Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Коса Лусичи 33

35

Но идти никуда не пришлось. После короткого стука и ответа Купера: «Входите!», в дверях появился сухопарый небольшого роста китаец. Одет он был просто: в лёгкие хлопчатобумажные брюки песочного цвета и в белую рубашку с короткими рукавами. Внешность его тоже была ничем не примечательна. Китаец, как китаец. Но держался он прямо, с достоинством, а в глазах его светились ум и живая сила. Возраст его, как у всех китайцев, переживших полувековой рубеж, определить было трудно. Ни морщины на гладко  выбритом лице, ни волосы, недавно стриженные, густые и чёрные, с проседью на висках, не могли подсказать его.

-  О, учитель Жень! – обрадовался Джон и с радостью бросился встречать гостя. – А мы только что собирались к вам в гости, - он с удовольствием пожал его маленькую сухую ладонь.

-  Внизу мне сказали, что мой номер триста девятнадцатый, но там я застал какого-то парня. Он назвал себя Билли Джойсом. Вот я и завернул к тебе, - пояснил китаец.

-  Это наш проводник, - стал объяснять Джон, чувствуя себя неловко перед учителем. – Он единственный живой свидетель, который видел косу Лусичи.

-  Вот как? – удивился Жень Чжао.

-  Да, - подтвердил Джон и продолжил объяснение. – Мы нашли его вчера поздно вечером, вот и пришлось на ночь поселить его в вашем номере. Честно говоря, я не ожидал, что вы прибудете так рано, учитель Жень. Сейчас я скажу Билли, чтобы он перебрался ко мне. А вы часок отдохнёте с дороги, и потом мы сходим позавтракать.

-  Хорошо, - согласился китаец.

-  А пока познакомьтесь с моими друзьями, учитель Жень, - Купер подвел его к Харвонтам. – Это – Гарри Харвонт, а это – его красавица жена Джулия. А это, ребята, профессор из Гонконга Жень Чжао. Но можете звать его проще, как и я, учитель Жень. Верно, учитель?

-  Э, нет! – рассмеялся тот, обнажив большие редкие зубы. – Я им не учитель. Так что лучше зовите меня мистер Жень. Вы не против?

-  Конечно, они не против, - ответил за супругов Джон и тут же перевел разговор на другую тему. – А без бороды и усов вам гораздо лучше, учитель.

-  А, - улыбнулся тот, погладив чисто выбритый подбородок, - я только что из Штатов. Был на Всемирном Конгрессе по восточным единоборствам. Пришлось подлаживаться под западный стиль.

-  О! Так вы мастер кун-фу? – оживился Гарри, поначалу разочаровавшийся неказистостью китайца. – И что вы можете?

-  Гарри… - попытался остановить его Джон, но тот уже набирал обороты.

-   Знаете, я не раз видел по телику всякие разные фокусы, проделываемые мастерами кун-фу. Танцы с прыжками там, разбивание кирпичей и досок. А эти полеты по воздуху, гигантские прыжки, ходьба по деревьям и воде. Лично я считаю, что это просто трюки…

-  Гарри! – снова одёрнул друга Джон, но того уже было не остановить.

-  А вы, мистер Жень, - продолжал он, не обращая внимания на друга, - можете опровергнуть моё мнение?

-  Вы хотите, чтобы я показал вам силу ушу? – с серьёзным видом спросил его тот.

-  Нет, учитель Жень, Гарри шутит, - Джон сделал последнюю попытку образумить своего бестолкового товарища.

-  С чего ты взял? – отмахнулся тот и вновь обратился к китайцу. - Конечно, хочу.

-  Что вы хотите, Гарри, чтобы я вам показал? – Жень Чжао был спокоен как фундамент небоскреба.

Джулия, внимательно наблюдавшая за Купером, заметила, что тот не доволен поведением её мужа. Женское чутье подсказало ей, что он неспроста несколько раз пытался остановить его. А тот, похоже, как всегда по обыкновению нарывался на какую-то неприятность. Это встревожило её, и она тоже решила вмешаться пока не поздно.

-  Гарри, - окликнула она мужа, - может, не надо, дорогой?

-  Ну, почему же? – не унимался тот. – Давай посмотрим, дорогая. Это же интересно! Так как кирпичей здесь нет, досок тоже, а мебель, разумеется, трогать нельзя, значит, ломать мы ничего не будем. Может, вы нам просто покажете один из своих танцев, мистер Жень?

-  Хорошо, - согласился тот.

Он попросил всех сесть. Сам встал посреди комнаты и расслабился. Затем медленно и глубоко вдохнул, подтянув при этом руки к груди, замер на несколько секунд и после, на выдохе, резко выкинул руки вперед себя. Ката была короткой и медленной. В ней было всего несколько движений, и потому она закончилась быстро к неудовольствию Харвонта.

-  Отлично! – съязвил он, поднимаясь с кресла. – Спасибо вам, мистер Жень. Это был превосходный танец, напомнивший мне предсмертную пляску умирающего с  голоду. Я хоть и не умею танцевать, но, клянусь, проделал бы это гораздо живее.

-  Гарри, чёрт тебя побери! – воскликнул возмущенно Джон, недовольный бестактностью своего друга. – Это же была энергетическая ката. С помощью этих движений сначала в его теле скопилась энергия, а потом она перемещалась туда, куда он хотел её послать. Понял, болван?

-  И к чему всё это? – небрежно бросил богатырь. – Я и без этих ужимок, если кому врежу – мало не покажется. Ну, а если вас ненароком зацеплю, мистер Жень, то вы уж меня извините…

-  Да, да, извините его… - вмешалась, было, Джулия, но Харвонт не дал ей договорить.

-  …боюсь, сразу зашибу вас насмерть, - закончил он свою речь.

-  Вы так думаете, Гарри? – китайский профессор дружелюбно улыбнулся.

-  Конечно, можете не сомневаться!

-  А вы, оказывается, хвастун, Гарри, - улыбка исчезла, но лицо Жень Чжао по-прежнему выражало дружелюбие и расположенность. – А не хотите попробовать?

-  Чего? – не понял тот.

-  Зашибить меня насмерть. Одним ударом.

-  Он что, больной? – опешил Гарри, обращаясь  непонятно к кому.

Такое заявление не на шутку испугало Джулию. Её муж и в самом деле мог угробить неказистого профессора. И чего тот добивается?

-  Простите его, мистер Жень, - решительно вмешалась она, - на Гарри иногда находит. Особенно, на голодный желудок.

-  Так вы можете меня ударить, Гарри?

-  Зря вы настаиваете, мистер, - Харвонт немного успокоился и решил образумить китайца. К чему такие ссоры в начале экспедиции? – Я же и впрямь могу зашибить вас, как козявку. Вы что, не поняли это?

Рядом с великаном Гарри худощавый Жень Чжао, всего метр шестьдесят семь ростом, действительно выглядел козявкой и совсем беззащитным. Такой контраст мог смутить любого, но, похоже, только не китайского профессора.

-  Ударьте, прошу вас, - продолжал он настаивать.

-  Джон? – вконец ошарашенный Гарри обратился к другу за помощью. – Он чего?

-  Останови это, Джон, - умоляюще попросила его Джулия.

Купер знал этот фокус и незаметно потёр правый кулак. Он мог остановить друга. Он даже пытался проделать это несколько раз ещё в самом начале. Но теперь он решил, что для Гарри это будет полезным уроком, как когда-то он стал для него, и сказал ему:

-  Тебя же просят, дружище. К тому же, ты сам напросился. Или ты испугался?

Он знал, чем его подковырнуть.

-  Чего? – сразу взбрыкнулся богатырь.

-  Тогда ударь, - невозмутимо ответил Джон. – Только бей в корпус.

-  Ну, раз так! - Гарри опять начал заводиться. – Пусть будет по-вашему! Но сразу предупреждаю, за последствия я не отвечаю. Ну, мистер Жень, - Гарри с грозным видом посмотрел на китайца сверху вниз, для пущего устрашения ударил своим громадным кулаком по левой ладони и грозно прорычал. – Вы готовы?

-  Бейте, - спокойно ответил тот.

Он мгновенно расслабился, сделал несколько дыхательных упражнений, и в глазах его появилась пустота.

Гарри подождал для приличия, резонно полагая, что узкоглазый может передумать, затем снисходительно хмыкнул, мол, получай, раз хочешь, и от души врезал по его узкой груди. Сначала он ничего не понял. Но потом до него дошло, что под самый конец удара кто-то подсунул ему вместо китайца бронепоезд. Боль от разбитой кисти, словно молния, передалась через руку груди и взрывной волной разошлась по всему телу. Гарри упал на колени и, схватившись за покалеченную руку, взвыл от дикой боли.

-  Ну, как? – полюбопытствовал у него Купер.

-  О, чёрт! – скрипя зубами, выругался тот. – Я ударил по броне, Джон. Представляешь? Но ведь китаец не мог стать броней, да?

-  Ещё как мог! Не сомневайся! – заверил его Джон и снова потёр правый кулак.  Когда-то он тоже был амбициозен и самонадеян, и поплатился за это  точно так же. Он - то извлёк из этого урок. Сделает ли это Гарри?

-  Но ты не волнуйся, - успокоил он друга.

-  Конечно, - огрызнулся тот, изо всех сил пытаясь сдержать стон, - чего мне волноваться-то? Я ведь всего-навсего раздробил себе кисть.

-  Вот именно, дружище. А представь себе, чтобы с тобой сейчас было, если бы ты решил ударить его головой.

-  Джон, ну, что за шутки! – упрекнула его Джулия, присаживаясь рядом с мужем.- Нашёл время.

-  Самое время, дорогая, поверь мне.

-  Да катись ты… - прорычал Гарри и тут же плотно сжал зубы от нестерпимой боли.

Скупая мужская слеза появилась из правого глаза и вдоль носа скатилась ко рту. Заметив это, Джулия тут же вытерла её; ни к чему, чтобы кто-то видел, как её муж плачет.

-  Потерпи, милый, - попросила она его, - сейчас мы вызовем доктора.

-  Джулия, ты же  сама доктор, - с укоризной напомнил ей Джон.

-  Да? – спохватилась та, растерянно взглянув на Купера, но потом собралась и ответила. – Я, конечно, многое могу. Вправить вывихнутую конечность, например, или наложить шину на перелом, вылечить простуду и даже заштопать рану. Но здесь другое, Джон. Здесь раздроблены кости кисти. Нужен рентген. Нужен специалист…

Гонконгский профессор до этого момента с интересом наблюдавший за друзьями, улыбнулся чему-то сам себе и подошел к ним.

-  Можно мне? – спросил он вначале обоих, а потом повернулся к миссис Харвонт. – Разрешите, Джулия, я осмотрю руку вашего мужа.

Не дожидаясь того, что она скажет, Жень Чжао присел около богатыря и посмотрел ему в лицо, искажённое от боли.

-  Вот видите, Гарри, - сказал он ему миролюбиво, - вы оказались не правы. Я нисколько не пострадал. А вот вы, кажется, да.

Прежде чем ответить Харвонт подумал немного, затем страдальчески вздохнул.

- Тогда я был самоуверенным ослом, - признался он, - и здоровым. А теперь я знаю, что вас, мистер Жень, ни в коем случае нельзя трогать. И к тому же, мои пальцы…

Тут он снова скривился от нового приступа боли. Затем, немного отдышавшись, продолжил:

-  Вы уж простите меня… - начал, было, он и снова с побелевшим от боли лицом склонился над покалеченной рукой и застонал, так и не успев договорить то, что хотел сказать.

-  Вы молодец, Гарри, - Жень Чжао помог ему выпрямиться, - вы не только признали свою ошибку, но и раскаялись. Это значит, что вы хорошо усвоили этот урок. Впредь будьте сдержанней в своих оценках, и не судите о людях по их габаритам и внешности.

-  Можете не сомневаться, учитель… - простонал Гарри.

-  А теперь успокойтесь и расслабьтесь, - вдруг ровным и спокойным голосом приказал профессор из Гонконга, глядя Гарри в глаза. – Чего вы скривились? Вам ведь совсем не больно. Правда же?

Гигант замер, пытаясь понять, что с ним происходит. Странно, но боль действительно исчезла. Чертовщина какая-то! Харвонт удивлённо и с опаской посмотрел на китайца. Уж не колдун ли он какой-нибудь?

Джулия взволнованно наблюдала за мужем. Она заметила, что ему стало легче, и всё же спросила:

-  Как ты, милый?

-  Кажется, - растерянно пробормотал тот, не веря в происходящее, - рука больше не болит.

Джон еле заметно улыбнулся. Этот фокус он тоже знал, но опять предпочёл промолчать.

-  А теперь, Гарри, дайте мне свою руку, - потребовал Жень Чжао, и Харвонт с удивлением ощутил, как его рука помимо его воли начала подниматься.

Далее произошло ещё более странное. Лупая глазами, он изумленно наблюдал, как китаец бесцеремонно ощупывает его распухшую кисть, делая с ней чёрт знает что, а он при этом не испытывал никакой боли. Только тепло и легкое покалывание, какое обычно бывает, когда отсидишь ногу. Проделав напоследок замысловатые пассы, Жень Чжао попросил Джулию принести из аптечки бинт. Когда она это сделала, он наложил на кисть тугую повязку и уверенно заявил, что завтра Гарри уже сможет драться.

-  Может, это всё сон? – Гарри настолько ошалел от всего того, что с ним произошло, что никак не мог прийти в себя. – Может, я сплю, а? Ведь если завтра я смогу драться, значит, сегодня я ничего себе не сломал. А раз…

-  Нет, дружище, это не сон, - прервал его излияния Джон и попытался объяснить ему, что с ним произошло. – Ты возомнил себя всемогущим и непобедимым и поплатился за это. Из-за своего гонора и невежества ты сломал себе кости кисти. Но учитель Жень выше всего этого. Как великий мастер ушу, он не только доказал тебе, что ты ошибался на свой счёт, но и вылечил твою травму. К ужину твои кости срастутся, а завтра кисть будет как новая. Заметь, в Штатах тебя ждала бы ампутация.

-  Бред какой-то, - пробурчал изумлённый Гарри и с пола перебрался в кресло. В нём он почувствовал себя комфортнее.

Джулия, как верная подруга, села рядом с ним на подлокотник.

-  Только не волнуйся, дорогой, - мягко проговорила она ему, - мы уже скоро будем завтракать. Не так ли, Джон?

-  Так, Джулия, - тут же откликнулся Джон, - я уже звоню в «Голубую Лагуну».

Пока Купер связывался с рестораном, Гарри напряжённо о чём-то думал. Потом открыл рот:

-  Учитель Жень, а как это называется, то, что сейчас было?

-  Цигун, - коротко ответил гонконгский кудесник.

-  Чего? – не понял вначале Гарри, но потом до него дошло. – Ах, да, цигун. Самые невероятные легенды о нём рассказывают. Вот где ты должен проявить свой талант, Джон, - обратился он к другу, - а ты таскаешь нас по лесам и болотам.

-  Я подумаю над этим, - пообещал Джон и, положив трубку, с улыбкой добавил. – А сейчас иди и отдохни немного, забияка. Но не расслабляйся. Как только мы приведём Билли в божеский вид, сразу пойдем завтракать.

Нравится
08:45
20
© Александр БЕЛКА
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.

Пользовательское соглашение