Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Картофельное поле

Гершон Немировский был опытным хозяйственником,умел принимать ответственные решения,знал жизнь и людей,и,вдобавок,имел не плохое образование.

И,поэтому,когда большевики экспроприировали у него мыловаренный завод,когда страна пережила ужасы Гражданской войны,когда повсеместная разруха вселяла уныние,а страшный голод обнажил все пороки человеческие,он понял,что ничего уже не изменить,и нужно как то приспосабливаться к новой жизни и к новой власти,его ,вдруг,вызвали в Губком и предложили должность директора сахарного завода.

В общем то,никакого завода уже давно не было,оборудование было украдено и растащено,рабочие,большей частью,погибли на фронтах братоубийственной войны или подались в города в поисках заработка,так что ,от ,некогда процветающего предприятия,оставалось только полуразрушенное кирпичное здание,в голых стенах которого гулял ветер.

В добавок ко всему,не было и сырья,той самой сахарной свеклы,которую нужно было где то раздобыть,засеять,при удачном стечении обстоятельств,собрать урожай и ,таким образом,сдвинуть с мёртвой точки это чрезвычайно сложное дело,не выполнив которое,можно было запросто встать к стенке.

И Гершон,со всей своей еврейской смекалкой,со всем своим еврейским трудолюбием,и,со всем своим еврейским умением находить правильные решения,взялся за дело.

Товарищи с Губкома ничем помочь не могли,ни деньгами,ни оборудованием,ни,даже,семенами для посева.
Зато,они выдали ему справку,которая открывала ему любые двери и кабинеты в губернии,чем он в последствии не раз пользовался.

Новоиспечённый директор начал с того,что наладил связь с еврейскими дельцами,(что там греха таить-и не с еврейскими тоже),и сумел убедить их в получении выгоды,ссудив ему денег.При абсолютной невозможности что то достать в то тяжёлое время,он умудрился приобрести строительные материалы на ремонт завода.

Он нашёл людей,которые тайно держали в закромах семена свеклы,и всего,чего душа пожелает,и ,каким то невероятным способом,уговорил их выдать ему на посев,не заплатив за это ни гроша.

Он ездил по соседним городам и сёлам,и,с миру по нитке,всё-таки,собрал нужное оборудование для завода.

Он лично ходил по хатам и увещевал мужиков и баб начать работать,где уговорами,а где и угрозами,зная,что платить будет нечем.

Он с утра до вечера носился по всему району,переделывал кучу дел за день,проводил множество встреч,сам во всё влезал и за всем следил;вставал по ночам и ездил проверять,как охраняются засеянные поля;он практически не бывал дома,а спал урывками на продавленном диване в своём кабинете при заводе.

И,в конце концов,при титаническом усилии и колоссальном труде,завод начал давать сахар !!!..

...Потом был маслоперерабатывающий завод,а за ним-птичники,коровники,маслобойни,МТС и много еще чего было...

И всё это не за ордена,не за привилегии,не за какие -нибудь благодарности.
А после третьего инфаркта,он слёг,и до самой кончины уже не поднимался.
   Никто ни разу не зашёл и не проведал,и в последний путь,кроме самых близких,никто не проводил...

...Я спросил у бабушки Рахели,где похоронен её отец ?
-На старом еврейском кладбище,-ответила она.И добавила:
-Он был большой человек,мы назвали тебя в честь него.
-А давай сходим туда !-попросил я.
-Нет у меня сил на это,сынок.Не могу я там находиться.Попроси Веру,соседку нашу,пусть покажет тебе дорогу.

Рано утром мы отправились с Верой на старое еврейское кладбище.Всю дорогу Вера что  то говорила,говорила...а я не слушал,я думал,что меня назвали в честь прадеда,а я ничегошеньки про него не знаю...

...Мы остановились возле поля,аккуратно разбитого на участки и засеянного картофелем.Я спросил у Веры,почему мы остановились ?

А мы уже пришли,-она показала на картофельное поле,-вот оно,кладбище.

Я в недоумении переводил взгляд то на поле,то на Веру и не мог вымолвить ни слова...потом зашагал в сторону поля.
Вера крикнула мне в догонку:
-Осторожно !Не потопчи посадки !
А я шёл по полю и шёл,пока,вдруг,не увидел в высокой траве между грядками,чёрного,обтёсанного камня.Он не стоял,он был повален,людьми ли,непогодой ли...

Я присел на корточки и стал очищать его от травы и грязи,пока не увидел на нём полустёртые надписи на иврите и такую же,полустёртую,звезду Давида.

Оглянулся вокруг-тут и там,в траве,средь картофельных рядов,чернели поваленные надгробные камни похороненных когда то давно,евреев.Где то здесь ,среди них,был камень и моего прадеда,в честь которого меня назвали...

...Вера звала меня,кричала,что пора возвращаться.А я всё сидел на земле;щипало в глазах,и у меня было ощущение очень близкой и родной,но безвозвратно потерянной связи с этим местом.

Нравится
18:45
98
© Григорий Мармур
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение