Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

ЯИЧНИЦА. АНАЛЛЮЗИВНАЯ КОМЕДИЯ

Пуня Лёлькин

Яичница

Аналлюзивная комедия

 

А.А. Райчонку

Зигмунд, Зигмунд-Крокодил, Наше солнце

проглотил.

 

Речица, 1994 год

ДЕЙСТВУЮЩИЕ  лица :

Элла Трофимовна - на ваш вкус и воображение.

Её товарки:

Продавщица и Парикмахерша.

Тележка - восходящая звезда районного телевида.

Оператор - флегматическая личность.

Крутой, Григорий Люцианович - качёк.

И-Ван - в просторечии Иван, прима эго Григория Люциановича.

Кастанед - Костя, молодой человек продолговатого роста.

Парамон - с шахматами в одной руке и стопкой пластинок в другой.

Света - танцевальные движения, вдохновение.

Махариши -   Макар.

Непосвящённые и Гармонист.

Саша Нелюбин - с перебинтованной головой, затем с перевязанными зубами, затем...

Тёзка - молодой человек маленького роста.

Михалыч - дед-шептун.

Ольга Максимовна - интеллигентка.

 

В речах действующих лиц постоянно - ошибки и оговорки.

 

Пролог

 

Продавщица расхаживает решительным солдатским шагом.

Парикмахерша записывает за ней.

За ширмой лежит Элла Трофимовна, видны только её ноги.

 

Продавщица. Горная кислота…

Парикмахерша. Какая кислота?

Продавщица (поправившись) - Борная кислота - 10%, манная каша или...

Парикмахерша. ...манна небесная (смеётся, точнеё, сокочет).

Продавщица. Только ты грамотная такая!

Парикмахерша. Экс муженёк выдрессировал, до сих пор икается.

Продавщица. Манная каша или картофельное пюре - 80%, сахар - 10%, добавьте белого вина с пряностями...

Парикмахерша. Ну, прямо зелье приворотное.

Продавщица. Раскладывайте приманку в местах посещения тараканов...

Парикмахерша. ...и мужчин (сокочет).

Продавщица. ...три раза в день.

Парикмахерша. Бесполезно.

Продавщица: Для тараканов капельная вода и тёплая пища - источник  жизни. Они размножаются через 2-3 месяца.

Элла Трофимовна (чарующим голосом). О-О-О-Й!

Парикмахерша. Тоскует сердечная! О-О-Й!

Продавщица. Да не переживай ты, ей богу! Плюнь!

Парикмахерша. На мужика надеяться - век счастья не видать

(сокочет).

Продавщица. Страдает-то как, сердечная! О-О-Й! Двадцать лет жила, детей нажила, в ежовых рукавицах, паразита, держала, поблажки не давала, а он, щука, всё равно сорвался с крючка и был таков!

Парикмахерша. Нет клиентов. Стричь не кого, одна мелюзга. (Раскладывает карты).

Продавщица. А я люблю интеллигентных. Зашёл один ко мне такой сегодня, ничего не рюхает, лук гнилой купил, и спасибо говорит. Лишний рубль с него, поверьте, брать жалко. Но, бывает, зайдёт дама из себя интересная. Она мне тысячу, а я ей три сдачу. Она и не заметила будто, а сердце тук-тук-тук - вижу, заколотилось от нечаянной радости. Берёт так рассеяно и на выход. Вот тебе твои университеты! Ну, канай, думаю. Это тебе на бедность, интеллигенция.

Элла Трофимовна. О-О-О-О-Й!

Парикмахерша. А карта ему идет какая! И за что ему, плюгавенькому, жизнь такая хорошая ?

Продавщица. А вы знаете? Без мужиков вполне спокойно жить можно.

Парикмахерша. Спокойно можно, а вот так, чтобы как козочке, весело и резво (хватается за поясницу) - не получается.

Элла Трофимовна. О-О-О-О-Й!

Продавщица. Муха в чай попала.

Парикмахерша. Это к подарку или гостинцу.

Продавщица. На прошлой неделе это было. Мой благоверный храпит во всю ивановскую, а у меня, вдруг, бабоньки, в ногах сладость так побежала!

Парикмахерша. Как ?

Продавщица. Так, что и мужика не надо.

Элла Трофимовна. (встает, закутанная в простынь; тень удивительной её фигуры падает на ширму; слышен чарующий голос). Видение было мне.

Парикмахерша. Заговорила. Трое суток не ела, не спала, извелась-то как. Ты поплачь, Трофимовна, говорят, помогает. (сокочет )

Элла Трофимовна. Не-е-ет. Собаки меня покусали.

Парикмахерша. В год Собаки-собаки кусают, это к божьему дару.

Элла  Трофимовна. Чёрный космос, вижу, борется с белым. Несупруга своёго вижу. Блаватская и Рерих, взявшись за руки, идут.

Продавщица (командно). Да не переживай ты так, Трофимовна! Чайку попей!

Элла Трофимовна. Маловеры. Э-нер-ге-ти-ку чую.

 

Гаснет свет.

Чей-то голос: Шас будет секс.

 

Гроб повапленный

 

Парк над рекой. Лирическое состояние.

Выходят И-Ван, Тележка.

 

Вслед за ними - Крутой с устройством, напоминающим миноискатель, что-то отмечает в общей тетради. Оператор флегматично наблюдает происходящеё.

 

Тележка. «...и тогда уж он сходит с ума, боясь потерять. А если теряет, безумно ищет себя то в одном, то в другом. Человек робок, потому, что терять боится».

И-Ван. Человек - существо умное.

ТЕЛЕЖКА. Может быть, в этом месте снимать будем.

И-ВАН. Не знаю, не знаю. Доверьтесь Григорию Люциановичу.

ТЕЛЕЖКА. Это мое первое интервью. Совсем недавно это был бы такой волнующий материал.

И-ВАН. Напрасно вы так. Мы не прихоть моды, мы вечные странники. Так что ещё ваш профессор говорил?

Тележка. (раскрывает свою изящную записную книжку, читает). «Человек не верит в себя, не верит в то, что только ему дано. Не верит в счастливую судьбу, не развивает светлое воображение. Боль оставляет больший след в его памяти, чем радость».

И-ВАН. Какой чудесный запах. Да, сакура. Восточный запах.

ТЕЛЕЖКА. Это акация.

И-ВАН. Акция, акация, а каштаны! Цветы, цветы смотрите какие! Царские короны.

ТЕЛЕЖКА. А там внизу, у самого берега сирень цветёт.

И-ВАН. Ерунду говорит ваш профессор. Человек - это эксперимент, экскременты, бездомная собака. Что верно - то верно, боится. Скучный народец, серый.

ТЕЛЕЖКА. А мне, знаете, сегодня молодой человек так элегантно...

И-ВАН. Враки! Внутрь загляни - гроб повапленный.

ТЕЛЕЖКА. Я немного волнуюсь. Пожалуй, закурю.

Крутой. Шабаш!

ТЕЛЕЖКА. Что?

И-ВАН. Это именно то место. Энергетически благоприятное.

Тележка. (несколькими характерными движениями оправляет себя. Грудным голосом, улыбаясь, оператору). Вы готовы?

Оператор. Что?... (спохватившись) Всегда готов. Как будем снимать?

ТЕЛЕЖКА. Тень от носа не падает?

ОПЕРАТОР. Не падает.

ТЕЛЕЖКА. А вот так?

ОТТЕРАТОР (Не глядя на неё). И так не падает.

ТЕЛЕЖКА (деревенея). Тогда начали. (Раскрывает записную книжку, пробегает глазами текст, снимает солнцезащитные очки. Пытается улыбнуться.) Завтра в нашем городе открывается семинар молодых мистиков «Ноев  ковчег». Среди участников - люди разных духовных убеждений. Они обменяются своим религиозным опытом, а наиболеё оригинальные идеи будут опубликованы в журнале с одноименным названием. Проводят этот семинар духовные  ученики Эллы Трофимовны, геоэнергетик Крутой Григорий Люцианович и мастер восточных учений и единоборств Иван...

И-ВАН. Зовите меня просто - И-Ван, что в переводе с китайского означает «КнязьЧерного Камня».

 

(И-Ван делает глубокий вдох, затем продолжительный свистящий выдох, медленные движения, напоминающие гимнастику У-ШУ).

 

ТЕЛЕЖКА. И-Ван, несколько слов о вашем семинаре. Кто примет участие в нём?

И-ВАН. Прежде всего, я хотел бы сказать о тех, кто не примет участие. Миша Гофман, медитировавший в переходах метро, открыл свою школу в Нью-Йорке. Увы, не просветит он вас. Сеня Кронштадтский! Человек питерской субкультуры 70-х годов. Даже в «Сайгоне» о нём мало кто слышал. Он известен только в узких элитарных кругах питерских интеллектуалов.

ТЕЛЕЖКА. Что Вы говорите?

И-ВАН. Некогда, он поступал на «истфак», или «фак. ист» Московского, Питерского и даже Гомельского государственных университетов. Но, слава комиссиям, не поступил. Ныне он занимается написанием какой-то книги со Славой Розенкрейцером, но я не знаю, что общего между этими людьми.

ТЕЛЕЖКА. Как?

И-ВАН. Да очень просто. Слава занимается трансцендентальной метафизикой в области неопознанного, а этот неудавшийся историк роется в ямах наших полусгнивших архивов и пытается выудить оттуда максимум информации. Кстати, и не только они. Не примут участие супруги Кашумовские, работающие в области парапсихологии над диалектическим методом сокрытия истины. Не будет их и им подобных. Мы с Эллой Трофимовной принципиально с ними не согласны. «Проще надо быть!» - это девиз нашего семинара.

ТЕЛЕЖКА. Что Вы имеёте в виду, когда говорите о конце света?

И-ВАН. В конце этого тысячелетия три девятки повернутся, и время потечет вспять.

ТЕЛЕЖКА. Благодарю вас, И-Ван. Следующий мой вопрос геоэнергетику Григорию Люциановичу Крутому. Как Вы находите наш город?

КРУТОЙ. Шамбала!

Тележка. Чем Вы будете заниматься ?

КРУТОЙ. Шабашить!

ТЕЛЕЖКА. Что бы Вам еще хотелось сказать нашим телезрителям?

КРУТОЙ. Шабаш!

ТЕЛЕЖКА. Что?

И-ВАН. Приближайтесь к истине.

Тележка. (кивая головой, как японский болванчик). К истине приближайтесь.

И-ВАН (низким голосом). Ждём-с. Тупик космонавтов, 13.

ТЕЛЕЖКА. Обязательно придем. (оператору) Сняли ?

ОПЕРАТОР. Сейчас гляну.

ТЕЛЕЖКА. (достает сигарету, с претензией на изящество прикуривает). Для начала неплохо. Затем снимаем Махариши. Ну что?

Оператор. Они ушли ?

ТЕЛЕЖКА. Ушли.

Оператор. Звук не записался.

ТЕЛЕЖКА. Почему?

Оператор. Микрофон не подключили.

 

Уходят.

 

ТЕЛЕЖКА. Ну почему вы мне этого не сказали? Ну что теперь делать?  И сигареты кончились.

Оператор. Ничего, сигареты купим, текст наложим. Нирвана.

Кастанед.  Тёзка, Тёзка! Он свою жизнь на десять лет вперёд знает, и все воспринимает просветленно и мудро.

Светло, спокойно.

Я 6 умереть хотел.

Тёща видно не даст.

Буддизм отрицает и смерть и жизнь. Жизнь - иллюзия, и смерть - иллюзия. Вот откуда у него стойкость к неурядицам и других призывает.

Пусть выгонит снова жена.

Уйди, не взглянув на окно.

Не опасайся горшка.

Как и всякий поэт, он предугадывает своё будущеё, а я хочу отринуть Майю. Вот эта девушка - иллюзия. Мои чувства - иллюзия, и это дерево - иллюзия, и я сам... Домой, хочу домой, пи-пи...

 

Парамон и Крестьянка

 

Парамон со стопкой пластинок. Света с этюдником, у неё танцевальные движения.

 

Парамон. Мир искусства - это и возвышенно и прекрасно. Они любят друг друга, вместе поют, играют в футбол, вместе на вечеринках. Смотри по телевизору, какие они весенние. Они поют и призывают быть вместе с ними. У меня сердце так и скачет от радости. Я тоже буду петь.

Света (ставит этюдник и начинает работать). Ну, так пой.

Парамон. Нет, это банально, это пошло. Я не хочу петь как Пугачева или Кинчев. Я хочу петь как Орфей, чтобы и птицы, и звери, и люди слушали меня (Смотрит, что изобразила Света). Здорово, здорово! Ты молодец! Вот если здесь цвет сделать болеё нервным. Импрессионистов напоминает. Ты работай. Ищи себя.

СВЕТА. А ты?

ПАРАМОН. У меня должно быть мистическое озарение. Чтобы во время моего пения у людей появлялось сверхсознание, сверхинтуиция, сверхслух.

СВЕТА. Сверхнюх, сверхзуд, сверхзуб...

ПАРАМОН. Мы должны дружить, Света. Ты художница, ты должна понять меня.

СВЕТА. Зачем тебе столько пластинок и шахматы. Этого - не понимаю.

ПАРАМОН. Я хочу знать всё, что было. Чтобы не изобретать велосипед, и чтобы это было... сверхъестественно.

СВЕТА (иронически). Парамон, ты гений!

ПАРАМОН. Это не имеёт отношения к искусству. Это медитация на основе знаний. Творчество должно быть коллективным медитированием, оно должно быть соборным.

СВЕТА. Да, в тихом Парамоне скромность не умрёт. Так что же мешает тебе петь?

ПАРАМОН. Ты не поверишь, Света, не могу петь, потому, что бабочки нет.

СВЕТА. Так сшей.

ПАРАМОН. Она у меня должна быть. Просто быть.

СВЕТА. Так ты - франт.

ПАРАМОН. Да. Я аристократ... от искусства. Ты меня понимаешь, Света?

СВЕТА. Где нам, крестьянам.

ПАРАМОН. Я же чистосердечно, всё как есть, а вы мне всё обрубаете. Мне приснилась Элла Трофимовна. У неё чудный грудной голос. Она прекрасная Незнакомка, и я думаю, она мне всё объяснит и подарит внеземное вдохновение и голос.

СВЕТА (продолжая работать). Дважды два четыре, четыре, четыре.

 ПАРАМОН . Да-да,  мне  Махариша рассказывал о её связи с космосом, даже мантра новая снизошла на него.

СВЕТА. Элла Харе, Элла Харе.

Ой, Трофимовна моя.

ПАРАМОН. Но я, знаешь, боюсь.

СВЕТА. Так ты заяц, кролик белый?

ПАРАМОН (испуганно). Я тигр . В том-то и дело. Этого я и боюсь. Хищник  не может быть гением. Только чистая душа достойна божественного вдохновения.

СВЕТА (сложив этюдник). А на меньшее ты не согласен? (Весело   хлопает Парамона по спине. От неожиданности он роняет пластинки). Как это не ловко, не гармонично. Прости, Парамон. Дай я тебе помогу.

ПАРАМОН (вспылив). Вали отсюда, импрессионистка.

СВЕТА. Классики-люди сдержанные, воспитанные и на пустяки не обижаются. Бери пример с великих.

 

За сценой слышны приближающиеся распевы на мотив

«В Багдаде все спокойно,

Дважды два четыре, четыре, четыре».

 

Тайна восьмерки. На сцену, как ошпаренный, выбегает Саша Нелюбин.

 

Саша Нелюбин. Смысл жизни в чём? Ты для чего-то родился. А если не для чего? Нет. Предназначенье есть, а ты его не знаешь. А надо ли его знать. Ведь тебя космос... а почему космос, а не мама. Правильно я говорю? Вот думай, думай, в чём смысл. А он большой, огромный, загадочный. Смысл или космос? И ты не для того здесь, чтобы есть и пить. А я люблю чай и мамины блины. Загадка. Смысл в том, чтобы душу найти. А если не терял её? Загадка, тайна. У души враги есть, мне сказали. Мне сказали, что все врагами могут быть. Вот в чём страх жизни. А выход в нумерологии. Восьмёрка - загадочная фигура. Это бесконечность, а бесконечность - бессмертие. Точка на соприкосновении двух нулей и есть граница между Бытием и Небытием. Хожу по восьмёрке. Да, ходить по восьмёрке. Если я объясню это Махариши, он предложит и своим последователям ходить по восьмёрке.

 

Уходит

 

Озарённый Макар

 

Парамон. Макар, Непосвящённые. Непосвящённые поют, размахивают руками, пританцовывают, двигаются по кругу против часовой стрелки.

Первая женщина. Я давно так себя замечательно не чувствовала!

Вторая женщина. Я читала, что инопланетяне возвращают молодость.

Третья женщина. Девочки, в этом году никаких грядок!

Первая женщина. Чувствую себя шевырнадцатилетней.

Вторая женщина. Нелюбин правильно посоветовал Махариши.

Третья женщина. Кто, Саша?

Вторая женщина. Саша.

Первая женщина. Что посоветовал?

Вторая женщина. Что нужно двигаться против часовой стрелки.

Третья женщина. Ах да, это движение против времени...

Первая женщина. И сохраняет молодость.

Вторая женщина. Я после занятий порхаю. Правда муж язвит, что после зарядки было б то же самое.

ТРЕТья женщина. Ага, а мантра?

 

Поют. «Дважды два четыре, четыре, четыре».

 

Первая женщина. Правда, девочки, Макарушка на инопланетянина похож?

Вторая женщина. Особенно, когда постригся. Весь так и блестит. Я помню, как он с бидончиком за молоком в магазин ходил.

Вторая женщина. Руки у него целебные.

Первая женщина. Хозяйственный мальчик. Я думаю, если б ему пришлось корову гладить…

Третья женщина. Да, молоко тоже было бы целебным.

 

Поют. «Дважды два четыре, четыре, четыре».

 

ПАРАМОН. Макар! (Макар не откликается) Макар! (Нет ответа) Махариши! (Макар поворачивает в его сторону улыбающеёся лицо.) Можно я с вами буду петь? (Макар в танце делает приглашающий жест). Я здесь, в сторонке, стоять буду, но петь буду с вами.

«Дважды два четыре, четыре, четыре»

Здесь, в этом месте, нужно включить фанфары, чтобы всё ликовало от радости. А здесь орган. Да, обязательно орган. Для величия и красоты. И нежную флейту. Вот здесь, на переходе. Нет, я понял, я напишу великую ораторию «Дважды два четыре, четыре, четыре» и посвящу её духовным людям, дерзким безумцам в этом сереньком мире. А здесь хор, оркестр скрипок. А там - большой, большой барабан. Бум-бум. Как это замечательно звучит у меня в душе.

 

Ходит по сцене. Что-то обдумывает. Размахивает руками. Двумя словами -процесс пошёл.

 

Те же. Вбегают Оператор и Тележка.

 

ТЕЛЕЖКА. Успели. Начинаем работать. Микрофон подключён?

ОПЕРАТОР. Подключён, но звука нет.

Тележка. Как же нам быть?

ОПЕРАТОР. (Возится с камерой). Теперь есть.

ТЕЛЕЖКА. Начинаем работать?

Оператор. Попробуем.

Тележка. Махариши! Уважаемый Махариши!

ОПЕРАТОР. Где Махариши? Так это же Макар. От армии косит?

ТЕЛЕЖКА. Достопочтенный Махариши, нам известно, что Вы и ваши последовательницы примите участие в семинаре «Ноев ковчег». Вы откроете тайну вашего просветления?

МАХАРИШИ. Как дважды два четыре.

ТЕЛЕЖКА. Как пришло к Вам озарение?

МАХАРИШИ. Во сне. До выпускных экзаменов.

Тележка. К чему призывает Ваша мантра?

МАХАРИШИ. Повторение моей мантры очищают душу, ум, улицы и воздух, солнце и канализационные трубы. Мантра учит видеть мир таким, какой он есть. Трава зелёная и дважды два четыре.

ТЕЛЕЖКА. Говорят, что Ваша мантра многое проясняет и упрощает.

МАХАРИШИ. То, что говорю я, говорю не я, а говорится через меня.

 

Неожиданно появляется гармонист. Частушечные переборы. Возникает пауза. Все смотрят на него. Гармонист растягивает меха, женщины вступая в круг, поют частушки. Оператор снимает.

 

Первая женщина.

Наша Таня намудрила

Космонавта закадрила.

А подруга Танина -

Инопланетянина.

ТЕЛЕЖКА. Нет-нет, не снимайте. Не соответствует материалу.         

Вторая женщина.

Две старухи на печи

Ждут омоложения.

Одной восемьдесят лет,

Другая - без движения.

МАХАРИШИ. Соберу подаяния и в Индию, Индию, Индию. Там рис, как в Китае, а у нас что? Бульба! (Уходит).

Женщины (спохватившись). Махариши, Махариши! (Бегут за ним.) И мы в Индию.

ЖЕНЩИНЫ. (распевают). «Дважды два четыре, четыре, четыре».

 

(Оператор просматривает записанное).

 

ОПЕРАТОР. Куры, слава богу, не летают...

Тележка. Всё в порядке?

Оператор. Они ушли?

Тележка. Ушли.

 

Оператор закуривает.

 

 

Тележка. Ну что?

Оператор. И кирпичи случайно не падают.

Тележка. Звук не записался?

Оператор. Полосы на записи.

ТЕЛЕЖКА. Какие полосы? Это мистика?

Оператор. Какая  мистика. Не могу я работать с «Ямахами». Вот платили бы хорошо, - был бы секс.

Тележка. Это мистика. Ну почему я такая несчастливая? Все знают, - всё у меня есть, а не везёт.

 

Уходят.

 

Голос за сценой. Ближе к телу!

 

 

Эпохальный момент.

 

Фон и сама сцена заполнены самыми различными символами и знаками, в том числе, и дорожными, вперемешку с плакатами типа: «Не стой под грузом отрицательных эмоций!», «Что нужно есть и что можно!», «Открой третий глаз!», «Идеи семинара в жизнь!»

Перед входом - баночка для пожертвований.

Звучит орган.

 

И-ВАН. Что ж, возлюбленные братья и сестры наши, наступил знаменательнейший, эпохальнейший, не побоюсь сказать, исторический момент открытия нашего семинара в вашем городе. Человечество упустило путь, который является более естественным, чем безобразно существующий. Мысль общеизвестная, вызывающая лёгкие споры, переходящие в яростные мордобои и диспуты. Мы тоже будем и диспутировать, и спорить (потирая челюсть), но без возмущения, благоговейно, ибо истина... это определенное энергетическое состояние, познанное Эллой Трофимовной. Это вход в иной, альтернативный мир, это спасение. Нынешний мир - мир катаклизмов, кризисов и не разрешимых проблем... (про себя) с катафалками. И разве сознание человека способно справиться с этими проблемами? Нет, нет, и еще раз нет. Мы видим Вавилонскую башню мусора человеческого сознания, Эйфелеву башню безвыходности Бытия. Так давайте же всё это с легкостью отбросим и отправимся в дальнее духовное странствование по бескрайним просторам вселенского подсознания, освобождающее нас для истинного восприятия иного мира. Безгрешие вашей души подсказывает нам сам Космос, он же и определяет величину Вашего бескорыстного взноса в наше священное дело. Эти средства пойдут на поддержку подлинных ученых, работающих в области паранаук.

Оставим за порогом, возлюбленные сестры... с братьями, суетные земные заблуждения и помянем о вечности. "Ноев Ковчег" открыт для всех.

 

 

Тележка, открыв записную книжку, со значительным видом делает какие-то пометки.

Оператор на середине речи перестал снимать, смотрит в зал и мирно покачивает головой.

 

Ни хохла, ни бульбяша.

 

Появляется Валера-массажист.

 

ВАЛЕРА-МАССАЖИСТ. Здгаствуйте.

КРУТОЙ. Еврей?

ВАЛЕРА-МАССАЖИСТ. Что вы под этим... думаете?

КРУТОЙ. Проще надо быть!

ВАЛЕРА-МАССАЖИСТ. Куда уж проще.

И-Ван (берёт под руку Валеру-массажиста). Еврей - божий народ.

КРУТОЙ. Вражий народ!

И-ВАН. Не торопитесь с выводами, Григорий Люцианович. Открываете своё дело?

ВАЛЕРА-МАССАЖИСТ. Преимущественно, на общественных началах.

И-ВАН. Вы истинный сын своего народа.

 Крутой (трясёт счётами). Космос подсказывает!

И-ВАН (подкатывает глаза,   затем наклоняется к Валере-массажисту, что-то говорит на ухо).

ВАЛЕРА-МАССАЖИСТ. (Согласно кивает головой, но возмущается.). Это невозможно. Это сверх моих возможностей...

И-ВАН. Это Ваша реклама.

ВАЛЕРА-МАССАЖИСТ. (ходит в задумчивости, затем, улыбаясь). Здоровье народа стоит некоторых жертв.

И-ВАН. Был уверен (показывает куда надо бросать деньги), что мы найдём общий язык. (Открывает дверь).

КРУТОЙ. (с досадой). Космос подсказывает!

И-Ван. (с еврейским акцентом). Гриша, у тебя уже есть деньги на новую биолокационную рамку.

 

 

Вбегает Саша Нелюбин с перевязанными зубами.

 

САША НЕЛЮБИН: А как же русские?

Крутой. Рогоносцы!

И-ВАН. Носороги. Вариант: нос, как у бога. Смотри. (Подкатывает глаза. Гнусавит). Космос подсказывает. (Открывает один глаз. Саша Нелюбин с испугом и надеждой смотрит на него). С чем пришёл к нам, страждущий духом и телом, ступающий по воде аки по суху?

САША НЕЛЮБИН: Да вот... смысл жизни ищу, батюшка.

И-ВАН. Космос подсказывает, ничтоже  сумняшеся, вздох... Тьфу ты, взнос, ничтоже сумняшеся.

КРУТОЙ. Чё, в нос?

САША НЕЛЮБИН: Взнос или в нос?

И-ВАН. Взнос, родимый. Пока взнос. (Показывает  в сторону баночки). Выкладывайте всё, что у вас есть на душе.

САША НЕЛЮБИН: Возьмите, нате, вот, вот, и ещё вот!

 

Саша Нелюбин выворачивает карманы брюк, затем пиджака, рубашки, снимает пиджак, рубашку, начинает снимать брюки.

 

Крутой. Шабаш!

И-ВАН (открыв дверь, толкает его). Ступай холоп, чувствуй себя как дома, аки паки херувимы, не забывай, что ты на семинаре. Ступай, яко посуху.

 

Входит с авоськой, наполненной бутылками пива, Тёзка.

 

Тёзка. А я белорус.

КРУТОЙ. Белорус - голова как арбуз.

И-ВАН. (осматривает Тёзку  и  даже сочувствующе). Может не всё так безнадёжно?

КРУТОЙ. Белорусы - авно!

 

Медленно подходит Кастанед.

 

Кастанед. Я - большое, продолговатое авно?

И-ВАН. (осторожничает). Белорус?

Кастанед. (угрожающе). Нет ни еврея, не эллина, ни хохла, ни бульбаша.

И-ВАН. Правильно, верно! Никого нет. Впрочем, это не важно. С чем вы пришли к нам, почтеннейший, искатель истины?

Кастанед. Мир - это иллюзия, и я тоже - иллюзия. Большая, продолговатая иллюзия.

И-ВАН. Это понятно, а с чем вы ещё (потирает пальцами у носа Кастанеды.) к нам пришли? Ну, ну...

Кастанед. (спохватившись). А! (Медленно поднимает ногу, достает из носка). Это всё, что дала мне мама.

И-ВАН. Это, конечно не деньги, - иллюзия (открывает дверь).

Тёзка. (тоже хочет пройти). Белорусы, значит, не авно.

И-ВАН. Деньги есть?

Тёзка. Тогда я неформал.

И-ВАН. Ты уже, наверное, не только пиво пьешь. Книжки надо читать – источник знания.

ТЁЗКА. Скааажете (уходит).

 

 

Юноша бледный.

Вбегает Парамон.

 

Парамон. (радостно). «Ноев Ковчег» - это новые горизонты, Арарат знаний. Искусство должно вернуться в лоно религиозной духовности. Другие утверждают, что искусство и есть религия. Или наоборот. А я хочу соединить все идеи, понимаете. Дать людям услышать музыку сфер и петь...

Крутой. Мальчик из хора Пятницкого. (Крутит пальцем у виска).

И-ВАН. Вы у нас собираетесь петь?

ПАРАМОН. (приподнимает стопку пластинок, трясёт шахматной доской). Я учусь петь.  Когда в моём голосе проявятся мистические  мечтания  всех  культур, я обязательно начну петь. На площадях, на рынке, на пляже. Я буду глаголить истину и восхищать людей к новой жизни.

И-ВАН. У нас вы получите всё, о чём мечтаете. Кстати, эта книга восполнит пробелы в ваших знаниях и решит многие ваши проблемы. У вас есть проблемы?

ПАРАМОН. (в растерянности). Как по телевизору, непривычно для слуха. Ну, наверное, есть. (С уверенностью) Да, я хотел бы, чтобы моя душа пела. Пела каждую минуту, каждую секунду.

Крутой. (трясёт счётами). Шабаш!

И-ВАН. (в сторону). Какой-то кайфолов окультуренный. (Парамону) Григорий Люцианович прав. Берите, мы распространяем эту бесценную книгу. Не пожалеете.

ПАРАМОН. (взяв книгу, читает название). «О страшной тайне бытия, Эммануил Ройзенкрейц».

И-ВАН. Просмотрите оглавление.

ПАРАМОН. (находит оглавление, читает). «Возвращение эзотерического спиритуализма».

И-ВАН. Вы понимаете?

ПАРАМОН. (Поддавшись нажиму). Актуальнейшая проблематика. (Читает дальше). «Рецепт от греха»  и «Что нужно знать о любви».

И-ВАН. (Читает название следующей главы). «Несколько слов о квантовой механике»

ПАРАМОН. «Трансцендентальная метафизика в области виртуального»

И-ВАН и ПАРАМОН. (Вместе). «Человек должен стать другим существом».

ПАРАМОН. Я много об этом думал, сегодня же прочту эту книгу. Или нет. Отложу эту книгу на чёрный день, а лучше - на радостные дни, я буду пить эти знания, как ароматнейшее вино. Спасибо вам, огромное спасибо!

Крутой. (Трясёт счётами). Такой молодой, а уже алкоголик.

И-ВАН. (взволнованным голосом). Она того стоит. Всего ...97 баксов.

ПАРАМОН. Вы говорили... распространяете.

И-ВАН. По всей вашей необъятной республике, естественно.

ПАРАМОН. У меня нет таких ...

КРУТОЙ. (Делая пассы  руками). Нездоровая энергетика. В ауре артиллерийские пробоины. Да и к тому же она серая.

ПАРАМОН. Что он говорит?

И-ВАН. Лечиться вам надо, молодой человек… ауру, биоэнергетическое  поле, знания пополнять.

ПАРАМОН. (Возбуждённо). Вы правы. Сбегаю домой, продам игровую приставку. У меня сосед её хотел купить.

И-ВАН. (Ласково). И не забудьте, что надо внести взнос за участие в семинаре.

 

Парамон убегает, затем возвращается.

 

ПАРАМОН. А я успею?

И-ВАН. Если постараетесь.

 

Парамон убегает, затем возвращается.

 

ПАРАМОН. А Элла Трофимовна будет?

И-ВАН. Если не будет занята.

 

Парамон убегает, затем возвращается.

 

ПАРАМОН. А что вы думаете о конце света?

И-ВАН. Это в компетенции Эллы Трофимовны.

ПАРАМОН. Почему же тогда?..

Крутой. Шабаш!

ПАРАМОН. Я побежал. Я скоро 6уду. (Его голос за сценой). Я успею.

Крутой. (Оттирает пот, трясёт счётами, агрессивно). Космос подсказывает!

И-ВАН. Не  расстраивайся, Гриша. Нужно быть болеё терпимым к маленьким человеческим глупостям.

 

Гуру и его тёлки

 

Гурьбой выходят Непосвященные. Их подгоняет Махариши.

Ходят от Крутого к И-Вану по восьмёрке то в одну, то в другую сторону, напевая «Дважды два четыре».

 

И-ВАН. (Игриво). Девочки-мальчики, пастухи-пастушки, вот баночка. Взнос – сто по сто стотинок, как говорят в, братской до сих пор, Болгарии.

МАХАРИШИ. Дважды два четыре, четыре...

И-ВАН. Или сорок по двести пятьдесят.

МАХАРИШИ. Дважды два четыре, четыре...

И-ВАН. Четыре, четыре, в эту баночку по две с половиной четыре.

 

Вбегает Тележка, за ней Оператор.

 

Крутой. Тело. Вижу.

И-ВАН. Делаете успехи, Григорий Люцианович, а пресса делает взнос на столько, насколько чиста её совесть.

Тележка. (Бросает деньги, загадывая). На удачу.

И-ВАН. (Шутит, довольный сборами). Всего-то сто по сто, я бы сказал, скотинок.

 

Кто-то из женщин кокетливо хохочет.

 

И-Ван. (С кавказским акцентом). Вы понимаете юмор, дааа?

Махариши. Дважды два четыре, четыре.

И-Ван. Четыре, генацвале, четыре, четыре.

 

Сопровождает всех за дверь.

 

Крутой. Шабаш!

И-Ван. Всё путём, Гриша. Мы улетим в тёплые, жаркие, знойные, очень знойные края. Когда здесь будут лютые морозы.

Крутой. Как дважды два четыре, четыре. (Отбрасывает в сторону маленькую баночку, она оказывается без дна. Берет нижнюю большую. Нежно обнимает её) Шамбала!

 

 

 

Вбегает Парамон.

 

Парамон. Я не опоздал?

И-ВАН. В самый раз, батоне.

Парамон. Вот мои...

Крутой. Сюда бросай, в баночку.

И-ВАН. Вот вам и книга, юноша бледный, источник знания. (Открывает Парамону дверь).

Крутой. Я б его!

И-Ван. Работе время - потехе час. Выговориться дай, а хлебом не корми.

Крутой. Когда летим?

И-Ван. (Укоризненно). О душе думать надо, Гриша, ублажать её надо и тешить. Зашабашим - полетим.

 

Чистота - залог здоровья

 

Крутой выводит участников семинара на сцену. Здесь же Оператор и Тележка.

Шествие напоминает «Слепых» Брейгеля.

 

Крутой. Проходите сюда, проходите. Ближе, еще ближе. Ближе к этому кругу. (Григорий Люцианович напоминает удава Каа, участники - загипнотизированных обезьян. Крутой встряхивает руками). Сбросьте здесь отрицательную энергию.

 

Все трясут руками над корзиной   для мусора.

 

Крутой. Отбрасываем от себя гнев, зависть, несправедливость. Очищаемся духовно. Думаем хорошо. (Угрожающе). Я тебя говорю, музыкант. Я тебе говорю!

ПАРАМОН. Да я… ничего.

И-Ван. (Парамону). Есть чёрные пятна, есть. Сбросьте. Очищайтесь.

 

Парамон трясёт руками.

 

И-Ван. Ну вот, совсем другое дело. Вы чувствуете?

 

Парамон недоуменно пожимает плечами.

 

КрутоЙ. (Обращается к народу). Сбросили чёрную энергию? Не слышу!

Голос. Кажется, да.

Крутой. Креститься надо, если кажется. Кстати, крестики у всех есть?

Все достают, показывают. У Валеры - могендовид.

 

И-Ван. Сюрикен?

ВАЛЕРА-МАССАЖИСТ. (Утвердительно). Могендовид.

КРУТОЙ. Церковь в вашем городе расположена на разломе. Геонеблагоприятное место. Молитвы до Бога не доходят. В церковь не ходите - результат обратный будет.

Теперь разгрузимся эмоционально. Разобраться парами. Разобрались? Стали друг против друга. Как в детстве перед зеркалом, корчим рожицы. Начали. Не стесняйтесь. Эмоционально разгружаемся. Давайте, давайте.

 

Какофония звуков и физиономии.

 

Крутой. Пошли дальше. Стоп. (Берёт бубен). С каждым ударом бубна впитывайте чистую космическую энергию. (Бьёт в бубен и пляшет. Участники при каждом ударе в бубен изображают танец или вздрагивают. Саша Нелюбин танцует вприсядку). Учитесь отличать добро от добра и зло от зла. Становитесь продвинутыми бойцами. Армагеддон - последний и решительный бой!

И-Ван . А начнём мы с основы основ - народной мудрости, мимо которой, чтобы не говорили, все проходят мимо. Но не мы. Вопросы есть?

ПАРАМОН. Скажите, а чем сейчас Элла Трофимовна занята?

И-Ван . Вопрос не по теме. Прошу вас, Михалыч.

 

Истоки начал

 

К кафедре выходит Михалыч, откашливается.

 

Михалыч. Господа и бабы, буду краток: человек не скотина - испортить недолго. Верь глазам голубым, синим, сизым, васильковым. Бойся чёрного глаза и карего. Порчу отхаживают, идучи задом.

Тёзка. Чем отхаживают?

 

Естественно -  пауза.

 

МИХАЛЫЧ. Идти надо назад и повторять как «Отче наше» - «Не добрый глаз не гляди на нас». Но лучше мыло за пазуху бросить или булавку застегнуть напротив того места, которое чтобы не сглазили. Читали в газете? (Достаёт газету, читает) «В столице Нигерии - Лагосе у мужчин похищают половые органы. Членовредительство происходит безболезненно и незаметно для жертвы от одного прикосновения к его …, вы и не отгадаете даже, от одного прикосновения к его руке».

Еще до войны у деда тараканы из дома поползли, по деревне заяц бегал и кукушка летала. Дед сразу же завел черную собаку, черную кошку и черного петуха. А для чего, я вас спрашиваю?

Тёзка. Знамо дело, хозяйство.

И-Ван. Неформал пробрался. Без билета.

Крутой. Ушибу.

И-Ван. Погодь маленько.

Михалыч. Нет. Если тараканы из дома поползли, примета верная, к пожару.

Парикмахерша. (Экзаменует). А вот если в доме чёрные тараканы развелись? Большие.

Михалыч. Это к счастью. Тёзка. А что с домом стало?

Михалыч. В войну разбомбило, но не сгорел же. Вот какие вы знаете поговорки и приметы, но маловедомые. В этом вся сила.

Тёзка. Отвага мёд пьет и кандалы рвёт.

Кастанед. Не поймал карася, поймаешь щуку.

ПАРАМОН. Собакой залаешь, а петухом не запоёшь.

Махариши. Не авраамься, не исаакься, не иаковься.

Оператор. Счастье не корова - не выдоишь.

Продавщица. Хитёр бычок, языком под хвост достаёт.

САША НЕЛЮБИН. В весёлый час и смерть не страшна.

Михалыч. А с бутылкой вина и жизнь красна! Пропала на прошлой неделе "Мицна", найти не могу. Я и говорю домовому. «Завяжу бороду, если не отдашь» Вернул, голубушку. Куда он денется. Приметы надо, господа и бабы, знать толковые. О заговорах рассказывать не буду. Случится что, приходите. Я вам не врач какой-нибудь, пошепчу. А если у кого случится эманация, у меня для этого есть презерветизация.

 

Блудная точка

 

Валера-массажист, потирая руки.

 

ВАЛЕРА-МАССАЖИСТ. Продаю вам... Вы хорошие люди, ничего плохого мне не сделали, поэтому продам вам бесплатно один секрет. Если клиенту необходимо расслабиться, массаж... Покойника выносят ногами... Совершенно верно! Если надо расслабиться, массаж делаем от головы к ногам. Если же необходимо вызвать чувство эйфории, обилие сил, отрицательный потенциал Инь - от ступней ног перемещаете, по необходимости, выше и совокупляете его с мужским началом - Ян. (Переходя в иную тональность, замысловато откидывается). Я практикую все известные и менее известные виды массажа. Например, массаж рогами оскорбленного мужа, но лично моей выдающейся заслугой является открытие блуждающей точки Цу-Ки. При обнаружении и попадании в неё, вы мгновенно наполняетесь... И вам покажу. (Пальцем бьет в ногу). Нет, простите, промахнулся. Еще раз. (Тыкает пальцем в бедро). Вот! (Надувается). Вот оно! Видите, пошло. Прилив энергии. (Возвращаясь в прежнее состояние). И последнее. Даже если вы не имеете начального образования, помните: ваш клиент - это музыкальный инструмент. Кушетку, маэстро.

 

Облизывается, осматривая участниц. Рассеяно, в сторону Продавщицы.

 

ВАЛЕРА-МАССАЖИСТ. Вот вы.

Продавщица. Я? (Сокочет).

ВАЛЕРА-МАССАЖИСТ. Пардон, мадам. Лучше вы, мадемуазель.

Она. Я?

ВАЛЕРА-МАССАЖИСТ. На живот   через левое плечо. Се ву пли?

Она. Ага, уи.

 

Валера хрустит пальцами. Как пианист поднимает руки.

Звучит музыка необходимая режиссеру. Пятиминутная импровизация.

Валера ласкает, делает rock-n-roll прыжки, мнет, гладит,

плотоядно облизывается и т.д.

Обессиленный падает.

Два медбрата уносят кушетку вместе с клиенткой. Валера встает, шатаясь, уходит. Собравшись с последними силами, делает объявление.

 

ВАЛЕРА-МАССАЖИСТ. Перечень услуг - по договоренности. Баня №1, рядом с парикмахерской. Где моя Цу-Ки?

 

Шахматы Парамона

 

ПАРАМОН. Мы, вы понимаете меня? Мост между Востоком и Западом. А мне удалось, (размахивает шахматной доской) соединить интуитивную мудрость Востока и божественную логику Запада. На шахматной доске располагаются все шестьдесят четыре гексаграмы. Там же я расположил шестьдесят годовых зодиаков. Остаётся четыре свободные клеточки. Вы спросите, а что же с ними? Но ведь есть время и антивремя, инволюция и эволюция - это начало двойного исчисления, это таблица событий нашей жизни, но ещё не игра.

Есть ещё и нотная  разбивка: вертикаль А и шестая горизонталь -  это ля. Вертикаль и восьмая горизонталь - до второй октавы, С и первая горизонталь - просто до, а  вертикаль D и вторая горизонталь - это ре.

И-Ван. Гриша.

Крутой: Проще надо быть!

Парамон. Сейчас, сейчас всё будет понятно. Ведь самое главное - это фигуры.

Парамон. Король - это транс. Начиная играть, жертвуешь пешкой рассудка...

Тёзка. Ты уже всеми пешками пожертвовал, шахматист

ПАРАМОН. Фигуры - восемь буддийских основополагающих принципов. Ладьи – отключение внешних и внутренних  раздражителей. Кони - прекращение  рассудочной и эмоциональной деятельности.

Тёзка. Живой труп.

Парамон. Слоны - отрешенность и преодоление времени-пространства.

САША НЕЛЮБИН: Сюда бы нумерологию подключить.

И-Ван. Молодой человек, так вы имеете машину времени?

Парамон. Она в нашем сознании. Ферзь - иллюзия всего существующего.

Кастанед. Иллюзия - это ферзь.

ПАРАМОН: Король – это транс. Начинаешь играть, жертвуешь пешкой рассудка…

ТЁЗКА: Ты уже всеми пешками пожертвовал, шахматист.

Парамон. ...или эмоциями, зато получаешь темп и отрешение от раздражающей действительности, осознаешь связь земных судеб и небесных действий. Ведь каждая клеточка шахматной доски связана с определенным временем и эпохой. Это же – «Игра в бисер». Помните?

Крутой. Ваня, чего он?

И-Ван. Гриша, терапия.

Крутой. Проще надо быть!!

Парамон. Да нет же, это всё просто.

И-Ван. Ну вот, у нас и споры пошли, диспуты.

Парамон. И  не надо бояться коварных замыслов противника. Размышление  и отбор вариантов преобразуются в творчески-образный процесс.  Если  противник ставит фигуру на клетку Тигр, вы - на Быка, потому, что Быки бодают Тигров, а Петухи заклёвывают Собак, Коты гоняют Петухов.

Тёзка. А петухи топчут кур.

Кастанед. Цып-цып-цып-цып.

Парамон. Драконы гипнотизируют Котов, Собаки не боятся Быков, а Козам не страшны Змеи - они их топчут.

Тёзка. Парамон, тебе повестка из военкомата пришла?

Тележка. (Оператору). Вы это отсняли?

Оператор. Эту чушь?

Тележка. Зато, какое вдохновение!

Парамон . Ведь шахматную партию можно спеть. Медитативное пение. (Садится, скрестив ноги). Я буду медитировать и петь. Петь и медитировать.

Тёзка. Декадентщина. Чистое-чистое искусство!

Крутой. Проще надо быть!

И-Ван. Берите пример с Льва Николаевича. Опрощайтесь. Босиком по росе ходите.

САША НЕЛЮБИН. А ведь если это всё заложить в компьютер...

И-Ван. У нас опять диспуты, опять споры.

Крутой. Шабаш!

 

Зубная боль

 

И-ВАН. Григорий Люцианович прав. Одно бесспорно: себестоимость жизни превыше всего. Без цены жизнь пуста. Ищите да обрящете. Цель в цене. Без цели жизнь суета и тлен. Молодой человек! (обращается к Саше Нелюбину).

САША НЕЛЮБИН. Аюшки.

И-ВАН. У вас болят зубы?

САША НЕЛЮБИН. Да.

И-ВАН. Покажи ухо.

САША НЕЛЮБИН. Зачем?

И-ВАН. Ухо подобно эмбриону. В его завитках информация о судьбе человека и его перерождениях.

Крутой. (заглядывая в ухо к одной из женщине). Мясо лопаешь ?

Женщина. Употребляю.

Крутой. В следующей жизни... котом будешь. Сиамским.

Женщина: Ой, мамочка.

Тёзка. А я согласен, если такая жизнь, как у Мурки, соседской кошки. Кормят, заразу, как на убой.

И-ВАН. (Саше Нелюбину). Ты предал своё предназначение.

Тёзка. У котов сложная судьба, если по ушам судить.

САША НЕЛЮБИН. Если ходить по восьмёрке, точка между двумя нулями – это граница между Бытием и Небытием.

Крутой. Шабаш !

И-ВАН. (Саше Нелюбину). Ты - воин!

Оператор. Так это же Саша.

САША НЕЛЮБИН. Я - Саша.

И-ВАН. Саша-воин, повторяй за мной сутру, заключённую в одно священное слово: Омисорой !

САША НЕЛЮБИН. Омисорой!

И-ВАН. (С выдохом). Омисорой!

САША НЕЛЮБИН. Омисорой!

И-ВАН. (С вдохом). Омисорой!

САША НЕЛЮБИН. Омисорой!

И-ВАН. Внимай мне без выдоха и вдоха. Седалище - местонахождение Кундалини. Проводим его через семь главных, и пять малых чакр, составляющих великое двенадцать.

САША НЕЛЮБИН. Седалище?

И-ВАН. Что седалище?

САША НЕЛЮБИН. Проводим.

И-ВАН. Гриша...

Крутой. Кундаааааалини!!! Кундалини, подлый трус, выходи!

И-ВАН. Зубная боль прошла?

САША НЕЛЮБИН. Нет.

И-ВАН (внушает). Зубная боль проходит.

САША НЕЛЮБИН. Нет.

И-ВАН. Григорий Люцианович.

САША НЕЛЮБИН. Уже прошла.

И-ВАН . Гришатерапия. Сублимируем всю энергию в кулаках.

Тёзка. Эту б энергию да в мирных целях.

И-ВАН. При правильном распределении энергии (грозит  кулаком  в  сторону Тезки) слышишь руками, видишь затылком, обоняешь ногами, (обращаясь к Саше Нелюбину). Повторяй за мной движения (изображает  бой с тенью). Материализуй врага. Вот он. Ещё один. Ну, ты и с тремя справишься. Вот. Блок! Блок! Удар! Блок! Удар! Защищайся! Бей! Бей! Круши!

 

Саша Нелюбин отчаянно размахивает руками, бьёт ногой и задевает И-Вана. Свет на сцене гаснет, к авансцене, задыхаясь от боли, подходит И-Ван.

 

И-ВАН. Маргиналы! Какие маргиналы! Вся страна - маргиналы.

 

Появляется свет. К И-Вану подбегает Парамон.

 

Парамон. Я чувствую, вы  и мои возможности можете разбудить, как доктор Райков.

И-ВАН. (корчась от боли). Есть старый, восточный способ мгновенного сатори, если сработает.

ПАРАМОН. Какой?

И-ВАН. Повернись спиной.

ПАРАМОН. поворачивается.

И-ВАН. Сосредоточился?

ПАРАМОН. Сосредоточился.

 

И-Ван со всей силы пинает его.

 

 

Парамон. Эй, ай, ой, о-е-ей!

И-ВАН. (Саше Нелюбину). Чтобы в подсознание уходило, читай на ночь... «Путь знания якута племени Иякиии». Зубы болят?

САША НЕЛЮБИН. Нет!

И-ВАН. Что-то у меня закололо.

 

Ольга Максимовна

 

Ольга Максимовна. Это «Ноев Ковчег»? Здравствуйте. Это же вы говорили о конце света? Да? Чудо произошло, мои дорогие. Я всю жизнь болела: и ноги, и голова, и сердце, и бессонница, и почки, всё и не сказать. А пугливой какой стала, а тут и конец света. Взяла я это в голову: нет, так жить нельзя, думаю. Светопреставление, так и терпению конец. Для начала я только в глаза посмотрела подруге своей. Ни слова она в оправдание не сказала, собралась и ушла. Ну и, слава Богу! Как меня уважительно презирал муж. Думала, всё со временем на место станет, потерплю. А оно всё хуже и хуже, до отвращения. Вон его! К ней полетел, к подруге. Вернулся скоро, но я не приняла. Директриса нашего учреждения глупая, как хвост кобылы, нос по ветру держит. Когда надо было - первой партбилет выбросила. Надо будет - опять вступит.

Работы не знает, тем и живёт до сих пор, что сотрудников унижает. Выведет человека из себя, глаза круглые сделает, как вы, такая интеллигентная и такое! так! говорите! И пьёт, сосёт с наслаждением человеческое возмущение.

Я сделала стрижку, приоделась - сколько же можно тюней ходить. Пришла на работу, она как увидела, в кабинет меня вызвала, вокруг да около ходит... А к работе в нашем деле придраться легче лёгкого, но я её так припечатала тремя фразами. Глаза опустила, истерику не театрализирует, даже поумнела как-то, а я поздоровела. Здоровье возвращается, когда себе и людям правду говоришь. Я только сейчас жить начала. Двое детей у меня, но вот чудо, ничего не боюсь. Низкий поклон светопреставлению, человеком почувствовала себя. Ой, извините, я на минуточку и всё о своём. Всего вам доброго. Дел много, побегу.

 

Ноев ковчег

 

И-Ван. (пожимая плечами). Не из той оперы. Маэстро, тушите свет.

 

На сцене гаснет свет, звучит фоном наркотическая музыка. Участники семинара медленно движутся, танцевальная фантасмагория.

 

И-Ван. (Изображая трансовое состояние, говорит медленно, нараспев.). Для того, чтобы уйти из мира скверны и страданий надо забыть весь тот, извините меня, весь тот кал, которому вас учили в жизни. Вслушайтесь в эту музыку, она поможет обрести вам потерянные древние знания. По друидскому календарю, вы - пальма.

Продавщица. А я?

И-Ван. А вы - береза.

Тёзка. А я?

И-Ван. А ты - пень.

Кастанед. А я - иллюзия.

И-Ван. Войдите в состояние (махаем веточками) своего дерева, в его образ, тогда вы узнаете, откуда пришли, зачем вы здесь и куда идете. Вот вы, я вижу, - из золотого века.

Вторая женщина. А я?

И-Ван. Вы тоже.

Тёзка. А я?

И-Ван. А ты из ворот, откуда весь остальной народ.

Кастанед . Я буду творить реальность силой своего  воображения.

И-Ван. Вы плывёте, вы летите, вы вспоминаете.

 

Зажигается яркий свет. Актеры замирают. Через всю сцену идет Оператор.

 

Оператор. Ямаха-ямаха... Мне бы платили побольше. Я бы и с "Электроникой" справился.

 

Свет гаснет.

 

Тележка. Я всё могу, через ногу, я всё могу, слава могу...

Кастанед. (Обращается к И-Вану). Скажите, что общего между стеной и поросёнком?

И-Ван. Это всё иллюзия.

Кастанед. А в чём разница?

И-Ван. Этот две разные иллюзии.

Махариши. Я буду первым белорусским святым в Индии, или в Китае, или на Тибете.

Парикмахерша. Возвращайся, но не пей. Я буду хорошая - хорошая. Сколько-сколько?

Первая женщина. Горе от ума, горе от ума.

Парамон. (Трезвея). Кастанед, что с тобой?

 Кастанед. Я зайца в лесу поймал и съел его.

Парамон. Ну и что?

Кастанед. Я же вегетарианец. Вдохнул, а выдохнуть не могу.

Тёзка. Ещё один упавший лист.

И-Ван. (шёпотом). Чувствуете связь с космосом?

Участники семинара (шёпотом). Дааа.

 

И-Ван. Мы уплываем, мы спасаемся.

Тёзка . А когда мы спасёмся, мы поставим памятник жертвам потопа.

Парамон. А на душе тяжело. Что это такое?

Тёзка. Торчат.

 

Парамон неожиданно для себя поёт «Разбойника благородного» Участники семинара, замерев, смотрят на него, начинают оживать.

 

Мачеха мира

 

В дверях - Элла Трофимовна. Подбегает к Тёзке.

 

ЭЛЛА ТРОФИМОВНА . Вон! Вон! Вон!

Тёзка. Ты чего, тётенька?

ЭЛЛА ТРОФИМОВНА. Вон! Лох-матый !

Крутой. (торжественно объявляет). Элла Трофимовна!

ЭЛЛА ТРОФИМОВНА. (Подбегает к Парамону) Вон рогатый!

Парамон. За что?

Крутой. Проще надо быть!

ЭЛЛА ТРОФИМОВНА. (Подбегает к Нелюбину) Где твой хвост?

Саша Нелюбин. Нету.

Элла Трофимовна. Вон! Это они тут всю воду мутили.

И-Ван. Зубы болят.

ЭЛЛА ТРОФИМОВНА. Сглазили.

Тележка. Вы та самая ...

ЭЛЛА ТРОФИМОВНА. И тебя сглазили. Всех сглазили. Война чёрному космосу!

 

Голос из-за сцены: «Металлика - сила!»

 

Раннеё звучащая музыка переходит в рёв динозавра.

Гаснет свет.

 

Тривиальный эпилог

 

Детский парк над Днепром. Света. Выходят понурые Тёзка, Парамон и Кастанед.

 

Света. Привет классикам.

Тёзка. Работаешь?

СВета. Радуюсь жизни.

Парамон. Прогрессируешь.

Света. Это как?

Парамон. «Бубновый валет».

Света. А как там «Корабль дураков»?

Тёзка. Догадливая.

Света. Я - ясновидящая.

Парамон. Выгнали нас оттуда.

Света. Тремя дураками меньше там, но больше здесь.

Парамон: Да уж. В чужом бреду похмелье.

Кастанед. Как сказал Пуня Лёлькин .

 

Блеск

и позёрство

прочь

уползли.

 

Света. Что это за поэт?

Тёзка. Теоеретик какой-то.

Парамон: Тёзка, давай создадим группу. Будем на свадьбах лабать, по деревням ездить. Ты будешь лидером, а я идеи иллюминировать.

Тёзка. Чего?

Парамон. Я буду Парамузыкой.

Кастанед. Опять за своё?

Тёзка. Ну, ты и баран.

Парамон. Нет, я Парамон.

 

Мимо проходят продавщица и парикмахерша.

 

Продавщица. Вавилон Африканович - лжепророк.

Парикмахерша. Нет, это Маразм Евграфович - лжепророк.

Парамон. Бррр...

Света. Видели Эллу Трофимовну?

Тёзка. Кикимора болотная.

 

Спешит куда-то Саша Нелюбин.

 

Кастанед. Шурик, зубы болят?

Саша Нелюбин. Нет, не болят.

Тёзка. А почему глаза красные?

Саша Нелюбин. На компьютерах завис, это покруче нумерологии.

Кастанед. Еще одно помешательство.

Тёзка. Чем бы дитя ни тешилось, абы не вешалось...

Саша Нелюбин. А кому быть четвертованным, тому не дано познать удовольствия дыбы.

 

Уходит.

Парамон. Я где-то прочёл, что вера в иную жизнь не должна ставить крест на жизни земной.

Кастанед. Когда насытишься жизнью земной, никогда не спутаешь Божий дар с яичницей.

Тёзка. Кто не верит в себя, тот не верит в Бога.

Парамон. Пойду домой, буду посуду мыть, ковры выбивать, полки навешу, книжки про колхозы и строительство коммунизма читать.

Тёзка. (передразнивает). Суп маме приготовлю, торт испеку.

Парамон. Вкалывать, вкалывать! Как отцы и деды наши, петь их песни и вкалывать.

Света. Ну, Парамон, разродись. Оправдай наши надежды.

Парамон. (отмахивается рукой). Прокрустово ложе ваших мнений!

 

Парамон поёт.

 

Я люблю тебя, жизнь,
Что само по себе и не ново,
Я люблю тебя, жизнь,
Я люблю тебя снова и снова.
Вот уж окна зажглись,
Я шагаю с работы устало,
Я люблю тебя, жизнь,
И хочу, чтобы лучше ты стала.

 
Мне немало дано -
Ширь земли и равнина морская,
Мне известна давно
Бескорыстная дружба мужская.
В звоне каждого дня
Я так счастлив, что нет мне покоя,
Есть любовь у меня,
Жизнь, ты знаешь, что это такое.
Есть любовь у меня,
Жизнь, ты знаешь, что это такое.

 
Как поют соловьи,
Полумрак поцелуй на рассвете
И вершина любви,
Это чудо великое, дети.
Вновь мы с ними пройдём,
Детство, юность, вокзалы, причалы,
Будут внуки потом,
Все опять повторится сначала.

 

 
Ах, как годы летят,
Мы грустим, седину замечая,
Жизнь, ты помнишь солдат,
Что погибли тебя защищая.
Так ликуй и вершись
В трубных звуках весеннего гимна,
Я люблю тебя, жизнь,
И надеюсь, что это взаимно.
Я люблю тебя, жизнь,
И надеюсь, что это взаимно.

 

Слова: Ваншенкин К.

Музыка: Колмановский Э.

Нравится
20:35
66
© Пулькин Леонид Андреевич
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение