГБ Андропова, ориентировавшегося на тайные контакты с США, Олег Калугин делает головокружительную карьеру. В 1973 году он стал начальником Управления внешней контрразведки Первого главного управления КГБ СССР, сделавшись самым молодым из руководителей КГБ соответствующего уровня, а в 1974 году 40-летний Калугин получил звание генерал-майора, став самым молодым генералом КГБ. Такие карьерные скачки были обусловлены прежде всего покровительством со стороны лично Юрия Владимировича Андропова. В своей книге «Первое главное управление» О.Д. Калугин называет Ю.В.;Андропова своим «ангелом-хранителем» и пишет, что между ними складывались «отношения отца и сына». Бывший сослуживец О.Д. Калугина Александр Александрович Соколов в своей книге «Суперкрот ЦРУ в КГБ. 35 лет шпионажа генерала Олега Калугина» сообщает, что «ведущим» (то есть куратором агента) Калугина был сам директор ЦРУ Уильям Колби (1973–1976). Если учесть, что в реальности действия Калугина не были шпионажем, а заключались в поддержании тайного канала связи между руководством КГБ и ЦРУ, то можно сделать вывод, что Калугин был «связным» между Андроповым и Колби, за что на него и посыпался «золотой дождь» из должностей, званий и наград. в ноябре 1979 года было принято решение о переводе генерала Калугина в Управление КГБ по городу Ленинграду и Ленинградской области на должность первого заместителя начальника Управления. Генерала Калугина послали в Ленинград именно для выполнения какого-то особо важного задания, о котором не знал никто, кроме Андропова(?).похоже на то, что его задание было связано с подготовкой «перестройки» в СССР. Имеются крайне любопытные и многозначительные совпадения между приездом в Ленинград Олега Даниловича Калугина и становлением ленинградской группы «молодых реформаторов» во главе с Анатолием Борисовичем Чубайсом. Откуда взялась команда «питерских реформаторов» во главе с Чубайсом? Плотность агентуры среди студенческо-преподавательского состава позволяла своевременно выявлять антисоветские настроения и реагировать на них надлежащим образом. Анатолий Чубайс и его приятели обязательно «огребли» бы по полной программе, если бы КГБ не был заинтересован в их деятельности. Следует учитывать, что в 1979 году КГБ уже вовсю готовился к «перестройке», с 1976 года в Москве действовал центр подготовки будущих экономистов-реформаторов (ВНИИСИ), поэтому ленинградским экономистам за антисоветские разговоры ничего не было. В октябре 1979-го в Ленинграде группа молодых экономистов во главе с Анатолием Чубайсом начинает заниматься обсуждением реформирования советской экономики, а в ноябре 1979 года принимается решение о переводе в Ленинград особо доверенного человека Андропова – генерала Олега Калугина. Для чего? Для организации работы по воспитанию будущих реформаторов? Под крышей Совета молодых учёных образовался своеобразный «экономический кружок», стали совершенно открыто проводиться семинары, на которых обсуждалось, «как улучшить хозяйственный механизм социализма». Однако слово «социализм» в данном случае было чисто ритуальным – ни о каком социализме ленинградские молодые экономисты в реальности не говорили (несмотря на то что Чубайс в 1980 году стал членом партии). Как сообщил в интервью журналу «Континент» (2007, № 134) один из участников чубайсовского кружка Андрей Илларионов: «Это был круг людей, говоривших не на жаргоне марксистско-ленинских политэкономов, а на профессиональном экономическом языке». Во главе Ленинграда стоял Григорий Васильевич Романов, не признававший никакого инакомыслия и уделявший особое внимание борьбе с диссидентами, лично занимаясь соответствующими вопросами. И вот в таких условиях при одном из ленинградских вузов совершенно открыто функционирует диссидентский кружок с экономическим уклоном! Никаких логических объяснений этому феномену нет, кроме одного: кружок Чубайса был неприкосновенным по той причине, что его «крышевал» и защищал кто-то из руководителей ленинградского КГБ. Например, первый замначальника Ленинградского Управления КГБ Олег Данилович Калугин, в годы «перестройки» прославившийся как «первый демократ из КГБ». И наконец, самое главное: когда Андропов стал Генеральным секретарём ЦК КПСС, в самом конце его правления Чубайса совместно с Гайдаром включили в группу экономистов, которые в составе специальной комиссии Политбюро (Комиссия Тихонова–Рыжкова) готовили проект реформирования советской экономики! Вот так! Чудеса не только в сказках бывают, но и в реальной советской действительности. Несколько лет Чубайс диссидентствовал, а потом вдруг этого экономического диссидента не кто-нибудь, а целая Комиссия Политбюро привлекла для разработки планов экономической перестройки. откуда вообще Политбюро узнало про молодого Чубайса, который был всего лишь рядовым членом КПСС? Возможно, товарищ Андропов получал хорошие отзывы о ленинградских «молодых экономистах» от своего доверенного лица товарища Калугина. Что бы там в постсоветское время ни говорили Гайдар и Чубайс о своём якобы случайном знакомстве, попасть в секретную Комиссию Политбюро в обход КГБ было абсолютно невозможно. В этой Комиссии по заданию Андропова «молодые реформаторы» Гайдар и Чубайс готовили конкретные меры для перестройки экономики СССР. Несколько важных дополнений по теме КГБ и будущих реформ. Во второй половине 1980-х годов куратором от КГБ у команды «молодых реформаторов», возглавляемой Гайдаром и Чубайсом, был молодой офицер КГБ Сергей Владиславович Кугушев. Именно он свёл эту команду «молодых реформаторов» с Борисом Николаевичем Ельциным. В книге «Третий проект», написанной в соавторстве с Максимом Калашниковым, Сергей Кугушев сообщает: «В конце 1970-х годов Андропов из особо приближённых лиц создал замкнутую, своего рода тайную организацию внутри КГБ СССР по образцу то ли оруэлловского Братства, то ли на манер народовольческого подполья, то ли в духе масонской ложи. Сам он общался всего с несколькими избранными, ближайшими соратниками. Они, в свою очередь, имели по пяти-семи «завербованных» каждый. Те же, в свою очередь, становились главами своих пятерок. И так далее. Получалась пирамидальная иерархическая структура, разбитая на пятерки, не знакомые между собой. Взаимодействие шло только через руководителей некоей "ложи" внутри уже аморфной компартии и постепенно костенеющего Комитета госбезопасности». Андропов создал нечто вроде мафиозной структуры или тайного общества внутри КГБ. Цель Андропова, по словам Кугушева, заключалась в том, чтобы «провести конвергенцию, интегрировать Россию в Запад на выгодных нам условиях». Это – одно из многих подтверждений того, что горбачёвская «перестройка» была задумана в недрах КГБ, а Михаил Сергеевич Горбачёв был простым исполнителем этих замыслов. Бывший советский разведчик И.В. Корнеев в 1990–2000-х годах постоянно делегировался как представитель РФФИ в советы директоров множества приватизируемых предприятий и непосредственно рулил процессом их приватизации (от этого, между прочим, зависело, кому конкретно достанется собственность). Как только приватизация данного предприятия полностью завершалась, Корнеев переходил как представитель Российского фонда федерального имущества в совет директоров другого предприятия и обеспечивал приватизацию там – и так в течение полутора десятилетий. В справке Службы безопасности Президента РФ на Анатолия Борисовича Чубайса, составленной в 1994 году, Игорь Васильевич Корнеев назван как «представитель Чубайса». Но в реальности не Корнеев был представителем Чубайса, а, скорее, Чубайс был представителем Корнеева. В 1992–1995 годах советником и пресс-секретарём Чубайса являлся Аркадий Вячеславович Евстафьев, окончивший в 1986 году Высшую школу КГБ СССР им. Ф.Э. Дзержинского. С 1990 года он находился в действующем резерве и был прикомандирован к Министерству иностранных дел СССР. Итак, в 1992–1995 годах Аркадий Евстафьев формально числился советником и пресс-секретарём Анатолия Чубайса. Но это формально. А реальный его статус был гораздо выше В 1996 году Аркадий Евстафьев являлся членом предвыборного штаба Б.Н. Ельцина, и 19 июня 1996 года он был задержан сотрудниками Службы безопасности Президента (СБП) при выносе из «Белого дома» коробки из-под ксерокса, в которой лежали 538 тысяч долларов. 20 июня 1996 года приказавший задержать Евстафьева начальник СБП А.В. Коржаков был уволен. Когда говорят о деятельности А.Б. Чубайса в 1990-е годы, о проведении им «грабительской приватизации» и т.д., следует учитывать, что он действовал по советам выпускника Высшей школы КГБ СССР А.В. Евстафьева, который был настолько значительным человеком, что из-за него Президенту России пришлось отказаться от своего самого верного соратника. Аркадий Евстафьев мог быть «связным» с той организацией, о которой сообщил Сергей Кугушев, – тайной организацией, созданной Андроповым внутри КГБ. Андропов умер, но эта структура ведь никуда не делась и существует до сих пор. Сам Кугушев в книге «Третий проект» делает только намёки на дальнейшую судьбу тайной организации Андропова. Тайная сеть Андропова по причинам, известным только ей, пришла к выводу о том, что в текущей реальности заключить сделку с реальными хозяевами мира на достойных для Советского Союза условиях не удастся. Поэтому главные усилия должны быть направлены не на сохранение, не на спасение страны, а на сохранение сети, на перекачку в нее наиболее важных ресурсов, на выведение ее из-под возможных ударов и рисков. На скорейшее распространение ее на наиболее перспективные и значимые центры единого победившего Западного мира. Для этого допускалось разграбление собственной страны. С этого момента спасение Империи и ее обломка – РФ перестало быть целью для тайной андроповской структуры. Более того, контролируе-мый «сверху» распад СССР и демонтаж основных институтов стали питательной основой для закачки ресурсов в сеть. какова была первоначальная идеология андроповской сети и что с ней стало с течением времени? Ради чего была осуществлена одна из крупнейших в истории операций по переброске крупномасштабных государственных средств сначала за рубеж, а потом и в избранные центры «олигархов» – финансово-промышленной власти внутри страны? Похоже на то, что андроповская «тайная сеть» состояла в основном из сотрудников ПГУ (внешней разведки) и 5-го Управления – именно эти структуры в КГБ и стали движущими силами в подготовке «перестройки». Кроме того, Олег Калугин в указанной книге также пишет о своих дружеских отношениях с востоковедом Евгением Примаковым, который в 1991 году стал первым заместителем председателя КГБ и начальником Первого главного управления КГБ СССР, в 1991–1996 годах был директором Службы внешней разведки РФ (то есть, непосредственным начальником Г.М. Евстафьева в тот период). Внутри ельцинского плана было некое неочевидное спецначинание, согласно которому главные издержки по осуществлению развала СССР и демонтажу советизма надо переложить на либерально-демократические круги. Сначала эти круги надо дискредитировать, причем тотально, а потом на сцену должна выйти другая группа. Так в итоге и произошло. Сначала, в 1990-е годы, «либералы» разваливали всё что можно, а в 2000-е пришли «державники», которым разваливать уже ничего не надо было – «всё развалено до нас». А если приглядеться, то у тех и у этих есть одна общая черта, одно общее происхождение – все они «питерские». Помимо Анатолия Борисовича Чубайса выдающимися деятелями в постсоветский период стали и некоторые другие «молодые экономисты» из чубайсовского кружка, образовавшегося после приезда в Ленинград Олега Даниловича Калугина: – Кудрин Алексей Леонидович: в 1996–1997 годах – заместитель руководителя Администрации Президента РФ, начальник Главного контрольного управления Президента, в 2000–2011 годах – заместитель председателя Правительства и министр финансов РФ; – Кох Альфред Рейнгольдович: в 1993–1996 годах – заместитель, первый заместитель председателя Государственного комитета по управлению имуществом, в 1996–1997 годах – председатель Госком-имущества, заместитель председателя Правительства РФ, в 2000–2001 годах – директор холдинга «Газпром-Медиа»; – Игнатьев Сергей Михайлович: в 1991–1992 годах – заместитель министра экономики и финансов России, в 1992–1993 – заместитель председателя Центрального банка, в 1993–1996 – заместитель министра экономики, в 1996–1997 – помощник президента России по экономическим вопросам, в 1997–2002 первый заместитель министра финансов, с 2002 года председатель Центрального банка РФ и одновременно председатель наблюдательного совета Сбербанка России; – Илларионов Андрей Николаевич: в 1993–1994 годах – руководитель группы анализа и планирования при председателе Правительства РФ, в 2000–2005 – советник Президента Российской Федерации; – Дмитриева Оксана Генриховна: в 1998 году – министр труда и социального развития РФ, с 2007 года – первый заместитель руководителя фракции «Справедливая Россия» в Государственной Думе РФ; – Мордашов Алексей Александрович: с 1996 года – генеральный директор ОАО «Северсталь». Интересно, что под руководством генерала Калугина в 1980–1987 годах в системе органов КГБ по городу Ленинграду и Ленинградской области служили некоторые относительно молодые офицеры, ставшие впоследствии видными деятелями постсоветской демократической России: – Бортников Александр Васильевич: с 2008 года – директор ФСБ России. В интервью газете «Совершенно секретно» (№ 5 (264), май 2011 года) Олег Калугин вспоминал о Бортникове: «Это был очень способный, целеустремлённый сотрудник. Он всегда выделялся из общей массы офицеров госбезопасности своей работоспособностью. Его отличало умение нестандартно оценивать людей и события… Одним словом – человек на своём месте»; – Голубев Валерий Александрович: с 2006 года – заместитель председателя правления ОАО «Газпром»; – Иванов Виктор Петрович: в 2000–2004 годах – заместитель руководителя Администрации Президента РФ, в 2004–2008 годах – помощник Президента РФ, с 2008 года – директор Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков; – Патрушев Николай Платонович: в 1998 году – заместитель руководителя Администрации Президента РФ начальник Главного контрольного управления Президента, в 1999–2008 годах – директор ФСБ России, с 2008 года секретарь Совета Безопасности РФ. В интервью журналу «Коммерсантъ Власть» (№ 12 (465), 02.04.2002) Олег Калугин вспоминал о Патрушеве: «Первое повышение в своей жизни он получил от меня», «вместе на охоту ездили. Он и книжки любил читать, и музыкой интересовался. Современный такой парень по тем временам… И в общем, он мне нравился…»; – Полтавченко Георгий Сергеевич: в 2000–2011 годах – полномочный представитель Президента Российской Федерации в Центральном федеральном округе, с 2011 года – губернатор Санкт-Петербурга; – Черкесов Виктор Васильевич: в 2003–2008 годах – директор Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков. Что может означать служба вышеуказанных товарищей под руководством генерала Калугина? Может быть, и ничего не означает, просто совпадение, но очень интересное совпадение. http://itogi–2012.ru/?page_id=1148

Изменение сознания целевых групп населения, человеко-компьютерных систем происходит помимо их воли по плану специальных центров типа Тавистока и Стэнфорда, разрабатываются культурологические шоки, использующие специальную психотехнику и слова-разрушители, предназначенные для внедрения в «общественное сознание» с помощью «эталонов», «звёзд», журналистики, политики, культуры через СМИ. Исследования показали, что лишь малая часть населения обладает способностью самостоятельного рассуждения и иметь мотивированное мнение по проблемам жизни. Остальная масса способна лишь на простое высказывание в рамках «общественного мнения», т.е. «блока новостей». Это во многом связано с тем, что в своём сознании человек может удерживать определённое количество проблем и забот. При этом «блок новостей» имеет постоянные и неизменные размеры. Поэтому, когда в «блоке новостей» появляется что-то новое, соответственно, что-то старое должно исчезнуть или измениться. Таким образом, «общественное сознание» постоянно переключается на подбрасываемые СМИ «проблемы», быстро забывая о старых. Существует три фазы в реакции на информационный стресс, которую проявляет социальная группа, подвергаемая его воздействию: I. Население начинает защищать себя лозунгами, но при этом источник кризиса остаётся нераскрытым и реального противостояния не происходит (проблемы наркомании, национализма). II. Общественный порядок надламывается, целевая группа фрагментируется на «левых и правых», «отцов и детей», «патриотов», «маргиналов», «оранжевых», «зелёных» и т.п. III. Группы входят в состояние «самореализации», т.е. отворачиваются от проблемы, замыкаясь на подражании «эталонам» свой фрагментированной части. Так появляется самый распространённый социально-психологический тип конформиста, подражателя образцам, которые уже заслужили восхищение. Конформист – это человек, боящийся совершить ошибку и потому живущий по принципу «я как все». В основе конформизма лежит тщеславие, которое можно определить как внутреннее лицемерие, желание получит одобрение своего поведения.

Нравится
11:45
49
© Александр Нарвский
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.

Пользовательское соглашение