Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

ИМПЕРАТОРСКИЙ КОНВОЙ. Глава первая

ИМПЕРАТОРСКИЙ КОНВОЙ. Глава первая

В 1837 году Государь Император Николай I предпринял путешествие на Кавказ. Его в путешествии сопровождал Лейб-Гвардии Кавказский Горский полуэскадрон, сформированный из кавказских горцев и кавказских линейных казаков. На его основе в дальнейшем будет создан Собственного Его Императорского Величества Конвой исключительно для охраны российских государей. Праздник Конвоя был установлен 4 октября (в честь отличия Черноморской сотни в Лейпцигской битве 1813 года) – в день священномученика Иерофея. Святой Иерофей, Епископ Афинский на долгие годы стал небесным покровителем Собственного Его Императорского Величества Конвоя.

Первым официальным подразделением личного конвоя Императора Николая I стал учрежденный 1 мая 1828 года в Ставрополе взвод кавказских горцев, составленный из князей и узденей Кабарды, Чечни, а также кумыков, ногайцев и других кавказских народов. Находился конвой в ведении командующего Главной Императорской Квартирой генерал – адъютанта  Бенкендорфа.
Часть эту официально назвали Лейб-Гвардии Кавказский Горский полуэскадрон. Государь Император помнил выступление армейских офицеров 14 декабря 1825 года на Сенатской площади и не доверял гвардейцам, совершившим дворцовый переворот. Государь положился на преданность кавказцев: горцев и казаков. В составе полуэскадрона было создано подразделение — Команда кавказских линейных казаков. Новое подразделение предназначено исключительно для охраны Царя-Командира кавказских линейных казаков. Произошло это по личному распоряжению Императора. 8 октября 1831 года генерал-адъютант Бенкендорф сообщил главнокомандующему на Кавказе генерал-фельдмаршалу князю Паскевичу: «Государь Император желая ознаменовать благоволение к линейным Казачьим полкам, повелел избрать из их среды 50 человек, которые составят конвой Главной Императорской Квартиры и вместе с тем дать всем чинам сего конвоя преимущество старой гвардии и особенный мундир» [1].

В ноябре 1832 года командиром Кавказского Горского полуэскадрона назначают штаб – ротмистра Хан – Гирея, князя одного из адыгских племен. Отдаленные его предки происходили из крымских ханов. Человек удивительной судьбы, разносторонних знаний и интересов, наделенный блестящими способностями командира, общественного деятеля и исследователя, принимал участие в важнейших военных кампаниях своего времени. В 1826 – 1828 гг., являясь участником  войны с Персией, был награжден медалью. В 1828 – 1829 гг. в войне с Турцией, будучи адъютантом главнокомандующего А.С. Меншикова, затем В.А. Перовского представлен к награде и произведен в поручики. Одновременно с ним в Кавказском Горском полуэскадроне служили  его земляки Шора Ногмов и Султан Казы – Гирей,  впоследствии, известные деятели Кавказа [2].

Во время похода в Польшу в 1830 -1831 гг. оруженосец Ногмов находился во взводе под командованием Хан – Гирея.   За участи в боевых действиях Хан – Гирей был, произведен в штаб – ротмистры и награжден знаком отличия. Юнкер Казы – Гирей был награжден золотой медалью. В последующие годы Хан – Гирей был произведен в ротмистры, затем в полковники и в 1837 году получил придворное военное звание флигель – адъютанта. Написал ряд исторических произведений, напечатанных в известных столичных и кавказских журналах и газетах, издаваемых в XIX веке: «Черкесские предания», «Князь Пшьской Аходягоко», «Князь Канбулат» и др. Шора Ногмов завершит воинскую службу в звании штабс - ротмистра. Станет выдающимся кабардинским ученым и общественным деятелем. Станет автором таких исторических произведений как «История адыхейского народа» и «Предания черкесского народа».  Султан Казы – Гирей будет впоследствии служить в звании полковника командиром 5-й бригады Кавказского линейного Казачьего Войска Центра Кавказской линии. Выйдет в отставку в звании генерал – майора. Примет крещение в 1854 году с именем Андрей Андреевич. Его личное знакомство с поэтом Александром Сергеевичем Пушкиным поможет ему в опубликовании его повестей «Долина Ажитугай»  и «Персидский анекдот», в этом ему поспособствует лично сам поэт. Незаурядное дарование писателя – горца вызвало восторженный отзыв А.С. Пушкина. «Вот явление, неожиданное в нашей литературе, - писал он в послесловии к «Долине Ажитугай». - Сын полудикого Кавказа  становится в ряды наших писателей, черкес изъясняется на русском языке свободно, сильно и живописно».  Султан Казы – Гирей подготовит также записку с предложениями по политическому переустройству Северного Кавказа. Основные идеи будут изложены в работе «О методах благоразумного покорения русским правительством горцев Северного Кавказа» [3].

Перед поездкой Императора Николая I на Северный Кавказ и Грузию в 1836 году генерал-адъютант граф Бенкендорф сообщил полковнику князю Хан – Гирею, что Государю угодно, чтобы он написал для него записку о горских племенах.  Личный биограф Хан – Гирея  Бурнашев В.П. по этому поводу написал:
«Граф Александр Христофорович Бенкендорф [обращаясь к князю Хан - Гирею] сказал: «Из разговоров твоих, Гирей, заметно, что ты таки порядочно знаком с историей горских кавказских племен. Государю императору угодно ехать на Кавказ будущим летом… Государю угодно, чтобы ты написал собственно для него записку о горских племенах, о которых, как слышно, ты кое – что уже имеешь у себя написанное. Надо, чтобы такая записка была у государя не позже, как через два месяца или даже через шесть недель…». Менее чем через шесть недель готова была рукопись Гирея: «Адыги (черкесы) и все близкие с ними племена» в отлично каллиграфическом виде, и украсив богатым атласным с золотыми тиснениями переплетом, автор поднес Императору Николаю. Государь остался доволен трудом своего флигель – адъютанта горца, несколько раз поставляя его в пример многим другим из своих приближенных офицеров и полушутя, полусерьезно отзывался о нем, называя его «le Karamsine de la Circassia» [4].

По прибытии во Владикавказский округ Государь Император остановился в доме коменданта крепости. Государь с бруствера цитадели долго любовался величественной панорамой гор Большого Кавказского хребта, сверкающих своими снежными вершинами. Выше всех  возвышался гордый Казбек, воспетый Пушкиным. На городской площади Николай Павлович принял парад гарнизонных войск. Перед его взором прошли части боевых полков и батальонов: егеря, пехота, казаки, кавалерия, артиллерия, полки Навагинский, Тенгинский, Нижегородский... Беседуя с офицерами, царь интересовался положением дел на Кавказе, настроением боевых частей. «Край везде спокоен. Все ездят без конвоя, даже по самой границе и до Владикавказа», - писал Государь. На следующий день, отстояв службу в Спасо-Преображенской церкви, при громких криках "ура" и салюте из крепостных орудий Император отбыл в Екатериноград, затем в Прохладную, Пятигорск, Георгиевск и Ставрополь. 

В феврале 1855 года Государя Императора Николая Павловича не стало. Не стало того, кто так любил казаков, кто сына своего пожаловал Шефом Атаманскому полку, приблизил полк к себе, даровал ему права гвардии, кто даже похороненным пожелал быть в казачьем мундире. Известие это потрясло казаков. Многие плакали на панихиде [5].
 
Казачья команда 21 ноября 1855 года была развернута в Лейб-Гвардии Кавказский казачий эскадрон. 2 феврале 1861 года, после реорганизации Черноморского и Кавказского казачьих войск (стали называться Кубанским и Терским казачьими войсками) с конвоем был соединен личный состав Лейб-Гвардии Черноморского дивизиона. Августейший Главнокомандующий Кавказской Армией, Великий Князь Михаил Николаевич, горячо приветствуя новое формирование эскадронов Конвоя, ходатайствовал перед Государем Императором о пожаловании Лейб - Гвардии Терскому казачьему эскадрону своего Штандарта; «В виду соревнования Войск, отличавшихся постоянною храбростью и своими подвигами довершивших славное покорения Кавказа». Государь Император повелел для Терского эскадрона изготовить отдельный Георгиевский Штандарт по образцу регулярной кавалерии с надписью: «За боевую службу на Кавказе». 12 декабря Терцы удостоены следующей Императорской грамоты:
«Собственного Нашего Конвоя Лейб - Гвардии Кавказскому Терскому казачьему эскадрону. В ознаменование особого монаршего благоволения к Терскому казачьему Войску, Всемилостивейше жалуем Лейб - Гвардии Кавказскому Терскому казачьему эскадрону Собственного Нашего Конвоя препровождаемый при сем Георгиевский Штандарт с надписью: «За отличную боевую службу Терского казачьего войска». Повелеваем, Штандарт сей, освятив по установлению, употреблять на службу нам и Отечеству с верностью и усердием, российскому воинству свойственными. АЛЕКСАНДР» [6].
 
Вступив на службу при Высочайшем дворе, Лейб - Гвардии Кавказский Терский казачий эскадрон с нетерпением ожидал свой Георгиевский Штандарт:
«Желанный день наступил 8 октября 1868 года. В этот день, в 11 часов утра, в Золотой зале Зимнего дворца происходила торжественная прибивка Терского Штандарта. Государь Император Александр II изволил собственноручно вбить два первых гвоздя и передал молоток Наследнику Цесаревичу, сделавшему то же самое. За Наследником Престола, вбили гвозди присутствовавшие на церемонии прибивки Штандарта особы Императорской Фамилии. Далее следовали старые кавказцы из Государевой Свиты, командир Конвоя, господа офицеры Лейб - Гвардии Кавказского Терского казачьего эскадрона, и, наконец, закончили прибивку Штандарта положенное законом число унтер-офицеров и казаков эскадрона. Через два часа, в Михайловском манеже, состоялось освящение Штандарта и передача его эскадрону. Терский эскадрон Конвоя в конном строю, при полной парадной форме, в алых черкесках и белых бешметах, выстроился в манеже. Перед серединою фронта эскадрона был поставлен аналой, возле которого находились певчие придворной капеллы и духовенство. Против аналоя, с новым Георгиевским Штандартом Конвоя, стоял унтер-офицер казак, заслуженный георгиевский кавалер, при адъютанте Государева Конвоя. В Михайловский манеж прибыли все командиры отдельных частей Гвардии и свободные от службы офицеры кавалерийских полков. Также прибыли в манеж Их Императорские Высочества Великие Князья: Николай Николаевич, Владимир Александрович и Наследник Цесаревич Государь и Великий Князь Александр Александрович. Вслед за ними, в манеж изволил прибыть и Государь Император. Его Величество и Наследник Цесаревич были в парадном казачьем мундире Собственного Конвоя. Поздоровавшись с Терским эскадроном и объехав его фронт, Государь Император приказал скомандовать «на молитву». После сигнала трубачей, раздалась команда: «На молитву шапки долой!». Государь, а также все бывшие верхом чины его Свиты спешились. Начался молебен. В конце его, протопресвитер Бажанов произнес установленную при освящении Знамен и Штандартов особую молитву: «Да будет сие Знамение - знамением победы!» По освящении Штандарта, Государь Император Александр II вручил его командиру своего Конвоя, флигель-адъютанту полковнику Шереметеву, принявшему вновь пожалованную святыню Конвоя, преклонив колено. Как только командир Конвоя передал Штандарт штандартному унтер-офицеру, и последний, следуя за адъютантом Конвоя, направился к строю, громовое и восторженное «ура» всех чинов Лейб - Гвардии Кавказского Терского казачьего эскадрона потрясло Михайловский манеж и стихло только лишь по знаку самого Государя Императора, выехавшего перед фронт - эскадрона. «Поздравляю вас, казаки, с новым Штандартом, - сказал Государь. - Я лично имел случай убедиться в славной боевой службе и, жалуя вам Штандарт, уверен в том, что вы будете служить так же, как и ваши кавказские товарищи!» Вновь могучее «ура» раздалось в ответ на слова Государя. Затем эскадрон прошел повзводно церемониальным маршем» [7].
 
Собранный в станице Прохладной Терский эскадрон, в мае 1868 года окончательно был сформирован. Государь Император Александр II, в сопровождении двух сыновей, Наследника Цесаревича Александра Александровича и Великого Князя Владимира Александровича, посетил Кавказ в 1871 году.  Высокие Гости побывали в целом ряде поселений. 18-го  сентября  прибыли во Владикавказ, ставший уже городом и центром Терской области. К прибытию Императора, как к событию неординарному, в Терской области готовились долго и тщательно. На границе области Монарха и сопровождающих его лиц встречали командующий войсками Терской области генерал-адъютант гр. М. Лорис-Меликов, начальник штаба полковник Золотарев и другие местные начальствующие лица. Среди встречавших были по два представителя от пяти наиболее многочисленных народов, населявших область, - казаков, осетин, кабардинцев, чеченцев, кумыков. Во всех населенных пунктах области - казачьих станицах, горских аулах, русских слободах - народ выходил навстречу Царю-Освободителю с хлебом-солью [8].

В 1877 году казачий конвой, сопровождая Императора Александра II на Балканский театр военных действий Русско-турецкой войны 1877-1878 годов, с отличием проявил себя участием в боях против турок. Со второй половины ХIХ столетия казаки - конвойцы также несли службу в Крыму в Ливадийском дворце, во время отдыха там Императора и членов его семьи. Особым днем в истории Конвоя стал день 1 марта 1881 года, когда восемь казаков - конвойцев сопровождали Императора Александра II и во время покушения на него народовольцев были ранены при взрыве бомб, а один из них скончался. 12 марта 1891 года эскадроны стали именоваться сотнями. Для казаков двух Кавказских войск служба была не менее почетна, чем для горцев, и они по праву гордились оказанным им доверием охранять высшее лицо государства и находиться вблизи престола... В мирное время конвой дислоцировался в Царском Селе. Знаки отличия, которые имели Терские сотни: георгиевский штандарт с надписью “За отличную боевую службу Терского казачьего войска” (1867 год); три серебряных трубы “1830 год”; знаки на головные уборы с надписью “За Ловчу 25-го августа 1877 года” [9].

За время царствования Императора Александра II Терские казаки были награждены: 1-й и 2-й Волгские полки, Георгиевскими штандартами; Лейб-Гвардии Кавказский Терский казачий эскадрон Собственного Его Императорского Величества конвоя и 2-й Владикавказский полк, Георгиевскими серебряными трубами; 1-я и 2-я конно-артиллерийские батареи, 4-я сотня Кизляро-Гребенского и 1-я сотня Сунженского полков, простым знаменем; 2-й Владикавказский полк, знаками отличия на головные уборы [10].

В день праздника Конвоя, 4 октября 1883 года, Высочайше утвержден особый нагрудный знак за службу в Собственном Конвое, состоящий из вензелевого изображения Имени Императора Александра III, с короной наверху. Вензель окружался лавровым венком, переплетенным Андреевской лентой, с надписью на ней золотыми буквами: вверху - «За службу в Конвое Его Величества», а внизу - «4-го октября 1883 года». Офицерский знак - золотой, с лентой голубой эмали; для унтер-офицеров и казаков - из белого металла и посеребренный. 24 мая 1884 года утверждено положение об этом знаке. Право ношения его сохранили все чины Конвоя при переводе в другие части и при увольнении от службы. Знак жаловался не иначе, как за беспорочную службу в Конвое в течение трех лет. Офицерский знак для служивших в Царствование Императора Александра III и Императора Николая II - золотой, чеканной работы, состоял их двух перекрещивающихся букв «А. III  Н. II» окруженных венком из лавровой и дубовой ветвей; при соединении их, над двойным вензелем - Императорская корона. Ветви обвиты голубой эмалевой лентой с бантом внизу [11].
 
В 1888 году Александр III посетил Кавказ вторично. Государь Император специально отправился на Северный Кавказ, чтобы посетить столицы Терского и Кубанского Казачьих Войск. В путешествии с ним также находились его супруга Императрица Мария Федоровна и сыновья - Наследник Цесаревич Николай Александрович и Великий Князь Георгий Александрович. 17 сентября Царский поезд прибыл в Ростов-на-Дону, и оттуда, через Минеральные Воды и Прохладную, проследовал во Владикавказ. Царский поезд прибыл во Владикавказ 18 сентября 1888 года в пять часов вечера. На разукрашенном флагами и цветами, коврами и шелками Владикавказском вокзале Их Величеств встречали помощник Главного Начальника на Кавказе генерал-адъютант Шереметев, военное начальство, городской голова с гласными городской думы, почетные горожане, просто жители города. Государь Император и Наследник вышли из вагона одетые в казачью форму Терской Сотни Конвоя Его Величества и приняли хлеб-соль от городского головы Владикавказа П. Лилиева. С вокзала Александр III со свитой проследовал в старый (военный) собор, ставший тремя годами ранее кафедральным. В храме были собраны учащиеся всех учебных заведений города. Службу вел епископ Владикавказский Преосвященный владыка Иосиф (в миру - Иван Чепиговский, кубанский казак, потомок знаменитого Захария Чепиги, приведшего черноморцев на Кубань) с сонмом духовенства. После богослужения Царь отправился в дом начальника области. По улицам всю дорогу Государя встречали толпы народа - горожане и приезжие - с восторженными приветствиями. На площади перед домом Их Величеств встречали представители всех народов и всех казачьих станиц Терской области, а также георгиевские кавалеры. Вечером состоялся обед. Город был украшен иллюминацией, повсюду развевались флаги [12].

 

Нравится
16:35
38
© Rim
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение