Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

гл.45.День любви-прессефест

гл.45.День любви-прессефест

см.ФОТО:Королевский парк Сан-Суси (с французского-без-забот).В центре города Потсдам.Место где проводились фестивали. На фото только центральная часть. Он огромный. Когда я проживал в ста метрах от него, то по утрам, в течении года бегал здесь на физзарядку.

Город в очередной раз увешан всевозможных размеров и расцветок афишами. С такого - то по такой  будет проходить прессефест! Дословно фестиваль прессы (печати), что ли ?  Официально, видимо, это так и звучало. Но среди наших почему - то чаще всего этот фестиваль называли «День любви». Пытаясь уточнить у сослуживцев почему на афишах одно , а на словах другое, бывалые мне  обычно отвечали: «Сам увидишь».
  

            И точно, увидел. И был неоднократно удивлен разгулу «демократии» в афише социализма ГДР. Надо отдать должное властям города и государства. Довольно масштабное ежегодное мероприятие проводилось на высоком организационном уровне. Все в том же « беззаботном» парке Сан-Сусси. Все аллеи превращались в торгово-развлекательные павильоны, а это километры всевозможных водочно-вино-пивных точек. Большие и миниатюрные гаштеты,  ресторанчики и балаганы на открытом воздухе. При этом созданы в виде пиратских таверн и казацких корчм. 


             Все с выдумкой и привлекательными для глаз декорациями.  Все площади парка временно превращались в театральные подмостки, арены цирков и сцены для выступлений самых известных групп и ВИА всего мира. И в то же время во всем поддерживался идеальный порядок. В  тенистых, глухих уголках парка круглосуточно дежурили бригады медицинской «скорой помощи» и отряды противопожарной защиты. Вооруженные до зубов подразделения полиции и патрульные звенья от ННА*. Но все это ненавязчиво и почти неприметно. Многотысячные толпы народа со всего мира правоохранителей даже не замечали и внимания на них не обращали.


             А прибывших из всех стран земного шарика было действительно очень много. Парк, город и окрестности  были переполнены нарядными, а зачастую даже замызганными представителями всех расцветок кожи. И хотя мода на них тогда уже проходила , но частенько попадались длинноволосые хиппи. Многие из них приезжали своим ходом на мотоциклах.  Негры и латиноамериканцы, индейцы и индийцы, китайцы и эскимосы, европейцы и австралийцы…Многие в своих национальных одеждах. Все это многолюдие и многоголосие непрерывными реками, ручьями и ручейками двигалось и перетекало во всех направлениях города и парка.


                Мы, советские, одетые в гражданское, просто растворялись, как соль в супе, в этой многоликой массе. Но тем не менее свой свояка всегда видел
 издалека, даже если некоторые изрядно приняв пива и корна* на грудь, обнажались из-за жары до пояса. Нашему наметанному в патрулях глазу было легко и просто мгновенно вычислить своего по стриженому затылку и развязному поведению. А наших женщин  -по  с избытком размалеванным физиономиям и цыганским нарядам юбок и платьев. По переливающимся люрексам и блесткам. 


               Я с женой, соседями и сослуживцами старались держаться своей кучки. Ходили медленно от одной эстрадной сцены к другой. Как жаль, что тогда почти еще не было кино и видиокамер, а если были, то не по нашему карману. Ведь на подмостках выступали лучшие из лучших. А мы вели себя так, как будто этот праздник будет длиться вечно. Даже захудалого фотоаппарата я не имел при себе. Да ладно , подумаешь «СМОКИ», пойдем дальше, вон за углом «АББА» поет. Пять-десять минут послушали и посмотрели на «Аббу» и уже скучно. А что это вон там, на той площадке? А так это же «Бони-М», идем к ним? Идем. А громче всех на одной из площадок парка под гитару исполнял свои хиты популярный в то время двухметровый Дин Рид. Под ногами на асфальтированных дорожках хрустело стекло, потому что, если обычно пиво продавалось в высоких тонкостенных бокалах, то на этом празднике в обычных бокалах с ручкой и на вынос. И почему то было принято тогда после опорожнения разбивать их. На счастье, что ли? Я и наши знакомые этого не делали. Мы их забирали домой, как сувениры, на память.


                А еще было по парку много всевозможных трибун, за которыми «пламенные» революционеры всевозможных направлений призывали к миру во всем мире. За достойную работу и зарплату для всех (желающих работать). За дружбу, за стоп фашизм и терроризм! За свободу(попугаям). И все это на разных и непонятных языках. Под какофонию всевозможных свистков, рожков, пищалок и крычалок. Выступали кубинцы от имени Фиделя Кастро и маоисты от имени Лейбы Троцкого-Бронштейна. Толпа молодежи с портретом вечного революционера Че на груди призывала к перманентным революциям. Кто - то требовал свободу Анжеле Дэвис, а тут же толпа других просила у неизвестно кого отпустить из клетки Манделу.


                 Наши втихаря бормотали себе под нос анекдоты, что не выйдут на службу до тех пор, пока Пиночет не отпустит на волю Луиса Корвалана. Короче,  к обеду головы уже ничего не соображали и были, как воздушные шары, которых во множестве летало в воздухе. Хорошо, что это субботний, выходной день, и завтра тоже. И не надо никуда торопиться, если, конечно, ты в этот день не заступаешь в наряд.  И так в темпе вальса двигаемся домой, перекусить и немного отдохнуть от отдыха. 
- Так все же, а почему День любви? Я так и не понял? - обращаюсь я к соседям.
-А вот пойдем еще под вечер и увидишь, - отвечают мне неугомонному.

 

              После обеда и краткого, восстанавливающего сна в шезлонге на балконе, снова направляемся в королевский парк. Попадаем как раз вовремя. Здесь полным ходом идет подготовка к фейерверку. Мы занимаем место на холме, под искусственными руинами римского бассейна, в котором сооружено водохранилище для парковых фонтанов. По всей территории парка снуют, суетятся  пожарные в своей брезентовой униформе. Стоит тридцатиградусная жара. Для всепожирающего пожара достаточно одного «жирного бычка».


                   И вот с наступлением сумерек, в воздухе взрываются первые мириады искусственных звезд. Немцы давно известные фойерверкеры*, и мастера этого дела.
  Между толпами снуют немецкие военные патрули. Наряд состоит из офицера( или унтер-офицера) , двух солдат и обязательно – овчарки. Офицеры в белых, из тонкого материала, фуражках и в таких же сорочках-безрукавках (для нас тогда это была несбыточная мечта), с пистолетом в кобуре. Солдаты в полном полевом обмундировании с АКаэСами* на груди. Овчарки на поводках и в намордниках. Но преисполнены чувства собственного достоинства и превосходства над нами человеками. Обычно в другое время года я таких патрулей не замечал.

 

       И вот когда уже стемнело конкретно, при тусклом свете парковых фонарей, случайно оглядевшись вокруг, я заметил, что  на стриженых газонах некоторые парочки активно занимаются любовью. 
-Смотри, смотри что деется, -толкаю я  Колю Макарова и шепчу ему на ухо.
-Толи еще будет, -отвечает он. - Скоро все газоны и лужайки парка превратятся в поле всеобщего совокупления. И так до утра. Теперь ты, надеюсь, понял почему этот непонятный для нас прессе-фест, между нами называется днем любви?


         Для нас, выросших в стране, где почти официально звучал лозунг «В СССР секса нет!», такое свободное поведение было почти в дикость. Но ничего, мы тоже взрослеем быстро. Никто бы тогда даже в кошмарном сне не смог бы увидеть и предсказать, что всего лишь через 10 лет нашего Союза не станет. И все нравы и «прелести» запада, бурным и мутным потоком ворвутся и в нашу жизнь.

 

      Мы еще побродили с полчасика по продолжающему кипеть и бурлить парку. А затем мои глаза жаворонка стали слипаться, ноги потяжелели. И потянув супругу за руку,  мы тихонько оторвались от компании по направлению домой.


         Но до завершения праздника было еще далеко.  Назавтра мы, почти в прежнем составе, двинулись дальше приобщаться к Европейским ценностям (как теперь принято говорить). Снова море пива и гриль цыплята в табаке с горчицей и в томатном , перченом соусе. Водка несметными дуплями под свиные сосиски. Попкорн и сладкая вата на десерт. И все это под бесплатную музыку и песни наживо самых популярных групп в мире. Что еще надо для полного счастья?

 

            И вот кульминация праздника. Пожар, пожар! На разных языках начала орать вся огромная масса праздно шатающихся гостей и участников. Все показывали руками и смотрели вправо. Затем толпа побежала, насколько это было возможно, в ту сторону. Поддаваясь стадному инстинкту мы тоже не отставали. Вдруг сначала из-за деревьев я заметил вырывающиеся клубы черного дыма, а через пару метров и языки пламени. Затем вся эта масса огня с дымом взметнулась вверх. Как оказалось пожар был рукотворным. Длинная стрела башенного крана взметнула  в воздух корпус чудо гэдээровского автомобилестроения «трабант». К трабанту снизу был привязан флаг ГДР.


              Горел он ярко, но недолго. Со всех сторон парка к месту происшествия неслись, громко сигналя и сверкая мигалками пожарные машины. Полицейские мгновенно оцепили площадку, и нас оттеснили. Вода и пена из брандспойтов, направленная на очаг возгорания мощными струями, мгновенно затушили огонь. Полицаи вытащили крановщика из кабины и от души мотузя его дубинками почем попало, потащили в свой воронок. Другие крепкие парни, видимо, из тайной полиции «штази», потому что в партикулярном платье, вылавливали в толпе зачинщиков этого акта и тоже куда-то в спешке оттаскивали.


             Кто - то из полицейских уже орудовал в кабине крана рычагами, и опустил объект пожара на асфальт. Минут через пять на площадке  почти никого и ничего не было. Пена и вода еще испарялись, трабант  увезли, только пожарные  замывали на асфальте остатки жирного, черного пятна.


  
         Оказывается, это событие, которое для меня было в диковинку, на самом деле уже было традиционное.  Ежегодно, не смотря на все усилия  явной и тайной полиции по предотвращению этой акции, антикоммунистическое подполье  гэдээр устраивало это кратковременное шоу. Видимо с целью высветить отсталость ГДР по сравнению с ФРГ. 


          Да, конечно, «трабант» на фоне тогда только что выпущенного «мерседеса-300», смотрелся убого. Возможно, что и по другим параметрам было сильное отставание, которого мы не замечали, потому что на Родине во всех СМИ нам экономику ГДР преподносили как самую передовую в странах СЭВ*. Но даже такие незаконные проделки недовольных немцев, мы воспринимали на фоне праздничной обстановки, как шоу. И не придавали этим символам никакого значения. И были уверены, что по любому в странах 
социалистического лагеря народу жить лучше, чем на «загнивающем» западе.

 

 

 


*ННА-немецкая народная армия.
*корн-одна из марок местной водки.
*фойерверк-(нем.)-огонь-завод.
*АКаС-автомат калашникова складывающийся.

Нравится
05:35
139
© Влад Озер
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение