Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

ГДЕ КИСТЬЮ ТРЕПЕТНОЙ... Глава III

ГДЕ КИСТЬЮ ТРЕПЕТНОЙ... Глава III

ВЛАДИСЛАВ ЗУБЕЦ

 

III

 

– Где Фет?

 

Странно звучит здесь этот вопрос. К тому же и как-то неловко – все тащат что-то, все заняты, а мы пристаём. Похоже, у бушменов скорей дознаешься, как пройти, скажем, на Арбат.

 

– Вон, в шляпе учитель пошёл, может быть, он знает...

 

Так советует пожилая колхозница, и сколько у неё детской веры в учителя! Догоняем его по перрону. В белой хламиде, возвышен над всеми, но всё-таки с Фетом и он не знаком.

 

– Ну, а как к школе пройти, что в Воробьёвке?

– До церковки в Третьем Уколово, там спросите.

 

Действительно, церковка – вся деревянная крошка. Ограда в отцветшей сирени, чистенький дворик и добрые бабки сидят разморёно в прохладе политых ступенек.

 

 

Может быть, они и про усадьбу могли бы рассказать? – Нет, вот отец Афанасий... Он здесь давно и сейчас как раз в церкви. А сами они так далеко не ходили.

 

Внутри полутьма и тоже прохлада, свет сверху упал голубыми лучами. У входа, как мы понимаем, происходит крещенье. Отец Афанасий читает по книге. Он крошечный, древний и в белом пушке голова. Странно соседствует шёлк фиолетовой мантии и простая железная оправа очков, которую уже с двадцатых годов никто не носит.

 

– Преклоните головы.

 

Это он чуть слышно говорит двум, видимо, ничего не понимающим молодым с писклявым конвертом в руках.

 

 

И черница с фанатическими глазами отчётливо повторяет:

 

– Склоните головы, головы.

 

Церковь, наверное, бедная. Сундук, покрытый рогожей, икон маловато, росписи редкие. Но как-то уютно и всё по-домашнему. Ходят спокойно, ведут свои тихие речи, на нас не косятся, да и мы – так бы и сидели здесь в голубой полутьме, никому не мешая, рассуждая о Фете.

 

Крещенье не окончилось, и мы уходим, не дождавшись отца Афанасия. А зря, кто знает, что мог бы он рассказать?

 

Полдень июля во дворе нас ослепляет. Плещут берёзы, буйный квадратик сирени – там могилы, безвестные нам.

 

– А церковь как ваша называется?

– Георгиевская церковь.

 

И мы покидаем ограду и больше, наверно, сюда никогда не попадём...

 

 

– Здравствуйте!

 

Девочка с книжкой в кудрявой траве. Хохочет, что мы испугались ласковых телей, которых она опекает. Фета учила, но то, что он жил почти рядом, первый раз слышит.

 

 

Дорога на Воробьёвки идёт через Чибисовки. Птичьи названья – степная специфика? А к северу – город Орёл. А Воронеж? И вот нас опять овевают ветерки путешествия. А сзади, где скрылась Георгиевская церковь, радостный звон начался – на четыре, на шесть, на пять тихих ударов. И хочется чуть бы позвонче.

 

Наш путь по лощине.