Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

История 7. Маятник

История 7. Маятник

История эта случилась два с половиной года назад, когда мы учились уже в седьмом классе. И началась она с моего вопроса:

- Интересно, когда всё-таки будет контрольная по математике?

Вопрос не был адресован ни Кольке, ни Ленке Мышкиной, с которыми я вместе шёл в школу. Он прозвучал просто так, абстрактно. Потому что тогда, - в понедельник утром, никто из нас троих не мог знать, когда состоится итоговая математическая контрольная: сегодня, завтра, послезавтра, или, может быть, даже через неделю? Более того, даже наша Иннушка ещё не знала точной даты - ведь день проведения контрольной работы определяли не педагоги школы, а какой-то чиновник из минис­терства образования.

Каково же было моё удивление, когда Колька ответил:

- Контрольная будет через три дня - в четверг.

- Откуда ты знаешь? – естественно спросил я.

Колька смущённо погладил веснушки на носу и промолчал.

- Что, Доля, тебе жалко сказать? – пришла мне на помощь Мышка. – Небось Иннушка узнала, когда будет контрольная и проболталась тебе одному по секрету? Или у тебя знакомые в министерстве завелись?

- Ничего мне Иннушка не проболталась. И знакомые у меня в министерстве не завелись, - Колька махнул рукой: – Ладно, скажу. Только вы не смейтесь.

- И чего это мы будем смеяться, - ответил я. – Давай, колись.

- Действительно, - поддержала меня Ленка. – Рассказывай, Доля.

Некоторое время Колька шёл молча. Собирался с мыслями, очевид­но. Затем начал говорить, причём, весьма туманно:

- Понимаете, в мире ещё очень много загадочного и непонятного. Взять, к примеру, гипноз, телепатию, телекинез или примитивную левитацию… Пока учёные не могут объяснить механизм всех этих явлений… Есть только гипотезы. Или возьмём обычное гада­ние… Откуда к умелому гадателю приходит нужная, а главное – правиль­ная информация? Откуда, я вас спрашиваю?

Что мы могли ему ответить? Я и Ленка только переглянулись и пожали плечами.

- Вот и учёные точно так же пожимают плечами, - вздохнул Колька. – Как ни развита современная наука, но она ещё очень далека от совер­шенства.

- Ты что, издеваешься? – не выдержал я. – Мы у тебя про конт­рольную спрашиваем, а ты нам уши несовершенной наукой засоряешь.

- Да это же я вступление сделал, - Колька тоже повысил голос. – Пре­дис­ловие, так сказать, для полной ясности и вашего более глубокого внед­ре­ния в тему… В общем,.. маятник у меня есть. С его помощью можно спрог­нозировать какую-либо ситуацию, можно получить ответ на тот или дру­гой вопрос. Но за счёт чего возникают ответы такого маятника, пока не­известно.

- Маятника? Какого маятника? – спросила Мышка.

Колька достал из кармана обычную железную гайку с привязанной к ней ниткой, показал нам и сказал:

- Металлический предмет подвешивают на нить или тонкую цепочку длиной около пятнадцати сантиметров. И всё – маятник готов! С давних времён люди, когда хотели что-либо узнать, пользовались его услугами: задавали маятнику вопросы и получали на них ответы. Считалось, что посредством маятника человек общается со своим ангелом-хранителем и тот ему подсказывает правильные ответы.

- То есть, тебе эта железяка на нитке сказала, что контрольная будет в четверг? – ехидненько спросил я. – И как же это она делает? Может, у неё рот есть и язык? А голос у неё какой, ржавый?

Я думал Мышка оценит мою шутку, но не тут-то было.

- Прекрати острить. Ты смотри, какой юморист выискался, - одёрнула она меня. – Мне моя бабушка тоже когда-то рассказывала про такой маятник: золотое колечко на цепочке. Бабушка любила у колечка что-нибудь спрашивать, особенно когда молодая была.

- Враки всё это, сказки и небылицы, - воскликнул я, очень обиженный на Мышку.

Она попыталась мне возразить, что-то хотела рассказать про вещие сны и разные там необъяснимые явления. Но мы уже вошли в школу. В коридоре царили обычные шум и топот спешащих в классы ног – не очень подходящее место для споров. К тому же по пути нам встретилась Светка Афанасьева.

- Ленка, - закричала она на весь коридор. – Я тебе сейчас такое расскажу, такое…

Мышка тут же забыла и про меня, и про маятник, а стала слушать какую-то свежую новость-сплетню.

Как и всегда, мы с Колькой сели за одну парту. Прозвенел звонок и вместе с учительницей по русскому языку в класс вошла наша Иннушка.

- Минутку внимания, - сказала она. – Вы уже знаете, что в ближайшие дни должна состояться итоговая контрольная работа по математике. Так вот, в субботу нам в школу позвонили из министерства… Контрольная состоится на этой неделе в четверг на третьем уроке. Все слышали? Смехов, я у тебя персонально спрашиваю, чтобы потом ты не говорил: я не знаю, я не слышал…

Иннушка ушла и начался урок русского, а мне теперь не давал покоя вопрос: как всё-таки Колька мог узнать день проведения конт­роль­ной?

- Доля, - тихонько позвал я его и толкнул в бок. – Доля, ты это серьёзно? Ну,.. с маятником разговаривал?

- Серьёзно, - ответил он, продолжая писать в тетрадь предложения с прямой речью.

- А как ты с ним разговаривал?

- Что, интересно стало? - Колька отложил ручку и с усмешкой посмотрел на меня: - Ты же говорил: враки, сказки и небылицы.

Я помедлил с ответом, зато вместо меня заговорила учительница:

- Коликов, то есть,.. Доликов, что это ты там улыбаешься? Может, ты уже составил три предложения? Тогда иди к доске…

- Маятник разговаривать не умеет, - затронул Колька интересующую меня тему, когда снова вернулся за парту. - Зато он умеет отвечать: “да” или “нет”.

- Как же это он умеет отвечать, если разговаривать не умеет?

- Он отвечает своими колебаниями, - сказал Колька. - На переменке покажу.

На перемене мы вдвоём уединились в укромном местечке школьного коридора.

- Смотри, - тремя пальцами Колька взял за нитку свою гайку-маятник, а локоть руки поставил на подоконник. – Это исходное положение. Обрати внимание, моя рука неподвижно зафиксирована и маятник не раскачивается, просто висит. И вот теперь я задаю вопрос… Скажи нам, маятник, сегодня - воскресенье?

“Какое же сегодня – воскресенье? - подумал я, наблюдая за маятником. – Сегодня – понедельник”.

Странное дело, неподвижно висевший маятник после Колькиного вопроса пришёл в движение и принялся раскачиваться из стороны в сторону.

- Колебания в этой плоскости – означают “нет”, - объяснил мне Колька движение маятника. – Теперь мы у него спросим: скажи, маятник, сегодня понедельник?

Прошло несколько секунд. Сначала медленно, затем всё быстрее и всё увереннее маятник снова начал раскачиваться. Причём направление этого его второго колебания было перпендикулярно первому.

- Видишь, как он теперь качается? – продолжал комментировать Колька. - Вот это его движение: от меня и ко мне,  от меня и ко мне, означает ответ “да”.

- Хм, - хмыкнул я. – Очень интересно. Это, наверное, какой-то фокус. Ты, Доля, незаметно шевелишь пальцами и от этого нитка раскачи­вает гайку?

- Ничего подобного, - Колька сунул мне в руку маятник. – Возьми, сам попробуй. Спроси у него что-нибудь.

Я сжал нитку тремя пальцами и поставил локоть на подоконник. Несколько секунд длилось моё молчание и гайка безжизненно висела на нитке. Наконец, глупо улыбаясь, я выдавил из себя:

- Слышь, маятник, ответь: сегодня – среда?

Я не шевелил ни пальцами, ни рукой, это точно. Но гайка пришла в движение. “Нет” – показывал маятник. Я его остановил, а затем задал второй вопрос:

- Слышь, маятник, сегодня – понедельник?

“Да” – показал маятник.

- А контрольная у нас будет завтра?

“Нет”.

- Контрольная у нас будет в четверг?

“Да”.

- Хм, - хмыкнул я вторично, не зная, что и сказать.

Наблюдавший за мной Колька довольно улыбнулся:

- Убедился? Подобным методом подбора вопросов можно получать инте­ре­су­ющую тебя информацию.

- Но этого не может быть! - не сдавался я. – Погоди! Кажется, мне понятно, как ты всё это делаешь! Ты незаметно дуешь на маятник и он качается в нужную тебе сторону. Точно дуешь! А про контрольную ты от Иннушки узнал! Просто позвонил ей вчера, узнал и решил нас с Мышкой разыграть. Правильно?

Колька отрицательно мотнул головой.

- Хорошо же, - упрямо сказал я. – Тогда методом подбора узнай у своего маятника такую информацию: что я сегодня ел?

- Давай попробуем, - Колька взял маятник в руку и спросил у него: - Серёга ел сегодня колбасу?

Маятник отрицательно качнул своей гайкой.

- Серёга ел сегодня творог?

“Нет”, - показал маятник.

- Серёга пил сегодня молоко?

“Нет”, - отвечал маятник.

Я не выдержал и рассмеялся.

- Серёга ел сегодня яйца?

Мои хихиканья прекратились. Я тупо наблюдал, как всё сильнее раскачивается маятник, своим движением показывая: “Да”.

- Значит, яйца? – спросил у меня Колька. – Наверное, омлет или яичницу?

Ни сказав ему ни слова, я бросился в конец коридора, где висит зеркало.

У меня ещё была надежда, что всё это – розыгрыш, что Колька увидел остатки яичницы на моей физиономии и всё ещё продолжает издеваться надо мной. Нет, лицо моё оказалось чистым. Словно сквозь сон, я услышал звонок на урок.

- Несусветный бред какой-то, - пробормотал я своему отражению и побрёл в класс.

- Что с тобой? – встретил меня у двери Витька Смехов. – У тебя такой видок пришибленный, словно из-за угла мешком по голове схлопотал.

- Тоже мне, юморист нашёлся, - ответил я ему словами Мышкиной. – Отвянь от меня со своими плоскими шуточками.

- Ты чего это ни с того, ни с сего вдруг сбежал? - спросил Колька, когда я сел за парту.

Признаваться, почему я убежал, не хотелось. Пришлось саркасти­чес­ки хмыкнуть и сказать:

- А ты, Доля, у своего маятника выясни, методом подбора.

- Значит, всё-таки не веришь, - по-своему понял Колька эти мои слова. – Эх ты, Фома неверующий.

Я промолчал. Сделал вид, что ищу в учебнике нужный параграф и мне некогда заниматься пустяковыми разговорами о какой-то там подве­шен­ной на ниточке железке. Но это было далеко не так. Сеанс Колькиной “беседы” с маятником так поразил меня, что я даже на некоторое время позабыл и думать о предстоящей в четверг контрольной по математике.

Дома вечером я нашёл в ящике для инструментов гайку, точно такую же как и у Кольки, привязал к ней нитку и закрылся у себя в комнате.

- Сегодня понедельник? - спросил я у маятника, лишь бы что-нибудь спросить.

“Если бы за мной сейчас наблюдали, - посетила мою голову мыслишка-насмешка, - точно бы сделали вывод, что в дурдоме не хватает одного пациента - меня”.

Тем временем маятник пришёл в движение и показал:

“Да”.

- Хорошо, продолжим. Мою маму зовут Света? – назвал я первое пришедшее на ум женское имя.

“Нет”.

Тогда я назвал мамино имя:

- Мою маму зовут Таня?

“Да”.

- Работает, – сказал я самому себе, всё еще не зная, то ли удивляться этому, то ли радоваться.

Мой “разговор” с маятником длился больше часа. Я задавал ему десят­ки любых пришедших на ум вопросов, а он отвечал мне своими колебаниями. Иногда его ответы были непонятны: гайка не раскачивалась из стороны в сторону, а совершала круговые вращения.

- Ага, - догадался я. – Ты мне не говоришь ни “да”, ни “нет”. Значит, ты и сам не знаешь ответы на некоторые вопросы, или просто устал и не хочешь отвечать. Ладно, у меня тоже нет времени долго чесать языком – уроки нужно делать. Да и пальцы  уже онемели держать тебя за нитку. Ответь мне только на один вопрос и я тебя оставлю в покое. Скажи, какую оценку я получу по контрольной?   

Неподвижно висевшая гайка пришла в движение и закружилась по кругу.

- Извини, дружище, - сказал я маятнику. – Тебе был поставлен некорректный вопрос: ведь ты можешь отвечать только “да”, или “нет”… Скажи, я получу в четверг по контрольной “отлично”?

“Нет” – уверенно показал маятник.

Я и сам знал, что скорее летом начнётся снежная метель или наши футболисты выиграют чемпионат мира, чем я получу “отлично” по математике.

- Тогда оценку “хорошо”?

С десяток долгих секунд гайка висела неподвижно, очевидно, маятник раздумывал. Затем он пришёл в движение: крутнулся раза четыре по кругу, а потом с очень маленькой амплитудой показал: “Нет”. И хотя колебания маятника были не очень-то уверенными, мне этот его ответ никак не понравился – два месяца назад я поспорил с папой, что вытяну математику на хорошую оценку.

- И как же это тебя понимать? По-твоему, мне светит схлопотать “трояк” или даже “двойку”? – воскликнул я и в сердцах зашвырнул маятник в ящик письменного стола.

Уроков на завтра задали - сущие пустяки. С ними я расправился довольно быстро. Можно было ещё пойти на улицу погулять или сесть за компьютер и поиграть в “Дельту”. Но последний ответ маятника меня здорово обеспокоил – всё-таки хотелось иметь в четверти по математике более приличную оценку, чем “удовлетворительно”. Чертыхаясь и мысленно ругая “идиотский кусок железяки на нитке”, я открыл задачник и принялся готовиться к контрольной.

Из-за неутешительного прогноза маятника вечера во вторник и среду тоже пришлось посвятить решению уравнений, неравенств и задач – математика всегда мне давалась не очень легко. Зато в четверг эта подготовка дала свои положительные плоды: из двенадцати заданий конт­рольной работы я решил десять – даже не думал, что мне такой подвиг по силам. “Десять заданий из двенадцати – это конечно не высший пилотаж, но довольно-таки прилично!” – рассуждал я, сдавая контрольную работу на проверку.  Однако потом меня стали одолевать сомнения и бес­по­кой­ство: решал я вроде бы всё правильно, а вдруг в вычисления вкрались ошибки?

Вернувшись домой, я долго не решался спросить маятник про будущую оценку - уж очень не хотелось получить неприятный ответ. Затем не удержался и достал его из ящика. 

- Скажи-ка, любезный, - обратился я к нему. – Мне по контрольной поставят “тройку”?

В раздумье маятник висел неподвижно, затем чуть качнулся. И в этот момент мой локоть случайно соскользнул со стола. Спрашивать повторно я не стал. “Не получилось узнать сейчас - и не надо! Зачем раньше времени расстраивать себя? Чему быть – того не миновать. В понедельник узнаю свою оценку”, - подумав так, я даже облегчённо вздохнул и затем включил телевизор.

Ни по одной программе я не нашёл для себя ничего интересного. Кругом или какая-то беспросветная муть или надоедливая реклама: загляни под крышечку и выиграй приз!

“Вроде это так просто – взять и выиграть”, - подумал я.

И тут меня осенило: выиграть – это же очень просто! Элементарно просто! Я бросился к журнальному столику и в газете “Советский спорт” за среду нашёл результаты последних розыгрышей лотереи “Спортлото”. Моё внимание привлекло “Спортлото 6 из 45”. Его “Джек Пот” (громадная сумма, о которой я всего пять минут назад даже не мог и мечтать) составлял призовой фонд предстоящего в эту субботу тиража.

- Значит, “6 из 45”, - вслух решил я, уселся за стол и взял в руку нитку маятника. 

Он неподвижно повис в моих пальцах. А я, тщательно продумав формулировку интересовавших меня вопросов, начал говорить немного дрожащим от азарта голосом:

- Уважаемый маятник, в субботу состоится очередной тираж лотереи “Спортлото 6 из 45”. Ответь, пожалуйста, выиграет ли в нём число 1?

“Нет”,  – сразу же показал маятник.

- Выиграет ли в нём число 2?

“Нет”.

- Выиграет ли в нём число 3?..

Таким способом я перебрал все числа от 1 до 45 и ответы маятника записал на бумаге.  Исходя из них, в предстоящем тираже должны были выиграть числа 7, 16, 25, 28, 41. По трём числам: 11, 34, 39 маятник не дал конкретного ответа и лишь совершал круговые движения вокруг своей оси. 

Проанализировав полученные данные, я снова обратился к маятнику, так вежливо, словно общался не с неодушевлённым предметом, а с живой высокопоставленной персоной:

- Уважаемый маятник, большое спасибо тебе за предоставленную информацию. Но давай, на всякий случай, её проверим. Итак, в субботу состоится очередной тираж лотереи “Спортлото 6 из 45”. Ответь, пожалуйста, выиграет ли в нём число 1?..

Я и маятник снова перебрали числа от 1 до 45. Погрешности в новых его ответах были, но не очень значительные: теперь должны были выиграть числа 16, 25, 28, 34, по четырём числам 7, 11, 39, 41 маятник раздумывал - совершал круговые движения.   

- У нас с тобой есть неточности, - сказал я маятнику. – Давай сосредоточимся и произведём третью контрольную проверку.

И снова я ему задал вопросы о числах предстоящего тиража. И в третий раз маятник из сорока пяти чисел выделил восемь: 7, 11, 16, 25, 28, 34, 39, 41.

Восемь – это же не сорок пять! Из восьми чисел можно составить выигрышные варианты, из которых один обязательно получит “Джек Пот”.

- Ещё раз благодарю тебя, - сказал я маятнику, прежде чем засунуть его в ящик стола. – Ты славно потрудился, а теперь отдыхай.

Мне же было не до отдыха. Вспомнив одну из тем сегодняшней контрольной работы – “Число сочетаний”, я вычислил, что количество сочетаний по шесть элементов из восьми составит двадцать восемь. Над составлением этих двадцати восьми вариантов я и трудился остаток вечера. Несколько раз в мою комнату заглядывали родители. Но увидев, что ребёнок не слушает музыку в наушниках, не играет в компьютерные игры, а что-то пишет, они тактично не мешали мне и закрывали двери с другой стороны.   

“Порядок, - удовлетворённо подумал я, закончив составлять последний, двадцать восьмой вариант. – Завтра я выклянчу у папы деньги, после школы пойду в киоск и куплю билеты. Главное – без ошибок зачерк­нуть нужные числа… Послезавтра, в субботу тираж… Ну а потом…”

Что будет потом я представлял, когда улёгся в кровать. Заснуть для меня - не проблема. Но в ту ночь я заснул не сразу, мешали грёзы о предстоящем богатстве. Словно наяву, я видел себя выходящим из супердорогой машины в сопровождении телохранителей. А школьный директор – Пётр Александрович во главе свиты учителей встречал меня у  крылечка, семенил за мной следом и торопливо приговаривал:  

- Уважаемый… э-э-э… Сергей Геннадьевич, какое счастье, что вы... э-э-э… нашли сегодня время прийти на занятия…

А в школьном коридоре, словно на спортивных соревнованиях, танцевала группа чирлидеров из старшеклассниц. Они махали разно­цвет­ными ленточками и кидали в меня цветы, когда я, улыбаясь и раскла­ниваясь, проходил мимо них в свой класс. 

Затем в моих видениях возник шикарный кабинет. Я - крутой и опытный бизнесмен, одетый по последнему писку моды, проводил очередное совещание и для профилактики отчитывал своих подчинённых за какие-то промахи. Потом я занимался благотворительностью: построил церковь и купил учёному Доле Колесову бесценное оборудование для лаборатории, потом давал интервью журналистам, потом встречался в Кремле с президентом и делился с ним мнением по поводу международной обстановки. Потом… Да к чему перечислять всю ту галиматью, что вертелась тогда в моей голове?

Скажу одно, я прочно уверовал, что уже стал миллионером. Когда же в субботу по телевизору состоялся розыгрыш и из лототрона выпали шесть заветных шаров, до меня не сразу дошло всё произошедшее.    

- Как же так? –  шептал я, тупо пялясь то на экран, то на билеты со своими двадцатью восьмью вариантами - почему-то на выпавших шарах не было ни одного из моих чисел.

Моя прострация продолжалась, пока в комнату не вошёл папа. Он взглянул на мои руки, судорожно комкающие билеты “Спортлото”, и всё понял.

- Играем, значит? – сказал он. – Ты же говорил, что деньги нужны для очень важного дела.

- Я думал, что выиграю, - промямлил я в качестве оправдания вполне дебильный ответ. 

- Индюк тоже думал,.. - папа сделал многозначительную паузу и закончил свою мысль: - Думал,.. да и остался на два месяца без денег на карманные расходы. Ты уяснил?

- Уяснил, - сказал я и пошёл к себе в комнату.

Из стола я достал маятник, вышел с ним на балкон, раскрутил его за нитку и отпустил в свободный полёт – благо, что внизу как раз никого не было.

Вечер этой субботы я просидел дома, воскресный день – тоже. В понедельник моё мрачное настроение слегка улучшила Иннушка – она получила из министерства результаты проверки наших контрольных работ по математике.

 - Не ожидала, что ты так хорошо напишешь, - сказала она мне. – Тебе поставили четыре с плюсом, молодец!

- Ты чего сегодня такой? – спросил у меня Колька, когда мы вдвоём шли из школы домой. – И вчера из дома носа не показывал. Может, случилось что-нибудь? 

- Случилось что-нибудь? – передразнил я его. – Конечно, случилось!

И тут меня прорвало. Я бушевал долго, как закипевший чайник: высказывал всё то, что думал о маятнике. И Кольке тоже досталось, моими самыми безобидными эпитетами в его адрес были: провокатор и шарлатан от науки. Себя же я назвал доверчивым лохом и дураком.

Когда из меня почти весь пар вышел и я замолчал, Колька сказал:

- Ты успокоился?.. Должен заметить, это довольно-таки оригинальная идея: сыграть с маятником в спортлото.

- Издеваешься? – процедил я.

- Отнюдь. Если бы мне такая мысль пришла в голову, я бы тоже сыграл – провёл бы эксперимент. Вот что, Серёга, если ты считаешь меня виноватым в твоём проигрыше, я верну тебе деньги за билеты. Только не сразу, а  частями.

Я взглянул на Кольку. Он говорил совершенно серьёзно и при этих его словах, моя злость полностью испарилась.

- Да отвянь ты со своими деньгами, - ответил я. – Дело вовсе не в деньгах, Доля… Просто обидно,.. уж очень я поверил. Чувствовал себя уже миллионером и тут – на тебе…

- Сочувствую, - Колька усмехнулся. - В эти дни я тоже много экспериментировал с маятником и пришёл к выводу, что на некоторые вопросы он не отвечает, а иногда говорит неправду. Почему? Трудно сказать, - он задумчиво почесал на носу веснушки и продолжил: - Вспомни, Серёга, я тебе говорил: в мире ещё много загадочного и непонятного. Как работает маятник, пока неизвестно. Возможно, он является контактной антенной между нашим сознанием и нашей интуицией или, точнее, предчувствием. Возможно, даже может улавливать предчувствия другого находящегося рядом человека. Вот ты интуитивно предчувствовал, что можешь плохо написать контрольную, и маятник тебе намекнул об этом. Благодаря его намёкам, ты подготовился и написал контрольную хорошо. 

- Что же он мне правильно не намекнул на выигрышные числа спортлото? – съехидничал я.

- Кто знает?.. Возможно, тебе подсознательно понравились именно те восемь чисел и маятник, словно антенна, воспринял это. Но возможно и другое… Представь себе, что посредством маятника твоё подсознательное предчувствие будущего (то есть, по-старинному – твой ангел-хранитель) дало понять, что тебе ещё рано становиться богатым или, что большие деньги не для тебя. Ведь не всем людям богатство приносит пользу, многим оно приносит вред: большие деньги – большие проблемы. А может быть и третий вариант: твоё подсознание воспротивилось такому легко наживаемому богатству, как выигрыш в спортлото, и уберегло тебя от него. Я читал книги некоторых знаменитых экстрасенсов, и в них сказано, что нельзя рассчитывать на шальные деньги – как они пришли, так и уйдут. Деньги должны зарабатываться, тогда от них будет толк. 

- Это всё - философия, -  возразил я. – Каждый человек в нашем мире стремится побыстрее разбогатеть.

- Ясное дело, разбогатеть стремится каждый. Поэтому многие и просаживают впустую деньги на игральных автоматах, - сказал Колька и рассмеялся: – А если бы каждый играл с помощью маятника в спортлото и выигрывал, чтобы было тогда?

- Не задавай глупых вопросов, - ответил я. – Мне и без тебя понятно, что все выигрывать не могут. И давай съедем с этой темы. Наговорил, понимаешь, мне с три короба про разные там интуитивные подсозна­тель­ные предчувствия. Хватит кормить мои уши этими макаронами. Давай лучше поговорим о… 

- Доля! – раздалось позади нас.

 Мы оглянулись. Нас догоняла Ленка Мышкина.

- Хорошо, что вспомнила, - сказала она. – Принесла в школу и за­бы­ла отдать тебе. Вот нашла во дворе.

Из кармашка сумки Мышка выудила гайку с ниткой и показала её Кольке:

- Это же твой маятник?

- Это? Это не мой. Это,.. – Колька выразительно посмотрел на меня.

- Это - ничейный, - сказал я Ленке. – Если хочешь, можешь взять его себе.

Ленка повертела в руке мой маятник и спрятала его назад в кармашек:

- Тогда я его отдам Светке Афанасьевой. Извини, Доля, но я ей проговорилась о том, как ты узнал, что контрольная будет в четверг. Светка теперь мечтает о таком маятнике.

- Вау! – воскликнул я, рассмеявшись: – Индустрия сплетен нашей школы будет поставлена на научные рельсы. Просто замечательно!

Долгое время Светка таскала тот маятник с собой. Она даже умудрялась пользоваться им на уроках. Мало того, благодаря её рекламе некоторый период в школе происходил маятниковый бум. Услугами маятника пользовались не только ученики и ученицы, но и некоторые учительницы (об этом Светка по секрету сообщала своим подружкам).

Ну а мне этот маятник ни к чему. Точнее, пока ни к чему. Пусть сначала учёный Доля Коликов проверит свои гипотезы и точно выяснит, существует ли взаимосвязь между маятником и интуитивным подсознательным предчувствием. И уж тогда,.. тогда посмотрим…

Нравится
06:45
127
© Сергей Артёмов
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение