Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Как я геологом работал. Глава III

Как я геологом работал. Глава III

Глава II   https://lit-salon.ru/proza/kak-ja-geologom-rabotal-glava-ii-9225.html


Глава III. «Arbeit macht frei» ( «Работа делает свободным») © Лоренц Дифенбах


И вот он, первый рабочий день! Ещё с вечера установил особо противный сигнал будильника на мобиле, и вот пожалуйста! Мёртвого разбудит! Начинаем утреннюю гимнастику!
Первое упражнение – позёвывание! Выполняется с подвыванием. Второе – потягивание. Но времени на раскачку нет, посему переходим к водным процедурам. Пока бабуля готовит нам завтрак, закуриваю первую сигарету.
Взъерошенные от сна «сокамерники», протирая помятые физиономии, нехотя выползают из дома.
Завтрак. Свежие, прямо из-под курицы, яйца, с насыщенным янтарного цвета желтком, мммммммммммм!
Не успели запить всё чаем – за забором урчание двигателя и сигнал клаксона. Приехали!
Загружаем в прицепы оборудование: лопаты, два мотобура «Штиль», некий таинственный конус и коробки с пустыми банками. (Зачем?)
Дружно занимаем места и выдвигаемся. Пока полёт нормальный. За окошком мелькают южнорусские пейзажи, на обширных полях идут в колос зерновые, бодро прут из земли подсолнухи, весело светит солнце, жизнь кажется ослепительно яркой, прекрасной и удивительной. Пока.
Из автомобильных динамиков несётся голосок Muriam:

«Ghmorni we khalli albi yedoob anan, anan…»

И прёмся мы по равнинам и холмам, по полям и буеракам, выебинам и колдоёбинам, сверяясь с GPS (кто не в курсе – это девайс такой, услужливо сообщает твои координаты на бренной матушке-Земле по спутнику), и вот она, первая точка. Мотобур – на изготовку. Начинаем бурить. Постепенно бур уходит в земную твердь, шурф, а в просторечии – дырка в тверди земной, готов. Немедленно надо запихивать туда пресловутый конус, соединённый резиновыми трубками с газоанализатором, стеклянной трубочкой с сорбентом, на конце этой хитрой цепочки – насос, чудо японской техники, но с российскими ручками, которые мы, взявшись вчетвером, друж-но тя-нем-по-тя-нем… Поршень насоса идёт туго, лица (рожи) у всех зверские, как при запоре, даже старый добрый мат помогает слабо. И так раза три!
Ещё один «коллега» спешно собирает налипшие на шнеке бура земляные «колбаски», помещает их в баночку и аккуратно закатывает, вроде как хозяйка делает помидорчики-огурчики-грибочки на зиму.
Сворачиваемся – и на следующую точку. И так в цикле. Едем, поминая недобрыми словами «теоретиков» из столицы, которые «рассчитали на бумаге, да забыли про овраги», поскольку маршрут проходит именно по оврагам, небольшим прудам, словом, по пересечённой местности.
Иногда приходится переть по полям, и ость колосьев чувствительно царапает ноги. Подсолнечник тоже вносит свою лепту в борьбу с наукой, его шершавые стебли также прибавляют царапин. Как тут не вспомнить: «Я вегетарианец не потому, что люблю животных, я НЕНАВИЖУ РАСТЕНИЯ!!!»
«Точка», ещё одна, пять, десять…
Спину палит беспощадное солнце, уполовинили залитый с утра «под завязку» сосуд Дьюара, но «отлить» никому не хочется. Всё выходит пОтом.
Пот заливает глаза, ссадины жгут немилосердно.
Но вот, наконец, последняя «точка». Всё, домой! ДОМОЙ!!!
В динамиках уже хнычет Juanes:

"Tengo la camisa negra
Hoy mi amor esta de luto
Hoy tengo en el alma una pena
Y es por cilpa de tu embrujo
Hoy se que tu ya no me quieres
Y eso es que mas me hiere
Que tengo la camisa negra
Y una pena que me duele"

И опять полями, степью. Иногда из-под колёс выскакивает зайчишка и, высоко подпрыгивая, удаляется. Или мелкий облезлый зверёк, идентифицируемый, как лисичка, озабоченно сваливает от нас подальше.
Ура, приехали, речка Иловля!
Кажется, что как только зайдёшь в воду – она зашипит!
Покачиваюсь на водной поверхности. Каааааайф!
А вечером – ужин. Бабка наша готовит очень вкусно, но есть одно маленькое «но»! Бабка подслеповата, а посему в салат нам попадают не только огурчики-лучок и прочее, но и расчленёнка в виде кусочков мух, коих здесь немеряно.
А вечером – песни-пиво-неспешные беседы «за жисть»…
И, едва доковыляв до постели – сон. Аыыыыыыыыыыыыыыуааааа…
* * *
Следующий день – работа на дегазаторе.
Не хочется грузить технически неподкованный народ в сущность работы этого прибора, ставшего моим орудием пыток на половой, просите, полевой сезон. Скажу лишь, что те самые баночки, который накануне закатывали, нагревались, потом крышка протыкалась специальным штуцером, и воздух из баночек постепенно отсасывался электронасосом, ещё потом через систему колб и вентилей «переливался» в барботёры, плавающие, как подлодки, в погружённом состоянии, в тазике с соляным раствором, после чего концы трубок перекрывались резиновой трубкой, а на саму ёмкость присобачивался ярлычок и драгоценный сосуд, обёрнутый в газету, бережно укладывался в ящик.
Кроме того, часть грунтов из баночек помещаю в конвертики с указанием номера профиля и пробы. Высыпать оставшийся грунт из банок лень, а поэтому пол бабкиного сарая представляет собой уникальную коллекцию грунтов близлежащих районов. «Супесь», «глина», «суглинок», «алеврит», «известняк» становятся для меня уже не абстрактными понятиями, а чем-то явственным и насущным.
Порыкивает движок насоса, побулькивает солевой раствор в колбах, из-за чего «товарищи по партии» называют мой агрегат «бульбулятором».
«Бульбулятор воздух гонит,
Лопастями рокоча,
От него Серёга стонет,
Эх, СолОдча – СолодчА!» - дружно попеваем сочинённую мною песенку вечерами.
- Серёёёёёёёёёёж! – кричит бабка.
- Чегоооооооо?
- Хочешь пирожка со бзднюкой?
- С чеееееем?
- Да с бзднюкой же, говорю! С паслёном по вашему!
Экзотическое название ягоды веселит до колик. Но пирожки вкусные, да!
Предлагаю пирог коту, но Бусик-Ебусик брезгливо отворачивает усатую морду.
- Серёж, - делится бабка своими проблемами. – Индюшата вот пропадать начали. Не он ли разбойничает?
- Да вроде не замечен! – встаю на защиту приятеля. – Может, соседские коты в татьбе сей повинны?
Бабка решается на смелый эксперимент, и вечером несчастный котишка отправляется в КПЗ, то бишь в баньку, а возле его кормушки бабка коварно ставит капкан, чтобы ночной разбойник был пойман и сурово наказан.
И вот утро.
- Баб Зой, а где кошак-то?
- Ой, забыла! – бабка вызволяет несправедливо обвинённого и оклеветанного кота из узилища, и он, радуясь свободе, оголодавший за ночь, летит к своей кормушке.
- Миавуууууууууууууууууууу!!!! – раздаётся пронзительное кошачье верещание.
Всё ясно. Бабка забыла убрать капкан от его кормушки, и несчастный, ни в чём не повинный котишка попался в неё…
- Мявуууууууууууууууууууууууу!!! - ещё истошней.
Бабка пытается открыть капкан, но зубы и когти обезумевшего от боли зверька оставляют на её руках кровоточащие царапины.
Я бросаюсь на помощь, набрасываю на зверя куртку-"энцефалитку" и освобождаю его от стальных челюстей капкана. Котик, прихрамывая и обиженно мявкая, удаляется под дом, зализывать раны и поругивать неблагодарное и несправедливое человечество.
И дни идут за днями…
- Ничего, мужики! – подбадривает нас Сан Саныч. – Скоро студенты на практику приедут!


 Продолжение следует....
Нравится
17:30
24
© Сергей Штурм
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.

Пользовательское соглашение