Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Гала-концерт

Гала-концерт

Луговая Девочка
Луговая Девочка шла в университет. Сегодня первый учебный день на последнем курсе. Луговая Девочка напевала во время пути: «Знаю я, любовь моя взаимна, женщина прекрасна, когда любима…» Эта песня стала не менее популярной, чем когда-то «Ветер с моря дул».
Навстречу Луговой Девочке шёл блондин, похожий на ожившую мечту всех девочек, высокий красавец в рокерском облачении. Он отошёл в сторону, и Луговая Девочка отошла в ту же сторону. Когда Луговая Девочка шагнула  в противоположную сторону, то же самое сделал и блондин.
- Извини, - невнятно ответила Луговая Девочка, пылая жаром.
Блондин ответил улыбкой. Луговая Девочка не знала, куда деться от смущения. Он обошёл её и направился дальше. Луговая Девочка обернулась, как оказалось, синхронно с блондином. А вдруг он заинтересовался ею? Хотя нет, он выглядит таким сильным и в то же время разочарованно-отрешённым неформалом, а Луговая Девочка всё ещё кажется подростком. Сегодня она не особенно наряжалась, на ней, как обычно, джинсы. Они с подругой Риной не так уж любят юбки. Родители говорят, что современные девочки выглядят неженственно. Но что делать, если приходится где-то часто двигаться?
Летом Луговая Девочка ездила в деревню с семьёй. Там она тоже собиралась побегать и подвигаться. Но лето выдалось дождливым. Семья в основном сидела дома или собиралась на прогулки, завернувшись во всё, что можно. Луговая Девочка не так уж хотела гулять, но телевизор и Интернет плохо работали, развлечений было мало.
Родители Луговой Девочки вместе с деревенскими знакомыми пошли посмотреть церковь, стоявшую полуразрушенной. Луговая Девочка залезла в башню, казавшуюся более или менее целой. Оттуда вёл проход в другую башню, уже рассыпавшуюся. Луговая Девочка поднималась по лестнице. Ступенька, на которую она встала, обвалилась. Луговая Девочка упала посередине лестницы. Она ударилась, правда, не видя, есть кровь или нет.
Сверху кто-то спускался по лестнице. Луговая Девочка хотела позвать на помощь. Тот, кто шёл к ней, тоже упал, дойдя до разваливающихся ступенек. Луговая Девочка и незнакомец оказались в едином клубке.
– Осторожно!
– Кошмар!
– Прошу прощения!
– Потише!
Он поднял Луговую Девочку. Она перенесла раздражение на него, хотя он и не был виноват.
– Вы совсем не смотрели под ноги?
– Извините, честно говоря, не видел вас, тут темно. Вам помочь подняться наверх?
– Наверху эта лестница совсем рассыплется.
– Тогда постараемся спуститься.
Луговая Девочка не стала отвечать, всё ещё держала обиду на нового знакомого.
– Возьмите меня за руку, – предложил он.
– Спасибо, обойдусь.
Начав спускаться, Луговая Девочка тут же споткнулась. Спутник поддержал её.
– Спасибо, – поблагодарила она искренне.
– Пожалуйста. Как ваше имя?
– Луговая Девочка.
– Тогда я – Луговой Мальчик.
Наконец они вышли на свет. Луговая Девочка и тот, кто её сопровождал, обернулись друг к другу.
– Это ты? – спросили они одновременно.
Луговая Девочка увидела мальчика своего возраста в дурацких очках. Он родился в этой деревне. Сейчас приезжал сюда на каникулы, учился в вузе, но не в том городе, где жила и училась Луговая Девочка. Они иногда видели друг друга в деревне.
– Что ты там делал? – спросила она.
– Хотел освободить тебя из башни, как королевну с высокой горы.
– Читаешь поэзию?
– Да, бывает, – Луговой Мальчик не уловил насмешки.
– А я особенно люблю «Повесть о Сонечке» Цветаевой.
Луговая Девочка сравнила себя с маленькой и беззащитной героиней книги. Вот так же и Луговая Девочка осталась без помощи в жуткой башне, никому до неё нет дела. И спас её совсем не Царевич, а глупый Луговой Мальчик. Выйдя из церкви, ребята попрощались.
Луговая Девочка подошла к родителям, меча молнии из глаз.
– Вам совсем нет дела, что я могла пропасть в церкви?
– А ты ходила туда? – удивился папа. – Мы думали, что ты давно ушла…
В общем, вот так Луговая Девочка познакомилась с архитектурой. И с Луговым Мальчиком. Они встречались два раза после этого. Он, похоже, запал на Луговую Девочку. В её медно-рыжих волосах играло солнце даже в пасмурные дни, Луговая Девочка улыбалась и синими глазами в пушистых ресницах, и губами. Но она не торопилась принимать ухаживания Лугового Мальчика. По мнению Луговой Девочки, Царевич её грёз должен быть красивым и взрослым… ну, да, как блондин, встреченный на улице. Всё-таки они с Луговым Мальчиком обменялись электронными адресами, когда лето подошло к концу.
В стекле магазинной витрины Луговая Девочка увидела часы. Ой, уже восемь часов десять минут! Начало первой пары в неудобное время восемь двадцать, а Луговой Девочке ещё десять минут идти к университету! Пора бежать!
Луговая Девочка встретилась с лучшей подругой Риной и при этом однокурсницей, в первый учебный день. Из-за опоздания Луговая Девочка не успела поговорить с Риной. Только во время перемены появилась возможность пообщаться. Луговая Девочка, делясь летними впечатлениями, рассказала о том, как она мучилась в заточении в церкви и её спас Царевич. Описывая внешность Царевича, Луговая Девочка сама не заметила, как рассказала о красоте блондина. Что поделать, студентки филфака мало различают жизнь и литературу. Фантазия Луговой Девочки стала для неё действительностью. Во время лекции изучали стихи Блока. Луговой Девочке казалось, что поэтический голос исходит от Царевича её мечты и обращается к ней.
Луговой Девочке пришло электронное письмо от Лугового Мальчика. Она долго обдумывала прочитанное. Луговой Мальчик признавался, что ему нравится Луговая Девочка. Она осталась для него маленькой деревенской эльфой. Его согревают мысли о хорошеньком и смеющемся создании.
Луговой Девочке снилось, что она снова перенеслась в деревенскую церковь. Её вынес оттуда на руках Царевич. Они гуляли у реки. Царевич играл ей рок-музыку и пел песни о любви.
Утром по дороге в университет Луговая Девочка снова встретилась с Царевичем. Сладкий сон сбывался наяву.
– Привет, – нежно улыбнулся Царевич.
Луговая Девочка замерла в восхищении. Она даже не успела ответить, потому что Царевич быстро прошёл мимо. Если бы он знал, что Луговая Девочка держала его за руку в её сне!
Луговая Девочка получала письма от Лугового Мальчика. Она показывала их Рине, говоря, что письма написаны Царевичем. Рина с восторгом следила за романом в письмах. Луговая Девочка не знала, можно ли назвать это обманом или просто превращением желаемого в сущее. Письма на самом деле приходят Луговой Девочке. Но она неверно описывает внешность их автора. Почему в одном человеке не может соединяться и красота, и способность изливаться красивыми словами?
Луговая Девочка часто видела Царевича по дороге к университету. Она восхищалась тем, как он выглядит. Но она слышала от Царевича только слово «привет». Луговая Девочка не знала, что у него в душе, потому что ей не доводилось поговорить с ним. Есть прекрасное, на которое можно только смотреть. Другое прекрасное можно только слушать. Луговая Девочка потерялась в поисках.

Рина
Однажды Луговая Девочка почувствовала, как она устала придумывать идеальный образ любимого, которого нет. Она призналась Рине, что уже долгое время живёт ненастоящей жизнью.
– Рина, Царевича на самом деле нет, – объяснила Луговая Девочка.
– А как же письма?
– Письма есть, а Царевича нет. Тот, кто пишет мне письма – Луговой Мальчик из деревни. Он не похож на идеальный вариант, который я собрала в голове.
– Не огорчайся, возможно, ты встретишь того, кто понравится тебе во всём.
Каждое утро Рина шла на занятия. Она стояла на остановке рядом с университетом. Навстречу ей шёл рокерский Царевич. По дороге ему попадалась весёлая Луговая Девочка. Он приветливо здоровался с ней и шёл дальше. Царевич приходил на остановку, где его ждала Рина. Они шли вдвоём к университету, стараясь не попасться на глаза однокурсницам Рины. Всё-таки хотелось оберечь тайну.
В Царевиче отражалась вся классическая литература, вкус к которой Рина давно впитала от своей семьи. Её желание любви соединялось с причудливыми сюжетными поворотами из прочитанных книг, особенно литературы Серебряного века. Царевич жил в своих мечтах больше, чем в действительности. Рине было трудно жить по законам мечты, отказываясь от реального мира. Но ради любимого она меняла представление о жизни. Царевич не мечтал о земной любви, мечтал лишь о том, чтобы в нём соединились все мировые тайны. Для идеального понимания смысла жизни требовалось одиночество. Никто из девушек не рассматривал Царевича как возлюбленного. В нём видели источник света, символ мечты, совершенство. Романтичность Царевича охраняла его от земной жизни.
Но что-то изменилось в сознании Царевича, когда ему открылась абсолютная гармония мира. Он приближался к этой цели, проходя испытания и постигая истины. Гармония стала понятной Царевичу во всём. Его путь закончился, теперь он имел всё, о чём мечтал. Но со временем Царевич стал понимать, что гармония слишком велика, чтобы он мог нести её свет один. Безграничность гармонии между тем не приносила Царевичу печали. Печаль появлялась в нём, когда он задумывался о том, что гармонию не видит никто, кроме него. Если гармония не дарит никому счастье, потому что её не видят люди, она теряет смысл. Рина оказалась тонко чувствующим единомышленником Царевича в поисках гармонии. Он знал, что Рине нужны мировые тайны так же, как и ему. Царевич замечал со сдержанной досадой, что любовь к совершенству и любовь к земной жизни соединяются в Рине. Ни одна любовь не становится больше другой. У Рины иногда мелькала мысль, что, будь рядом с ней обычный человек, её жизнь проходила бы легче. Но каждая встреча с Царевичем открывала Рине новую грань фантазии и поэзии. Другую судьбу Рина уже не могла бы выбрать, да и не хотела.
К Луговой Девочке приехал в гости Луговой Мальчик, чьи письма так перевернули течение её жизни. Неожиданно Луговой Девочке стало приятно, что рядом с ней есть человек, способный отдать ей свои чувства без остатка.  Луговая Девочка познакомила его и Рину. Рина почувствовала грусть, осторожно подступающую в её душу. Любовь Лугового Мальчика к подруге выглядела такой осязаемой, реальной, уютной. А вот любовь Рины и Царевича – цикл загадок, в большинстве своём не имеющих ясного ответа.
В субботу девочки не учились, но проснулись рано. Рина и Луговая Девочка решили показать Луговому Мальчику город. Когда они втроём шли к университету, навстречу компании вышел Царевич.
– Здравствуй, Рина! – он подошёл к Рине и обнял её, сразу став похожим больше на человека, чем на поэта.
– Здравствуй… – растерялась она.
– Можно снять покров с нашей тайны, - Царевич с улыбкой посмотрел на Луговую Девочку. – Я и твоя подруга влюблены. Я провожал её до университета. Очень хотел бы подружиться с друзьями Рины.
– Принято, – кивнула Луговая Девочка. – Рада, что Рина нашла свою судьбу, а я – свою, – она улыбнулась Луговому Мальчику.
Луговой Мальчик сиял от счастья. Луговая Девочка считает его своей судьбой! Радостью наполнилась и Рина. Теперь её поэтическая любовь встретится с человеческим миром, и это будет ещё одной ипостасью любви, очень красивой и насыщенной.

Активистка
Студентки, учившиеся на пятом курсе филологического факультета, собрались на вечеринку. Рина и Луговая Девочка перед танцами говорили об одной из девочек, Активистке. Симпатичная девочка с очень светлыми волосами, Активистка стремилась успеть всё и побывать везде. Её доверие и оптимизм нравились подругам, но могли завести её в опасную ситуацию. Сейчас она любила молодого человека с какой-то странной биографией и провокационной манерой поведения. Активистка хотела исправить его отношение к жизни. Но могло случиться и так, что любимый человек втянул бы Активистку в свою непредсказуемую жизнь. Она уже и сама понимала, что полюбила не столько человека, сколько возможность действовать во имя благой цели. В порыве отчаяния Активистка рассказала об этом Луговой Девочке, хотя потом старалась убедить себя, что не считает ситуацию такой. Сейчас Луговая Девочка поделилась историей с Риной.
– Как это тяжело! – вздохнула Рина.
Рядом с ними появилась Активистка, как всегда, внезапно.
– С какой стати вы треплетесь обо мне? – вспыхнула она. – Луговая Девочка, я рассказала только тебе!
– Прости, но Рина умеет хранит тайны… – смутилась Луговая Девочка.
– Зато ты не умеешь! Прямо находка для шпиона!
– Активистка, да разве ты помнишь хоть один случай, когда я вас подводила? – огорчилась Рина.
– Больше при вас не скажу ни слова, базар-вокзал!
Раздражённая Активистка ушла. Луговая Девочка и Рина расстроились. Возможно, они зря стали обсуждать её жизнь. Но и Активистка раньше не стала бы так резко с ними разговаривать. Наверное, ей и правда несладко. Вечеринка прошла неинтересно. Собрались только девочки, студентки факультета невест, не смогли найти мальчиков, которые разбавили бы их девичник. Разговор постепенно перешёл к филфаковским предметам и к выпуску. Можно сказать, отдых ничем не отличался от будничных дней.
На следующий день девочки встретились в универститете. Повеселевшая Активистка сказала подругам:
– Извините, девчонки, сама понимаю, что я вчера зря так взорвалась.
– Нам очень важно всё, что с тобой происходит, – ответила Луговая Девочка.
– У меня уже всё наладилось!
Активистка рассказала, что любимый подарил ей три билета в клуб «Бриллиант», на неё и на подруг. Она предлагала Рине и Луговой Девочке скрепить дружбу тусовкой в любимом клубе. Девочки согласились. Вечеринка совпадала с днём рождения одной из студенток, куда собирались Луговая Девочка и Рина. Они решили прийти ан день рождения, посидеть там примерно час, а потом встретиться с Активисткой и её любимым в «Бриллианте».
Девочки сделали именно так. Они пришли в «Бриллиант» с документами. Весёлых, лёгких на подъём подруг всё ещё принимали за подростков. Но сегодня у них не требовали документы, Рина и Луговая Девочка спокойно прошли на дискотеку. Там им пришлось долго искать Активистку. Они увидели её одну, танцующую. Танец Активистки показался подозрительным Рине и Луговой Девочке. Она бешено, исступлённо двигалась, при этом лицо Активистки, обычно радостное, казалось почти спящим. Неожиданно Активистка упала в обморок.
– Активистка! – воскликнула Луговая Девочка, подбегая к ней.
Девочки попытались посадить Активистку на пол. Она начала открывать глаза.
– Рина, её надо отвести в туалет, – сказала Луговая Девочка.
Вдвоём они подняли Активистку. Кое-кто из танцевавших девочек вышел из толпы, сочувственно глядя на подруг. Рина и Луговая Девочка умыли Активистку холодной водой. Ей казалось, что она пробуждается от тяжёлого сна. Экзальтированный танец теперь представлялся Активистке чем-то странным и нереальным. К раковине подошла одна из посетительниц клуба.
– Он сказал, что уже не хочет с ней встречаться, – объяснила она Луговой Девочке и Рине. – Он коллекционирует таких доверчивых и открытых девочек. Кажется, от него уже кто-то ждёт ребёнка. По-моему, потерять его – это счастье.
Активистка чувствовала себя несчастной. В порывистом танце, похожем на ритуальный, она выплёскивала свою тоску. Девичья печаль придала своеобразную красоту движениям Активистки. Глядя на неё, не один парень думал о том, какая это темпераментная и чарующая девушка. Но Активистка мечтала только об одном человеке, хотя лучше было бы забыть о нём…
Активистка вернулась с дискотеки уставшей, её подруги тоже с трудом переживали последние события. Встретившись днём, они поделились впечатлениями от происшедшего.
– Активистка, ну, ты как, в норме? – спросила Луговая Девочка.
– Если это можно так назвать…
– Мы все иногда ошибаемся, никто не застрахован от этого.
– Да, не всё то «Бриллиант», что блестит, – изрекла Рина.
– Главное, что мы всегда с тобой! – сказала Луговая Девочка.
Активистка постаралась утешиться. После её танца у Активистки появились поклонники.

Сиреневая Дриада
Университет готовился к «Студенческой весне». Очаровательные девушки репетировали танцы и песни в актовом зале. Студенты, изучающие изоискусство, зарисовывали их портреты. У «Студенческой весны» должно появиться лицо. Никто не знал, какая девушка станет весной всего студенчества. Среди танцующих находились Сиреневая Дриада, Рина и Луговая Девочка. Они с любопытством оглядывались на рисующих. Грация девочек сплетала причудливый узор танца. Сиреневая Дриада меньше всех надеялась на роль воплощённой весны. Всё-таки у неё не типично европейское лицо. Тонкое, с удлинёнными глазами, при этом у неё широкие брови и крупный профиль. Так думала сама Сиреневая Дриада. Когда на неё смотрели окружающие, им вспоминалась Бэла из «Героя нашего времени», сокровище, вызывающее желание его украсть.
Сиреневая Дриада могла жить только в кусте сирени, недолго цветущей в холодном климате. Поэтому Сиреневая Дриада проводила много времени в сирени, цветущей на картине. Она выходила в мир людей по особо важным случаям, например, таким, как «Студенческая весна». Сиреневая Дриада шагнула из сиреневого куста в человеческий мир. Сиреневые гроздья закрывали её тело, как платье, и Сиреневая Дриада сама казалась ожившим растением. Нежная и хрупкая Сиреневая Дриада казалась легче собственных тёмных волос, густых и длинных, заплетённых в косу.
В «Студенческой весне» участвовало много девочек. Их снова рисовали, теперь уже при полном параде. Все участницы были красивыми, каждая по-своему, но в них присутствовала одна и та же черта – приземлённость, постоянная мысль о том, что у них есть человеческая жизнь, учёба и любовь. Каждая из собравшихся рассказывала о том, чем она является, это напоминало поиски названия для картины, изображающей «Студенческую весну».
– Весна в душе.
– Жизнерадостность.
– Ценный подарок.
– Поэзия.
– Сиреневая Дриада, – пропела Сиреневая Дриада.
Она распустила роскошную косу. Мелко вьющиеся длинные волосы Сиреневой Дриады ковром закрыли сцену.
«Студенческая весна» шла своим чередом. Девочки напомниали нежный и свежий букет, обладающий голосом и пластикой. Наконец они могли узнать, кому из них предстоит олицетворять «Студенческую весну». И вот прозвучало имя:
– Сиреневая Дриада!
Стихийная волна радости побеждала нежную робость Сиреневой Дриады. Она познакомилась с художником, набросавшим её сегодняшний образ. В следующий раз он должен был написать с неё портрет, полностью отражающий идею весны.
– Когда смотришь на остальных девочек, не забываешь, что это студентки! – поделился он впечатлениями. – А ты выглядишь как истинная весна!
Сиреневая Дриада пришла в студию института искусств и дизайна. Её снова оплетала цветущая сирень, за спиной Сиреневой Дриады спускалась коса из сцепленных вьющихся прядей.
Пока художник писал Сиреневую Дриаду, он попросил её спеть. Сиреневая Дриада запела:

– В краю средь гор и цветущих долин
Текла река, исчезая вдали.
Прекрасней не было страны,
Где рождались баллады и сны…

Звучал мелодичный голос Сиреневой Дриады. В такт песне расплеталась её коса. Допев песню, Сиреневая Дриада оказалась в мантии из бесконечных тёмных завитков. Она заплетала волосы, чтобы они притягивали её к земле. А вот когда волосы Сиреневой Дриады распускались, они могли поднять её в воздух, будто огромное крыло.
Художник закончил портрет. Отражение Сиреневой Дриады смотрело из веток сирени, написанных на бумаге. Только сейчас художник заметил, что Сиреневая Дриада, и без того хрупкая, стала совсем бестелесной и прозрачной. Она начала растворяться в воздухе, при этом её портрет становился ярче и красочнее. Наконец Сиреневая Дриада стала невидимой. Портрет в это время совсем перестал отличаться от реальной девушки.
Художник настолько талантливо написал портрет Сиреневой Дриады, что живописное произведение подошло ей для жизни. Написанная сирень увела Сиреневую Дриаду за собой. Теперь Сиреневая Дриада нашла ещё одну дорогу в сирень и в искусство, где она обычно получает приют. Когда она вернётся к людям снова, неизвестно. Значит, сейчас Сиреневой Дриаде легче жить в искусстве.

Активистка
Летом Активистка жила на даче. Солнце и тепло вызывали улыбку, постоянно сияющую на лице Активистки. Хотя как раз этим летом она улыбалась не только из-за красоты природы. В дачном посёлке появился новый мальчик, и он жил по соседству с семьёй Активистки, как оказалось. Активистка познакомилась с ним и даже организовала мальчика перевезти с ней вещи из её квартиры. Там Активистка проводила его в свою комнату, откуда они забирали сумки. Комната Активистки выдержана в золотистой и рыжей гамме. На стене висит картина, написанная в таких же тонах, где девочка плывёт по воде на спине рыбки.
Встречаясь с мальчиком на даче, Активистка то и дело подкалывала его. Их диалоги напоминали о детстве, с которым мальчик и девочка всё ещё не расстались, даже ради какого-то большего счастья. Но, возможно, это лето подарит им что-то новое, откроет новый период в жизни.
Однажды вечером Активистка долго не шла домой. Мальчика послали её искать. Он стал проверять любимые места Активистки. Нашёл её на берегу пруда. Точнее, сначала увидел велосипед Активистки. Потом – лежащие на траве футболку и шорты. И наконец саму Активистку в купальнике. Он смутился и встал вполоборота.
– Активистка, тебя потеряло общество, – сказал мальчик.
– Я тут попала в ДТП, – призналась Активистка. – Заехала на велике в пруд. Хотела посушить вещи, но им ещё долго сохнуть.
– Ну, да, можно дойти и так, – он шагнул вперёд.
– Так! – крикнула Активистка, спихивая его в пруд.
Мальчик, не ожидавший нападения, упал в воду.
– Идиотка! – крикнул он, выбравшись на берег. – Ну, ты сейчас получишь!
Теперь он тоже вымок.
– Ты меня не догонишь!
Активистка бросилась в пруд. Мальчик, сняв майку и шорты, тоже прыгнул в воду. Они плавали со смехом, пока не заметили, что уже стемнело. Активистка и мальчик с неохотой вылезли на берег, надели всё ещё мокрые вещи и пошли домой. По дороге мальчик обнял Активистку. Так они дошли до ворот. Активистка нахмурилась и сказала:
– Руки убери! А то неизвестно, кто чего подумает!
И ушла домой, не оглядываясь.

Книжница
Учась на филологическом факультете, Книжница подолгу сидела в читальном зале и читала книги. Она читала и программную литературу, и научную, и просто то, что нравилось. Хотя на факультете, связанном с книгами и словами, литература могла стать одновременно и программной, и изучаемой, и любимой. Чтение превратилось в естественное состояние Книжницы. Она уже долго читала чужие диалоги, задумывалась над вымышленным ходом событий. Книги становились для Книжницы предметом изучения. Она перекладывала чужое вдохновение в выверенную схему, разбирала форму и содержание книг по деталям. Книжница не оставляла в литературе ни одной неразгаданной тайны, находила ответы на все вопросы. Возможно, не самые верные ответы, но это уже неважно. Сюжеты книг превращались в руках Книжницы в структуру работы: введение, теоретическая часть, главы, заключение. Литература, использованная в теоретической базе, в разы превышала изучаемую литературу. Книжница становилась человеком сверхъестественной силы, проникая в схему, по которой создавалась литература. Внешне она казалась тоненьким, почти прозрачным созданием. Книжница туго собирала волосы и носила очки, как будто хотела спрятаться от внешнего мира, занять как можно меньше места и скрыться за какой-либо преградой. Но в науке она становилась решительной и твёрдой, не оставляла ни одной невыполненной задачи. Книжница хранила в себе много возможностей, о которых не догадывались те, кто воспринимал её как нежное создание. Исследования Книжницы лились рекой, одна идея вела за собой другую. Способность мыслить научными схемами никогда не оставляла Книжницу. Она могла думать о чём-то или о ком-то с романтичным восторгом, могла сорваться в раздражении и поискать в Интернете подтверждение тому, как мерзко и отвратительно всё вокруг. Книги и исследования всегда ждали Книжницу, как гостеприимный дом. Она могла в любой момент продолжить писать: «Цель работы… задачи… методы…» Всё, что читала Книжница, волшебным образом выстраивалось в структуру в её понимании. Работы Книжницы всегда совпадали с критериями научных периодических изданий. Её статьи везде публиковали, издатели уговаривали Книжницу опубликоваться.
Но если бы кто-то знал, какой несчастной чувствовала себя Книжница. Её не радовало, а мучило любое чтение книг, ведь в книгах не оставалось неожиданности. Книжница заранее знала все структурные элементы текста и не чувствовала интереса узнать, что же будет дальше. И, если честно, Книжница занималась наукой, чтобы с пользой проводить время, когда она оставалась одна. Такого времени у неё набиралось много. А Книжница так хотела, чтобы рядом были люди. И, если получится, не просто люди, а такие, с которыми ей будет радостно и интересно. Тогда, возможно, она видела бы в книгах не материал для работы, а отражение душевных порывов. Хрупкая девочка превратилась в думающую машину, и расколдовать её может только жизнь, похожая на поток чистого воздуха. А пока что её с иронией называют Вагнером. Книжница высокомерно кивает тем, кто подобрал для неё такое сравнение. Каждую роль всё-таки должен кто-то играть.

Песенница
Песенница встретилась с другом, предложившим написать её портрет. В последнее время Песенница всё чаще предавалась унынию. Сейчас она надеялась, что живопись вернёт ей веру в себя. Перед позированием Песенница спрятала волосы под конструкцией из двух шарфов, надела жемчужные серёжки. Она сидела перед другом вполоборота, и на портрете была заметной только одна серёжка, блестевшая в левом ухе Песенницы.
– Клёво! – Песенница осталась в восторге. – Я поняла, какой благодарности достоин этот портрет!
Она отдала другу правую серёжку, и теперь у Песенницы осталась только левая, как на картине. Песенница высоко оценила искусство своего друга, но вскоре поняла, что её тоска осталась такой же, как и раньше. Тоска Песенницы не рассеивалась, когда она думала о своём молодом муже, о двух маленьких детях, мальчике и девочке... По профессии Песенница – учительница начальных классов, сейчас она в декретном отпуске. Работа казалась Песеннице консервативно-строгой, она уже сомневалась, что надо было выбирать именно такое дело. Песенница чувствовала себя уверенно только играя на гитаре и сочиняя песни. Это хоть в какой-то мере приближало её к любимому человеку – Барду, годившемуся ей в отцы, поклонниц которого было невозможно сосчитать.
Песенница выступала с авторскими песнями в университетской библиотеке. Среди зрителей сидел Бард, которого она любила, поэтому Песенница особенно волновалась. Во время концерта зрители задавали вопросы исполнительнице или заказывали песни по своему вкусу.
– Спой такую песню, в которой ты видишь отражение себя, – предложил  Бард, чаще остальных обращавшийся к Песеннице с шутками.
Она спела песню о служанке, влюблённой в гениального художника. Незащищённая любовь героини казалась Песеннице отражением её собственной любви.
После концерта Песенница укладывала гитару в футляр. Она не торопилась уходить, втайне наблюдая за Бардом. Он, не замечая этого, разговаривал по сотовому.
– Здравствуйте. Нам нужна домработница... А можно за меньшую цену?.. Хорошо, я подумаю и перезвоню.
Бард нахмурился и вздохнул после разговора.
– Вы ищете домработницу? – спросила Песенница.
– Да, у жены начались проблемы со здоровьем.
– Я могла бы помочь вам с хозяйством, пока я в декрете. Меня устроят ваши условия.
– Ты бы нас выручила! – обрадовался Бард.
Песенница стала приходить в квартиру Барда. Он жил с женой и сыном. Жена Барда внешне выглядела незаметной рядом с громогласным мужем. Песенница, мечтая о Барде, в то же время наполнялась нежностью и к его семье. Песенница восхищалась женой и сыном Барда. Особенный трепет вызывала у неё жена возлюбленного – интеллигентная и состоявшаяся. Находясь в сомнениях по поводу своего места в жизни, Песенница считала себя неудачницей. Хотя иногда браки распадаются, такие мысли проскальзывали у Песенницы.
Из-за обаяния Барда то и дело разыгрывались кровавые драмы. В прямом смысле слова, на него бросались с кулаками мужчины и парни, от которых ради Барда ушли возлюбленные. Если говорить честно, Бард знал о своей неотразимости и считал внимание к себе нормальным образом жизни. Песенница занималась хозяйством в его квартире, замирая от счастья, потому что теперь могла видеть его каждый день. Бард часто перебрасывался с ней юморными высказываниями.
– Ну, у тебя и росточек, – говорил он. – Наша Двухметровочка.
Песенница и сама знала про свой высокий, не женский рост. Вот её глаза соответствовали образу пишущей девочки – аквамариновые, нежные и по цвету, и по выражению. Так она и металась между нежной поэтической душой и монументальным земным телом.
Бард и его жена стали ругаться с сыном. Он влюбился в оперную певицу Альву и собирался на ней жениться, говоря, что любовь превратила его в Мечтателя. План сына не одобрили мама и папа. Теперь каждый разговор в семье переходил к любовной истории и превращался в ссору.
– Я тебе желала не такой судьбы! – сокрушалась жена Барда.
– Молодожёны, ёкэлэмэнэ! – восклицал Бард. – Один не встал на ноги, другая любит внимание к себе!
– Они полюбили друг друга, можно было бы дать им возможность быть счастливыми, – однажды нерешительно предположила Песенница.
– Он у нас вырос лентяем, криворуким и кривоногим, – объяснил Бард. – За него всю жизнь всё делали родители, а жену он уморит голодом.
На самом деле Бард запрещал сыну жениться не из педагогических соображений. Отец не сводил глаз с избранницы Мечтателя. Бард мог заводить романы на стороне, ища новых впечатлений для творчества. На фестивалях авторской песни он выглядел душой компании, девушки и женщины липли к нему как на мёд. Жена Барда считалась изящной женщиной. Мечтатель казался жизнерадостным и восторженным. В квартире Песенница видела внутреннюю, неприглядную сторону жизни семьи. Приходя домой, Бард становился скандальным и требовательным, его жена – слезливой, Мечтатель – истеричным. Песенница мечтала подарить им семейное согласие, но получилось так, что в неё просто выбрасывали отрицательные эмоции.
Песенница убиралась в квартире, когда Бард и его жена вернулись с вечера авторской песни. Они вошли со смехом. Песеннице показалось, что они в весёлом настроении. Но тут же она поняла, что хохот мужа и жены звучит скорее нервно, чем радостно.
– Сколько мне ещё терпеть? – закричала жена Барда. – С кем только я её ни знакомлю, она продолжает липнуть к тебе!
– Заткнись, дура! – огрызнулся Бард.
Песенница уже не в первый раз видела его в агрессивном настроении, но только сейчас услышала грубость Барда, сказанную им жене. Шокированная Песенница опустилась на колени перед супругами.
– Умоляю, перестаньте! – воскликнула она. – Я понимаю, что вокруг нас очень злой и циничный мир, но надо сохранять гармонию в душе! Глубоко внутри себя вы не такие, какими сейчас кажетесь!
Бард взял Песенницу за волосы и рывком поднял вверх.
– Не лезь в нашу жизнь! – завопил он. – Горничная! Плебейка!
Когда он выпустил волосы Песенницы, она упала в обморок. Бард сам испугался последствий своего поступка и отошёл от неё в сторону. Жена Барда привела в чувство Песенницу и велела Барду не вступать с женщинами ни в романтические отношения, ни в скандалы, иначе они разведутся.
Опечаленная Песенница пошла в университетскую библиотеку. Она знала, что там работает Шамаханская Царица, способная предсказывать будущее всем, кроме самой себя. Песенница обратилась к ней с просьбой предсказать будущее после возможной свадьбы с Бардом. Шамаханская Царица погрузила Песенницу в гипнотический сон.
Песенница увидела себя в квартире Барда. За окном стояло утро. Бард собирался на работу.
– Доброе утро! – поздоровалась Песенница. – Я сейчас покормлю мелких!
– Ты же оставила мелких мужу после развода, – удивился Бард.
– Правда? Я как-то забыла... Ну, тогда мне надо собираться в школу.
– Ты не работаешь в школе. Мы же договорились, что работаю только я, а ты на хозяйстве.
– Ура! – обрадовалась Песенница. – Как здорово, что не надо подстраиваться под школьные правила!
Теперь все мечты Песенницы исполнились, хотя она немного огорчилась из-за того, что дети живут с отцом. Но скоро радости стало ещё меньше. Бард не обращал внимания на Песенницу, не разговаривал с ней. Она по-прежнему занималась домашними делами. Бард видел в Песеннице только горничную. Она считала его повелителем, сударем, созданным для творчества.  Песенница едва ли не молилась на Барда, а он воспринимал её как мебель. Бард сочинял песни. Песенница мечтала, чтобы он посвятил ей свои строки, но муж не испытывал вдохновения, глядя на молодую жену. В квартире бывала Альва. От Песенницы не укрылось, что Бард осыпает Альву комплиментами. Сын Барда работал допоздна, ему стало уже не очень до романтики. Бард стал чаще играть на гитаре, вдохновляясь общением с Альвой.
«Как его бывшая жена терпела такое отношение к себе?» – удивлялась Песенница. И она не могла никого винить в своей неудаче, ведь Песенница сама выбрала судьбу жены Барда. Сейчас она вышла замуж за того, кого любила, но он точно так же, как и раньше, не любит её. Сидя вечером одна, Песенница сочиняла авторские песни.
Как-то раз Бард привёл приятеля с диктофоном.
– Твоя песня должна понравиться на радиостанции, – пообещал приятель.
– У меня бы получились и заставки, – сказал Бард.
Песенница с интересом вслушивалась в разговор из кухни. Бард заиграл на гитаре и запел одну из песен, сочинённых Песенницей. Она в гневе вышла из кухни.
– Что за дела! – воскликнула Песенница. – Это моя песня!
– Забей, – сказал Бард приятелю.
– С какой радости ты присвоил мою песню себе?
– Хватит выступать, – отмахнулся Бард. – Ты вообще не умеешь играть и петь.
– Я – автор этой песни!
После ухода друга муж сказал Песеннице:
– Писать песни – не бабское занятие. Мужчина должен покорять вершины, а женщина – находиться под его защитой. Ты никогда не сможешь раскрутиться, у тебя всё равно не будет успеха.
Песенница раскаивалась в том, что хотела развода Барда и его жены. С другой стороны, бывшая жена Барда только выиграла от этого. Бард совсем перестал скрывать интерес к Альве. Песенница умоляла его вспомнить о нравственности, но поведение Барда ни в чём не менялось. Песенница с тайной завистью смотрела на обворожительную и жизнерадостную Альву. Мечтатель замечал всё это, злился и на отца, и заодно на  Песенницу, тоже страдающую.
– Как тебе не стыдно так со мной поступать? – Песенница доходила почти до слёз. – Ты унижаешь меня и как свою жену, и как женщину!
– Это кто тут женщина? – фыркал Бард. – Ты, что ли? Ты похожа на серую мышь лошадиного роста, совсем себя запустила! Без конца сидишь дома, ходишь от плиты к столу, нам не о чем разговаривать. А Альва – воплощение красоты, она вызывает восторг. Поэт творит, когда его вдохновляет женская красота. А ты не можешь подарить вдохновение.
– Это выше моих сил! Ты хочешь успеть всё!
– Ты можешь уйти, если тебя что-то не устраивает. Но ты с ума сойдёшь от тоски по мне. Это для меня неважно, есть ты рядом или нет. Так что выбирай, что лучше, правда или счастье.
Песенница на самом деле не могла оставить Барда, её любовь оставалась неизменной. А Бард смотрел на неё как на пустое место. Он не терял с Песенницей ничего, а она теряла с ним всё.
С Песенницей заговорил Мечтатель.
– Мой папашка и моя невеста вообще не имеют стыда, - объявил он.
– Я и сама вижу.
– Давай тоже будем жить вместе. Они обманули нас, а мы будем делать то же самое.
– Нет, прости. Я тебя не люблю.
– Так я тоже не люблю! Я имею в виду, мы могли бы им отомстить!
– У меня не хватит сил.
Песенница расплакалась. «Зачем я мечтала об этом замужестве! – подумала она. – Я больше не вижу моих мелких, и Барда тоже не вижу рядом с собой! Вот бы вернуться обратно, только уже поздно!»
Песенница проснулась в слезах. Она опять сидела в университетской библиотеке перед Шамаханской Царицей.
– Теперь вам известно будущее? – спросила Шамаханская Царица.
– Я поздно поняла, что не хочу такого счастья.
– Лучше поздно, чем никогда.
После гадания Песенница перестала убираться в квартире Барда. Она ушла из школы, где работала, и стала давать частные уроки. Песенница надеялась, что в этой роли ей удастся найти себя.

Шамаханская Царица
Шамаханской Царице казалось, что она видит прекрасный сон, который не может стать реальностью. Однажды, выходя из университета, где работала в библиотеке, она увидела возле дверей своего бывшего парня. Шамаханская Царица уже полгода отгоняла мысли о нём, но теперь её сердце опять сладко замерло.
– Привет, Шамаханская Царица, – сказал он, когда она проходила мимо.
Шамаханская Царица заставила себя молчать. Но, идя по улице, она представляла себе, как она могла бы снова выйти из университета, и он опять окликнул бы её, а она поздоровалась бы с ним, и они пошли бы дальше вместе. Но всё-таки лучше не возвращаться к прошлому. Шамаханская Царица поняла, что ей не нужен этот парень. Она боялась потерять способность предсказывать будущее. Те, кто связан с магией, говорили, что в женском счастье пророчица может потерять талант. А Шамаханская Царица мечтала сохранить волшебную силу. Когда она заговорила об этом с любимым, он всё больше хотел, чтобы Шамаханская Царица была его подругой, а не пророчицей. Она почувствовала это и отдалилась от любимого, чтобы талант остался при ней.
Теперь бывший любимый Шамаханской Царицы стал часто приходить к университету. Казалось, что он не смотрит на неё, стоит и курит или смотрит ан студентов. А Шамаханская Царица горела огнём перед выходом с работы. Она уже с утра думала о встрече с бывшим любимым, проживала день только ради того, чтобы на выходе из университета увидеть его. Если бывший любимый почему-то там не стоял, Шамаханская Царица грустила.
В один из дней, когда Шамаханская Царица не встретила любимого у входа, она собиралась с другими девушками на концерт поэтессы Веры. Шамаханская Царица старалась скрыть печаль и думать о концерте. Она приехала с тремя подругами к дому культуры, возле которого собралось много людей. Но девушки тут же заметили, что собравшиеся не входят в здание, а, наоборот, выходят оттуда.
– Простите, а что случилось с выступлением Веры? – спросили девушки у прохожих.
– Концерта не будет. Если бы знать, что так получится!
– Почему не будет? – удивились подруги.
– Хоть стой, хоть падай! Вера вышла замуж и поэтому не может читать стихи о депрессии и безответной любви! Она говорит, что больше не находится в упадническом настроении! А мы из-за её перемен в жизни остались без концерта!
– Не ожидала от Веры! – вздохнула Шамаханская Царица. – Из поэта – в женщину!
– Вместе с её печалью закончится и поэзия, – кивнула её подруга. – Как Вера решилась на такой выбор?
Неожиданно Шамаханская Царица увидела бывшего любимого.
– Ты как тут оказался? – строго спросила она.
– Я тоже хотел послушать Веру.
– Поэзия накрылась медным тазом, – резюмировала та, кто удивлялся выбору Веры. – Так что уезжаем.
– А сегодня у нашего технического университета юбилей! – сообщил бывший любимый Шамаханской Царицы. – Предлагаю всем пойти туда, раз уже всё равно выбрались из дома.
– Да, чтобы вечер не пропал зря! – поддержала одна из девушек.
Остальные девушки заинтересовались этой идеей. Шамаханская Царица с трепетом ждала их согласия, чтобы потом присоединиться к большинству, как будто у неё нет определённых планов.
В техническом университете все пошли на дискотеку, где подруги Шамаханской Царицы быстро нашли себе пары для танцев.
– Пойдём, потанцуем, – грустно сказал её бывший любимый.
 – Ладно, – высокомерно согласилась Шамаханская Царица, чувствуя вселенскую радость.
Поступок Веры заставил её задуматься. Одиночество и тоска давали поэтессе славу, а любовь её избранника дала ей счастье. Кто-то считает главным одно, кто-то – другое. Но сейчас Шамаханская Царица думала, что её уже мало радуют волшебные способности, когда рядом ент того, кого можно любить. И так ли уж опасна женская любовь для волшебной силы? Возможно, талант никуда не исчезнет с появлением любви, надо же уметь рисковать. Вдруг можно сохранить и возлюбленного, и способности?
Сейчас Шамаханская Царица танцевала с тем, кто остался для неё любимым. Танец Шамаханской Царицы, как и всегда, раскрывал её красоту и притягательность, но сегодня она предназначала это для своего любимого и мечтала, чтобы искусство танца помогло ей превратиться из предсказательницы в счастливую невесту.

Альва
Оперная певица Альва наслаждалась счастьем, встретив своего возлюбленного Мечтателя. Родители Мечтателя недоброжелательно приняли Альву, пытаясь внушить сыну мысль, что она ведьма. Он никому не позволял разрушить его любовь. Альва не могла остаться незаметной ни для кого. Она шила себе платья удивительной красоты, соединяющие все сказки и легенды всех времён, собирала украшения-обереги, рассказывала о своих фантазиях всем, кто оказывался рядом, с детской доверчивостью. Имя Альвы по-исландски означает «белая, сияющая», таким словом называют эльфов, грациозно танцующих на лугу. Сияние исходит от таланта волшебных танцовщиц. Альва родилась с зелёными глазами, родинкой в правом углу губ и длинными рыжими волосами. Такая красота пугает многих людей, видящих её впервые, от Альвы ждут опасностей. Но Мечтатель решился заговорить с Альвой и узнал, сколько волшебных сказок она хранит в себе. А для Альвы Мечтатель сразу стал её счастьем и болью.
Мечтатель пригласил Альву на дискотеку, посвящённую Дню всех влюблённых. Альва выбрала для этого праздника жилет и мини-юбку из замши, накинула на плечи тёмно-красный мех и надела украшения-талисманы. Она превратилась в богиню-охотницу, только охотилась не на дичь, а на восхищённые взгляды. Мечтатель и Альва приехали ан такси к клубу. Почти одновременно с ними приехала белая красивая машина. Вернее, кое-как припарковалась возле здания. Из машины вышли парень и девушка. Альва и Мечтатель узнали их. Девушкой оказалась поэтесса Златотканая, а парнем – её кавалер. Златотканая умела подчинять людей своей власти, и ей это нравилось. В этот раз она попросила поклонника, чтобы он привёз её на машине родителей. Как видно, он с радостью её послушался. Альва немного опасалась своенравной Златотканой, умеющей поставить тех, кто рядом, в подчинение. Хотя Златотканая родилась с таким характером, и это уже не изменить.
– Красота! – произнёс Мечтатель.
– Что есть, то есть, – ответила Златотканая, кокетливо улыбаясь.
– Я сейчас имел в виду Альву, но вы тоже шикарно подъехали.
– Да, меня привёз рыцарь на белом коне, – кивнула Златотканая.
Началась дискотека. Альва и Мечтатель танцевали, не помня о реальности. Танец Альвы обладал волшебной способностью переносить Альву и её партнёра в мир мечты. Вместо клубного зала они теперь видели постоянно цветущий луг. Мечтатель и Альва находились на вершине блаженства. Для их любви трудно подобрать истинно прекрасные слова, а танец существует без слов. Златотканая продолжала пробовать силу своего обаяния. Двое парней уже дрались, выясняя, кто будет первым  с ней танцевать. Поклонник, привёзший Златотканую, затерялся в толпе. Она не скрывала радости, понимая, насколько она харизматична. Парней с трудом удалось разнять. Златотканая выбрала одного из них партнёром.
Один из танцующих, в очень нетрезвом состоянии, подошёл к Златотканой.
– Златотканая, – тянулся он к ней, – волшебница, чаровница, вернись ко мне... Давай начнём всё сначала, это я во всём виноват...
– Кто ты такой? – усмехнулась она. – Уведите отсюда эту пьянь.
– Поганая ведьма! – заорал парень, моментально разозлившись. – Ты всем несёшь погибель! Я тебя сожгу, и ты больше ни на кого не наведёшь порчу!
Он включил зажигалку и, качаясь, двинулся в сторону Златотканой. Никто не знал, как его остановить, танцующие расступались перед парнем, а  Златотканая отходила туда, где только что стояли люди. Мечтатель, заметив скандал, не растерялся, догнал скандального поклонника и схватил его за руки. Влюблённый дёргался в разные стороны, но всё же Мечтатель завалил его на пол. Внезапно поклонник Златотканой истерически расплакался. На этой же дискотеке танцевали его соседи по общежитию. Они предложили увести его. Вся эта ситуация утомила и Мечтателя, и Альву. Они решили уйти с дискотеки, погулять, закончить День всех влюблённых в мирном настроении.
На следующий день Альва узнала, что парень, привозивший Златотканую, разбил машину, столкнувшись на ней с другой машиной. Альву огорчила эта история. Встретив Златотканую, она решилась заговорить об этом.
– Как можно спокойно к этому относиться? – сказала Альва. – Ради любви к тебе один садится за руль, почти не умея водить, другой напивается на дискотеке! Неужели тебе это нравится?
– Не надо быть дураками, – отрезала Златотканая. – Хотя они и правда ведут себя как детский сад. Я собралась поймать Мечтателя в сети.
– Что ты задумала?
Златотканая стала накручивать на пальцы ожерелье из красных бусин с изумрудом посередине. Это ожерелье обладало волшебной способностью привораживать мужчин и парней. Мечтатель тоже должен был оказаться под властью чар колдовских бусин. Альва опечалилась, вспомнив, что в чёрной магии Златотканой нет равных.
– Пожалуйста, не трогай его, – попросила Альва. – Мне нелегко в этом признаться, но он – моя судьба. Меня и так не хочет принимать его отец. Я тебя очень прошу, не используй волшебство хотя бы против того, кого я люблю.
– Тебя нельзя считать Альвой! – воскликнула Златотканая. – Мы не должны влюбляться в земных мужчин! Я собираю из них коллекцию! И я, и ты – девушки из мира волшебства и искусства, мы не должны отдавать им власть над нами!
Альва, заливаясь слезами, признавалась, что ей грустно жить в волшебной сказке одной, что женщина побеждает в ней фею. Златотканая предложила соглашение. Они дадут Мечтателю шанс выбрать одну из них. Если он поддастся магии Златотканой, значит, Альва может не страдать из-за слабого человека. Альва согласилась, чувствуя тяжесть на душе. Признаться честно, ещё никому не удавалось противостоять колдовству Златотканой. Оставалось только ждать, что решит судьба.

Златотканая
Глядя на Златотканую, люди сравнивали её то с монахиней, то со свободной поэтессой-странницей. Имя Златотканая появилось у неё потому, что она сплетала слова и строки своей поэзии, как золотые нити. Златотканая умела собирать бусины и камни в колдовские украшения. Сейчас она ершила испробовать силу приворотного ожерелья с изумрудом. Придя в университет, Златотканая встретила мальчика, уже давно смотревшего на енё с нежностью. Она подошла к нему и попросила:
– Пожалуйста, успокой меня. Мои стихи не напечатали в журнале.
– Что я могу для тебя сделать? – заинтересовался он.
– Ты должен доказать мне, что я желанна.
– О чём тут говорить!
Златотканая вертела в пальцах изумруд на уровне глаз мальчика. Отблески от изумруда отразились в его глазах.
– Иди за мной, – позвала Златотканая.
Он пошёл за ней. Златотканая вела его к библиотеке. Войдя в библиотеку, Златотканая положила руки на плечи поклонника. Он страстно обнял её, начал целовать в лицо, в глаза, в губы, в волосы. Златотканая внезапно щёлкнула пальцами перед его глазами. Мальчик пришёл в себя. Библиотечная тишина уже давно взорвалась смехом читателей. У мальчика болела голова и слезились глаза. Он с ужасом понял, в каком положении оказался. Златотканая сохраняла скромный вид, вроде как всё случилось не по её вине.
Златотканая и Альва встретились с Мечтателем.
– Нам надо решить, кто из нас найдёт счастье, – сказала Златотканая Мечтателю. – И я, и она любим тебя, но это не должно нас поссорить. Мы хотим попросить тебя, чтобы ты назвал ту из нас, с кем ты хотел бы остаться.
Она снова перебирала ожерелье. Зелёный свет отразился в глазах Мечтателя.
– Я люблю Альву, – он взял руку Альвы в свою. – Мне приятно узнать, что я вызываю тёплое чувство у вас обеих. Я считал, что вы воспринимаете меня как друга, но сейчас я могу быть уверен в своём счастье.
Альва просияла радостью. Не расстроилась и Златотканая – вокруг неё роилось много влюблённых, без Мечтателя их стало не больше и не меньше.
После этого Мечтатель привёл Альву к родителям с торжественным сообщением о предстоящей свадьбе. В тот день Альва пришла в белом платье из нежной ткани, похожей на множество лепестков яблони или сирени, думая произвести приятное впечатление. Но родители Мечтателя, Бард и его жена, восприняли новость отрицательно.
– Вы можете просто дружить, но вам ещё рано жениться! – решила жена Барда.
– Альва, не надо искать в нашем сыне возможность пококетничать! – поддержал её Бард. – Ты привыкла, что в театральном мире можно заниматься не пойми чем!
Мечтатель поссорился с мамой и папой. Любовь жениха и невесты должна преодолевать препятствия, это стало ясно. В одном из клубов Альва встретила Златотканую. Расстроенная Альва сама не заметила, как рассказала Златотканой о столкновениях с родителями Мечтателя.
– Спокойно, я знаю один способ вам помочь, – сказала Златотканая. – Для этого надо познакомить предка Мечтателя с одной удивительной девушкой.
– И она сможет убедить его, чтобы он хорошо относился к нашей любви?
– Сначала дослушай…
Идея Златотканой понравилась Альве. Вскоре Мечтатель привёл в квартиру Альву, Златотканую и Аурелию, девушку, о которой рассказывала Златотканая. Они собрались в его комнате. Бард вернулся с работы. Когда он зашёл в свою комнату, за ним проскользнула Аурелия – невысокая пухленькая девушка с густыми золотисто-рыжими волнистыми волосами, бирюзовыми глазами и родинкой на шее.
– А ты кто? – поразился Бард.
– Послушай меня, – Аурелия пристально посмотрела в глаза Барда.
Бард забыл о том, где он находится, забыл о своей жизни. Он окунулся в густой туман, среди которого ясно виделась только Аурелия. Она произносила негромкие, но чёткие слова:
– Мне известно, что ты не хочешь свадьбы сына. С тобой может случиться беда. Чтобы отвести беду, надо, чтобы твой сын женился на огненной девушке. Или ты потеряешь мужскую красоту, перестанешь нравиться женщинам, и тебе самому перестанут нравиться женщины. А когда у тебя закончится любовь с женщинами, закончится и песня в твоей жизни. Ты больше не напишешь ни слова и не сыграешь ни аккорда. Тогда ты засохнешь на корню. Если в семью придёт огненная девушка, ты убережёшься от беды. Ты понял меня?
– Да, – прошептал Бард и заснул тяжёлым сном.
Через некоторое время Бард проснулся. В его голову как будто налили свинец. Из соседней комнаты доносились голоса. Бард заглянул туда. В комнате сидели Мечтатель, Альва и Златотканая.
– Здесь была золотоволосая девушка, – сказал Бард. – Кто это?
– Какая ещё девушка? – удивился Мечтатель.
– Которую вы привели сюда.
– Мы сидим только втроём, – возразила Златотканая.
Бард оглядел собравшихся и застыл в поражении. Длинные волосы Альвы горели рыжим огнём.
– Огненная девушка… – простонал Бард.
– Папа, что случилось-то? – Мечтатель с трудом сдерживал смех.
– На меня наложила заклятье ведьма! – крикнул Бард.
Он носился по квартире, заглядывая во все углы. Разумеется, здесь уже давно не было Аурелии.
Бард упал на колени перед Альвой.
– Дочка! Прости, что был дураком! – закричал он. – На меня навела порчу ведьма! Чтобы её снять, надо вас поженить! Вы больше не услышите от меня ни одного дурного слова!
Бард соединил руки Мечтателя и Альвы. Они, пряча улыбки, поцеловали его руки.

Выпускной бал
Рина, Активистка, Луговая Девочка и Сиреневая Дриада заканчивали университет и получали дипломы. Возле филармонии каждая из них увидела афишу, гласящую, что певица Альва даёт сольный концерт в честь своей свадьбы. Девочек заворожила фотография рыжеволосой зеленоокой красавицы. Они запланировали сходить на её концерт, уже став специалистами с дипломами.
Наконец произошло долгожданное вручение дипломов. После торжественной фотосъёмки на фоне университета группа пошла отмечать выпуск в кофейне. Четыре подруги сели за один столик, обмениваясь впечатлениями от важного дня. Сиреневая Дриада появилась в человеческом мире впервые за довольно долгое время. Девочки слушали её песни о волшебном мире сирени. Для выпускного Сиреневая Дриада выбрала синее платье, ниспадающее до земли, как бесконечный густой тон на картине. Длинное синее одеяние не нуждалось в деталях, Сиреневую Дриаду украшали только волосы, тоже струящиеся вниз. Рина, Луговая Девочка и Активистка напоминали вместе букет цветов разных видов и оттенков.
Рина с улыбкой заметила, что их столик похож то ли на иллюстрацию к песне «Чашка кофею», то ли на шабаш.
– Разумеется, ведь мы колдуньи, – кивнула Луговая Девочка.
– И мы съедим кого-нибудь, если сейчас не начнётся праздничный обед! – воскликнула Активистка, придвигая к себе тарелку.
Четырёх девочек не однажды называли и колдуньями, и феями. Особенно загадочным казалось лицо Сиреневой Дриады, непохожее на европеизированный идеал, удивительно соединяющее и хрупкость, и рельефность. Непонятное кажется экзотично-романтичным. Рыжий цвет волос Луговой Девочки напоминал о колдовстве. Подруги вполне могли смешаться с толпой обычных студенток, до поры до времени скрывая свои волшебные способности. Но внутри них неугасимо горела фантазия, вносящая волшебство во всё, на что девочки смотрели с интересом.
В кофейне, куда пришли выпускники, работала Книжница. Она увидела из коридора толпу выпускников филфака и побыстрее ушла в рабочие помещения. Книжница понимала, что те, кто видел её на филфаке, не посмотрели бы на неё с высокомерием из-за того, что она работает не по образованию. Но Книжница сама смотрела на себя презрительно. Она устроилась в кофейню затем, чтобы писать тексты для меню, бумажного и электронного. Там работало довольно много людей из возрастной категории Книжницы, так же, как и она, не нашедших себе места, где ждут именно их. Персонал кофейни работал на раздаче, на кухне, за кассой. Книжница, став «копирайтером» (так звучно называлась её работа), занималась всеми этими видами деятельности, узнала все тайны кофейни изнутри. Она с иронией спрашивала себя: неужели занятия наукой и литературой случились в её жизни, чтобы тут же закончиться? И если бы только сама Книжница задавала себе такой вопрос… Ещё Книжницу занимала более практическая проблема. В кофейне она работала по договору, получая сдельную зарплату. Можно смеяться над Книжницей, но она не доверяла современному укладу профессиональной жизни, основанной на частном бизнесе. Книжница мечтала о работе в госучреждении, где она станет кабинетным «белым воротничком», а не как в кофейне, где приходится бегать по маршруту «компьютер – кухня – раздача – касса». Но в госучреждениях сокращаются ставки, ведь в стране кризис… Книжница уже не помнила, когда в стране не было кризиса, и не представляла, когда он закончится.
Кофейня стала для Книжницы почти монастырём, несмотря на напряжённую работу в быстром темпе. Книжница уже давно не находила времени, чтобы сходить в библиотеку, написать канву исследования и даже просто почитать. Она чувствовала себя выжатой, просто не оставалось сил на восторг перед сплетением слов. Книжница находилась в апатии, у неё не хватало энергии даже на то, чтобы огорчаться из-за нового образа жизни. Но постепенно бесчувствие Книжницы сменилось душевным просветлением. Настроение Книжницы становилось всё больше сентиментальным. То, что она видела, рождало в ней не раздражение, а новые мысли. Книжница вспоминала свои отношения с филологией. Часто Книжница стремилась выполнить задание на «отлично», оставив позади тех, кто занимался тем же самым. Филология стала для неё уже не столько радостью, сколько соревнованием. Книжница достигала всё более высоких планок, давно не понимая, что хочет получить в конечном итоге. А сейчас ей так хотелось почитать что-нибудь просто для души, поверить написанному со всей наивностью неопытного читателя, наполниться литературой, как сосуд драгоценным нектаром. Книжница не испытывала злобы на кофейню, внезапно появившуюся в её жизни. Она не мечтала и о том, чтобы вернуться в филологию как завоеватель, забрать себе всё и доказать всем… неизвестно, что доказать. Самым сладким желанием Книжницы стало иметь много времени для литературы, чтобы брать оттуда вдохновение и видеть в жизни романтику, которая там точно есть и ждёт своего зрителя. И совсем трепетная мечта Книжницы – открыть это волшебство для кого-то, кого она знает и кому может сделать такой подарок. Вот для этого нужны книжные грёзы, а не для погони за карьерой… Когда-нибудь кофейный опыт всё же закончится, и Книжница будет радоваться каждому дню, проведённому с любимым делом. Просто радоваться, а не прыгать выше головы.
Книжнице позвонили. Она ответила на звонок.
– Алло.
– Здравствуйте. Вы оставляли у нас резюме в начале месяца. Из тех, кто претендовал на должность секретаря, нам подошли вы. Приглашаем вас на собеседование.

Нравится
12:00
50
© Леонида Богомолова Лена-Кот
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.

Пользовательское соглашение