Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Где - то на краю земли 03

  Перебрались на противоположный склон ущелья . Ущелье Карасай делит участок нашей заставы на правый и левый фланг. Теперь мы на левом. Рация замолчала. Позывные остались без ответа . Плюнули на рацию, меньше хлопот. Нилов  в бинокль   сосредоточенно принялся отыскивать хоть какие-нибудь  ориентиры, в этом  поднебесном плоскогорье. Мы  терпеливо ждали и смотрели, то на него с надеждой, то с любопытством в низ ущелья  А там в низу уже потекло, покатило, понеслось облако из песка и снега .  То тут, то там в вышине мелькали шарики перекати-поля . Клочья сена взметали в высь и падали рассыпаясь  на травинки. Ближе к земле шла полоса тяжелого песка и густой пыли и всё  прямиком в Китай .Было в этом ,что-то завораживающее, лихое, охватывал невольный восторг от стихийного безобразия и буйства природы . « Наш мусор повалил к Китайцам в гости», -торжествующе произнес Серёга. «Эх, прихватил бы ещё одного человечка, и там бы на что-нибудь сгодился и здесь бы по легче стало.» - тяжело вздохнув, добавил Серёга.

  Здесь на верху, пока что, было гораздо тише. Вдаль простиралась белая равнина до самого предгорья. По всюду  валялись словно кем –то разбросанные  неподъёмные камни. Пробивались сквозь снег закрученные спиралью стебли  сушеной травы, более похожие на колючую проволоку ,нежели на  любимую еду местных баранов. Нилов убрал бинокль. Что он там разглядел в этой непроглядной дали?  Серега подошел ко мне : « Пойду вторым. Ты держись за меня , я за Вовку –прорвёмся !»  Тут же обратился к Володе: « Не знаю, разглядел ты там чего, не разглядел. Только я в этой юрте летом был, водку с досами  (киргизами) пил. Стоит она ближе к правому краю. По краю пойдем,  не промахнёмся .» Легко сказать идти по правому краю , а в глухой ночи не будет ни правого, ни левого , ни середины, сплошная непроглядная темнота. Вовка молчал. Давил груз ответственности. Снова вынул бинокль , посидел  с ним минуту и убрал  обратно в подсумок. « Какие будут пожелания , предложения, -начал  Нилов и продолжил - Часа наверное через два сюда придёт буря. Есть такой вариант – вернуться на пост, переждать бурю. Утром по ущелью уйти на заставу. И второй - уходить сейчас , не медля и без передышки топать два часа. Ветер встречный , маскхалаты выкинуть. Эти паруса нам сегодня не подмога, лишнее сопротивление. Как можно дальше уйти от границы  , ну а там , как уж повезёт.»  Повисла тишина. « Я бы не стал на посту ночёвки устраивать, -заговорил Серёга,- всю ночь сиди и бди, а каких-нибудь два голодных китайца с ножами в зубах, проникнут , как тени и тихонечко перережут нас за банку тушёнки и пикнуть не успеем»,-  закончил Серёга. «Ты что скажешь?»- спросил меня Нилов.  Я высказался за второй вариант. Мы сбросили  маскхалаты и пустили их по ветру, такого добра на заставе было завались. Распределили оружие  и пустились в легкий бег. Я уходил  последним и оглянулся, белые комочки маскхалатов весело подпрыгивая, предательски понеслись в Китай.  Ну да пусть китайцы порадуются, - подумал я,- а то вечно отсвечивают зелеными фуфайками на белом снегу - не эстетично .

  Далее в повествовании обычно говорится , а через час они  были уже далеко. Увы, и за час и за два мы прошли самую малость. Снег быстро закончился, и пришлось идти по  песку и мелким камням. Лыжи то разъезжались, то намертво цеплялись за мерзлый грунт, словно намагниченные . К концу второго часа  мы с трудом передвигали ноги. На нашу радость песок остался позади, и мы ступили на снежную равнину.  До  самого горизонта простиралась белое ,снежное полотно – это вселяло надежду, что пусть наш путь и не будет  усыпан розами , но всё-таки полегчает .

  Над равниной опускался вечер  .Таяли очертания дальних холмов.  Недружественный Китай   более не дышал нам в спину . Стал далёким , невидимым, безопасным, и вдруг показалось, что жизнь по не многу налаживается и только  ветер стремительно  набиравший обороты портил всю картину  и  напоминал  , что главные силы уже на подходе и скоро мы увидим, мы услышим , мы почувствуем дыхание … какого-нибудь  сердитого божества. Съехали в низину, упали в снег. Ветер оставил нас в покое и   пошел верхом. Володя посмотрев на часы сказал : «Десять минут на отдых. Желающие могут побегать за шакалами. » Шакалы шли низом и следуя за нами,  время от времени издавали звуки чем-то похожие на детский плач или смех . Серёга по началу рвался в бой  , так уж хотелось ему пострелять. Потом остыл ,а в настоящий момент ему было совсем не до них.   « Пусть за ними  собака злая бегает.» - ответил  Серёга Володе.  «Слушай Серёга ,откуда у тебя такое выражение «домик с видом на эльбрус»? – спросил Нилов. «А я почём знаю, -ответил Серёга,-  «Осталось от той далёкой гражданской жизни». «Ты так говоришь, будь-то  за спиной у тебя  25 лет службы »-шутливо сказал Нилов. « Я не знаю ,как у тебя , а у меня эти два года длятся целую вечность,- слегка разгорячившись начал Серёга,- «Уж и не верится, что я когда-нибудь домой вернусь.  Кажется так и буду бродить до конца жизни по этим сопкам, пока не упаду и не умру от усталости. Что это за земля ? И  трава на ней не растёт. Ни кустов, ни деревьев. Горы , сопки, ущелья. Лунный ландшафт да и только. А небо, точно дым. Я даже не слышал здесь птиц. Здесь птицы не поют!»,- закончил  с горечью  Серёга . «Ну почему же, поют здесь птицы по весне, ты просто не слышал»,- сказал Нилов. «Слышал я этих птиц , -ещё более распаляясь завёлся Серёга,- это вороны. Да их и воронами назвать нельзя.  Летающие курицы- это им ближе подходит, а пенье их –кар-кар. Споют вот эти птички свою единственную песню  приличным людям и сразу на этих людей обрушиваются несчастья в виде начальника заставы с  дальней дорогой  при  неблагоприятных  погодных условиях».  «Да ладно ты, уймись , разошелся не на шутку,- перебил его Володя,- а приличные люди, кстати, во время службы не отсиживаются в избушке, а организуют круговое наблюдение, положено так, по инструкции, кто же нарушает данные инструкции  бродит по ночам в поисках нужного пути…..   Всё, пора по коням. Десять минут прошло , вертолёт со спасателями  нам не подают , придётся на двоих ,на своих . », - закончил Володя.

  Вышли на равнину.  Киргизские просторы встретили нас очень неприязненно. В лицо сразу же ударил холодный ветер. Летящий снег замешанный на песке, звонко забарабанил по щекам  . Видимость  какая- никакая ,  всё-таки присутствовала. Направление можно было держать ориентируясь на отходящие ущелья, а они шли заметно ниже равнины. Ветер   усилился и этот летящий, ледяной воздух уже можно было потрогать руками. Он был упругий и колкий и довольно ощутимо упирался в грудь  . И всё-таки снег не падал белой , непроходимой  стеной, а ветер  не давил  с безумной силой аэродинамической трубы ,чтобы метать нас, как пушинки  и мы нырнули в эти сумерки.

 Шли долго.  Окружающий  пейзаж   утомлял своим однообразием. Слепая темнота и летящий навстречу снег, стали единственной и несмываемой картиной этой ночи. Поначалу,  в голове вертелись какие-то мысли, добрые и не очень. Всплывали  воспоминания,   всякие- разные. Затем всё мысли перемешались, перепутались и ветер  с легкостью  выдул их в окружающее пространство. Все, кроме одной, она застряла в голове, как шальная пуля – упасть и закрыть глаза.

  До двенадцати ночи отдыхали четыре раза по 20 минут. Дремали по очереди. Один бодрствовал с часами на руках , другие отключались . Мороз нас пожалел. Не стал изводить низкими температурами и выдавал  -15, и   всё-таки  минус 15  стояло в низовьях,  на безветрии.   На верху вся эта канитель  превращались в лихую тридцатку и обжигала лицо  скоростным , ледяным  ветром .  Под таким ветром,  если свалишься от усталости  и замрёшь без  движения закрыв глазки  , то через полчасика   запросто превратишься в заледенелый памятник героическому пограничнику . Теоретически за десять часов мы должны  забраться на  горный хребет и упереться в небеса. Но перед этим ткнуться носом в колючую, линейную систему, а её любимую, ну ни как не обойти, она тянется вдоль хребта на 1000 километров. Ну а если предположить , что  мы ходим по кругу. Тогда как же быть с ветром? Он постоянно дует в лицо, под одним и тем же углом, но не может же он поворачиваться , как комнатный вентилятор. От таких невесёлых мыслей  в груди поселился тревожный холодок  ,( или   мы сбились с прямого пути и движемся по дикой диагонали  или же эта ненормальная зона таскает нас по своим лабиринтам .)

  Равнину  не напрягаясь  должно было пересечь за 4 часа, а мы  и за 10 её не одолели . Повода для оптимизма не было , как и не было большого выбора. Или идти. Или замерзать.   Закапываться в снег до утра? Так ведь и снег надо было ещё поискать - минимум метровый. Да попробуй, поищи его в безбрежной,голой пустыни,  ночью , с фонариком? Что же делать, если ветра на равнине вымели весь снег выше 30 сантиметров?

   Последние 4 часа мы двигались в сплошной темноте.  Силы таяли с каждым часом. Усталость уселась нам на плечи. Смыкала глаза. Туманила голову.  Однообразные  движения и бесконечная оглушительная темнота,  вгоняли в  состояние  тупого, бесчувственного равнодушия. Казалось этому не будет конца . Наступало время-пик. Границы между сном и явью растворились . Закрывая глаза  на привале , в полусне, передо мной  неизменно всплывала  одна и та же не весёлая картина.  Снег,ветер, темнота, спина впереди идущего . А после привала, двигаясь в реальном мире , через некоторое время  ловишь себя на мысли , а не  во сне ли  я? Кусаешь губы, вертишь головой , успокаиваешься и снова погружаешься в бесчувственный туман .

  Как-то незаметно ветер  притих и уже не давил, не обжигал .а просто обтекал.  Снег не колотил по щекам , а безвольно кружился и падал под ноги. Мы съехали в низ. Сняли лыжи. Отрыли место под склоном и оно оказалось лучшим на сегодняшний день . Получилось ,что-то похожее на нишу с крышей и боковыми стенками. Уставшие, и на прочь  заледенелые, мы забрались в эту берлогу. По немногу стали приходить в себя. Возвращались чувства, зашевелились  в голове какие-то светлые мысли. И ветер затих и крыша над головой,  и полчаса спокойного тихого отдыха , чем не жизнь. Володя по очереди  осветил наши лица фонариком, чтобы убедиться, что  обморожений нет, и нос, и щеки и всё остальное  находятся на своём положенном месте. Осветил своё.  На щеках сверкнули капли крови. «Вовка у тебя на обеих щеках кровь» -   сочувственно сказал Серёга. Володя потрогал щеки и осторожно смахнул замерзшие красные капельки. « Осколками звёзд ,что ли зацепило»?, - смущенно произнёс Володя. « Ну значит по всем приметам , быть тебе счастливым. Сегодняшний и завтрашний день исключаем , а далее  ждёт тебя впереди- долгая, счастливая жизнь!»- весело напророчил Серёга. «Словно выбитых фар осколки, мчатся звезды навстречу мне»-  процитировал задумчиво Володя и добавил « Твои слова, да Богу в уши». Затем он откинулся на спину и закрыл глаза, я последовал его примеру  .

  Странно одного Серёгу ничего не брало.  Он  каждый привал сидел «на часах» , значит не спал совсем. Глотал свой напиток пахнущий клюквой и тихо бормотал  о чём-то своём. Когда он замолкал я просыпался и толкал его, он удивлённо смотрел на меня и  продолжал свои тихие монологи : «Вот Вовка меня  инструкцией попрекнул.  Нарушаем мол, отсюда  все  беды и несчастья» ,- услышал я Серёгин голос. Ему возражал полусонный ,монотонный Вовкин тенор,- « Инструкция придумана для того , чтобы мы- пограничники эффективно защищали рубежи нашей Родины и при этом остались живы.»  «Да я не против инструкций, но везде должна быть мера. Голову включать тоже надо» ,-продолжал Серёга.  «Кто-то  значит, там уселся в просторной комнате с видом на «эльбрус» и сочинил на сон грядущий, памятку пограничнику. Да дело в том, что чего он понаписал под силу только сверхчеловеку. Если выполнять всё буквально или сойдешь с ума или погибнешь от непосильных нагрузок. Для того и нужна голова . чтобы ею пользоваться. Помните случай с Мишкой Рочевым?»

    Рочева помнили все - его нельзя не помнить. Подняли как-то на «усиленную», из   «мотомонгруппы» молодого , крепкого, деревенского парня. Орёл да и только. Правда с памятью у него было не очень,  и потому инструкцию он учил долго, но выучил крепко. Проверили .Отчеканил ,как таблицу умножения. Молодец. На тебе автомат в руки и гуляй часовым по заставе с 20-00 до 24-00. А в 21-30 возвращался наряд с линейки. Злой и голодный.  Естественно нового пароля они не знали да и знать не могли , так как новый пароль озвучивается в 20-00.  По правде говоря,  паролем у нас, как-то не принято было пользоваться.  Не пионерская игра «зарница» , чужие здесь не ходят. А озвучивали его, скорее для  проверяющих, с отряда . Ну значит бдительный часовой Рочев  услышал приближение наряда. Вышел к ним навстречу и как положено по инструкции запросил пароль. А в ответ- тишина. Ребята не обращая на него внимания , совершенно спокойно, продолжали двигаться на заставу , в общем игнорировали. Тогда он сделал предупредительный вверх. Они   в ответ назвали его « придурком»,  и он бабахнул очередь под ноги.  Трассера ушли рикошетом в небо и случайно ни кого не задели. Выбежал дежурный, а наряд уже лежит на земле. Матерится  по черному. Руки за голову. Автоматы  валяются в пыли. Рочева к офицеру на ковер.  Литёха спросил его: -  «Ты знал их в лицо?» , он не смущаясь ответил – «Да, даже имена и фамилии» . И далее Рочев отчеканил ему седьмой пункт инструкции , в которой черным по белому прописано «свой-чужой» определяется только паролем, и ничем другим более, и был отпущен на волю. Только часовым с тех пор не ходил. От греха подальше. Стали использовать Рочева на хозяйственных  работах. Исполнительный , работящий. Хвалили, ставили всем в пример, но на службу не брали. И тут .как-то подходит ко мне замполит : «Завтра твой наряд по осмотру КСП . Третьим ставить не кого.  Возьмешь Рочева?».- я согласился. «Только ты там его  не очень воспитывай  – делай всё строго по инструкции. Мало ли чего.  Оружие на руках. Все-таки не в игрушки играем»  Я  принял к сведению . Утром ,как положено  поставили приказ и прогнали эту бодягу про соблюдение инструкций. Оружие на зарядку и в бой. Рочева я поставил последним. Огласил задачу.Об инструкциях в данных условиях, умолчал. Пусть будет всё по написанному.  Движемся по намеченному маршруту.  Слева за колючкой - трасса , ну где-то в ста метрах от нас и выходной день  на дворе. По моему- суббота.  Машины по трассе снуют туда-сюда, туда-сюда.  Движемся не спеша, я оглядываюсь. Рочев под каждую машину падает.  Маскируется, как в инструкции написано.  Мы его поджидаем и дальше.  После наверное двадцатой машины ложиться перестал , пошел просто так. Я его дожидаюсь и спрашиваю: «Рядовой Рочев , что ж ты маскироваться перестал.  В твоих инструкциях по этому поводу, что написано?» «Маскироваться при появлении постороннего объекта.» - недовольным голосом пробурчал он  и добавил : «Вы же не маскируетесь» .  И тут я ему выдал « А разве я упоминал при постановке задачи прятаться при появлении машин, да их сто единиц за полчаса проходит. Эдак мы до вечера падать будем , а ведь нам еще назад идти. Думать надо, прежде чем свои святые писания исполнять.  Да если ты видишь , что мы не падаем ,какой же смысл в твоей маскировке.»  Рочева после «усиленной»  с первой машиной отправляли в отряд . Замполит  бережно сопровождал его до самых дверей, кабы чего не вышло.  Когда машина скрылась за поворотом ,  вздохнул с облегчением и сказал: «Слава те господи избавились .  Ах, если бы не любовь к инструкциям ,цены бы парню не было.»  

Нравится
08:20
142
© Виктор Артемьев
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение