Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Гегель и Кант с философским юмором

Гегель и Кант с философским юмором

Эй, ты куда? Куда тебя понесло? Тебе что жить надоело? Оно тебе надо?
-Да! Да! Да! Надо, да ещё и как! Нам всем чего-нибудь, да надо. Да и разве это жизнь, когда всего мало и чтобы достать, надо в очередь стать. У всех есть свои интересы, а помните как было: « Планы партии-планы народа!» И почему-то все решили, что в этих планах превалируют интересы народа, а не тех, кто в авангарде стал им править. Всё распределение пошло сверху вниз. От партии к народу, сначала всем, кто в авангарде номенклатуры на самом верху, а остальным, что останется. Дефицит во всём и всего на всех не хватает. Но самый большой дефицит-это дефицит духовности. Народу нужна вера, а её на всех не получается. Многие разуверились ещё в начале пути к светлому будущему. Большинство в процессе стали сомневаться, но как увидели, что происходит, откуда ноги  растут, не поверили своим глазам, ушам и интуиции. Наконец поняли, что планы народа, это не те планы, которые есть у партии и тоже перестали верить. Неверие привело к развалу.

Стали голосовать как дальше быть, по какому пути всем плыть и как всегда, пригласили тех, кто много знает и простыми лозунгами не кидается. Пришли профи, с деньгами, планами и новыми лозунгами. Дефицит в товарах первой необходимости исчез, но появился дефицит в эквиваленте обмена, карточки, купоны, деревянные, зелёные, «у.е.»-валюта, маркет с маркетингом и информационной круговертью. Новые законы, новые планы, новые партии, с новыми лидерами и старые народы с национальной окраской. Сразу в СНГ стали расслаиваться на тех и этих, на умных, богатых и нищих, бедных во всех отношениях, на  нищебродов, бродящих по миру и путешествующих туристов на кораблях, названными яхточками, на провластных в команде и командиров второго уровня, решающих проблемы на всех уровнях, на глобалистов в локальном масштабе и финансистов в глобальном масштабе, на наших партнёров и  наших врагов от террора, на собравшихся сообщников в протестах и сообщества протестующих оппозиционеров. И главное появились, те, кто платит и те, кому платят, остальные в онлайн ожидании с надеждой, верой и любовью к главе, премьеру, правителю, председателю, лидеру, вождю и генсекретарю.
Многое стало зависеть от информативности общества. Если в древности информацию до общества доносили глашатаи, ораторы или простые учителя разных школ, то теперь в глобальной, информационной взаимосвязанности доносчиков, каждый может сформировать своё собственное инфопространство, становясь при этом сам себе философом со своими собственными воззрениями, заблуждениями и не совсем объективными оценками, откладывая в свой файл, неточные, не правдивые, а порой и выдуманные, абсолютно бредовые измышления.

Втюхивание новых теорий, парадигм и философских концепций происходит не только на нижнем уровне инфополя с индивидуальными частностями, но и на  уровне академического, научно-международного  законотворчества. Политики пошли дальше всех в теории организации организованности рыночных отношений. С проявлением социальной разобщённости, которая была завуалирована идеологией классовости марксизма ленинизма, появились оценщики, которые недооценили, менялы, сменявшие шило на мыло, ростовщики, барыги и те, кого допустили к раздаче кредитов, на которые распродали за бесценок всё накопленное народом богатство, как природное, так и произведённое в бытность ударных пятилеток и теперь и спросить то не с кого. Кто-то сам почил, кого-то отправили к праотцам, а кто-то переквалифицировался и ушёл в подполье, оставив после себя дефолт, банкротство, и  управляемый хаос, ставший неуправляемым.

Хозяева денег сбились со счёта тех бумаг, которые печатались под видимостью ценностей, мировые правители переругались из-за сфер влияния и отдали власть силовикам, у которых силы много, а ума нет. Деиндустриализация в свою очередь, начинает уничтожать классовость в постперестроечном обществе, и тогда левые бедняки и центральные богачи начинают объединяться против безумных, дебильных и очень серьёзных, считающих себя правыми, пытаясь продержаться на плаву и выжить при образующемся тотальном дефиците жизненно важных потребностей. Поговаривают, что трансгуманизм всех уравняет и воздаст по справедливости, так например, больных отправят на тот свет, голодным на этом свете ничего не светит кроме ГМО, фабрики выкупят дешёвые рабочие руки, правительства и банкиры, землю, как и было в период коллективизации распределят между безработными, заставив их пахать и сеять за трудодни,  изнывающим от жажды протестантам устроят половодье, цунами и всемирно-локальный потоп, лохам развесят макароны на уши и зрелищные мифы в глаза, гармонию распределять между культурными и религиозными, смыслы определят идеологам и пропагандистам, прибыль распределят между управленцами, мусор оставят отсталым и провинциалам, духовность всучат религиозно настроенным искателям бога, идеалы продадут цивилизованным, справедливый мир установят заслуженным героям, объявив войну дворцам, небоскрёбам и офисам, в которых засели тёмные силы, а светлым силам наведут тень на плетень и обвяжут колючкой.

Нет, конечно я не собираюсь что-то втюхивать, я пробую анализировать, что к чему и почему. Да, Кант-это глыба и многое от него, но вот, что по поводу Гегеля? Он первый начал ставить вопрос о преодолении противоречий, как в реальной жизни, так и в рассуждениях о дуализме мышления, чтобы преодолеть разрыв между субъективностью человека и объективностью окружающего человека мира. И вот тут он предложил идею глобального, всеохватного, мирового, сверхъестественного высшего разума, ставя себя как-бы соучастником осмысления божественной сущности глобального мира.
Чтобы определиться с закономерной бесконечностью, нужны бесконечные множества частных определений. Но в диалектическом миропонимании эти частности всегда имеют конкретные противоречия, иными словами опосредствование одного сложного понятия через другое более простое и каждый шаг выяснения опосредствован предыдущим пояснением. Многое рассматривается философом в соотнесении к непосредственным знаниям. Опосредование знания с помощью абстрактного мышления приводит к галлюцинациям, выдумке, видениям. В противовес канту Гегель пишет, что «разрешение противоречий состоит в том, что оно принадлежит не вещи в себе или предмету для себя с переходом, трасформацией и мутацией в собственный антипод, то есть чтобы определиться с ограниченностью, нужно определить неограниченность и тогда понятие свободы будет соотносится с необходимостью. Договориться они не могли, так как один имел в виду внешнее, а другой опирался на внутреннее развитие. И тогда у Гегеля живое всегда умирает, так как носит в себе зародыш смерти. На этом всякая логика исчезает и получаются сплошные, неадекватные противоречивости. 

Если считать дуализм мышления, как представление об антагонизме и несовместимости противоречий законом в осознании того, что закономерные процессы в природе происходят помимо воли и сознания человека, то в самой природе диалектические противоречия существуют в единстве их взаимодействия, толкая развитие по эволюционному пути преодоления противоречивости представлений, воззрений по пути диалектики. Материалисты нашли зерно связующее дуализм и диалектику в единении с дарвинизмом. Ч. Дарвин вместе с братом, унаследовав придуманную их дедом теорию, создали такой теоретический феномен как евгенику и многие труды самого Чарльза не переведены на русский язык, а так и остались почему-то в рукописях. Многие современные философы правы в том, что есть познанное и непознанное, но существует ещё понятое и осознанное или наоборот недопонятое и недоопознанное знание. Кроме того, есть хорошо забытое или скрытое до поры отражение. Уйма  не адекватно рассуждающих философов, рассуждая примитивно, научное знание ставят наперекор здравомыслию, но если человек не поленился и несколько раз перечитал бредовые философские измышления типа вещь в себе или предмет, весь из себя или ещё какая-либо сущность не представляющая собой ничего хорошего априори, то с мнением неадекватно рассуждающих философов стоит считаться, хотя бы ради интереса.

Тогда утверждение, что всё в рассуждениях именитых учёных начинается с туманных гипотез не подлежит сомнению, более того, с учётом всех принятых условностей и аксиомических постулатов, граничащих с галлюцинациями, можно делать самые фантастические выводы. Ленин ощущал материю, но не мог ощутить того, что скопилось в Космосе, а теперь это «нечто» называют чем-то очень тёмным и не поддающимся осмыслению. Эмпирически марксисты-ленинцы ощупывали материальное, пытаясь сравнить его с идеальным, но не получилось, и сошлись на виртуальном. Можно с достаточной степенью серьёзности утверждать, что знание, предшествующее опыту и независимое от него, и знание, получаемое из опыта и обусловленное им неравнозначны, хотя существует самоочевиность неполноценных оценок любого знание. И тогда философ пытается найти связь между двумя, тремя или многоуровневыми информационными источниками знаний. 

Кант различал априорные формы чувственности — пространство и время, и априорные формы мышления — чистые рассудочные понятия или категории, разделённые им на четыре класса: количества, качества, модальности и отношения. Гегель в отличии от него размышлял о том, что всё находится в единстве абстрактного бытия «ничто», но из ничего не может возникнуть нечто, а конечное содержать в себе бесконечность и при этом идеал создателя у него состоит из взаимоисключающих истин. Естественно, естество становится чувственно воспринимаемым мирозданием умопостижения, а если ум за разум зашёл, то и постигать уже нечего, остаётся какое-то презрительное «ничто». Отсюда и взаимообусловленность взглядов на историю, действительность, политику, религию и мораль. Но с учётом мнения юмористических философов, нужно добавить бы и естествознание безрассудочных категорий, представленных в идиографических (описательных) и номотетических (греч. nornos— закон) знаниях.

Очень многое в рассуждениях зависит от того, в каком состоянии находится размышляющий философ. Если он рассуждает до употребления некоторых продуктов, то оно не соответствует тому, о чём его мысли после того, как переусердствовал в чревоугодии и съел ГМО из грибного асорти с плесенью, запив крепким и горьким галлюциногеном. А на повестке дня планы народа и многопартийность их интересов в единстве сознания и материи. Глобальность глыбы Гегеля подчеркнул Карл Маркс, втюхавший своё учение пролетарским массам и их вожакам, в котором сами понятия сознания и материи были таковы, что совместить их не представляется возможным.

 

 
Нравится
02:15
87
© Валерий Викторович Шведов
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.

Пользовательское соглашение