"Литературный салон" использует файлы cookies, а также собирает данные об IP-адресе, чтобы облегчить Вам пользование нашим порталом.
Продолжая использовать данный ресурс, Вы автоматически соглашаетесь с использованием данных технологий.
Правила сайта.
Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Крещенская сорокапятиграммовочка

Крещенская сорокапятиграммовочка

Крещенская сорокапятиграммовочка

Николай набивал текст, разматывая построчно увесистое переплетение очередного авторского замысла, как вдруг всё его тело содрогнулось от чувства физического дискомфорта. Послышались глухие шорохи за дверью. В этот поздний час на лестничной площадке не могло быть никого, совершенно никого! Шорохи повторились. В подсознании Николая очнулась генетическая память о смерти и, как неприметная нано-змейка, по тончайшим нервным окончаниям переползла в сердце. 
До этого момента он не знал, что человек, охваченный страхом, перестаёт принадлежать собственному разуму. Он выполняет программу, которую ему диктует код биологического выживания. Не надо думать, что биологические коды - это всегда хорошо. В данном случае, код выживания, включаемый в действие глубоким сердечным испугом, можно представить как некий командный пункт, где толпа слепых, но решительных генералов, перепутав полёт шмеля с вражеским бомбардировщиком, с перепугу отдают команду на опережение - "Огонь!" из всех видов оружия...

Николай уже набрал добрую половину текста. Его улётное фэнтези должно было вот-вот разрешиться очередным торжеством разума и справедливости, и тут такое...
Он отложил с колен клавиатуру, на цыпочках подкрался к двери и стал вслушиваться в полуночную тишину лестничного марша.
Его мучил вопрос - они ещё там или ушли? А может, они затихли и ждут, когда он приоткроет дверь и просунет в щель гравитационный коннектор, чтобы убедиться - ушли или не ушли. Нет, они точно не ушли. Они не могут просто так уйти. Иначе, зачем было приходить!.. 
Николай ничего не мог с собой поделать. Чувство страха обрушилось внезапно, парализовав ум и привычную рефлекторную моторику. Видимо, полетел чип интеллектуального превосходства над средой, встроенный в его грудную клетку чуть ниже яремной ямки. Страшно подумать, из-за такой малости он оказался один на один... с самим собой! Маленький наивный толстовский Николенька наедине с огромным безжалостным дарвиновским Ником, продуктом высочайшей био-эволюции вида приматов-каннибалов...
  
- Ага, попался, дружок! То-то мы тебя сейчас!.. - пульсировал страх, выколачивая мембраны ушей, как заправские била. 
- Успокойся, их нет, они ушли! Их не было вовсе, – где-то рядом звенел, как колокольчик, голос клона-парапсихолога, подаренного Николаю на День рождения виртуальной девочкой Сьюзи, - подойди, сядь, они ушли, ушли совсем, пиши спокойно! 
Как ленточка в волосах Сьюзи, голосок клона трепетал, пытаясь заговорить страх в сердце Николая. Страх маленького технократа перед огромным миром таких же, как он, рациональных, не способных к сопереживанию людей, населивших крохотную планету Земля. Планету, предназначенную, если верить умникам из отдела доисторической пропаганды, всего-то для одного песахолюбивого народа... 

                                                                            * * *
  
...Давным-давно, в начале двадцать первого века на картах Земли значилось крупное географическое образование, страна - Россия. Конечно, старые карты пестрят десятками и других т. н. стран. Более того, эти страны внутри самих себя поделены некими условными границами на сотни разных территорий. И если наложить друг на друга картографические модули с интервалом, ну, скажем, в пятьдесят лет, получится довольно интересная картинка! 
Простой анализ динамики государственных границ показывает, что человеческая цивилизация, начиная с двадцать первого века, имела три главных административных образования: США, КНР и Россию. Причём, первые два вели агрессивную территориальную политику, напоминавшую древние колониальные принципы построения системы вассальных территорий. Об этом говорят цветовые решения карт и зафиксированные ими изменения границ. Для профессионального картографа не составляло труда увидеть в этих изменениях отражение глобальных геополитических процессов, происходивших в человеческом обществе. 
И только Россия неизменно оставалась в прежних границах. Как бутон огромного планетарного цветка, она стояла незыблемой стеной среди "колыхавшихся на ветрах перемен" лепестков сопредельных территорий. Ещё немного, и эту удивительную страну можно было бы занести в книгу рекордов Гиннесса как империю-долгожителя (ныне в этой графе здравствует, опережая даже славный Рим, почтенная Византия, 395 —1453 гг н.э.), но, увы. Сто пятьдесят четыре года назад Всемирный Совет по делам народов решил вовсе избавиться от пограничных столбов. 
Стали искать основу для территориального объединения, так сказать, надёжный геополитический стержень. И увидели, что на момент принятия решения только Россия отвечала всем международным техническим и гуманитарным стандартам. США к этому времени давно распались на три не связанные друг с другом буквы, а Китай... Эти несносные англичане опять, как в далёком 19-ом веке, подсадили китайский народ на опиумную иглу. Так что серьёзно воспринимать Великую китайскую стену как будущую Стену Мира также не представлялось возможным.
По общему континентальному согласию Россия была выбрана территориальным и интеллектуальным базисом всей последующей мировой цивилизации. Выходит, верно говорили древние славяне: "Москва - Третий Рим, и четвёртому не бывать"!
     
И всё бы хорошо, но странное обстоятельство стало беспокоить научно-историческое сообщество. До последнего времени казалось очевидным: раз Россия - основа Мира, значит, всё, связанное с ней - Ок! А как иначе? Не на болоте же мы решили строить наш грандиозный общечеловеческий дом! 
Почтенный историк Ли, правда, говорил, что подобный исторический максимализм является следствием ещё не изжитого в нас ханжества "а ля сенатор Маккейн" (был такой горе-сенатор в США в начале 21-ого века). Но Ли - китаец, кто его нынче слушает.
И всё же Ли оказался прав. Ковчег "Россия" не всегда благополучно плавал по "зеркальной глади" исторических вод. Однажды, кажется в 1917 году, этот самый ковчег чуть не пошёл ко дну, как приснопамятный "Титаник". Слава Богу, он тогда не затонул, а просто сел на мель, еле сдвинули. Потом подобное случалось ещё и ещё раз... Эти русские любили каждые пятьдесят лет переписывать заново собственную историю. Им нравилось начинать уборку в квартире (были раньше такие индивидуальные био-клетки) с уничтожения старой мебели и приобретения новенькой, ещё не пыльной. 
Шутка, конечно. Но, сами подумайте, как может быть гладко в стране, ответственной за судьбы всего мира? Вот и была матушка Россия вечно крайней перед общечеловеческим сообществом. Те грехов себе наберут и давай искать стрелочника. А далеко ходить не надо. Вот она Россия под боком, большая, мечтательная. Куда ни плюнь, всё в неё, голубушку, попадёшь. 
"Держи вора!" - любило покричать международное ОБСЕ-сообщество, попивая ворованный Византийский киселёк. Видать, оттого и жилось людям в России трудно. А может, и не оттого. 

Над странной страной Россия программа определения цивилизационного индекса колдует уже не первый год. Если она считывает перечень российских природно-географических ресурсов, индекс взлетает вверх и блокирует все варианты на понижение. Но стоит загрузить в начальные условия реальную историческую информацию, тут же включается аварийный блок критического биовыживания. 
Все прочие страны программа рассчитывает легко и быстро. И только с Россией безуспешно возится сутками, выдавая на-гора ворох противоречивых промежуточных результатов. 
В конце концов Генеральному это надоело, и он обратился в лабораторию Времени с просьбой визуализировать контент Российской действительности начала двадцать первого века.

Надо сказать, визуализация прошлого всегда сопряжена с участием реального человека. Клонированный наблюдатель неточен. Он не в состоянии совершить полное погружение в прошедшее время. Это легко понять, ведь клону не могут сниться, например, сны рыбы. Человек не способен воспроизвести на искусственном уровне свой геном. Речь о статусе клона может идти только в сравнительной области. 
А вот наблюдать будущее через клонированные объекты вполне сносно. Будущее – это такая категория метафизики, где предстоящее действие в строгом смысле не является прямым следствием действия совершённого. Особенно в России.

Однако, пора начинать историю. 

Истинный книголюб знает наперёд, о чём хочет сказать автор, и любой оригинальный текст им уже когда-либо читан. Поэтому уважаемый читатель уже догадался, что на должность наблюдателя русской загадки начала двадцать первого века был назначен именно Николай. Маленький, ни чем не примечательный очкарик-технократ, не способный к принятию фундаментальных решений, он идеально подходил к поставленной задаче. 
Принцип, которому следовало руководство, посылая представителей в прошедшее время, был всегда один - "Не слишком там навреди!" 
Историческая наука - это единственная область человеческой интеллектуальной деятельности, в которой напористый homo sapiens ещё не успел навредить самому себе. Все его ошибки и намеренные исторические подлоги - это созданное им минное поле, по которому позже пройдут потомки в поисках исторической справедливости. Роль же историка априори безнаказана. Доказать или опровергнуть правильность его действий невозможно в связи с отсутствием главного исторического аргумента - совершённого времени.

Думаю, нет смысла описывать само перемещение Николая в далёкий двадцать первый век. Покажите мне человека, кто не наблюдал бы на новостной осциллограмме подобные эксперименты со шкалой времени? Как правило, поданные навязчиво, на подобии дурного реалити-шоу, они не вызывают в нас интерес к происходящему. Согласитесь, нам это надо? 
Я уже не говорю о том, что рекламная шумиха – объективный вирус в любом отработанном до мелочей пространственно-временном преобразовании! 

Следует сказать, что рекламный вирус и на этот раз сработал на все сто. Материализовался Николай не в крупном Поселении Городского Типа (ПГТ), как значилось в программе полёта, а в непролазной местности с вертикальными, дикорастущими реликтами и полным отсутствием аэромодульной связи.
"Хорошенькое дело!.." - астронавт не успел произвести первичный анализ ситуации, как вдруг прямо на него из огромного сугроба выкатилось бурое и косматое чудовище. Сработало фотореле, и чип, встроенный в грудной отдел скафандра, выдал текст: "Зоорептилия "Бурый медведь" (Ursus arctos) из Красной книги ныне не существующих видов». 
Рептилия угрожающе втянула чёрным пятаком носа запах Николая и сделала первый неуклюжий шаг в его сторону. «Интересно, что хочет это звероподобное существо?» – Николаю захотелось приблизиться к медведю и образовать с ним совместное коммуникативное пространство, но в этот миг...

Тут я вынужден сделать небольшую ремарку. Далёкое будущее, где судьба определила жить Николаю, преодолело акт насильственной смерти до завершения т.н. планетарной миссии человека. Конкурентная борьба за выживание с развитием цивилизации исчерпала себя. Возможность оперативного присутствия в прошлом и особенно в будущем лишили рок непредсказуемости, а всезнающий Homo разучился бояться и реагировать на опасности. Более того, программа персональной защиты, встраиваемая в обязательном порядке в чип каждого «переселенца», избавляла его от всех неожиданностей.

... Николай сделал шаг навстречу балансирующему на задних лапах медведю. Вдруг в тишину ворвался гулкий раскатистый хлопок. Снег просыпался между лап ельника, а медведь, истошно рыча и мотая башкой, рухнул в снег. 
Николай видел физическую смерть впервые. Он не понял, что произошло, но по затухающей волновой характеристике биополя контрагента догадался, что произошла системная нелепость. Он подошёл к мёртвому медведю, и в это же время, ломая лапы ельника, к медведю с другой стороны вышла группа людей с металлическими стержнями в руках. Каждый из этих стержней заканчивался коричневым расширением из неизвестного Николаю материала. 
– Эй, мужик, ты чё тут делаешь?! А ежели б не мы?.. – обратился к Николаю, видимо, официальный представитель делегации.
– Я – рад – нашей – встре-че! – ответил картаво встроенный в Николая онлайн-переводчик.
– Во даёт! – расхохотались члены делегации, – да он иностранец!
– Я – Ник-олай, а как зовут вас? – переводчик продолжал реализовывать программу начального уровня общения. Мужики переглянулись и стали копошиться в рюкзаках.
– Пей, Нико-лай, нынче праздник Крещенский, грех не выпить! – обратился к астронавту официальный представитель и поднёс стакан осиновой самогонки. – Пей!
От неожиданности Николай забыл переключить начальную программу на следующий  концептуальный уровень, и доверчиво влил в горло почти двести граммов сорокапятипроцентного напитка для настоящих мужчин. Обалдев, говоря русским языком, от случившегося, Колюня присел на снег и зажмурился так счастливо, как не жмурился никогда. А если сказать правду, он жмурился первый раз в жизни. 
– Ребята! – вздрогнул Николай (было очевидно, что онлайн-переводчик что-то путает), – ребята! Хорошо тут, в России. А эти, блин, ничего про вас не знают!
– Кто эти? – переспросил генеральный.
– А-а, да те, которые потом…

P.S.
…Николай вглядывался в белый вордовский лист, припоминая дивный Крещенский денёк, когда его чуть не съел настоящий русский медведь. А не съел потому, что в России в то время проживали добрые (не то, что ныне!) и щедрые люди. «Осиновка» же, которую они пили, была определённо хороша!

– Что с тобой? – участливо спросил крохотный клон-парапсихолог.
– С Крещеньицем! – хитро сощурился Колюня и, попахивая самогонкой, «замертво» (как тот медведь) повалился на белую накрахмаленную простыню ближайшей территории сна.

Николай разматывал строка за строкой увесистое переплетение очередного авторского замысла, как вдруг его тело содрогнулось от незнакомого прежде чувства физического дискомфорта. Ему послышались глухие шорохи за дверью. В этот поздний час на лестничной площадке не могло быть никого, совершенно никого! Шорохи повторились. От этих несносных шорохов в подсознании Николая очнулась генетическая память о вечной, пока существует жизнь, смертельной опасности. Как неприметная нано-змейка, память о смерти по тончайшим нервным окончаниям вползла в сердце Николая. 
До этого момента он не знал, что такое страх и приготовление к смерти. Не знал, что человек, охваченный страхом, перестаёт принадлежать собственному разуму и выполняет в точности то, что ему диктует код биологического выживания. Не надо думать, что биологические коды - это всегда хорошо. В данном случае, код выживания, включаемый в действие глубоким сердечным испугом, можно представить как некий командный пункт, где толпа слепых, но решительных генералов с лёгкостью принимают полёт шмеля за вражеский бомбардировщик и с перепугу отдают команду на опережение - "Огонь!" из всех видов оружия.

Николай уже набрал добрую половину текста. Его улётное фэнтези должно было вот-вот разрешиться очередным торжеством разума и справедливости, и тут такое...
Он отложил с колен клавиатуру и на цыпочках подкрался к двери. Приложив ухо к силиконовому уплотнителю, наш герой стал вслушиваться в полуночную тишину лестничного марша.
Его мучил вопрос - они ещё там или ушли? А может, затихли, стоят и ждут, когда он приоткроет дверь и просунет в щель гравитационный коннектор, чтобы убедиться - ушли или не ушли. Нет, они точно не ушли. Они не могут просто так уйти. Иначе, зачем было приходить!.. 
Николай ничего не мог с собой поделать. Чувство страха обрушилось внезапно, парализовав ум и привычную рефлекторную моторику. Видимо, полетел чип интеллектуального превосходства над средой, встроенный в его грудную клетку чуть ниже яремной ямки. Страшно подумать, из-за такой малости он оказался один на один... с самим собой! Маленький наивный толстовский Николенька наедине с огромным безжалостным дарвиновским Ником, продуктом высочайшей био-эволюции вида приматов-каннибалов...
  
- Ага, попался, дружище! То-то мы тебя сейчас!.. - пульсировал страх, выколачивая мембраны ушей, как заправские била. 
- Успокойся, их нет, они ушли! Их и не было вовсе, – где-то рядом звенел, как колокольчик, голос клона-парапсихолога, подаренного Николаю на День рождения виртуальной девочкой Сьюзи.
- Подойди, сядь, они ушли, ушли совсем – пиши спокойно! 
Как ленточка в волосах Сьюзи, голосок клона трепетал, пытаясь заговорить в сердце Николая страх. Страх маленького технократа перед огромным миром таких же, как он, рациональных, не способных к сопереживанию людей, перенаселивших крохотную планету Земля. Планету, предназначенную, если верить умникам из отдела доисторической пропаганды, всего-то для одного песахолюбивого народа... 

                                                                            * * *
  
...Давным-давно, в начале двадцать первого века на картах Земли значилось крупное географическое образование, страна - Россия. Конечно, старые карты пестрят десятками и других т. н. стран. Более того, эти страны внутри самих себя поделены некими условными границами на сотни разных территорий. И если наложить картографические модули с временным интервалом, ну, скажем, в пятьдесят лет друг на друга, получится довольно интересная картинка! 
Простой анализ динамики государственных границ показывает, что человеческая цивилизация, начиная с двадцать первого века, имела три главных административных образования: США, КНР и Россию. Причём, первые два вели агрессивную территориальную политику, напоминавшую древние колониальные принципы построения системы вассальных территорий. Об этом явно говорят цветовые решения карт и зафиксированные ими изменения границ. Для профессионального картографа не составляло труда увидеть в этих изменениях отражение глобальных геополитических процессов, происходивших в человеческом обществе. 
И только Россия неизменно оставалась в прежних границах. Как бутон огромного планетарного цветка, она стояла незыблемой стеной среди "колыхавшихся на ветрах перемен" лепестков сопредельных территорий. Ещё немного, и эту удивительную страну можно было бы занести в книгу рекордов Гиннесса как империю-долгожителя (где ныне здравствует, опережая даже славный Рим, почтенная Византия, 395 —1453 гг н.э.), но, увы. Сто пятьдесят четыре года назад Всемирный Совет по делам народов решил вовсе избавиться от пограничных столбов. 
Стали искать основу для территориального объединения, так сказать, надёжный геополитический стержень. И увидели, что на момент принятия решения только Россия отвечала всем международным техническим и гуманитарным стандартам. США к этому времени давно распались на три не связанные друг с другом буквы, а Китай... Эти несносные англичане опять, как в далёком 19-ом веке, посадили великий китайский народ на опиумную иглу. Так что серьёзно воспринимать Великую китайскую стену как будущую Стену Мира также не представлялось возможным.
По общему континентальному согласию Россия была выбрана территориальным и интеллектуальным базисом всей последующей мировой цивилизации. Выходит, верно говорили древние славяне: "Москва - Третий Рим, и четвёртому не бывать"!
     
И всё бы хорошо, но странное обстоятельство стало беспокоить научно-историческое сообщество. До последнего времени казалось очевидным: раз Россия - основа Мира, значит, всё, связанное с ней - Ок! А как иначе? Не на болоте же мы решили строить наш грандиозный общечеловеческий дом! 
Почтенный историк Ли, правда, говорил, что подобный исторический максимализм является следствием ещё не изжитого в нас самодовольного ханжества "а ля сенатор Маккейн" (был такой горе-сенатор в США в начале 21-ого века). Но Ли китаец, кто его нынче слушает.
И всё же Ли оказался прав. Ковчег "Россия" не всегда благополучно плавал по "зеркальной глади" исторических вод. Однажды, кажется в 1917 году, этот самый ковчег чуть не пошёл ко дну, как приснопамятный "Титаник". Слава Богу, он тогда не затонул, а просто сел на мель, еле сдвинули. Потом подобное случалось ещё и ещё раз... Эти русские любили каждые пятьдесят лет переписывать заново собственную историю. Им нравилось начинать уборку в квартире (были раньше такие индивидуальные био-клетки) с уничтожения старой мебели и приобретения новенькой, ещё не пыльной. 
Шутка, конечно. Но, сами подумайте, как может быть гладко в стране, ответственной за судьбы всего мира? Вот и была матушка Россия вечно крайней перед общечеловеческим сообществом. Те грехов себе наберут, а тяжести носить не приучены (грех-то он потяжелее иной МКС будет). И давай искать стрелочника. Далеко ходиь не надо. Вот она Россия под боком, большая, мечтательная. Куда ни плюнь, всё в неё, голубушку, попадёшь. 
"Держи вора!" - любило покричать международное ОБСЕ-сообщество, попивая ворованный киселёк. Может, оттого и жилось людям в России трудно. Кто теперь знает. А может, и не оттого. 

Колдует над Россией программа определения цивилизационного индекса уже не первый год. Если она считывает перечень российских природно-географических ресурсов, индекс взлетает вверх и блокирует все варианты на понижение. Но стоит загрузить в начальные условия реальную историческую информацию, тут же включается аварийный блок критического биовыживания. 
Все прочие страны программа рассчитывает легко и быстро. И только с Россией безуспешно возится сутками, выдавая на-гора ворох противоречивых промежуточных результатов. 
В конце концов Генеральному это надоело, и он обратился в лабораторию Времени с просьбой визуализировать контент Российской действительности начала двадцать первого века.

Надо сказать, визуализация прошлого всегда сопряжена с участием реального человека. Клонированный наблюдатель – неточен. Он не в состоянии совершить полное погружение в прошедшее время. Это легко понять, ведь клону не могут сниться, например, сны рыбы. Человек не способен воспроизвести на искусственном уровне свой геном. Речь о статусе клона может идти только в сравнительной области. 
А вот наблюдать будущее через клонированные объекты – вполне сносно. Будущее – это такая категория метафизики, где предстоящее действие в строгом смысле не является прямым следствием действия совершённого...

Однако, пора начинать историю. 

Уважаемый читатель уже догадался, что на должность наблюдателя русской загадки начала двадцать первого века был назначен... (истинный книголюб знает наперёд, о чём хочет сказать автор, и любой оригинальный текст им уже когда-либо читан), да-да, на должность экспедитора был назначен именно Николай. Маленький, ни чем собственно не примечательный очкарик-технократ, он идеально подходил к поставленной задаче. 
Принцип, которому следовало руководство, посылая представителей в прошедшее время, был всегда один - "Не слишком там навреди!" 
Историческая наука - это единственная область человеческой интеллектуальной деятельности, в которой напористый homo sapiens ещё не успел навредить самому себе. Все его ошибки и намеренные исторические подлоги - это минное поле, по которому позже пройдут потомки в поисках исторической справедливости. Собственно, роль историка априори безнаказана. Доказать или опровергнуть правильность его действий невозможно в связи с отсутствием главного исторического аргумента - совершённого времени.

Думаю, нет смысла описывать само перемещение Николая в далёкий двадцать первый век. Покажите мне человека, кто не наблюдал бы на новостной осциллограмме подобные эксперименты со шкалой времени? Как правило, поданные навязчиво, на подобии дурного реалити-шоу, они не вызывают в нас интерес к происходящему. Согласитесь, нам это надо? 
Я не говорю о том, что рекламная шумиха – объективный вирус в любом отработанном до мелочей пространственно-временном преобразовании! 

Что ж, и на этот раз рекламный вирус сработал на все сто. Материализовался Николай не в крупном Поселении Городского Типа (ПГТ), как значилось в программе полёта, а в непролазной местности с вертикальными, дикорастущими реликтами и полным отсутствием аэромодульной связи.
"Хорошенькое дело!.." - астронавт не успел произвести первичный анализ ситуации, как вдруг прямо на него из огромного сугроба выкатилось бурое и косматое чудовище. Сработало фотореле, и чип, встроенный в грудной отдел скафандра, выдал текст: "Зоорептилия "Бурый медведь" (Ursus arctos) из Красной книги ныне не существующих видов». 
Рептилия угрожающе втянула чёрным пятаком носа запах Николая и сделала первый неуклюжий шаг в его сторону. «Интересно, что хочет это звероподобное существо?» – Николаю захотелось приблизиться к медведю и образовать совместное коммуникативное пространство, но в этот миг...

Тут я вынужден сделать небольшую ремарку. Далёкое будущее, где судьба определила жизненный срок Николая, преодолело акт насильственной смерти до завершения т.н. планетарной миссии человека. То, что составляло основу всякого страха согласно ветхозаветной теории Дарвина – борьба за жизнь, с развитием цивилизации исчерпало себя. Возможность оперативного присутствия в прошлом и особенно в будущем лишили рок непредсказуемости. Над человеком растаял, как льдинка, висящий на волоске Дамоклов меч судьбы. Оттого всезнающий Homo разучился бояться и реагировать на опасности. 
Те, кто возвращались из прошлого, рассказывали о проявлениях отрицательной коммуникации, не знакомых современному человеку. К счастью, программа персональной защиты, встраиваемая в обязательном порядке в чип каждого «переселенца», избавляла его от всех неожиданностей.

... Николай сделал шаг навстречу балансирующему на задних лапах медведю. Вдруг тишину вспенил гулкий раскатистый хлопок. Снег просыпался между лап ельника, а медведь, истошно рыча и мотая башкой, рухнул в снег. 
Николай видел физическую смерть впервые. Он не понял, что произошло, но по затухающей волновой характеристике биополя контрагента догадался, что произошла системная нелепость. Он подошёл к мёртвому медведю, и в это же время, ломая лапы ельника, к медведю с другой стороны вышла группа людей с металлическими стержнями в руках. Каждый из этих стержней заканчивался коричневым расширением из неизвестного Николаю материала. 
– Эй, мужик, ты чё тут делаешь?! А ежели б не мы?.. – обратился к Николаю, видимо, официальный представитель делегации.
– Я – рад – нашей – встре-че! – ответил картаво встроенный в Николая онлайн-переводчик.
– Во даёт! – расхохотались члены делегации, – да он иностранец!
– Я – Ник-олай, а как зовут вас? – переводчик продолжал реализовывать программу начального уровня общения. Мужики переглянулись и стали копошиться в рюкзаках.
– Пей, Нико-лай, нынче праздник Крещенский, грех не выпить! – обратился к астронавту официальный представитель и поднёс стакан осиновой самогонки. – Пей!
От неожиданности Николай забыл переключить начальную программу на следующий  концептуальный уровень, и доверчиво влил в горло почти двести граммов сорокапятипроцентного напитка для настоящих мужчин. Обалдев, говоря русским языком, от случившегося, Колюня присел на снег и зажмурился так счастливо, как не жмурился никогда. А если сказать правду, он жмурился первый раз в жизни. 
– Ребята! – вздрогнул Николай (было очевидно, что онлайн-переводчик что-то путает), – ребята! Хорошо тут, в России. А эти, блин, ничего про вас не знают!
– Кто эти? – переспросил генеральный.
– А-а, да те, которые потом…

P.S.
…Николай вглядывался в белый вордовский лист, припоминая дивный Крещенский денёк, когда его чуть не съел настоящий русский медведь. А не съел потому, что в России в то время проживали добрые (не то, что ныне!) и щедрые люди. «Осиновка» же, которую они пили, была определённо хороша!

– Что с тобой? – участливо спросил крохотный клон-парапсихолог.
– С Крещеньицем! – хитро сощурился Колюня и, попахивая самогонкой, «замертво» (как тот медведь) повалился на белую накрахмаленную простыню ближайшей территории сна.

Нравится
11:00
89
© Борис Алексеев
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
11:43
Прочитал, смысл уловил, правда, перебежал с некоего этапа в конец, в поисках развязки. Язык профессионала. Раз, Борис, у Вас есть тема Мещеры, Вы где-то из этих краёв?! (Мне всё интересно узнать о таком талантливом авторе?!) Перечитаю про Николая ещё, одного прочтения мало. bravo

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение