"Литературный салон" использует файлы cookies, а также собирает данные об IP-адресе, чтобы облегчить Вам пользование нашим порталом.
Продолжая использовать данный ресурс, Вы автоматически соглашаетесь с использованием данных технологий.
Правила сайта.
Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Исповедь старого рок-меломана.

                                           Исповедь старого рок-меломана.

        Или старого наркомана, поскольку одно неотделимо от другого, если говорить честно. А врать, - вокруг столько вранья, что добавлять еще и свое нет смысла.

                       Итак: два взгляда одного человека на одно явление….

      

      Прошло сорок лет, с ума сойти! Ведь только вчера же было: - Ты помнишь, как все начиналось? И ведь верили, что Эта музыка будет вечной! Даже, невзирая на грозное предупреждение: Рок-н-Ролл мертв, а ты еще нет…. 

А ведь во всех этих строках были свои знамения, свои пророчества, как нам казалось в те времена – Божественные. Все прислушивались, только, кто делал из них выводы? Оказывается жизнь человека такая быстротечная! А рок оказался еще более - скоро, и мимо текущим. Тот самый, который мы считали вечным. И оглядываясь назад возможно лишь сказать: «Как молоды мы были, какие глупости творили!». Но позвольте задать вопрос и поставить точку, пусть и промежуточную на данное время. Так что же такое РОК-МУЗЫКА, что она принесла нам, чем обогатила, и что сделала с нами?

    Это то, что писал десять лет назад.

                                    

                                                           Искра Божья.

    Россия, как надменная и капризная красавица прошла мимо одинокого звонаря, бьющего в колокольчик, и лишь презрительно поморщилась в его сторону. Да разве мало всяких безумцев, мнящих себя пророками?   И только теперь, с расстояния в двадцать лет, она начинает оглядываться: недоуменно и растерянно...

    Да кто же он такой, этот Александр Башлачев?

И социализм уже сброшен с плеч, как старое и  ненужное платье, и значит теперь все хорошо и правильно, но отчего так тревожно на сердце? Почему его стихи и сейчас жгут душу?

Все изменилось в нашей стране, Россия стала другой. Инакомыслящих больше не сажают в тюрьмы и психушки, их теперь просто не замечают. Как говорится,- в упор не видят.  Чиновничья Россия никогда не любила Рок-н-Ролл и никогда не полюбит.

Не любит она этих вопящих, бесноватых музыкантов, уж слишком неприятные темы они затрагивают, заставляют думать, осмысливать происходящее, а это ей не по душе.

 Ну и пели бы, как и все: ни о чем! Тогда и ответная любовь была бы, и слава, и

эфир и деньги... Так нет же...

Проглядела Россия поэта, все мы проглядели искру Божью.

    Рок-н-Ролл это не просто название конкретного танца или стиля в музыке. Это универсальное название для целого явления. По удивительному стечению обстоятельств Рок-н-Ролл стал теми новыми мехами, в которое влилось молодое вино.

Рок-революция, рок- поэзия, рок-искусство... В русском языке слово «рок» трактуется как неизбежность, судьба с трагическим оттенком. Словно вирус, Рок вторгся во все сферы нашей деятельности, изменил культуру, характер, прогресс,- он изменил человечество. Новые технологии с одной стороны и новые ритмы, принципиально новое звучание с другой, словно открыли для нас еще одно измерение. Человечество вышло в новое подпространство, и в силу каких-то физических законов стало взрывоподобно его заполнять. Наверно так же заполнялись океаны нашей планеты живыми организмами, - бурно и стремительно.

   Что изменилось в нашем сознании с первыми аккордами электрогитары?  Ее звучание словно затронуло те пласты наших эмоций, которые доселе не удавалось открыть никаким другим инструментам.

Более того, электрогитара словно пробудила в нас отголосок древней памяти - то, что было до этого спрятано в самой глубине подсознания, то, что уводит за пределы первобытности. Она как бы запустила закодированную в нашем подсознании программу, вернула на начальный рубеж. Ведь недаром ругая Рок-н-Ролл, его называли первобытными плясками.

Но что лежит в глубине африканского танца, какую гармонию слияния душ вызывают эти древние ритмы?

Две Величины пришли к нам из глубины веков: религия и музыка. Они взаимосвязаны и музыка всегда является составной частью религии, ведь она напрямую обращена к душе.

И неважно, церковное ли это песнопение, бубен шамана или дробь барабанов;

входя в ритм, душа испытывает неземной восторг, словно выйдя в другое измерение подключается к единому полю, постигает гармонию единения всего сущего.

    Поэтому Рок-н-Ролл стал не просто новомодным увлечением, он стал новым Откровением, он стал религией. Молодое поколение разом и стремительно шагнуло в него, не обращая внимания на протесты родителей, бунтуя против запретов. Шагнуло так, словно давно и подсознательно ждало его, словно провело черту между прошлым и настоящим.

Братство Рок-н-Ролла стало новой сектой, членами которой стремились стать все.

И недаром первой и культовой стала именно рок-опера Тима Райса: "Иисус Христос - суперзвезда". Все братство ожидало прихода нового Мессии, и каждый считал себя таковым.

  

     "Нет ничего вечного под луной" и нет понятия предела в понимании добра и зла, все течет, все меняется. И каждая вещь, каждое явление несет в себе два полюса. Сейчас мы предполагаем, что Бог и Дьявол,- это наш внутренний космос, наша светлая и темная стороны души. Добро и зло кроются в нас самих, это мы являемся их носителями, а не окружающий нас мир. И явления и вещи свободны от этого груза, а вот что они пробуждают в нас,- это и является самым главным.

Рок-н-Ролл принес самую страшную болезнь - наркоманию. И тот же Рок-н-Ролл раскрепостил людей, дал им право иметь свое мнение. Хотя для советских аппаратчиков это было двойным преступлением, то есть бесконечным злом в их понимании.

    Тогда, как воля всего советского народа направлена на выполнение поставленных ЦК КПСС задач, а песня является инструментом для поднятия духа и морали советского человека (какой чудовищной теперь кажется эта фраза), наше  братство осмелилось петь о своем, никак не укладываясь в коммунистическое русло. Но что бы понять, о чем оно пело, почему именно так, а не иначе, необходимо сделать небольшое отступление.

 

Всегда, во все века, основной темой песен является любовь. Это настолько же естественно, как песнь соловья перед "дамой своего сердца". Это закон, это зов природы. Песня как философия, занимает, условно говоря, второе место. Но не научная философия, а образность: в виде притч, баллад и т.д., то есть философия простых людей о своей жизни. Это по сути дела и утешение, и примирение и объяснение. Рок выдвинул философию на первое место, потому что пришло время переоценки мировоззрения, это поколение категорически не хотело жить прежней ограниченной, серой жизнью. Оно переросло действительность и впервые в истории человечества молодежь заявила о себе, о своем несогласии с существующей моралью, а вернее, с ханжеством.

Она требовала возвращения к тому, что было утеряно: к Истине.

Для нее характерен отказ от политики, от борьбы, от насилия и жестокости, возможно потому, что у молодежи появилась альтернатива выбора. Вопрос в том, почему это поколение выбрало философию?

Здесь много причин. Фашизм, с его чудовищной логикой тотального уничтожения, стремительный прогресс, нагнетание ядерной истерии, все это требовало пересмотра жизненных позиций. Молодое поколение не стало дожидаться, когда большая политика поймет глупость решения всех вопросов только силой, да и времени на это, учитывая моментальность глобального уничтожения, не было. Она со свойственным юности максимализмом выступила против.

Что касается России, здесь все сложнее. В первую очередь, это бег по замкнутому социалистическому кругу. Нашей философией стал вопрос: "Стоп, а зачем мы бежим?"

И эти слова удивительно точно сформулировал Андрей Макаревич, они сразу запали в наши души:

   Мы не знаем, сколько мы дали кругов-

   Мы уже не помним пути,

   Слишком долго и дружно мы взгляд устремляли вперед

   Мы построили столько стен от врагов, что сами уже взаперти.                                                                                     

  Кризис идеологии социализма ощущался все явственнее, общество начало уставать от догм и запретов и молодое поколение осмелилось заговорить об этом в своих песнях. Прояви чиновники большую сообразительность, крути эти песни с утра и до ночи, они убили бы Рок еще в зародыше. Но их черно-белая логика знала только запреты. И в то же время они понимали, что в их беге нужна свежая, молодая кровь, нужны люди,  к которым бы потянулась молодежь. Именно эта двойственность характерна для тех лет: Рок вроде и есть, и в тоже время его нет. Весь этот идиотизм со списком разрешенных песен, но не об этом речь.

В силу самого жанра: притч и баллад, невозможно было петь не образно, именно это и сказал Макаревич на Музыкальном Ринге, а образности всегда свойственна двусмысленность. Главное правило Рока, его основа,- искренность. Тексты песен не обязательно заглаживать и зарифмовывать; чтобы выделить смысл, иногда поэтам приходиться поступать наоборот, чтобы подчеркнуть эмоциональную значимость сказанного. Для Рока характерна  повышенная эмоциональная подача мысли, а текст часто идет вразрез с тональностью и искренностью произношения. Музыканты становятся перед выбором: или петь дословно и логично, теряя красоту и музыкальность, или следовать эмоциональной искренности, теряя логику построения фраз. И каждый выбрал свое:

  Десять стрел на десяти ветрах,

  Лук сплетенный из ветвей и трав,-

Он придет издалека,

Меч дождя в его руках....

Рок научил нас мыслить не только категорично и прямолинейно, а расширил понятия условности и ассоциативности, сделав хорошую услугу науке психиатрии в хорошем смысле слова. Человечество в целом расширило свой кругозор, и Рок стал ступенькой в этом процессе.   

 В отличие от западного братства, наше не смело открыто выражать свои мысли, и на это было множество причин: но страх перед запретом и репрессиями не являлся самой главной.  Нас долго отучали думать и размышлять, открыто и свободно говорить, и поэтому приходилось начинать с нуля. Мы действительно вытоптали поле, засевая небо.

 И все же тексты либо сознательно шифровались, либо были двусмысленными, ибо они были образными. И только один человек легко и простодушно перешагнул эту грань,- Александр Башлачев. Он усиливал бытующие тогда штампы, доводя их до абсурда, что бы показать всю бессмысленность логики советского мышления:

   Не позволяй душе лениться

   Убей чертовку сгоряча

   Душе обязана трудиться

   На производстве кирпича

 

    Ликует люд в трамвае тесном

   Танцует трудовой народ,

   Мороз и солнце, день чудесный

   Для фрезеровочных работ...

Таких насмешек было много в те годы, анекдоты и частушки разных калибров рождались каждый день, но было ли его творчество одним только ерничаньем? Нет. Таких песен несколько: «Слет-Симпозиум», «Подвиг разведчика», хотя окружающие ждали от него песен именно такого плана: они были легки и доступны для восприятия, едки и отточены, он мог бы подняться на этом. И стать диссидентом. Но это был не его путь. Гораздо более жгучее ворочалось в его груди, рвалось наружу комком невыразимой боли. Он должен, он обязан был поведать об этом на весь мир. Он сам приходит в ужас, когда ему навязывают образ махрового антисоветчика:

   Хвалил он, ловко врезал ты

  По ихней красной дате

  И начал вкручивать болты,

  Про то, что я предатель. 

  Я сел белее, чем снега

  Я сразу онемел, как мел,

  Мне было стыдно, что я пел,

  За то, что он так понял,

  Что смог нарисовать рога

  Он на моей иконе...

 Но главные темы, в которых он раскрывал всю свою душу, не воспринимались. «Лихо, Время колокольчиков, Посошок, Ванюша, Абсолютный Вахтер, На жизнь поэтов, Все от винта, В чистом поле дожди», все эти песни проходили вскользь, никто не хотел разделять с ним его бремя, ибо слишком большую, слишком тяжкую ношу взвалил он на свои плечи. Большинство было не прочь поболтать на кухне за бутылкой вина, поругать и строй, и власть, но до определенных барьеров. Не больше. Идти дальше, идти за ним, это уже было чистым безумием, так он и воспринимался. Но он ведь не резал "матку-правду", только что бы привлечь к себе внимание, его истина шла из таких глубин души, куда другим недоступно было заглянуть, и она была настолько всеобъемлющей, что понимание приходит к нам только сейчас.

  Если Христос был откровением Божьим, то Башлачев был откровением Русским, а рок послужил только средством: рацией или рупором.

Пройдет время и "Наутилус Помпилиус" впечатает надгробную эпитафию на могиле социализма, подведя итог:

  Здесь нет негодяев в кабинетах из кожи

  Здесь первые на последних похожи

  И не меньше последних устали быть может...

 

 Рок-н-Ролл так бы и остался всплеском эмоций, тут же угасающих, не обрети он такую платформу, как коммерция. Но коммерция требует профессионализма, доведения до совершенства, давая для этого хороший стимул. У нашего братства такого стимула не было, но было горячее желание обрести духовную раскрепощенность как у них. Рок-н-Ролл был больше нужен нам, чем им; неспроста мы продолжаем любить и слушать те группы, о которых на Западе уже давно забыли.

Итак, наше братство увлеченно использовало их русло, пытаясь обрести духовную свободу. Оно вкладывало в Рок-н-Ролл свой, более доступный нам, более глубокий смысл, а Башлачев раздирал в кровь пальцы, пытаясь донести до наших сердец свою боль о зомбированном народе. Парадокс только в том, что с простой гитарой он оказался намного выше... и непонятым, потому что он не был бардом в полном смысле этого слова. Но он и не был только поэтом, а занял совершенно особое место: как все считали - юродивого. Но для него Рок-н-Ролл был важнее, чем все определения, это был выплеск души, крик боли:

    На второй мировой поэзии

    Признан годным и рядовым...

И теперь очевидно, что поэзия действительно была его линией фронта, а убеждения, - его окопом, который он не имел права покинуть:

    И можно песенку прожить иначе,

   Можно ниточку оборвать.

  Только вырастет новый мальчик

  За меня, гада, воевать...

Его бесстрашие и мужество поражают и до сих пор:

   Как бесплатные танцы на каждом допросе,

  Как татарин на вышке, рванувший затвор.

  Абсолютный Вахтер - ни Адольф, ни Иосиф -

  Дюссельдорфский мясник да псковской живодер...

 

  Вой гобоев ГБ в саксофонах гестапо,

  И все тот же калибр тех же нот на листах.

  Эта линия жизни - цепь скорбных этапов

  На незримых и призрачных жутких фронтах...

  Сделать такое сравнение в начале восьмидесятых?!! Сегодня можно конечно покрутить носом: подумаешь, велика смелость. Попробовал бы он сказать такое при Сталине...

Конечно нет; и не потому, что побоялся бы, а по одной простой причине:

время свободно излагать свои взгляды, не хватаясь при этом за винтовки, не смывая кровью слова собеседника тогда еще не пришло. Еще двадцать, тридцать лет понадобилось для того, чтобы заговорить. Но и тогда, в восьмидесятых, живя со страхом, загнанным куда то на генный уровень, такое высказывание казалось безумием. Скорее по этой причине людей сажали в психушки.

Нельзя, нельзя говорить на эту тему: ведь коммунизм и коммунисты это почва, это фундамент, это божество,- нельзя даже сомневаться, даже самую малость: а если ты заговорил, значит либо ты враг, либо сумасшедший.

Но Башлачев пошел на это. Мог ведь промолчать, мог хоть как-то замаскировать свои взгляды, облачить их не в столь откровенную форму, но нет, он пошел до конца:               

                              ...Спасибо главврачу

      За то, что ничего теперь я не хочу.

     Психически здоров. Отвык и пить и есть.

     Спасибо. Башлачев. Палата № 6.

Сломался? Нет! Пройдя все свои семь кругов беспокойного лада, не озлобился, не ожесточился, не замкнулся. Продолжал любить так же искренне и свято...

     Отпусти мне грехи! Я не помню молитв.

    Если хочешь,- стихами грехи замолю.

   Но объясни - я люблю оттого, что болит,

   Или это болит оттого, что люблю...

Как никто другой, Башлачев распахнул свою душу на всеобщее обозрение: смотрите, вот она, - вся в царапинах да бубенцах!

 

    Рок-н-Ролл как стиль достиг совершенства и занял свое место в музее истории человечества. Ему на смену пришел Хард-рок, явление еще более сложное и весьма тяжелое для восприятия. И в то же время Хард-рок был естественным продолжением Рок-н-Ролла.

 Но, если официальная Россия Рок-н-Ролл просто не любила, то Хард-рок она возненавидела всей душой. И это вполне объяснимо. Если Рок-н-Ролл это только форма перехода человеческого сознания от массового к индивидуальному, к осознанному человеческому достоинству и праву голоса, то Рок, уже имея такой голос, во всеуслышание раскрывал недостатки общества, его ханжество и лицемерие, бурно протестовал против сложившихся догм.

И в то же время юноши с гитарами не строили политических платформ, не добивались власти, не навязывали всему миру свои правила. Они только предлагали взглянуть на наши проблемы со стороны, под другим углом, и задуматься. Только хочет ли человечество задумываться, вот вопрос? 

   Думали ли люди, торжествующе беснуясь на руинах  снесенных ими церквей, что они делают? Понимаем ли мы хотя бы сейчас, что свято место пусто не бывает, что отвергнув Бога, мы пустили на его место дьявола? А ведь колокола на Руси всегда были средством для отпугивания нечистого, древнее, проверенное средство.

     Но с каждым днем времена меняются

     Купола растеряли золото.

     Звонари по миру слоняются

    Колокола сбиты и расколоты...

 И кто он, Башлачев, не звонарь ли, обезумевший от понимания того, что дьявол овладел нашими душами, а колоколов нет и нечем отпугнуть его, отвадить от наших сердец?

Звонарь, взявший тогда в руки колокольчик...

  Что же теперь ходим круг-да-около

  На своем поле, как подпольщики?

  Если нам не отлили колокол,

  Значит, здесь время колокольчиков...

 

   И пусть разбит батюшка Царь-колокол,

  Мы пришли с черными гитарами,

  Ведь биг-бит, блюз и рок-н-ролл

  Околдовали нас первыми ударами

 

  И в груди искры электричества.

  Шапки в снег. И рваните звонче-ка

  Рок-н-ролл - славное язычество,

  Я люблю время колокольчиков!

Колокольчиком была его гитара, но в первую очередь - душа.

 

   Можно любить Рок и восхвалять его, можно ненавидеть и делать вид, что его не существует, только это уже ничего не изменит. Он состоялся, и никто не сможет это опровергнуть. Он вошел в наш мир навсегда, став еще одной ступенькой в нашей эволюции, став неотъемлемой частью всемирной культуры. Так же как табак, как картофель, хотя такое сравнение может показаться странным и обидным.

Более того, он протянул мосты между подростками всего мира, над всеми железными занавесами, над мифами о свирепости и алчности с обеих сторон.

Рок объединил нас, связал в единое духовное целое, вопреки всем политическим амбициям.

И он не пришел к нам с других планет, не был навязан НЛО; рок родился в глубинах наших душ, как и вся остальная музыка.

Но если музыка,- это инструмент воздействия Бога на души, а наши души заблудились во мраке и до них можно было только достучаться, докричаться,- значит, существование Рока вполне обосновано. Изменились бы наши взгляды, наше отношение к самим себе, если бы Рока не было? Стоит задуматься...

   Ненужное отторгается сразу, мимолетное исчезает, громоздкое обтачивается до тех пор, пока не примет идеальную форму. Это закон природы, это и есть прогресс. Но бывают и вещи, и явления, которые необходимы на короткое время, а потом становятся обузой и уходят в небытие. Как ни прискорбно, приходится признать, что Рок, выполнив на данном этапе свою задачу, исчезает в струях времени, оставив в мировом наследии неповторимые шедевры.  Когда-нибудь, видоизменившись, он снова вернется, но это уже будет другая история.

А его производные: металл, трэш и т. д., служат уже для другой цели,- быстрее отвратить наши сердца.

 

Мавр сделал свое дело... Башлачев тоже. Разве можно представить, что он жив, занялся коммерцией, пусть даже ради того только, что бы выжить, а его песни, его Истина как бы осталась в прошлом?

Нет, с такой концентрацией боли за свой народ, за свою страну другой судьбы у него и не могло быть. И легенда о договоре с другом это просто объяснение своего рока,- судьбы с трагическим финалом. У него не было выбора, как не было выбора у Иисуса. Он должен был выполнить предначертанное, и любой другой исход означал бы только одно: поражение.

  О нем еще будут писать, и писать немало. Нам еще долго предстоит его открывать, ибо очень много пластов заложено в его стихах. Но, думая о нем, о его творчестве, вчитываясь в его стихи, приходиться в первую очередь думать о России, о чудовищной ране, нанесенной русскому характеру революцией и всем тем, что за ней последовало. Сам он скромно отходит при этом в сторону: с кровоточащими пальцами, с кровоточащей душой. Это очень трудно осмыслить: если для большинства Рок это способ самовыражения, то для него он только средство для передачи, но чего именно, выразить словами невозможно. Так любить свою страну могут только единицы, абсолютно не щадя себя, не претендуя даже в мыслях ни на какое место в ее истории. И эта готовность к самопожертвованию поражает  больше всего. Постичь его творчество невозможно, не осознав это в первую очередь. Но что гнало  его за все барьеры? Конечно не желание покрасоваться, это точно. Впрочем, кто сможет дать определение людям, совершающим невозможное: будь то покорение самых неприступных вершин, пересечение океанов в одиночку, что заставляет их участвовать в гонках наперегонки со смертью, что гонит их за самые крайние барьеры? Может с точки зрения простого обывателя это и безумие, но на таких безумцах держится мир. Но и назвать Башлачева экстремалом от поэзии не повернется язык, это слишком грубо, слишком пошло. Возможно там, за барьерами нашей психики, в неоткрытой и неосвещенной еще тьме вещи и явления имеют свои имена, но мы их не знаем. И это замечательно, что есть люди, не боящиеся идти туда, ибо они открывают для нас все новые и новые горизонты. И так ли уж важно, что движет ими: безумие или отвага? Главное,- их сила духа, сила воли, их стержень. И теперь очевидно, что стержнем Башлачева была вера.

 Пусть неосознанная: ибо в то время все мы, не веря в Бога, все же верили в сверхразум. Именно вера не дала ему согнуться.

И суть дела уже не столько в нем, сколько в нас самих: сумеем ли мы найти в себе силы осознать и исправить содеянное прежде, снова обрести нашу Веру? Но сама по себе она не вернется. Нужен кто-то, кто сумел бы заставить нас заглянуть в собственные души. Башлачеву это удалось, ведь он, - Искра Божья, промелькнувшая на нашем небосклоне, сгусток человеческой боли и сострадания. И хотя полет его был столь краток, что никто не сумел понять что это было, он оставил горящий след в наших сердцах.

А  Рок, - это только средство...                                       1996 г.

   

         И все же: почему-то уже и стыдно, особенно тех мест, где Господа Иисуса Христа поставил на один уровень с Башлачевым, причем именно так, даже не Башлачева на один уровень с Господом Иисусом Христом! Вот же какова глубина заблуждений, самомнения и гордыни! Ну да, я ведь тогда полагал, что РОК столь же глубоко безконечен, как и Вселенная, что он дан нам от Бога, более того, Бог и сам, прошу прощения, «торчит, прется» от РОКА. Ох уж эта юношеская наивность и максимализм!  

А вот прошло десять лет, и теперь хочется спросить, как и Оззи Осборн, во время его коронации на короля Рок-н-Ролла: а Рок-н-Ролл то здесь причем? Буги-вуги, твисты, шейки – не водрузили ли мы лошадь на телегу, как на пьедестал, и устав ломать голову, отчего телега не движется, махнули рукой? Жизнь продолжается, а мы все пытаемся остановить мгновение, которое ведь было действительно прекрасно!  Да, что скрывать? Молодость, и пустота в голове стремительно заполнялась…. Чем? Названиями групп, их составами, альбомами и композициями? Ну и что дальше? Упираться рогом и ныне (и будет удивительно, если доживешь до такой даты!), шестидесятилетним глубоким стариком шамкать:

     Смок, он зе вотер…, или - Точь ту мочь…?

 

     Что такое Рок, Хард рок, и что он нам дал? Ведь был же уверен, что Рок вечен. Еще недавно, всего лишь двадцать лет назад. Но хард умер, как до этого умер и рок-н-ролл, и что дальше? Закуклиться, слушая старую музыку до безконечности, и встретив такого же старого меломана только и говорить:

    - А помнишь «Эприл» «Дип Перпл»? Круто!

    - А «Флойд» помнишь, «Вам бы здесь побывать?» Да, это тоже круто!  А Назарет, А Лед Зеппелин, а …, а …, помнишь?

Все в прошлом. Недаром говорят – динозавры Рока. Мы тоже такие ископаемые… монстры. Что мы принимали в себя, и продолжаем принимать? Понимаем, или не понимаем, хотим ли понять?

    Слава Богу, что был дан шанс познать, что рок всего лишь частное явление, и более того, не в райских кущах он зародился; и дано было увидеть, откуда происходит неистовство, беснование, усиленное тяжелыми, пронзительными ритмами, да еще и под кайфом, в наркотическом опьянении.  А что происходит с нашим сознанием при этом, кому отдаем его, отдаваясь этим ритмам? Так и не скрывается повелитель тьмы, - он на обложках альбомов, столь нами обожаемых, он в наших умах, и мы сканируем вместе с музыкантами «Блэк Саббат»: Атанас! Атанас! – отупев до такой степени, что даже не понимаем, что означает это слово, не желая видеть анаграммы. Да ведь это заклинание! Это вызов того, кого мы видеть не желаем, (или уже желаем?), и неистовство – его визитная карточка.

   Но что поразительно, - Господь ведь ждет, когда мы отрезвимся. Мог бы наказывать, карать, но Он ждет. Его Любовь настолько всеобъемлюща, что нас, вот таких, обкуренных, обколотых, дергающихся в ритмах, подпевающих  Дио: «Даё, даё… умри, умри, молодым», пока мы не захлебнулись в собственной блевотине, как Бон Скотт, пока не сдохли от передозировки, как очень многие, - Он ждет. Может в последнюю минуту хоть кто-то опомнится, покается, хотя бы скажет: Прости, Господи…. Есть ли надежда?

Помяни нас, Господи, во царствии твоем…. Это ведь просьба разбойника, умирающего на соседнем кресте, разбойника, который еще час назад и не помышлял просить прощения за свою страшную, кровавую жизнь. И разве он отторгнут?

- Сегодня же войдешь во царствие Мое, - отвечает ему Господь. И не пророк, не святой, не праведник, но разбойник первым вошел в Царствие Небесное! Только потому, что в последнюю минуту покаялся. Так может не все потеряно и для нас ? Может и нам есть еще надежда обратиться к Господу: - Помяни нас во Царствии Твоем?

Или мы неистовство, кайф от звуков, соединенный и усиленный кайфом от наркотиков и считаем своим раем? Тем более и бесы вон уже в ухо нашептывают: да-да-да, - это наш рай, вечное наслаждение, кайф, что тебе еще надо?

Ну давайте посмотрим, вспомним и подумаем.

 

     Вот пыхнул, курнул, начинает пробирать. Вот поставил, что же нам поставить под настроение? Например «Рейнбоу. Рейнбоу райсинг, 76 год». Ну двадцать минут полного кайфа, а потом приходится переставлять пластинку заново. Заново. Заново, заново, заново…. Ведь так хочется, чтобы этот кайф не кончался, чтобы он длился вечно! А он заканчивается все время. Заканчиваются песни, даже самые длинные, заканчивается и действие наркотика. И нужно заниматься делами, а как выйти из этого «райского наслаждения»? А дальше больше, - кайф уже цепляет мало, надо увеличивать дозу: больше, больше, больше, еще больше. А где взять? И как-то уже и не до «Радуги, которая восходит», не до «Лестницы в небо», потому как ломает со страшной силой. Колотит, выкручивает как портянку. Это твой рай, человек?!!! Что, обманули бесы, шептавшие тебе - Благо же, благо?!

Не вечной оказалось эта музыка! Ну попрыгали, подергались, поплясали, повоображали себя с гитарой, с микрофоном, потащились. Что дальше? Нет здесь вечности, и за мгновения кайфа приходится платить такой ценой! Если бы знать  каковы они, адовы муки, если бы, хоть на минуту для ознакомления была нам дана возможность увидеть, что там происходит в геенне огненной, кто бы пошел этой дорогой?   

   

    Но неужели все так худо, и как только зазвучал первый аккорд рока, на Землю выполз ад? Что такое рок, что он нам несет, - вопрос остается открытым. Изменяются только точки воззрения.

    И все же. Та же рок музыка дала нестандартное мышление. Все же в ней есть что-то, не только сатанинское, точнее рок музыка дала нам толчок к пробуждению, побудила  нас искать Истину. Искать Бога, или толкнула на поиски дозы. Невозможно говорить за всех, невозможно говорить даже и за конченного

 наркомана. А вдруг Господь его умудрит, отведет от этой напасти, причем с

помощью все той же рок музыки?  Вдруг, услышав строки:

    Деревянные церкви Руси,

    Заколочены наглухо двери

    Подойди и о многом спроси,

    В этих срубах есть сердце и вены…

человеку действительно захочется подойти и спросить, попросить, ибо в сердце уже проснулось что-то живое, трепещущее…?  И вдруг придет отрезвление, и ужас от того, что творишь, куда катишься? Где оно, покаяние, и как это – каяться? Кто подскажет?

Нет такого понятия в головах, еще.

«Мы рождены…. Человек звучит гордо…. И на Марсе будут сады…. Нельзя ждать милости от природы….  после того, что мы с ней сделали!" И что с собой сделали. Со своим сознанием, со своей культурой.

  

     Только вот что это такое вообще, - культура? Вежливые манеры, культура поведения? Типа чесаться в интимных местах, как и плеваться в общественных местах, это некультурно? И если есть министр культуры и целое министерство, то значит, культура это такой предмет, или дисциплина, которая прописывается там, наверху, утверждается и согласовывается и спускается вниз в виде законов? Например, сморкание в сторону соседа по нарам и вытирание об его фрак пальцев карается по закону?

Что такое культура, и как она приходит? В виде сочинений на тему: «Роль Евгения Онегина в развитии Русского кораблестроения в 16-х, – 17-х веках»? В приказном порядке сверху вниз? Или снизу вверх, вопреки воле правящих?

Нет, действительно, как?!

 

    Это стало доступно моему пониманию только когда я прочел… Зеев Бар-Селла «Записки мародера». Эдакое исследование об авторстве «Тихого Дона». Вот как ни странно, не сам «Тихий Дон», а размышления. Все-таки этот Зеев умеет говорить внятно и доказательно….

   Есть у него такие высказывания:

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------

…Попытаемся ответить на этот вопрос. Откроем «начало романа»  – книгу 2-ю, часть 4-ю, главу 6-ю.:

    «В прозрачном небе, в зените стояло малиновое недвижное облачко, за Доном на голых ветках седоватых тополей черными горелыми хлопьями висели грачи».

   Нужно приложить большие усилия, чтобы не вспомнить:

                                     Где, как обугленные груши.

                                        С деревьев тысячи грачей

                                        Сорвутся в лужи и обрушат

                                        Сухую грусть на дно очей.

 

   Это – Пастернак. «Февраль. Достать чернил и плакать!..». Впервые стихи были опубликованы в сборнике «Лирика» (М., 1913, с. 42) с посвящением Константину Локсу, а затем вошли в книгу «Близнец в тучах» (М., Книгоиздательство «Лирика», 1914).

   Ср.: «за Доном на голых ветках седоватых тополей черными горелыми хлопьями висели грачи».

   Стихи Пастернака, помещенные в сборнике «Лирика», возможно проливают свет и на «седоватые тополя»:

                                      И, как в неслыханную веру,

                                          Я в эту ночь перехожу,

                                          Где тополь обветшало-серый

                                          Завесил лунную межу.

 

   Эти стихи – «Как бронзовой золой жаровень…» – отделены от «февраля…» всего двумя страницами (сб. «Лирика», с. 45).

   Мы никогда не узнаем, вспомнил ли Пастернак свои ранние стихи, читая «Тихий Дон». Гораздо важнее другое – Пастернак узнал в авторе «Тихого Дона» своего сверстника: писателя 10-х годов…..

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------

    Не знаю, может это и доказательство, но для меня вдруг открылась картина человеческого восприятия. Чтобы прописать такие строки: «на голых ветках седоватых тополей черными горелыми хлопьями висели грачи», - надо было не только прочитать, но и восхититься, возлюбить приведенные стихотворения как поэтические образы, не раз наблюдаемые и самим автором; настолько верные, тонко подмеченные, что они отложились в подсознании и легли в предложение как идущие от своего собственного сердца. Они, эти образы и стали таковыми. Так вот как рождаются культурные вешки, по сути, культура!!! От произведения, от романа к песне, от песни к картине, от картины к стихам, от стихов к роману…. Как зубчики шестеренок одни поэтические образы цепляют творческие зубчики других – вот как движется Культура! То есть Культура, - это непрерывное созидание, Творчество, которое не оставляет равнодушным, но порождает в свою очередь отклики, СВОИ образы у других людей, которые создают и задевают  чувства третьих.

   

     Творчество, - вот первооснова Культуры. Но Творчество неотделимо от Творца! Вот так мы возвращаемся вновь и вновь в Богу. Зиждителю. То есть Созидателю. К Тому, кто Творит в первую очередь, кто Является первым Художником. Неудивительно, что маленькие дети после соски и плющевого мишки тянутся к карандашам. Они ощущают душою Творца, и творчество, пусть каракули в тетради, - это и есть наша первая связь с Господом!

   

     Так давайте посмотрим с этой позиции на Рок-музыку. Она ведь тоже в первую очередь творчество! Вот откуда это ощущение присутствия Бога, ожидания нового Мессии, - вырываясь из догматов, стандартов сложившегося стереомышления, пытаясь вырваться из под контроля Системы, рок-поколение ощутило дыхание Его. Причем где-то рядом, и даже попыталось передать в ритмах Его пульс, Его дыхание. А чтобы еще лучше услышать Его дыхание, нужно изменить состояние, восприятие, - вот и пришли наркотики…. Пришлись, якобы к месту. Дженис Джоплин, Джимми Хендрикс, - длинная цепочка музыкантов и еще большая толпа их поклонников, - и имя этой армии – легион. Армия «КИСС», армия «королей на службе сатаны».

    Как и все в жизни, все тонко переплетено: ТВОРЧЕСТВО, прерогатива БОГА Созидание, Жизнь, - вот что вызывает зависть и ненависть его взбунтовавшегося некогда помощника, которому Творить не дано, вот он и творит…

 пакости, тем, кого ненавидит всей душой. Людям. Но почему такая ревность, такая ненависть к человеку?

    И создал Бог человека, и возревновал Его первый помощник  Люцифер…. К чему? Вероятно, к способностям человека ощущать половые страсти и наслаждение! То, чего ангелам не дано. А ничтожному, жалкому, калечному существу дано! И возревновал Люцифер… и пал! Чего жаждет он, чего жаждут те, кто пал вместе с ним? Ощутить то, что им не дано, ощутить через нас. Вот почему сексуальные извращения – его визитная карточка, вот почему низменные, порочные, извращенные страсти – тягчайший грех, и о таких согрешивших людях говорят – пал. Пал, как и тот, кто возревновал первым, и кто мстит с тех пор, пытаясь во всем доказать, что человек - это мерзость, недостойная такого внимания, такой любви Бога….

  

    Да, поскольку уж тема авторства «Тихого Дона» затронута, позвольте и мне высказаться. Возможно автор - неизвестный нам казак, сгинувший в Гулагах, и оставивший нам свои тетради, которые и были переданы Шолохову, ибо их литературное достоинство безценно и поэтому неуничтожимо. Но выпустить под именем подлинного автора, белоказака, эти метания героя от белых к красным, эти хождения по мукам на Дону в молодой Советской стране было невозможно. Но есть и другая сторона луны: свергнутое самодержавие, убитая царская семья и те, кто давал клятву и сражался за Веру, за Царя, за Отечество до последнего! И была устроена мясорубка на Дону красными, и уничтожалось казачество вообще как таковое, ибо оно обладало свободой, - вот эту свободу Духа и уничтожало революционное правительство в первую очередь. И мстило, мстило, мстило! Цифры расстрелянных казаков, их семей, станиц! - разные, одна из них – 8 миллионов. И ведь уничтожили бы поголовно Донское казачество до последнего младенца, без сомнения! Так кто же тогда остановил эту резню, и как? Кто привлек внимание всего мира к житию, быту, мужеству казаков? Кто спас Донское казачество? Наверно все-таки БОГ! Через того, чье имя кроваво-красное правительство дозволило поставить под «Тихим Доном». Иначе бы эта рукопись сгорела в топках ЧК. Так что речь идет не об авторстве, не об одном, двух людях, но о Донском Казачестве в целом.

Но это тоже всего лишь частный взгляд.   

 

         Вернемся к нашим овцам, которые качаются, завороженные звуками, дергаются в раскрепощенных позах, (воображаемая гитара где-то на уровне гениталий, и бьют, бьют по воображаемым струнам вместе с Ричи Блэкмором; Дип Перпл, Лед Зеппелин, Блэк Саббат, Назарет, АС\ДС). Подпевают, беснуются. Когда-то и я так пел, раскачиваясь в забытьи, ушедший в эти звуки, которые казалось, шли изнутри, из другого измерения….

Так о чем речь? О шестеренках и зубчиках, которые вращаются и тихо мелют, создают историю. В том числе и Рока. Тихонько возрастая от танго к чарльстону, от чарльстона и других танцев 20-30 годов к рок-н-роллу Пресли, к твисту и шейку, к Битлз, и снова к перечисленным легендам хард рока, и, к МОНСТРАМ метала, (вот уж воистину – точное слово!). это ведь тоже культура. С приставкой - суб.

    И когда Дио ушел от Блэкмора и пришел в «Саббат» и вышел альбом в 80-ом «Хеавен энд  Хелл» и в 81-ом «Власть толпы» - кульминация хард рока в прямом его значении, ибо Блэкмор с Тернером в это время уже подались моде и выпустили более легкий и мелодичный «Трудная операция», в котором пытались даже реанимировать Моцарта, - кто мог знать, что звучат последние, оглушительные залпы хард рока? Что идет уже ему смена, железная, упрощенно озлобленная, не прячущая своей ненавистнической сути музыка, – хеви метал?

   Чтобы понять это, нужно заглянуть в душу. Ладно бы, если нам советским еще рокменам был понятен смысл песен, доступны тексты зарубежных групп, так любимых нами. Но даже со словарем – это лишь набор непонятных фраз и слов, а если «училка» и переведет, то зубчик шестеренки сам по себе, без связи, без предыстории, без других зубчиков ИХ культуры, - просто набор недоступных совковому провинциальному разуму поэтических образов, бытовых ситуаций неведомой нам западной жизни.

   

     Но тяжелая музыка, звуки голоса, как еще один инструмент, богатый вариациями различных чувств, богатых такими тончайшими оттенками, вдруг начали пробуждать и в нас чувства доселе неведомые; закрепощенные души вдруг открыли целый мир! Запрещенный к тому же! А запретный плод…. Ведь до этого чувств разрешено было иметь два, что и оговорено в анекдоте: чувство любви к Правительству и Партии и ответное чувство глубокого удовлетворения. А тут вдруг такой спектр! Боль, слезы, сожаление перемешиваются с протестом, с гневом, возмущением: тысячи тончайших нюансов,-  это было восхитительно, узнавать и открывать для себя мир заново! Это были шедевры: «Храм короля», «Поймать радугу», легкие, звенящие, как и «Лестница в небо», - долгое восхождение по ней; «Кашмир» - эта удивительная восточная тягучесть в западноевропейском восприятии. Понимаете, что хочу сказать?

    То есть, сказать, что все изначально мерзко и сатанински – значит соврать. Творчество было, оно исток, но в фонтане уже ощущаются сладкие поначалу струи, к нашему счастью, местной конопли и доморощенного мака. Счастье, что в глухие провинции героин, гашиш, не говоря уже о ЛСД, приходят поздно, иначе очнуться от таких сильнодействующих наркотиков вряд ли было бы возможно. 

    Итак, наше закрепощенное сознание начало открывать новые чувства. И это было сладко, ибо из массы шурупочеловеков мы становились людьми. Другой вопрос – для чего? Восставать против Системы? Да вы что! Упаси Боже! Это просто протест ради протеста, самолюбование и самоощущение, эдакое пассивное бунтарство, заключающееся в том, чтобы себе сделать хуже. Помните

«Зе Ху», группу «Те, Кто»? «Надеюсь, умрем мы раньше, чем состаримся!»

Да здравствуют секс и наркотики! Это наша «Дорога в ад»! Мы добровольцы в Армии КИСС.

     И как кульминация, как отображение всего этого рок-десятилетия, и жизни этого поколения  выходит «Стена» «Пинк Флойд». И гениально снятый фильм открывает все завесы. Вот она жизнь рок музыканта, зачатая в войне, рожденная под звуки падающих авиабомб, учеба, насмешки учителя, первые разочарования. И протест против Системы, которая превращает детей в фарш, гонит через свои мясорубки…. Ну, и чем он закончился? Разочарованием еще большим, ибо «подруг» привлекают только его слава и деньги, и начинается гниение души, которое преодолевается еще большим озлоблением, и вот уже новые штурмовики маршируют по улицам, готовые убивать всех, кто против, топчущие этих жалких учителишек, издевавшихся над ним в детстве. И в тоже время все это уже просто фарс, водевиль, опера! Люди отгородились друг от друга и от всего мира стенами своих вещей, как им кажется; но на самом деле это просто стены хлама и мусора.

   Реалистично и драматично до слез, и последняя сцена, - маленькие дети, начинающие разбирать эту Стену, снова вызывают массу чувств, каких угодно, но только не раскаяния за свою бездарную жизнь, от которой только что и осталось, - использованные презервативы. Это мы и есть….

     Только вот ведь беда – надежда, что вырастет поколение, более умное, более душевное, более чистое и разберет эти завалы… не оправдывается. У наркоманов родятся дети с предрасположением к наркотикам. Они уже наркоманы в утробе. Они не будут разбирать стены, - они будут их укреплять любой ценой. Самая престижная профессия – киллер. Пролить реки крови извне, чтобы в своих стенах добиться высочайшего комфорта, вот что стало их идеалом. Не так?!

  

     А теперь давайте взглянем на все это с другой стороны. Вы всерьез думаете, что все эти монстры на альбомах, тягучие звуки и многократные взывания – «атанас», -  просто условность, игра? Вы полагаете, что массовые призывания дьявола, измененное наркотиками состояние – это юношеские забавы? Вы не видите связи с этой чудовищной, полной насилия и ненависти современной жизнью, или не хотите видеть? Ну что ж, поздравляю, вы за Стеной! Точнее за стенками. И когда вас вытащит оттуда стайка подростков и начнет убивать ради прикола и самоутверждения, не вопите гневно, мы ведь тоже за такими же стенками. Трясемся, ужасаясь тому, КОГО мы вытащили из других измерений, из

глубин ада и поселили в своих душах, умах и сердцах.

  

      Итак прощальный залп хард-рока прогремел. 1983 год. Кульминация под занавес: «Акцепт», «Шары к стене», прежде чем уйти в «Метал хеарт». Уже и «Саббат» с Йеном Гиланом возвещает, что «Родился заново». Кто? Посмотрите на обложку альбома.  Уже воюют в железных ритмах предвозвестники метала, и былые чувства: пусть гнев, обиды, черный пессимизм, но еще человеческие! - сменяются просто ненавистью. Дио утверждает, что святые утонули, «Холи дайвер!». Кто-то пытается выжить, скатившись до дискотечного уровня. И все-таки, Хард рок умер. Только такие отцы, как «Дип Перпл» собравшись в своем классическом составе, немного затянули его агонию, но и они «Совершенно незнакомы».

 Хард рок умирает на наших глазах. Точнее он перерождается: из бабочки перевоплощается в куколку и рождается гусеница: «Танк Вампира», «Зомби», «Убей!», «Убей!!», «Убей их всех!», «Мастер Пастор».

    Вот здесь и началось для меня начало отрезвления. Горькое. Это садиться на иглу сладко, а слазить….

Но ведь был же младенец! Нет, не сабботовский! Живой настоящий! Слили?

   Может поэтому и написал Искру Божью? Что так хотелось верить, что Бог с нами, я же чувствовал Его дыхание!

   Возвращаясь к зубчикам. Тогда же вышла в журнальном издании книга Александра Меня «Сын человеческий». Это была бомба! Кого мы смутно ощущали где-то рядом, открыл нам священник! Миф, легенду, «Супер звезду» показал вживую, как человека, действительно жившего в те времена. Правда, отношение к нему у меня лично сложилось, как узнал намного позднее, - Ариевское. То есть я восхищался Иисусом Христом как человеком, который достиг звездной величины и стал Богом. А если честно – в нашей жизни не было, не доставало очень многих звеньев, чтобы шестеренки в наших головах начали продуктивно работать. Да, рок дал толчок, чтобы они начали, скрежеща крутиться, но вхолостую, поэтому, ощущая в душах нечто Божественное, мы так легко и приняли сатанинское.

 

    А вот теперь пришло время говорить и о Русской рок-поэзии. Именно поэзии, потому что требования были в первую очередь к тексту. Ну не можем мы повторять одно слово до безконечности, как это встречается и у Битлз, и у «Райнбоу» 83: не тот менталитет, не тот образ мышления. Нам нужен смысл песни, а если он еще и окрашен эмоциями…!

    Ты можешь ходить, как запущенный сад,

    А можешь вообще не ходить!

    И то и другое я видел не раз,

    Кого ты хотел удивить?!

 

Вообще-то Макаревич сумел воплотить то, что хотели мы все! В ИХ музыку, в их

мотивы вложить наш смысл, причем глубокий, но, не изменяя оттенков, всех

тончайших нюансов. Ведь в этом:

    И вянет листопад, и вороны кружат,

    Там где раньше был цветущий сад!

пред нами предстает АС\ДС, причем не подогнанный, не втиснутый в оттенки одной какой-то переведенной песни, а как бы общий портрет всей группы. Причем без всяких рогов и копыт; наши Православные корни претят нам всю эту атрибутику, и когда Скотт захлебнулся в блевотине, ну что ж, дорогу в ад он выбрал сам. Точь ту мочь!

   И в ранних композициях Макаревич таким образом представил нам Джаггера, а потом в «Призрачном острове» - Лед Зеппелин. Нет, это был не плагиат, это было образное представление, что ли? Гениальный показ сути духа групп, но с нашей начинкой. Кстати, также и Пугачева сняла кальку с Ковердейла, с Дип Перпл 75 без Блэкмора - «Улетай». Да и многие калькировали, но дух показать сумел только Макаревич.

 

    Итак, в своем мире мы ждали и принимали своих гениев, и здесь были требовательны и избирательны.

    Кто виноват, скажи-ка брат…. Музыкант,  Я сам из тех, кто спрятался за двери….

Каждый здесь наверно может назвать свои песни, а вот последняя была для меня уже откровением того, что находится в глубине души и не выставляется напоказ!

    Я сам из тех, кто спрятался за двери,

    Кто мог идти, но дальше не идет….

    Я добрый, но добра не сделал никому….

Да это же и моя песня! Никольский обнажил во мне самом, что раньше было только инстинктом, чувством, о котором я смутно подозревал. Или даже не знал, не думал никогда. Он заставил меня признаться в горькой правде. По сути, это и есть утраченный зубчик вырванной из наших душ шестеренки – украденной у нас Православной Веры. Первое покаяние, признание, что мы вовсе не такие

классные, как нам хочется самих себя считать. А ведь скажи это священник, - разве поверил бы тогда? Просто не понял бы. И только воцерковившись, придя в монастырь, задумался.

   То есть Божественные Откровения, ощущения, что подымаемся в Небеса, к Богу, - БЫЛИ. Вот только осознание самих себя, достойны ли мы этого, соответствуем ли мы Господу, Его заповедям, - отсутствовали напрочь. И если Джаггер требовал: «Эй, ты, слазь с моего облака!», то и мы также  с «Агатой Кристи» безапелляционно заявляли:

    Здравствуй Бог, это же Я пришел,

    Это же Я пришел, так почему нам не напиться!

    Это же Я нашел, это же Я дошел,

    Это мой новый способ молиться!

 

    И каждый молился, как мог, как хотел. Господь всем нам попущает творить свою волю. Только когда выяснится, насколько она злая, и чья на самом деле – радости будет мало. Плач, вой и скрежет зубов.

    И все же толчок дан, шестеренки скрежещут, пытаясь провернуться, но только их стольких не хватает! Нет элементарных знаний азов Православия, а ведь все равно души наши ищут Бога! Мы пытаемся взлететь, вскарабкаться на небеса, только та ли эта лестница?! Почему-то она нас, вроде подымая в кайфовом настроении, опускает на то же место.  Замкнутая лестница? Колесо? Эге, так оно

же чертово!

    И вот финал. Кто-то не выдержав, бросается из окна, кто-то находит свое место и живет прошлыми заслугами, учит и пишет мемуары. Кто-то… Игорь Угольников очень талантливо показал в 90-х финал, - спился, и способен только предлагать: Давайте выпьем…за безвременно почивший рок-н-ролл, которому пророчили долгую жизнь. Может еще помните: «Лонг лив рок-н-ролл»?

   Кто-то пошел дорогой Бон Скота, и неважно, от алкоголя, или от передозировки. Кто-то начал читать Отче наш, носить крестик и даже изредка заходить в церковь, чтобы поставить свечку….

 

   И вдруг! Когда вышел фильм «Остров», - вот было Знамение! Петр Мамонов не просто показал Путь, (нет, конечно больше Лунгин); он показал, как можно действительно ВЫЙТИ К БОГУ; хотя бы на эту Стезю. Он открыл нам истинную Лествицу на Небо. Нет, это не ошибка! Лестницы лишь подымают на некую высоту в метрах. На Небо же ведет именно Лествица. Но для этого надо читать, слушать, постигать Иоанна, которого так и зовут – Лествиничком, ибо он указует тридцать три ступени к Господу, и никаких других чувств, кроме Радости, при этом не испытываешь. Но к этому надо прийти. Надо познать Сладость и Силу Иисусовой молитвы, безпрерывного покаяния, в том числе и за эту беспутную жизнь. (Кстати, говоря о той жизни, в кайфе, под грохочущую музыку, другого слова и не подберешь, она действительно бесом путанная!».

Итак, Путь обретен!

         И когда познаешь Божественную Тишину, то, оглядываясь назад, вдруг видишь: вот несется волна Рока, в которой мельтешат музыкальные инструменты, окурки, шприцы, использованные презервативы, какие-то альбомы с жуткими харями и мордами, бутылки, мусор, хлам! И все это крутится, все это кажется таким значимым, огромным, великим! «Лонг Лив Рок-н-Ролл»! Кажется, что эту волну не остановит ничто, и она сотрет всех и вся. И вдруг….  Налетев на единственный тропарь:

    Богородица дева радуйся,

    Благодатная Мария, Господь с Тобою

    Благословенна Ты в женах

    И Благословен плод чрева Твоего,

    Яко Спаса родила еси душ наших….

эта волна разлетается в мелкие брызги, в ничто. Ибо это даже не риф, не скала, но сама ЖИЗНЬ! И больше нечего сказать.

 

 Господь дает нам право выбора, и мы выбираем… каждый свое.

                                                                                                                        

                                                                                                                         Ю. Туйчиев 2016 г.

Нравится
22:15
82
© Туйчиев Юрий
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
09:10
Спасибо Вам! Хоть в моей жизни не было… шприцов, презервативов ( алкоголь — да, но, «по-детски»), я — фанат рок-музыки! Временем раньше я категорически не понимала приверженцев других направлений музыкальной культуры. Да, что и говорить — и сейчас, как бы помягче сказать… Но. однажды, размышляя почему меня рок-звуки успокаивают, а других раздражают, поняла — мы все — физические тела со своей частотой и «они» не совпадают с нами. И гениальный «Остров» с не менее гениальным Мамоновым — тоже далеко не всем понятен. А ведь это — Библия! Если записывать все мысли во время просмотра — боооооольшая книга получится.
Мне жаль тех, кто не по нашу сторону. Это все равно, что не любить А. Вивальди, А.П. Чехова…
По поводу «выбираем» — готова спорить! Почему? Скажу… Выбирать можно стили музыки, одежды, поведения, но не душевных ( морально-нравственных) устоев. Я всю жизнь слушаю рок-музыку и столько же времени не перестаю удивляться низости человеческих поступков. Есть у меня рассказы на эту тему, о реальных событиях. Господь дает право выбора, но призывает к Любви!…
Хочется говорить и говорить… Короче, РОК — то, что надо! Я — поклонник рок-музыки! СПАСИБО за статью! И у меня для Вас есть мааааааааааленький сюрпиз — на моей странице рассказ — узнаете по названию… С Уважением и Благодарностью, Алла.
Забыла сказать… В нашем поселке под Москвой в 70-е-80-е мои ровесники тоже слушали попсовую муть. Не понимаю по сей день — почему и откуда мне претила эта фигня, а цепляла рок-волна? Видимо, вместе с возможностью выбора, Господь не каждому дает талант услышать прекрасное…
07:25
Я отказался от рока, сейчас нахожусь в монастыре и уж поверьте, знаю, о каком выборе говорю. К сожалению, мы не знаем Господа, не знаем Православной Веры, у нас ее украли, и мы сочувствие принимаем за Любовь к Господу, и верой считаем поставить свечку иногда, когда снизойдет такое вдохновение. Рок по своей сути противоречит заповедям Христовым, ибо он — протест. А протест это отвержение, в этом и кроется хитрость сатанинская: даже протестуя против зла, мы не ищем, не видим выхода положительного, — кротости, смирения, и вытекающей из них Любви. Мы бунтуем, но находимся все в том же замкнутом круге зла, — вот в чем дело.
09:24
Спасибо Вам за то, что нашли время ответить. Вы знаете, я на часто хожу в храм, и речь то не о пресловутой свечке. Я серьезно больна уже много лет, и, если бы не этот поворот, то, вряд ли я верно расставила приоритеты. Для меня Господь во мне самой. Иначе. это — совесть, дух, мораль, нравственность. Я, можно сказать, абсолютно счастливый человек и тому причиной мое душевное равновесие, уверенность в правильности поступков и выборе гражданских позиций. Что касается музыки — я не протестую, я ее просто слушаю. И считаю, рок-музыка выше, глубже, честнее и ДУХОВНЕЕ, нежели та «пустота», которую нам навязывают СМИ. А. Вивальди и его «Гроза» по сути рок-композиция, а опера Ллойд Вебера — гениальное произведение. Извратить и предать анафеме можно любую идею. Вопрос — что мы видим в ней.
Я живу «с трудом», по принципу «хлеб -вода» и ценю каждый день, каждую минуту своей жизни. И, поверьте, Господь всегда меня слышит, поддерживает и дает то, что мне действительно нужно. Моя душа спокойна. А. если я и бунтую, то только в борьбе за чистоту помыслов, человеческих отношений и разумных поступков. Смиренно смотреть на подлость Господь не учил.И, вряд ли, порадовался, если бы я смиренно смотрела, как умер старик, брошенный родственниками в канаве умирать. Можно кротко и смиренно быть хамом и не реагировать на «зло». Уж это точно не Любовь. Это — равнодушие, а с его помощью, как известно «творятся самые страшные преступления». Это не я сказала.
Желаю Вам покоя в душе, веры в правильность своих поступков, Счастья и Любви. А спорить а вере ни к чему. Господь все видит и с каждого спросит. Спасибо еще раз. Алла
23:13
Одна из бед «монастырских», — мы считаем, что знаем о Боге гораздо больше, и мыслим гораздо правильнее))). поэтому нравоучительный тон вызывает досаду, или раздражение в людях. Кто я такой, чтобы судить о других?! Возможно Ваша болезнь и является ключом к тому, о чем мы молимся день и ночь. Простите. Безусловно рок наиболее честен в музыке и является прямым наследником классики. Но все не так просто, в той же «грозе» Вивальди (лето, не помню какая часть, но она самая знаменитая) звучит такое неистовство, но стихии, заметьте. То есть внешнего, а когда такое же неистовство уже идет из души, — тут уже другое. А сколько боли, обиды, и гордости, тоже переходящей в неистовство, но уже другого толка у Паганини в третьем концерте! А Лунная Соната, сколько чувств, какой взрыв тоски и боли во второй части. Но классика, — это человеческие чувства, во всех проявлениях, но еще человеческие. Классики знали, где надо остановиться, вот в чем дело, что бы не впасть в это самое неистовство. Рок эту грань перешел. Он начал акцентироваться на этом и ушел в оккультную сторону. О чем я и пишу. Здесь много всяких факторов и Рок неоднозначен и слушатели тоже. Как душа слушателя примет его, что в ней разгорится? Кто-то способен не заходить за «буйки», а кто-то… Отсюда эта жажда наркотиков, как желание довести это состояние до верха предела. И я знаю, о чем говорю. Поэтому говорю, — неистовство — визитная карточка сатаны.

Мне не хотелось бы Вас огорчать, но то, что вы перечисляете — это благодушие. Оно приятно, оно умилительно, оно радостно. Кстати, Вы замечаете, что в большинстве америк. мультиков упор делается именно на это умилительное благодушие? И это очень хитро продуманная уловка. Суть ее, смысл, — держать человека вдалеке от Бога. Зачем мне идти в церковь, если Господь со мною, Он меня любит, я Его люблю, в душе у меня гармония и благодать? Только если бы было так, ни церковь, ни священники были бы не нужны. Человеку достаточно того Господа, который в душе. Но давайте продолжим эту тему — тогда не нужны и Пресвятая Богородица, и Апостолы и святые — Николай Чудотворец, целитель Пантелеимон и все, все, все наши святые. Я не берусь судить Вас лично, Алла, но такие суждения мы слышим сплошь и рядом. И это самообман очень страшный. Суть его, держать человека в неведении, в заблуждении, а когда придет время предстать пред Богом, человек будет ошеломлен правдой, простой правдой своей грешности изначальной по сути; будет сбит с ног и с толку, и не сможет сопротивляться бесам, чего они и добиваются. Кстати, обратите внимание на свои чувства, когда прочтете эти строки: если само упоминание сих тварей вызывает раздражение, желание отвергнуть смысл сказанного, как к Вам не касающегося; если Вы сможете проконтролировать свои эмоции как реакцию на эти строки, то получите ответ сами. Все очень непросто и мы действительно утратили смысл Веры и сути Православной Церкви. Она всегда была воинствующей и воюет именно против бесов. И покаяние — единственный способ контролировать свой разум. Точнее очищать его. Господь сказал на Тайной Вечере, преломляя хлеб — кто потребляет мою плоть и кровь, кто ПРИЧАЩАЕТСЯ, тот со мною, и я в нем. (не дословно, но смысл именно таков). А причащение невозможно без исповеди, и вот это и есть наш Православный, христианский механизм движения к Богу. Покаяние. Без него Господь наш Иисус Христос не может присутствовать в человеке в достаточной мере. Поясню притчей. Однажды преподобный Зосима и Ангел шли по пустыне и наткнулись на труп животного, который смердел невыносимо.
— Ты чувствуешь злосмрадие? — спросил преподобный.
— Мы чувствуем зловоние человеческих душ, — ненависть, зломыслие, похотливость, как вы вонь мертвой плоти.
Таков был ответ.
Я не имею в виду Вас лично, говорю о себе — пребывая в монастыре ощущаю все большую свою собственную злосмрадность, и поэтому предупреждаю о благодушии. Без исповеди и причащения оно обман.
04:19
Простите за этот нравоучительный тон.
09:30
Здравствуйте Юрий! Очень Вам благодарна за то, что ведете со мной этот разговор. Я не буду спорить — это пустое. Ничего нового не услышала. Вы не находите — все ( и монастырские в том числе) находят оправдание своим поступкам. Да и в монастырь уходят неспроста. Сначала «за буйки», а потом в храм. Моя подруга очень «верующая» — все блюдет и к батюшкам, и в храм, как на работу. Однако… Шмотки, салоны, мужики, мысли- душа-то… эх. не о том. Я перестала с ней общаться именно по этой причине. Раздражает! Учит, спорит, за душу и мытарства ведет разговоры, а по сути — пустой человек. Я не осуждаю, говорю, как факт.
Чего мне бояться? Наказания господня? Да, бог с Вами. За то, что в храм не ходила? Здорово я буду смотреться в одной компании с теми, кто сейчас жирует на мою «пенсию», а я ем хлеб-вода, со всеми вышестоящими и форбс представляющими. Не это ли малодушие?
И библию все по-разному понимают. И у меня есть притча про бабку, которая в храм бегала каждый день.
Если есть силы в храм бегать, сбегайте помогите детям брошенным, старикам одиноким, своим близким в конце концов. За слова Господь тоже вряд ли похвалит. Когда я это озвучиваю «сильно верующим», они злятся и находят причины для оправдания. Моя жизнь совсем не мультик, как кажется многим со стороны. А рок я не только слушаю, но и пою. А перехожу я грань или нет — Господь разберется. Его не бояться надо, а верить. Вспомнила, притча про молитву — «трое нас и трое вас».
Спасибо еще раз за беседу приятную. Каждому свое… Знаете в чем разница? Я счастлива, а Вы?
10:12
Простите, не буду поучать. Все, что прошу: Вы попробуйте представить себе; своей жизнью, болью, нищетой и смирением со всем этим, с Любовью в сердце Вы достойны Царствия Небесного и Господь допускает Вас туда. Вы находитесь среди мучеников, но… Их разговоры Вам непонятны, точнее их устремления, они все живут молитвой и это есть высшее счастье на земле и на небесах. Вам все рады, пытаются помочь, приобщить, но Вам неуютно здесь. Потому что нет навыка молитвы, нет и понимания, какая это Радость. Какое счастье, когда Господь озаряет своей Любовью, Пресвятая Богородица. И Вы начинаете страдать, чувствуя себя не в своей тарелке. И это уже муки. Но Господь всем, всем хочет блага, Он не махнет никогда на человека: а, ладно, не хочешь рая, иди куда хочешь. Он то и жизнь дает, чтобы человек осознал и сделал свой выбор.
У нас с Вами разное постижение счастья. Вы счастливы назло — тем, «кто сейчас жирует на мою «пенсию», а я ем хлеб-вода, со всеми вышестоящими и форбс представляющими». Я счастлив предстоянием пред Господом; я счастлив благодаря… Почувствуйте разницу. Но эти мгновения на самом деле кратки, монастырь это передовой окоп в битве, и больше досад, раздражения, обид приходится терпеть, и злобиться, но как же прекрасно ощущение, понимание не только Любви, но Защиты и Помощи Господа. Вот о чем бы мне хотелось Вам сказать, а не «блатовать» в веру на самом деле. Вы уже на Пути, а Вера укрепляет дух и дает понимание, ради чего Вы терпите, и ради Кого смиряетесь.
13:15
Вы меня не поняли. мое счастье не в битве, а в жизни! Я не злобой жива.Бог с теми, кто и как живет. Мое СЧАСТЬЕ в самой реальности каждого дня — я рисую, пишу рассказы, сценарии фильма, дневник — книгу для внучки ( еще лет пятнадцать), записываю песни, работаю любимую работу. Вот мне все равно. кто ест какую икру. Даже на отдыхе без дела я скучаю без дела.
Разговор о вере слишком глубок, чтобы однозначно на все вопросы ответить.
А изначально мы говорили о рок-музыке. Я лишь не согласилась с тем, что рок — это бесы. Я эту музыку люблю… А Кипелов со товарищи — люди исключительно добропорядочные и культурные. А то. что на майках черепа да кресты — атрибуты не более того.
У меня есть друг, некрещеный, который в этом обряде и в религии видит только атрибуты — свечки за деньги, батюшек — воров и т.д. И сколько я не пытаюсь его к Вере привести — бесполезно. Так и мой выбор — для меня верный. А, уж что решит Господь — я приму по-любому. Там выбора не будет.
Спасибо Вам за время, за все, что сказали. Я не спорю, а думаю.
Да и про молитвы — поверьте, с этим все в порядке — и Пантелеймон, и Почаевская Богоматерь, и Иисус, и сорок святых и… все стоят на своем месте и Вам привет передают. шучу… С огромной благодарностью, Алла.
cloud.mail.ru/public/292E/dmA9NVDBd

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение