Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

История 2. Крейсер на мели

История 2. Крейсер на мели

Прошёл всего месяц после солнечно-майонезного эксперимента и о моём друге опять заговорили. Именно после истории с крейсером Доля Коликов обрёл настоящую популярность, а по школьным коридорам о нём пошли гулять небылицы одна невероятнее другой

А всё началось с того, что октябрьским воскресным утром я, Колька, Ленка Мышкина и Витька Смехов поехали на Ивановский пруд. Воз­глав­лял нашу компанию Витька. Он пообещал нам показать грандиозное вод­ное шоу.

- И какое же это будет шоу? – несколько раз спросил я у Витьки, когда мы вчетвером вывалились из троллейбуса и по аллее парка на­пра­вились к пруду.

Но Витька только улыбался и, радостно подмигивая, кивал на боль­шую сумку в своей руке. Он шёл впереди нас и первым спустился по бетонным ступенькам к зеленоватой кромке воды.

- Аля – оп!– воскликнул Витька, словно показывал представление в цирке, и дёрнул на сумке молнию. – Смотрите и восхищайтесь!

- Корабль! – сказал я, заглядывая в сумку. 

- Это не просто - корабль, а военный корабль, – поправил меня Витька. – Крейсер с дистанционным управлением! Как он вам? Гляньте, какие пушки! А винт какой большой! И якоря даже у него имеются. Точная копия настоящего крейсера, только уменьшенная. Мне вчера папа подарил. Супер, правда?

- Вещь, - согласился я с Витькой.

Кольке крейсер тоже понравился, а Ленка демонстративно фыркнула и спросила:

- Кораблик - это и есть твоё грандиозное шоу? Я-то думала…

- Что ты понимаешь, Мышка, - Витька нахмурился: – Хочешь нам настроение испортить? Тебя пригласили на праздник: спуск корабля на воду. Я Светку Афанасьеву не позвал и Наташку Евсееву, только тебя одну, как самую продвинутую из наших девчонок. А ты носом воротишь…

- Вообще-то, женщина на корабле – к несчастью, - вспомнил я старинную морскую присказку.

- Ах, так? – обиделась Ленка. – Я могу и уйти.

Она быстро поднялась по ступенькам, но не ушла. Остановилась на тропинке, демонстративно не смотря в нашу сторону.

- Мышка не сердись, вернись к нам, - крикнул ей Колька и обратился к Витьке: - А ты название своему крейсеру придумал? Каждый корабль должен иметь имя.

- Имя? – озадачился Витька. – Точно! Я как-то позабыл об этом. Я назову его… Я назову его… Я назову его «Варяг». А что, нормальное имя, старинное и геройское. У вас случаем фломастеров с собой нет? Я бы сейчас на нём написал… Мышка, у тебя фломастера какого-нибудь нет?  

Ленка повернулась к нам и помотала головой.

- Как вы лодку назовёте, так она и поплывёт, - вспомнил я второй морской афоризм.

- Что ты этим хочешь сказать? – спросил Витька, осторожно опуская свой крейсер в воду.

- Я хочу сказать, что настоящий «Варяг» утонул, когда наши воевали… точно не помню, с японцами, кажется. Даже песню про него тогда сочинили:

Врагу не сдаётся наш гордый «Варяг»,

Пощады никто не желает…

 

- Вот и мой «Варяг» очень гордый и никогда врагу не сдастся, - ответил Витька и сердито засопел: - Послушай, Серёга, что это тебе всё не нравится? То Мышка – к несчастью, то название не такое… Ворчишь, как старый дед. Не с той ноги сегодня встал?

Эти его слова задели меня. Возможно потому, что Витька кое в чём прав – Мышку я и в самом деле незаслуженно обидел. Но оправдываться не хотелось и я угрюмо молчал, толком не зная, чего бы этакого ответить. Намечавшуюся конфликтную ситуацию разрядил Колька.

- Так мы будем запускать «Варяг» или нет? – спросил он.

Все мы посмотрели на крейсер. «Варяг», слегка покачиваясь на миниатюрной ряби волн, лениво тыкался носом в бетонную ступеньку.

- Конечно, будем! – ответил Витька и достал из сумки пульт управления.

- Когда корабль спускается на воду, о его борт следует разбить бутылку шампанского, - подала голос Ленка. – Я по телеку в одном фильме видела. У тебя, Смехов, есть шампанское?

- Ещё чего? Перебьётесь и без шампанского, - заявил Витька. – Когда будем возвращаться домой, я вас «Кока-колой» угощу… Итак, минутку внимания…

Для большего эффекта он выдержал паузу и бодро продолжил:

- Граждане зрители, попрошу аплодисменты. Мы начинаем наше долгожданное шоу!

Я и Колька принялась хлопать в ладоши. С тропинки нас поддержала Мышка. Под наши аплодисменты «Варяг» заурчал мотором, задним ходом отошёл от берега и развернулся.

- Полный вперёд! - громко скомандовал Витька, орудуя пультом управления.

Набирая скорость и оставляя после себя белую пенную полоску, «Варяг» помчался по воде. В центре пруда он ловко обогнул мель с кучей полузасохших водорослей и ракушек, благополучно достиг противо­по­лож­но­го берега, замедлил ход, и повернул назад.  

 

- Жил отважный капитан,

Он объездил много стран,

И не раз он бороздил океан,

 

- жизнерадостно пропел Витька.

Под его управлением крейсер сделал три круга вдоль берега пруда и вернулся к нам, тихонько ткнувшись носом в ступеньку, на которой мы стояли. 

- Кто желает поводить? – милостиво спросил Витька, протягивая мне и Кольке пультик. – Только не посадите мой «Варяг» на мель. Там в центре песок с водорослями, видите?

- Не волнуйся, - ответил я. – Мы тоже рулить умеем не хуже тебя. Давай, Доля, начинай первым.

Колька управлял «Варягом» минут десять. Потом пультик взяла вер­нув­шаяся к нам на ступеньки Мышка. Она водила крейсер на самой малой скорости и пугливо вскрикивала всякий раз, когда в борт корабля ударяла маленькая волна.

Наконец, пришёл и мой черёд. Небрежным жестом я взял у Ленки пультик, включил скорость на полную и запустил «Варяг» по кругу вдоль берега пруда. Потом направил его в центр.

- Осторожно, мель! – предупредил меня Витька.

На моём лице возникла уверенная улыбка бывалого моряка. «Варяг» стремительно приближался к грязно-жёлтой куче. «Ещё немножко, - азартно думал я. – Пусть знают, как могут управлять настоящие мастера… Пусть Мышка видит… Ещё секунда. Пора!» 

Я нажал рычажок руля на пультике, но он застыл, как вкопанный. Я дёрнул рычажок в другую сторону, а он ни с места. С моего лица улыбка сразу же испарилась.

- Поворачивай! – что было силы закричал Витька, не выдержал и выхватил у меня из рук пультик.

Но было уже поздно. На полной скорости «Варяг» врезался в мель, скользнул носом вперёд по слизким водорослям и застыл на какой-то кочке. Его корма задралась вверх, из воды показался бешено вращающийся винт.

         - Выключи мотор, - посоветовал Колька. – Зачем без толку тратить энергию? Батарейки только зря посадишь.

         Витька послушно выключил мотор и посмотрел на меня пронзительным взглядом. Понятно, не совсем тёплым и уж совсем не дружеским.

Я виновато опустил глаза и попытался оправдаться:

- А что я мог сделать? Ты же видишь, Витя, пультик поломался… Закон подлости сработал… Скажи ему, Доля, я ведь не вру. 

Колька взял у Витьки пультик, повертел в руках, что-то нажал, подкрутил и вернул хозяину со словами:

- Поворотное устройство заклинило. Но я уже починил.

- Так кто на корабле к несчастью? – ехидно осведомилась у меня Мышка.

Я промолчал и стал бросать в пруд большие камни – думал волной столкнуть «Варяг» с мели. Как бы не так! Накатывавшие на песок волны ещё больше отодвинули крейсер от воды.

- Как же мне его достать? – со слезами на глазах произнёс Витька. – Спасибо тебе, Серёга, хорошее получилось шоу.

- Сейчас достанем, - угрюмо пробормотал я, стянул с себя куртку и принялся расстёгивать рубашку.

- Ты что, хочешь за ним плыть? – ужаснулась Ленка. – Прекрати немедленно! Уже холодно и здесь, наверное, глубоко.

Честно говоря, лезть осенью в воду мне и самому не хотелось. Тем более, что умел плавать я тогда немногим лучше, чем топор. Если бы не Колька, и не знаю, чем бы моя затея закончилась.

- Погоди, - остановил меня он. – Сейчас я съезжу домой за лыжами и достану «Варяг». Ждите меня здесь.

- За чем он поехал домой? – спросила удивлённая Мышка, когда Колька уже бежал по тропинке к троллейбусной остановке.

- За лыжами, - ответил я, удивлённый не меньше неё.

- Хоть на лыжах, хоть на коньках, хоть на венике, хоть на корыте – верните мне мой крейсер, - пробубнил вне себя от горя Витька Смехов.

В кармане у Ленки заиграла музыка – звонил мобильник. Ленка достала трубку и затараторила:

- Это ты, Натали? Привет! Где я?.. На Ивановском пруду. Ну да, две остановки троллейбусом от дома. Ой, слушай, тут такое шоу… Сейчас Доля Коликов по воде на лыжах будет ходить… Я тебе говорю… Мы тут стоим ждём… Как хочешь, можешь приехать… Светку? Бери и её… 

Через двадцать минут к моему и Витькиному неудовольствию наша компания увеличилась на три человека – у Ивановского пруда появились три Мышкины подружки: Наташка Евсеева, Светка Афанасьева и Зойка Пяткина. «Если Светка здесь – значит, завтра вся школа будет знать, как я сел на мель», - промелькнула у меня в голове безрадостная мысль.

Ленка стала вводить вновь прибывших в суть произошедших только что событий. Воздух заполнился таким девчоночьим гомоном, что у меня чуть не лопнули барабанные перепонки от шума и звона.

А через десять минут после прихода девчонок вернулся запыхав­ший­ся Колька. С собой он принёс длинный полиэтиленовый свёрток высотой почти в свой рост.

- Здравствуй, Доля, - поздоровалась с ним Светка. – Мы с девочками решили прогуляться по парку и совершенно случайно встретили здесь Леночку. А это что у тебя?..

Все мы обступили Кольку и принялись наблюдать, как он из чехла достаёт две широкие толстые пенопластовые лыжи с ремнями для крепления к ногам.

- Это ты сам придумал, Доля? – спросила Светка, хитро щурясь. - Я и не знала, что ты такой у нас умненький… 

- Я – обыкновенненький, - ответил ей Колька, опуская лыжи в воду. – Просто нравится мне что-нибудь мастерить и придумывать. Рядом с нашей дачей протекает речка, а лодки у нас нет. Вот я этим летом и сделал лыжи, чтобы гулять по воде. Знаете, как интересно! Только крепления у меня были никудышные. Пришлось забрать лыжи домой для переделки. И хорошо, что забрал – сейчас они нам пригодятся.

Разговаривая со Светкой, Колька взял в руки пластмассовые палки с пенопластовыми шарами на концах и, опираясь на них, осторожно вставил ноги в лыжные крепления.

- Ай! Ой! Смотрите, он идёт! – заверещали девчонки, когда Колька оттолкнулся палками от берега и то ли пошёл, то ли поплыл по воде.

- Бабушка, бабушка, посмотри мальчик по воде идёт! – раздался за нашими спинами восторженный детский крик.

Мы оглянулись. На тропинке стоял малыш лет четырёх рядом со старушкой и показывал пальцем на Кольку.

- Что значит, идёт? – отвечала древняя бабуля внуку, при этом она надевала очки. – Что значит, идёт? О, Господи! Действительно идёт, как Иисус Христос. О, Господи! – старушка что-то принялась шептать себе под нос и при этом креститься.

Тем временем Колька подошёл к отмели, взял «Варяг» и переставил его на воду.

- Запускай мотор! – скомандовал он Витьке.

Витька нажал на кнопку пультика, поставил рычажок на «Полный вперёд» и через минуту крейсер подрулил к ступеньке у нас под ногами. А Колька на глазах у многочисленных посетителей парка, словно не по воде, а по твёрдому льду или снегу, принялся прогуливаться по пруду.

- Доля, ты же мне друг. Дай и мне походить, - попросил я, когда он вернулся на берег и снял с ног лыжи.

- Не дам, Серёга, - ответил мне Колька. – Ходить по воде на лыжах нужно уметь. Знаешь, сколько раз я падал прежде, чем научился? Так тогда лето было, а сейчас – осень, холодно. К тому же, ты тяжелее меня, а эти лыжи рассчитаны на мой вес. Вот в следующем году летом сделаем подходящие для тебя лыжи, тогда и ходи себе на здоровье.

Организованное Витькой водное шоу подошло к концу. Согласно своему обещанию в парковом киоске он купил литровую бутылку «Кока-колы». Мы налили напиток в семь пластиковых стаканчиков и уселись на лавочку.

- А всё-таки, Доля, ты умница. Пью за твоё здоровье, - сказала Свет­ка, словно сидела не в парке, а на какой-нибудь взрослой корпоративной вечеринке. – Если бы не ты, Доля, то мальчики не достали бы с мели эту яхту… извини, Витюша,.. не яхту, а шхуну,.. то есть,.. как его… корабль, в общем. А если бы Серёжа полез в холодную воду, то мог бы запросто утонуть. Вот была бы сенсация! 

- Размечталась, - с обидой ответил я ей. – Не дождёшься!

- Да, наш Доля – голова, - шутливо продолжил Светкины восхва­ле­ния Витька Смехов. – Но в этой голове крупный таракан завёлся: то застав­ля­ет своего хозяина майонезом мазаться, то по воде ходить, как по ас­фальту. Скажи-ка, Доля, а вот по воздуху полетать тебе слабо?

- Как полетать? – рассмеявшись, ответил Колька: – Выпрыгнуть из самолёта с открытым зонтиком? Или подобно Змею Горынычу? Но ведь у него крылья имеются и не одна голова, а целых три. Поэтому он гораздо умнее меня. Вот когда у меня вырастут крылья и ещё две головы, тогда и полетаю.

Не знал Колька, чем обернётся для него эта шутка.

На следующей день падкие на разного рода сплетни Светка Афа­нась­ева и Зойка Пяткина раззвонили всем своим знакомым, что Доля Коликов любит каждый день прохаживаться на лыжах по озёрам, болотам и речкам. Мало того, к концу недели по школе загуляли небылицы одна другой не­ве­роятнее: вроде бы Доля Коликов изобретает летающий зонтик-парашют и хочет с ним сигануть с Останкинской башни, а вместо рыбок в аквариуме он выращивает очень крупного и очень умного таракана-мутанта о трёх головах.

- Реклама – двигатель прогресса! – сказал тогда Витька Смехов Кольке, хохоча во всё горло. – После таких вот сказок, тебе деваться некуда - я уверен, ты станешь великим учёным!

Нравится
06:30
103
© Сергей Артёмов
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение