Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Кошмар посреди заснеженного леса

Кошмар посреди заснеженного леса

Кошмар посреди заснеженного леса

 

Хрустнула крышка на горле бутылки старки.

  • Это вторая? - спросил Сергеич.

  • Ага, - ответил я. - Кстати, ты обещал рассказать о причинах твоего внезапного бегства с турбазы.

  • Обещал, - ответил мой друг, пуская в потолок четыре кольца дыма подряд. - Но вряд ли ты поверишь моему рассказу.

  • А ты попробуй, - я пожал плечами. - Вдруг поверю.

  • Видит Бог, сам бы не поверил. Но раз хочешь, то слушай.

В то утро у меня не задалось вообще ничего. Илюха отправился за портвейном, Сашка до сих пор был пьян и блевал с кровати до двери. Люда уехала с Джоном на лыжах, а ты вообще исчез в неизвестном направлении. К завтраку спустились только Инка и Рита, но с ними ни песен, ни басен, ты же понимаешь. Ну, у тебя может и было, не в этом суть. Вот. И я решил пойти погулять. Помнишь тот свет на сугробах? Яркий, искрящийся. Веселый такой. Вот я и пошел в глубь, в чащу. Куда я шел? Да и сам не знал. Просто тот хваткий морозный воздух щипал меня где-то в глубине, и солнце своими разноцветными бликами раскрашивало снег в битую радугу.

Я шел, скрипя шагами, наслаждаясь каждым мгновением. Веришь или нет, у меня в ушах словно кто-то играл какую-то волшебную мелодию. Налей еще. Хорошая у тебя старка, не поддельная. Ладно.

Прошел я уже километра три, когда понял, что не стоило так самонадеянно углубляться в лес. Оно, конечно, и компас есть в телефоне, и GPS там всякий, но когда вдруг посреди ясного неба вдруг за полминуты набегают такие плотные серые тучи, что начинает казаться, что наступил вечер... Ну, как-то не по-себе, короче говоря. И лес вдруг стал другим. Как тебе объяснить? Я до этого шел сквозь него. Как по парку. Изредка лишь отклоняя особо нахальные прутья. А тут совсем другое. Глухая чаща, заваленная трухлявыми стволами. Сухие кусты, переплетения странных веток. И я остановился. Потому что впереди, на небольшой полянке, стояло что-то такое, от чего я чуть не потерял рассудок. А может быть и потерял, не мне решать.

Снег. Кусты. Черные ветки. Две табуретки. И на них гроб. Яркий. Обитый красной тканью. С черной лентой по краю. В первый момент я дрогнул и хотел было уже рвануть назад. Но любопытство, чтоб его... Правда, сначала я все же осмотрелся. Было реально страшно. Знаешь, почему? Снег загнулся воронками возле каждой из ножек табуреток. Давно они здесь стояли. И ни следа вокруг. А гроб даже не припорошен, понимаешь? Открытый. И ни снежинки на нем.

Я проломил несколько веток и подошел к этому страшному ящику. Он был пуст. Ну, то есть, в нем была внутренняя обивка, подушка, белый кусок ткани и все. Мертвеца не было внутри. Гроб никого не покоил. И вот тут мне стало так страшно, как не было никогда до этого в жизни. Посреди глухого леса я стоял рядом с пустым новехоньким гробом. Дело даже в том, что я не мог понять, кто его сюда притащил и поставил. И не в том, что я так и не смог найти ответа на вопрос, почему на нем не было ни единой снежинки. Нет, братишка, другой вопрос пронзил меня насквозь и заставил похолодеть даже воротную вену печени. А не мой ли это гроб? Может, я шел по лесу навстречу своей смерти? Вот какая мысль застучала в моем мозгу. И я рванул назад. Путаясь в ветвях и поваленных стволах, падая и разбивая себе все, что можно, я бежал от того места. Три раза я возвращался к той поляне, и каждый раз этот багровый ящик вызывал во мне такую невероятную дрожь отвращения, что меня рвало. Наконец я выбежал на дорогу, которая вела куда-то вдаль, я не знал, куда, но бежал по ней до тех пор, пока солнце не разогнало жуткие мертвые тучи.

Окончательно я пришел в себя в какой-то маленькой гостинице за тридцать километров от нашей турбазы. Понадобилось не меньше десяти чашек кофе, чтобы мои сосуды запульсировали так же, как прежде. Вот такая история, дружище.

  • Да, - сказал я, закуривая. - Кое-чему все же эта история тебя научила.

  • Чему же? - настороженно спросил Сергеич.

  • Видеть то, чего другим нельзя. Я ведь не уходил в то утро. Я ушел в ночь. Это был мой гроб, Сергеич. Хорошая, говоришь, у меня старка?

 

Нравится
00:30
16
© Герберт Грёз
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение