Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

ФАНТАСТИЧЕСКИЕ РАССКАЗЫ

ФАНТАСТИЧЕСКИЕ РАССКАЗЫ

 

 

Анатолий Новосёлов

ФАНТАСТИЧЕСКИЕ РАССКАЗЫ


Вологда
2015



ПОСЛАННИК


…В нише бескрайней,
Единой и тёмной…
Покоится тайна
О жизни укромной.
В глубинах вселенной,
За гранью сознанья –
Знанье, запретное
Для пониманья…

(автор)

1

Пожилой профессор прошёлся по рабочему кабинету и, взглянув на часы, с озабоченным видом уселся за заваленный бумагами рабочий стол. Было двенадцать минут седьмого утра. Немного подумав, он скоро стал что-то записывать к себе в блокнот, не замечая того, что форточка в окне немного приоткрылась.
Он не был гением, просто именно в этой квартире обосновывал и выводил физические формулы, которые каждые полгода представлял на кафедре физики в техническом университете. Жил он один. Да, что и говорить, ещё в прошлом году после тяжёлой болезни похоронил супругу. Теперь лишь сестра и коллеги по работе навещают его, чтобы как-то скрасить одиночество уже далеко немолодого деятеля науки.
Тем временем, за окном стало появляться слабое свечение, всё увеличивая и увеличивая свою яркость.
Профессор закурил. Нервно посмотрел на фотографию жены, покоящуюся в коричневой рамочке на столе, и продолжил замысловатые расчёты. Наконец он поставил точку и аккуратно расписался:"Александр Дюго". Затем скрепил листы канцелярской скрепкой и уложил их в папку.
Только теперь он заметил, что из окна в кабинет струится яркий свет. Ещё секунда, и комната снаружи была полностью чем-то освещена. Ворвавшийся ветер сбросил со стола рукописи Александра, которые, кружась, медленно опустились на пол. 
Профессор зажмурился. Он почувствовал сильный страх и полную беспомощность, какую, наверное, чувствуют только дети, оставшиеся без присмотра родителей. Сейчас он был уже не в силах даже пошевельнуться и замер посреди комнаты как вкопанный.
Раздался глухой хлопок, и в голове у Александра зазвучал грубый мужской голос:
– Не стоит беспокоиться, мы не причиним вам вреда...
– Кто это, вы? – Мысленно спросил профессор незнакомца.
– Мы летели до вас двести лет с единственной целью: узнать вашу планету.
Профессор долго вглядывался в окно, но через свет так никого и не разглядел. Про себя же решил, что этот свет и есть голос.
– ...А предлагаем Вам, – продолжил голос, – нечто такое, о чём любой житель вашей планеты мог бы только мечтать: возможность увидеть нашу цивилизацию. Увидеть наш мир, мир который в корне отличается от вашего.
– Почему же вы пришли ко мне? – Мысленно спросил профессор.
– Мы пришли к Вам, так как уже достаточно давно наблюдаем за вами, Александр.
– Хорошо. Так что я должен делать? – Пока ещё изумлялся профессор.
– Прежде всего, знать, что с этого дня Вы покинете своё старое тело, и будете жить в нашем обличии. Это связано с тем, что только так Вы сможете увидеть новый мир. сейчас Нам нужно только Ваше согласие, для чего Вам необходимо громко произнести своё решение...– Голос оборвался, и яркое свечение моментально исчезло, погрузив комнату в лёгкий полумрак.
Долго не думая и внутренне приготовившись к перевоплощению, профессор подошёл к окну и громко крикнул:
– Я согласен!!!
Он и не подозревал о том, что странный голос его нагло обманул, тем самым стараясь заполучить тело – инструмент существования на голубой планете. Изучить всё о ней – вот была его первоочередная задача, и он шёл сейчас к ней всеми возможными способами.
________

Не успело пройти и минуты, как в кабинете Дюго вновь появился загадочный свет, а затем и голос:
– Мы надеялись, что Вы согласитесь. Теперь всё готово к трансформации, расслабьтесь и ожидайте.
Свет погас.
Не было за окном ни источника света, ни малейшего условия для его появления, отчего в голову Александру стали рваться всякие нелепые умозаключения. Дюго лихорадило.
Он закурил. Ещё раз осмотрел свою комнату и о чём-то задумался. Потом взял ручку и написал на обоях всего два всеобъемлющих слова: «ПРИШЕЛЬЦЫ ЗДЕСЬ!».
И вдруг по всему его телу прокатилась волна жгучих конвульсий. Появились чисто физические ощущения, что его ощупывали сотни рук. В голове начали стучать невыносимой боли. Профессор поклонился на диван и издал дикий вопль. Ещё мгновение и произошло то, что таинственный голос недавно называл трансформацией.
Дюго видел себя со стороны; видел своё извивающееся на полу тело. Сначала ему казалось, что это просто сон, но тут и эта мысль быстро рассеялась. Его тело медленно поднялось на ноги и шатающейся походкой удалилось из кабинета.
Теперь он не видел своих рук, ног, тела… Осталось только сознание. И он неспешно вылетал наружу из квартиры, устремившись к звёздам. Вот уже и город был под его ногами, а через минуту под ним раскинулась прекраснейшая голубая планета. Все попытки Александра возвратиться обратно были безрезультатны. Он безвозвратно уплывал в никуда, осознавая только то, что, вполне возможно, совершил самую большую ошибку в своей жизни. И теперь мысль о неминуемой смерти жужжала и стонала в его голове. Одни только мысли сейчас ему не давали покоя, пока не исчезли и они. Александра не стало.
Тем временем, в теле физика Александра Дюго властвовало сознание пришельца, он и его цивилизация добились того, чего хотели. Теперь в человеческом обличии можно будет раздобыть всю необходимую информацию для начала планирования вторжения.
Пришелец был неописуемо рад чувствовать себя в человеческой оболочке. Его миссия только начиналась.

2

На кухне однокомнатной квартиры закипел чайник.
– Вот чёрт, – выбегая из ванной, прошипел Антон, – опять забыл, что у чайника свисток вчера окочурился…
Он часто говорил сам с собой. Ведь надо же было холостяку хоть с кем ни будь поговорить. Кот, который, свернувшись в калач, сладко спал на половике у двери, его просто отказывался слушать.
И тут, как назло, зазвонил телефон.
– Ну вот, опять... – Уже выкрикнул Антон.
– Алло... – Немного агрессивно проговорил он в трубку телефона.
– Антон, это Костя, – выпалил энергичный голос в трубке, – собирайся и шуруй в отделение.
– Да ты что? Рабочий день начинается только через час! – Ответил Антон своему напарнику, поскольку работали они следователями в прокуратуре.
– Вчера... Представляешь, вчера произошло целых пять несчастных случаев. И всё это только за один день, но не забывай, что милиция фиксирует отнюдь не все людские кончины.
– А кто именно погиб?
– На стройке – прораб Громов. В яхт-клубе – Шариков, а на симпозиуме физиков в университете случайно убило током Александра Дюго. Ну и ещё двое, я сейчас не помню их фамилий.
– Погоди Костя, расположи их по времени смерти...
– Громов – вечером, Шариков – днём, а Дюго – с утра. А зачем тебе это?
– Сразу хочу проследить связь.
– Какую связь? Ты что, бредишь? Это же просто несколько случаев летального исхода. Опять ты видишь во всём пришельцев, – насмотрелся дурацких зарубежных сериалов.
– Тогда зачем ты мне позвонил? – Удивился Антон. – Ведь, судя по всему, я это дело не веду…
– Не-е-е, вот как раз по поводу твоих зелёных человечков я и позвонил. Встретимся у конторы через пятнадцать минут. А дело это уже официально передано нам.
– Но... – Хотел что-то ещё сказать Антон, но Костя уже положил трубку на том конце провода, и теперь в ней слышались лишь короткие гудки.
Антон быстро позавтракал. Захватил блокнот, пристегнул кобуру и так же бодро выбежал из квартиры. Он был подобен безумному: резво подпрыгивал и всё время еле слышно благодарил Всевышнего за такой подарок, который он выпрашивал у Него уже немало лет.
Нудная пятилетняя работа Антона ещё ни разу не касалась темы пришельцев из космоса, изучению которой он посвятил практически всю свою осмысленную жизнь.
Не успел он отойти от своего подъезда, как на его плечо опустилась чья-то рука. Он обернулся и увидел Константина.
– Привет Антон, 
– Привет.
Они обменялись рукопожатиями, и Костя добавил. 
– Пойдём скорее, сегодня нужно многое успеть.
– Да ты скажи мне толком, что же стряслось?
– Просто я слышал комментарии родственников погибших. Все они утверждали, что их близкие изменились. Да, да изменились прямо на их глазах. Изменились полностью их привычки и характер, даже манера разговора приобрела какую-то строгую диктаторскую форму.
– А куда мы идём?
– На квартиру физика Александра Дюго, у которого в квартире я обнаружил нечто, что тебя может заинтересовать. Был срочный вызов. Начальство дало понять, что дело просто сверхважное. Меня выдернули из постели в пять утра. Так что…. Такие пирожки…
Несколько минут они шагали молча, пока не подошли к десятиэтажному дому.
– Сюда! – Костя указал на второй подъезд.
После двух нажатий на кнопку звонка квартиры на пятом этаже, дверь приоткрылась, и из дверного проёма на них уставилась седая голова старушки.
– Вам кого?
– Мы бы хотели осмотреть вашу квартиру ещё раз. – Проговорил Костя, предъявив своё удостоверение. – Можно пройти?
– Хорошо, проходите...
– Спасибо... – Ответили они в один голос.
– Квартиру мою уже три раза осматривали. Какие-то уфологи приходили. Всё пялились на надпись моего братца на стенке. – Немного испуганным и скорбящим голосом начала рассказ пожилая женщина.
Они прошли в уютно обустроенную комнату и увидели на обоях в впопыхах написанных два слова: «ПРИШЕЛЬЦЫ ЗДЕСЬ!». Антон, за что его многие недолюбливали, молниеносно начал размышлять вслух.
– Судя по обстановке, Дюго и впрямь был настоящим профессором. Слишком много рукописей, даже два пыльных прибора в углу. Так...
Дунул ветерок через форточку.
– Ага. Ещё и форточка открыта. Костя посмотри!..
Подошёл напарник, и они увидели, что замочек на раме был аккуратно расплавлен, а металлические детали превратились в железное месиво.
– Ух, ты! Такой чертовщины ещё никогда не видал. Похоже на то, что и впрямь здесь запахло пришельцами. Но как это связано именно с ними?
– Напрямую...
Антон подошёл к хозяйке и чётко задал вопрос.
– Когда вы в последний раз видели брата?
– Вчера утром...
– А вы ничего не заметили за ним странного?
– Только одно – он перестал курить.
– Спасибо Вам. Мы узнали всё, что хотели. До свидания. – И Антон, отмахнувшись от какой-то реплики Константина, направился к выходу.
Поблагодарив хозяйку, коллеги направились в отделение. 

3

Свершилось. План инопланетян был выполнен сверх нормы. Удалось вселяться в человеческие тела без согласия на то их владельцев. Но вот только земляне оказались не такими надежными: по воле обстоятельств погибло уже семь человек, которых было уже не оживить. Узнать земную жизнь пришельцу становилось всё труднее, однако всё легче и легче убивать невинных жителей голубой планеты.
На сей раз, ОН преспокойно нежился на диване в дорогом гостиничном номере. Хозяином этого тела когда-то был крупный бизнесмен. Денег море, несчётное количество забот и расходов, проститутки, бумаги и вечная суматоха. Потому-то ОН и решил сейчас зависнуть в гостиничном номере. 
Пришелец посмотрел на часы – «10:20». До предполагаемой смены тела осталось минимум пять минут. ОН уже рассчитал, что пробыть в теле максимум можно не более трёх, а минимум – двух с половиной часов.
Рядом строили будущий жилой комплекс. Рабочие в разноцветных касках отдавали приказы крановщику и отчётливо доносились постукивание мастерков и кельм о кирпичи. Автокран поднимал поддон с кирпичами близко от здания гостиницы. Нельзя было так делать, но тут же прорвало какую-то канализационную коммуникацию, и работала ассенизаторная машина. Кто бы мог подумать, что всё это происходило одновременно.
Стрела крана колыхнулась, и с поддона свалилось несколько кирпичей, а вслед за ними последовали ещё какие-то железяки. На пути им встретилась ветка дерева, от которой строительный материал не преминул срикошетить.
Звон стекла гостиничного окна, крик крановщика – всё слилось воедино. Пришелец даже крикнуть не успел, как железный прут, и кирпич угодили прямо ЕМУ в голову. Ещё мгновение – и бывший бизнесмен уже лежал в луже крови, которая стремительно впитывалась одеялом. Умер он легко и быстро. Многие могли бы позавидовать такой смерти, как бы это ужасно ни звучало. 
Но ОН не ждал, ОН уже мчался по городским переулкам, выбирая новую жертву. Надо было спешить, ведь и сам пришелец может погибнуть в течение двадцати минут...
ОН и спешил, как мог.

4

День был солнечным. И всё бы было прекрасно, если бы ни начавшиеся смерти и чудовищно необъяснимые трагедии.
Антон нервно расхаживал по кабинету, когда зазвонил телефон...
– Алло...
– Антон, это снова Костя, езжай к гостинице «Приморской», там всё и объясню.
Антон машинально положил трубку на рычаги и быстрым шагом направился к выходу. Рабочий день за всю его карьеру следователя, никогда не был таким интригующим и насыщенным.
Двигатель автомобиля завёлся с пол-оборота, и он помчался по солнечному городу. Но только через минуту он почувствовал чьё-то присутствие в салоне автомобиля. На заднем сидении сидел поджарый седовласый мужчина с какими-то документами на коленях и курил.
– Вы, Антон, занимаетесь не своим делом! Сидите в уютном кабинете, и не рыпайтесь! Я вас лично ставлю в известность! Ваше задание отменяется!
– Да кто вы, собственно, такой? – Нервно спросил Антон, вглядываясь в зеркало заднего вида на незнакомца.
– Это не имеет значения. Важно лишь то, что вы гонитесь за тем, чего никогда не настигнете...
– Но милиция и я уже фиксируем бесконечные смерти и аномалии...
– Всё это всё равно ничего не доказывает, – настаивал незнакомец. Это лишь ваши фантазии подпитываются незначительными совпадениями.
– Я почти уверен, что все дороги всё равно приведут к пришельцам.
Седой незнакомец немного изменился в лице и добавил.
– Стоит отметить и то, что в ваши мысли прокралась доля истины. – Незнакомец что-то выискивал в своих фотографиях, но продолжил. – Вспомните расплавленный замок в доме физика Дюго. Так вот это и есть признак появления пришельца. Но вы даже не представляете, что скоро мы все можем умереть, так как произойдёт целое нашествие инопланетян. И эти смерти только предвестник, только попытка захватить нашу Землю чужаками.
– Что? Значит, моя теория себя оправдывает?
– Ваша теория только изюминка, молодой человек, но помните: если берётесь за дело, то беритесь основательно. Вы не могли тогда знать, что ровно год назад произошло двадцать три несчастных случая, которые были скрыты секретными правительственными агентами даже от милиции и прокуратуры. И сегодня я понимаю, что та попытка оказалась неудачной, и пришельцы вернулись... Это уже второй случай ликвидации НЛО, когда никаких трупов в подбитых аппаратах обнаружено не было. Останови машину, я вылезаю...
Антон припарковался, и незнакомец в чёрном плаще поспешно скрылся за витринами магазина, так и не выпустив из зубов догорающего окурка.
Антон ещё несколько минут не решался ехать дальше, погрузившись целиком в свои раздумья, затем завёл двигатель, и помчался к месту встречи. В салоне всё ещё пахло табачным дымом. 
Костя, теребя в руках солнцезащитные очки, поджидал его у входа.
– Идём, я покажу тебе кое-что...
Они поднялись на второй этаж и прошли в шестой номер. 
Здесь уже поработали эксперты. Труп вывезли и сейчас криминалисты корпели над следами крови и строительным мусором на кровати.
На журнальном столике лежал портативный компьютер. Открыв его и «разбудив» операционную систему, они увидели на дисплее любопытную страничку какого-то странного интернет-сайта. Друзья присмотрелись. Всё было на английском языке. И, даже для не ведающих в этом людей, стало бы понятно, что это секретные архивы по вооружению США; возможно даже материалы баз данных Пентагона.
– Я всё понял! – Вдруг воскликнул Антон.
– Что? Что ты понял?
– Пойдём, я объясню тебе в машине.
Они, проигнорировав реплики коллег, практически бегом спустились вниз и мигом залезли в новенький «Жигулёнок».
– Пойми, Костя, будет вторжение на нашу планету...
– Дз-з-з-з-з!!! – Зазвонил мобильный телефон в пиджаке у Константина, не дав тому что-то возразить.
– Алло... Да. Да, понял. Хорошо. – Быстро проговорил он.
– Кто звонил?
– Наши ребята сообщили ещё об одном несчастном случае: в мед-лаборатории пролилась кислота. И ещё, Антон, с нас сняли это дело. Теперь уже официально. Теперь оно уже не под нашей юрисдикцией…
– Слушай внимательно, – перебил Костю Антон, – всё слишком серьёзно. Пришельцы хотят узнать все подробности нашего вооружения, для глобального во всей истории человечества вторжения.
– Но как это связано со смертями?
– Ты, конечно, не поверишь, но мне кажется, что сам Господь видит происходящее и приносит крах попыткам пришельца выжить в человеческом теле. Я предполагаю, что пришелец не кто иной, как новый вид материи. Энергетическое сознание. Дело в том, что уровень познания и эволюции пришельцев на несколько порядков выше нашего. Они, научившись манипулировать своей энергией, производят с помощью неё даже какие-то физические воздействия. Вспомни расплавленный замок в квартире. Но стоит отметить, что пришелец тоже потерял свои силы, для чего и открывал форточку в квартиру Дюго. Просто он уже не мог без ущерба для себя проникать через плотную материю. И может он в любой момент вселиться в нас, тем самым, пополнив запас энергии и продолжив познания в области нашего вооружения. Любому человеку в этом городе реально угрожает страшная участь.
– Я и не думал, что всё это так серьёзно. Но что мы-то сможем сделать, ведь нас уже официально отстранили?
– Пока не знаю.
Они ещё с минуту сидели молча, потом Антон завёл автомобиль, и не спеша, покатил к конторе.
– А как ты всё это смог предположить? Сам что ли догадался?
– Я говорил с незнакомцем, который и поведал мне о планируемом вторжении.
– И ты сразу уши развесил... – Несколько ревностно среагировал Константин.
– Но говорил-то он очень даже убедительно, а чтобы узнать истину необходимо использовать все версии.
– Конечно, только это тебе и надо...
Автомобиль подбросило на очередной колдобине, что окончательно оборвалó упреки Константина.

5

Антон собрал уже достаточно справок по поводу несчастных случаев. Выяснилось, что за последние два дня погибло около двенадцати человек, среди которых оказалось десять человек с высшим образованием.
Незаметно наступил вечер. Люди торопливо возвращались домой, а между ними своей деревенской походкой шёл и Антон. Мысли его вечно где-то блуждали, ища отгадку на вопрос по поводу этих необъяснимых трагедий.
Дома он приготовил себе ужин, накормил кота и, присев на диван, посмотрел на часы. «20:03».
– Так-так, после последнего несчастно случая прошло уже два с половиной часа. Скоро должно произойти ещё одно происшествие. – Размышлял Антон, поглаживая по спинке своего домашнего питомца.
Поужинал он быстро, затем прошёл в спальню и прилёг на диван. Кот же, не заставив себя ждать, ловко примостился на груди у хозяина. Тут-то и начало происходить что-то невероятное.
У Антона внезапно заболела голова, а за окном появился слабый свет. Он становился всё ярче и ярче, а головная боль лишь усиливалась.
Почувствовав что-то неладное, кот умчался прочь. Радиоприёмник на кухне заглох. Ещё секунда – и свет мигнул так ярко, что Антон заслонил от него глаза руками.
Боль. Резкая и невыносимая боль прокатилась по его телу.
Сначала он подумал, что это смерть, но затем обнаружил, что находится вне своего тела. Видел он себя снаружи; видел, как тело вдруг задёргалось в конвульсиях и с грохотом скатилось с кровати. А ОН уже был рядом, он всеми силами боролся за человеческое тело, но Антон почему-то не улетал, как все остальные, он тоже отстаивал своё тело. Теперь Антон видел фантомную сущность пришельца, что натворила столько бед. Ясные очертания его зловещего разума показались Антону просто ужасающими, но он не сдавался, и всей своей энергией не уступал чужаку дороги. 
Антону, мягко говоря, повезло. За последнее время чужеземец уже изрядно растратил свою энергию на поиски подходящего кандидата и заметно ослабел.
Свет за окном медленно начал гаснуть. Ясно было одно, что силы пришельца скоро иссякнут. 
Антон медленно начал ощущать биение сердца, всё ещё наблюдая себя со стороны. Через минуту в комнате и вовсе стемнело. Посланник внеземной цивилизации не выдержал битвы с простым землянином, не ожидал такого стремительного отпора. Никогда ему ещё не приходилось сражаться с врагом, который на голову оказался сильнее его самого.
Прежде чем Антона поглотило беспамятство, он различил удаляющееся из комнаты слабо мерцающее призрачное лицо пришельца. Затем в кошмарах его еще будут являться жёлтые глаза космического захватчика.
Информации о вооружении нашей планеты в этот раз не суждено было попасть в руки пришельцев, но если бы Антон не встал на его пути, то люди продолжили бы погибать. Смерть продолжала бы своё скачкообразное шествие по планете, пока чужеземец не справился со своей миссией.



Утром Антон очнулся на полу своей комнаты. Рубашка была разорвана, руки разбиты в кровь, а кот неугомонно бегал по квартире и издавал вопли во всю глоту. Только теперь он понял, что жизнь после смерти существует, вопрос только – как долго?
Зазвонил телефон. Трель колокольчика спицей врéзалась в сознание Антона. Он встал и, пошатываясь, подошёл к аппарату.
– Алло...
– Привет Антон, это Костя. Представляешь, несчастные случаи прекратились. За последние десять часов никто не пострадал.
– Зато вчера я чуть не погиб...
– Неужели эта тварь выбрала тебя?! – Удивленно воскликнул Костя.
– Представь себе, да. И я уже, можно сказать, побывал в резиденции старухи с косой.
– Ничего себе! А как ты смог победить пришельца?
– Просто я всем своим сознанием боролся за тело, да и пришелец показался не таким уж и сильным.
– А почему бы, – перебил Костя, – им сразу не убить всех нас таким путём?
– Просто пришельцы не знали, что их посланник сможет вселяться в людей без их согласия. Поэтому-то и был первым убит профессор Дюго.
– Ладно, ладно, потом расскажешь. Выздоравливай. Я потом к тебе наведаюсь. А пока доложу начальству, что ты заболел, и тебе дадут отгул. – И Костя положил трубку.
Антон взглянул на свои руки и почему-то подумал, что на работу он сегодня уж точно не пойдёт, да и голова всё ещё немного побаливала.
Подойдя к окну, он вдруг заметил, что форточка была слегка приоткрыта, а стержень шпингалета наполовину оплавился.

2002 год



ОЗЕРО

На очередной развилке вагон ощутимо тряхнуло. Июнь – время отпуска и каникул, время отдыха и веселья.
День медленно подходил к концу, а назавтра меня должен был встретить город Котлас со своими прикрасами, архитектурой и добрыми родственниками. И мне предстояло провести в нём добрую часть летних школьных каникул.
Я медленно дожёвывал плитку шоколада, а сидевший передо мной старик мирно дремал. Тогда я ещё не знал, что несчастному на железной дороге оторвало ногу, а вместо неё у него был искусственный протез. Как-то не обратил внимания на его ноги, когда занимал свой плацкарт на боковушке.
Но вдруг он, не открывая глаз, сказал:
– Какую плитку уже доедаешь?
– Вторую?
– То-то и оно, а ведь так ничего серьёзного и не съел... – Чётко заметил старик.
– Ничего, вот ещё полчасика и достану поесть, что ни будь посущественней. – Поспешно отговорился я.
Сосед убрал опустевшую бутылку из-под минералки и достал из сумки новую.
– Теперь я совсем одряхлел, – начал он разговор, – а что было раньше... Да-а!!! Тридцать лет работы на железной дороге, много интересного и нового. А теперь? Вот – обезножил, но хоть проезд один раз в год по разу на каждый вид транспорта могу сделать, – и он достал на стол билеты, предоставленные государством за заслуги перед отечеством. – Да ты ешь, ешь. Доставай свои банки, – предложил он, открывая новую бутыль с минеральной водой.
Я достал огурцы, мясо и салат, но вопрос задал.
– А кем вы работали на железной дороге?
– Основным назначением, – начал он, кашлянув, – было с помощью громоздкого аппарата проверять целостность рельс и, если того требовала ситуация, их заменять. Но одному агрегат поставить было ой-ёй-ёй как трудно. Работал я обычно с напарником. Надену наушники и иду за детектором, а спереди его напарник толкает. Как устанет, – мы ролями менялись. Работы было много. Никогда не бывало, чтобы мы с Генкой где-то схалтурили, всегда работали качественно и дружно. Маршрут Котлас-Архангельск я знал, как собственные пять пальцев – всё было пройдено и измерено мной лично. – Он посмотрел на меня, выпил минералки и продолжил. – Ещё по молодости, когда внутри всё трепыхалось, и сердце стучало как дизельный двигатель, я был очень любопытен. Всего за месяц выучил наизусть весь график движения поездов и познакомился с десятками человек, теперь уже попросту для меня являющимися старыми друзьями. Но был в моей жизни один очень интересный случай. До того момента я ещё не подозревал о мистифицизме и колдовстве, всё думал, что это просто людские домыслы. – Он замолчал, потом снял пиджак и, осушив лоб носовым платком, вышел в тамбур.
А во мне уже проснулся интерес к тому случаю, что и перевернул все былые представления о жизни у моего попутчика.
В вагоне заметно потемнело. Многие люди легли отдохнуть, а некоторые всё ещё оживленно разговаривали в конце вагона. Наши боковые места были совсем близко от купе проводников, и я часто различал их обывательские разговоры. 
Покончив с ужином, я убрал банки в сумку, и ожидал старика. Вскоре он вернулся и незамедлительно продолжил свой рассказ.
Рассказ старика

Так вот... В один из рабочих дней мы с Генкой находились на заброшенном полустанке. Несколько домишек уже полностью покосились, а исхудавшее здание станции закрывали два раскидистых тополя. Дежурный по разъезду сидел в конце полустанка в небольшой кирпичной будке, с ним-то мы и завели беседу.
– Привет Макарыч! – Выкрикнул я, уже давно знавший его.
– Привет, привет. Как работёнка? – Радушно отозвался он из-за окошка.
– Да ничего, справляемся, только уж сильно жарко...
– Зайди ко мне, глотни кваску... – Тут же предложил он мне.
Спустившись с насыпи, я зашёл в небольшую, но уютную, каморку.
– Тут ведь даже грибников не бывает, – начал разговор Макарыч, – место, таки, секретное...
– Что?.. – Изумился я.
– Да-да, именно секретное. Здесь недалеко есть полянка небольшая, а в её центре озеро. Так вот, примерно в час ночи, там диковинные события происходят: абсолютно пропадают звуки, а то и уши режет от грохота. Никто не может объяснить такие явления. Ещё в прошлом году здесь учёные приезжали из Москвы и Петербурга, но так ничего толком понять и не смогли. Установили только семиметровую его глубину, да и только.
– Ну, ты Макарыч и выдумщик же... – Сразу не поверил я, чем и раззадорил дежурного.
– А что... Прямо в эту ночь могу тебя туда сводить, только, вот, дождусь Тягина Коляна, чтоб подменил. Ну, так что?..
– Ладно, схожу уж, так и быть, – ответил я, пока ещё не веря словам железнодорожника.
С грохотом пришёл поезд. Вышло несколько человек, большинство из которых отправилось на автобусную остановку около грунтовки, а один из прибывших сразу же зашагал к будке. Им и был Николай.
Наступили сумерки. Мы уже втроем – Я, Тягин и Макарыч – сидели в будке и ожидали полуночи. А мой напарник уехал на дежурном поезде, подсобив мне затащить агрегат под крышу.
Как подошло время, мы отправились в лес, прихватив спичек, провизии и электрический фонарик. 
Макарыч неспешно стал вводить меня в курс дела:
– Все жители покинули полустанок только из-за этих явлений. Дело в том, что они происходили не только в районе озера, но ещё и в жилых домах полустанка. Впрочем, скоро ты увидишь и услышишь всё сам.
Поле, по которому мы шли, закончилось, и расступился березняк. Макарыч неторопливо вёл меня по еле заметной тропинке. Вскоре нашему взору предстала поляна с небольшим озером, берега которого, как ни странно, были исключительно песчаными. Словно кто-то вычистил всю растительность по его периферии.
Мы развели костер, и присели перекусить.
– Когда всё начнётся, – продолжил он, – ты не сможешь расслышать даже собственную речь. Органы зрения будут воспринимать различные вспышки света. Действо продлится всего несколько минут. Только постарайся держать себя в руках, такого ты ещё никогда не ощущал, это я уж тебе гарантирую.
Мы просидели ещё где-то с полчаса, как вдруг раздался очень резкий хлопок, а затем я уже ничего не мог услышать: ни дыхания, ни треска костра – вообще ничего.
Страх пронизывал невидимыми иголками всё тело.
Ещё мгновение – и я ощутил, что наоборот слышу очень громкий неописуемый гул, который нещадно щекотал уши. Даже казалось, что кто-то говорил. Иными словами, я не мог различить межу собой звук и тишину. Ощущения просто переполнили всё моё сознание. Но только теперь я заметил, что вода в озере стала светиться зеленоватым светом, придавая сходный оттенок туману, появившемуся над ней.
Макарыч поднял вверх большой палец, что-то говорил, но разобрать его слов было невозможно. Ещё мгновение – и я уже ничего не мог видеть. Кромешная темнота врéзалась в глаза. Подняв голову, я не различил ни луны, ни звёзд – кромешную черноту, да и только. Но и тут я так же заметил, что не могу определить: бьёт ли в глаза свет или же кругом тьма.
Страх тогда дошёл до своего апогея. Мои уши и глаза просто перестали работать или наоборот. Иными словами, я уже не мог сам себя ощущать в этом мире. Странная абстракция, экстаз, выход из тела или что-то в этом роде.
А дальше. Это вообще страшно вспоминать сейчас. Начало чесаться тело и на языке появились вкусы. А запахи… Даже в ноздрях стало вдруг ощущаться что-то едкое и, одновременно, восхитительное. О ужас! Я был тогда просто в неистовстве от веера этих ощущений. В животе ощущались попеременно голод и сытость. Это просто сводило с ума. Не знаю, как я тогда сдержался и не нагадил себе в штаны.
Раздался резкий хлопок, и... всё вернулось на круги своя, но... было уже утро. Целая ночь уместилась всего лишь в несколько минут.
Мы лежали возле догорающего костра, который, видимо, и обогревал нас здесь всю ночь. Я точно знаю, что не спал, но каким-то образом не ощутил течения времени. Надоедливых комаров и прочего гнуса там не было. Да и вообще у озера они не обитали, сбежав точно так же, как и покинули полустанок люди.
– Ну, как, понравилось?
– Ещё бы!!! Я просто шокирован! – Ответил я Макарычу. – Но где мы были, точнее, что делали всю ночь? Я не думаю, что мы спали...
– А мы и не спали. Местные жители объясняли это потерей ориентации в пространстве. Иначе говоря, мы потеряли ощущение времени. Некоторые рассказывали, что во сне вспоминали то, что с ними происходило во время забвения. Но этому уже не стоит верить. Слишком фантастично.
Затем мы наскоро позавтракали тем, что у нас осталось, и отправились обратно к полустанку.
– Местные обыватели, – продолжал мой спутник, – называли это место ЦЕНТРОМ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО восприятия. До деревни такое явление стало доходить только в прошлом году. Тогда жители, как и мы, в общем-то, так же теряли ощущение времени и пространства, что и повлекло за собой окончательное опустошение полустанка.
– Но почему же тогда об этом месте до сих пор не написали ни одной книги? – Поинтересовался я.
– Да дело только в том, – продолжил Макарыч, – что перед тем, как озеро начнёт действовать на людей, оно требует того, чтобы они находились около него не менее получаса. Эту тонкость со временем узнали лишь немногие, в том числе и я. Помнишь, мы просидели на берегу озера около сорока́ минут, а другие любопытные зеваки не соблюдали этой закономерности, поэтому с ними ничего не происходило.
Тем временем, мы вышли на середину поля, в конце которого виднелась железнодорожная насыпь и заброшенный полустанок. Вид был удручающим.
– Вот так я впервые и столкнулся с необъяснимым природным явлением, которое вряд ли смогу позабыть. – Старик кашлянул, а затем продолжил. – Теперь же говорят, что озеро высохло, а вместе с ним исчез и феномен. И, фактически, всё, что я узнал, является уже не более чем бездоказательной выдумкой старого пердуна. Без фактов никто мне уже не поверит. Не знаю, поверишь ли ты?
– Почему бы и нет. – Ответил я, тут же задав старичку очередной вопрос. – Но я так и не понял, почему глаза, уши и другие человеческие рецепторы переставали, или наоборот, воспринимать какую либо информацию извне?
– Никто, как я уже говорил, никто не смог это объяснить. Многие считали, что именно таинственное свечение воды и вызывало такие явления в людях; другие приходили туда с видеокамерами, но так ничего и не добились. На плёнку попадал обыкновенный пейзаж, включая и свечение на озере.
Старик замолчал, затем налил себе ещё воды и залпом осушил пластиковый стаканчик.
До самого Вельска он так ничего и не съел. Потом забрал сумку и, попрощавшись, вышел, оставив в память о сбебе только пустую бутылку.
До Котласа я доехал один, всю дорогу пережёвывая то, что поведал старый железнодорожник. В моей голове никак не укладывалось, что такие явления происходили прямо под носом, стоило только лишь протянуть руку.
Теперь же тяни, не тяни, а толку всё равно не будет, ведь озеро бесследно исчезло, и феномен, перевернувший все былые представления о мире у многих людей, в том числе и у меня, так и остается легендой.
Посмотрев в окно вагона, я вдруг увидел брошенные дома, и что самое поразительное, здание обветшавшей станции было заслонено двумя большими тополями. 
Всё совпадало. Старик мне не лгал.
Удивление было настолько велико, что я не заметил, как уснул на своей верхней полке, проспав аж до предпоследней станции.

Июнь 2002 года
СРЕДЬ БЕЛА ДНЯ
1. Прецедент

В стаде чёрных коров 
всегда найдется белая, 
внешне ничем не отличающаяся 
от остальных.

Архангельская обл., дер. Лобановская, 30 км от г. Красноборска

Иван Шквалин проснулся от зазвонившего будильника. Чертыхнувшись про себя, он лениво встал с дивана. Подойдя к надоедливому трезвону, на котором высвечивалось «06:30 АМ», он быстро нажал на кнопку.
Сырая от пота майка плотно прилипла к телу, явно говоря о том, что спал он сегодня не важно. На кухонном столе Иван посмотрел на записку с единственной фразой, которую вчера чиркнул, чтобы не забыть. На ней было написано: 

«За грибами в 7:00».

Теперь он точно восстановил в голове вчерашнюю договорённость с Дедковым сбегать с утречка в лес за красноголовиками.
Жил Шквалин в старой деревушке Лобановской, что была за тридцать километров от города Красноборска. Дом его был недалеко от реки, на которой он большую часть свободного времени тратил на рыбалку.
Глотнув чаю, Иван взял из кладовки корзину и комариную отраву. Одев штормовку, он, было, уже нацепил один сапог, но тут же вспомнил, что именно его вчера продырявил, разбирая старые постройки. Пришлось надеть бродни, ведь, как ни крути, выбора у него не было. Ещё раз взглянув на себя в зеркало, он поправил кепку и вышел на улицу, тихо прикрыв за собой дверь, чтобы не разбудить спозаранку старенькую мать.
Выйдя в поле, он направился к дому Полоскова, одного из самых закоренелых жителей деревни, в которой ещё когда-то давно была школа. Дом Полоскова был в самом начале деревни.
Ветра почти не было. Лишь изредка верхушки проросших близ дороги берёз и ольхи, освещаемые уже давно взошедшим солнцем.
Дедков поджидал его, как они и договаривались, в конце деревни, потягивая дым из самокрутки.
– Привет, Василий! – Первым поздоровался Шквалин, протягивая старику свою жилистую руку. 
– Привет, Иван! Откуда пойдём? От Троицы или от Каретинской?
– Давай сегодня пойдём от нашей...
– Хорошо, будь по-твоему. – Спокойно отреагировал Дедков.
Завязался какой-то шутливый разговор, и они резво, хотя каждому уже давно было за пятьдесят, помчались к асфальтовой дороге.
Погода сулила удачливую прогулку, да и вряд ли хоть кто-то бы в этом усомнился. Небо было безоблачным, лишь на горизонте виднелось то, что осталось от вчерашней грозы.
Грибы просто обязаны были прорасти.
Путь до шоссе занял не менее пяти минут, на котором всё ещё оставались лужи после вчерашнего ливня. Справа от дороги к лесу простиралось пастбище, а слева разрослись лесные чащи. На сосне, у в хода в лес, была прибита табличка с надписью:

«Охота строго запрещена!».

Василий достал из кармана ещё одну готовую самокрутку и, не сбавляя шаг, прикурил.
– Пройдём по дороге за «высоковольтку», а там и разойдёмся. Ты пойдёшь слева, а я – справа. – Предложил Иван. – И давай решим, во сколько встречаемся, ориентировочно...
– Думаю, что лучше ближе к половине десятого. И, давай, у «высоковольтки»...
– Добро. На том и порешим. Всё, как и раньше. – Быстро, в свойственной ему манере, ответил Иван.
Дальше, вплоть до большой просеки, среди которой проходила высоковольтная Линия, они опять шутили. Каждый непостижимым образом вспоминал смешные истории из жизни, причём собеседнику явно ещё их слышать не привелось. Нельзя было сказать, что они были настоящими грибниками, но за красноголовиками иногда были не прочь прогуляться. 
Медленно стал усиливаться ветер, заставляя верхушки сосен и елей раскачиваться из стороны в сторону, создавая вместе с птичьим пеньем всем знакомую лесную «музыку».
Прошли они ещё не более километра, как лес расступился, и их взору предстала просека с высоковольтной линией. Намазав мазью от комаров шею и лицо, друзья разошлись по обе стороны от дороги.
Иван немного раскатал голенища бродней и зашагал по лесным дебрям, слегка позвякивая взятым с собою компасом. Грибы, как ни странно попадались редко, что почему-то всё больше и больше его огорчало. Мысли его невольно отклонялись от основного занятия и заходили глубоко в наболевшее, где много было всего того, что требовало незамедлительного пересмотра.
Ветер всё усиливался, а шум деревьев почему-то вдруг стал подкидывать Ивану отголоски страха. В корзине у него всё ещё было четыре красноголовика, которых он и срезал практически сразу же, как отошёл от просеки. Решив зайти поглубже в лес, он невольно заметил вдалеке какую-то желтизну. Что-то жёлтое покрывало мох и валежины деревьев.
Интерес взял верх над всеми оставшимися мыслями, и Иван устремился туда, где виднелось что-то жёлтое. Спустя минуту, он очутился на сравнительно небольшой поляне, где мох, покрывавший землю, светился жёлтым светом.
Вглядевшись получше, он заметил, что это была вовсе не поляна, а выжженное место. Под ногами у него были кучки жёлтого пепла, которые, наверняка, и заменили когда-то стоявшие здесь деревья. Но почему же он был жёлтым?
Теперь ему стало по-настоящему страшно. Ведь и крайние деревья странной поляны также были покрыты каким-то жёлтым налётом.
Иван ещё минуту пребывал в полной растерянности, даже не зная, что ему делать дальше. В голове стали всплывать смутные отрывки из статей местных газет о местах посадок НЛО, но этому он просто не мог поверить. Хотя, если бы тут упала ступень ракетоносителя, то осталась бы как сама штуковина, да и выжженное место бы не покрылось жёлтым налётом. Нет, он действительно обнаружил место посадки космического корабля с другой планеты. Он был ПЕРВЫМ, кто это сделал в здешних лесах.
Когда же оцепенение прошло, он взглянул на часы, где стрелки чётко указывали – «9:56». Практически одновременно с этим Иван обнаружил в своих мыслях, что очень зол на Василия за вчерашнюю оплошность. Василий совершенно случайно спалил в печке вместе с другими бумагами оставленный Иваном какой-то расчётный счёт. Вышла цепочка случайностей. Так-то виноватых не было…
Теперь он уже и не думал о том, что нужно искать грибы. Мысли сами перешли в новое русло, где уже было просто невозможно хоть что-то контролировать. Схватив с жёлтого пепла корзину, он ускоренным шагом направился к лесной дороге. 
Не заметил Иван и того, что пепел прекратил светиться жёлтым светом, а приобрел самый обыкновенный сероватый цвет. Даже посмотрев на часы, он не осознал, что простоял на поляне практически без движений полтора часа, в то время, как ни одно насекомое к нему подлететь не осмелилось. Что-то нестерпимо менялось в нём, не позволяя опомниться и вернуться к обычной жизни.
Василий насобирал полную корзину подосиновиков и боровиков и был очень доволен сегодняшней прогулкой. И теперь поджидал Ивана, покуривая только что скрученную сигарету. Был он страшным любителем самокруток и махорки. Поэтому, обожал нарезать заранее по вечерам листочки бумаги для будущих импровизированных папирос.
Практически незаметно прекратился ветер.
Сейчас Иван не мог больше думать ни о чём другом, кроме как отомстить Василию за вчерашнюю оплошность. Мысли его уже стали касаться УБИЙСТВА, убийства, которое он должен был, во что бы то ни стало, совершить. 
Он должен УБИТЬ Василия...
«УБИТЬ!» – звучало у него невыносимой пульсацией в голове. Ему назойливо думалось, что, если он убьёт своего друга, то странная тревога сразу же прекратится. 
Глаза Ивана пылали злостью. До побеления костяшек пальцев его руки сжимали нож, который так и не был использован по назначению. В порыве ярости он отшвырнул корзину и выбежал на дорогу.
Просека была слева. 
«Всё ясно – нужно спрятать нож и, выбрав удобный момент, убить Василия».
«УБИТЬ!» – Гремело колоколом в голове у Ивана. – «Он не достоин больше жить! УБИТЬ!..».
Если бы хоть кто-то видел его со стороны, то упал бы в обморок, – радужная оболочка его глаз отдавала желтизной.
Путь до просеки не составил и трёх минут.
– Привет, а где твоя корзина? – Выйдя на дорогу, спросил Дедков.
– Её больше нет!.. – Выкрикнул Иван.
Только сейчас Василий заметил у своего друга пылающие желтизной глаза. Страх мгновенно завладел и им. Он отшатнулся
– Что с тобой? Ты... – Но он не договорил. Что-то острое вонзилось ему в грудь. Это Иван воткнул в него свой охотничий нож.
На груди Василия появилось небольшое кровяное пятно. 
Иван с холодными глазами нанёс в его грудь ещё три удара, пока обессиленный человек ни упал на дорогу. Дедков скончался на месте.
Как обездушенный предмет новоиспечённый убийца оттащил тело Василия в кусты. Иван не думал о крови, которой достаточно натекло на дороге, и след из которой протянулся до того самого погребального куста. Не вынул он и свой охотничий нож из бездыханного тела своего друга.
Подобрав корзину Дедкова, Иван быстрым шагом направился к шоссе. Злость уступила место беспокойству. Он ещё с полминуты поразмышлял о содеянном, но вскоре обнаружил, что медленно забывает все обстоятельства случившегося. Иными словами, он уже не помнил подробностей того, как убил Василия. Не помнил он и о том, что пришёл в лес с ним. Память о кровавых последних событиях словно стёрлась, а пустоту заняли какие-то посторонние воспоминания. Сейчас ему припоминалось, что он пошёл в лес один и насобирал грибов. Ничего того, что могло бы напомнить ему о Василии, в голове уже не было.
Буквально выбежав на шоссе, Иван в ужасе увидел у себя окровавленные руки. И он вспомнил... ВСПОМНИЛ!!! Всё то, что произошло на самом деле, только сейчас восстановилось в его голове, но было уже поздно.
«Помочь Другу! Надо вернуться и перевязать раны...» – Прозвучало громким горном в его голове. 
Проезжающих одна за другой автомашин он не замечал. Водитель первой на его пути НИВЫ лихо объехал препятствие, не забыв отрывисто просигналить. Но ехавший за джипом гружёный лесовоз с роспуском, водитель которого, смеясь, отвлёкся на шутку своего собеседника, совсем не ожидал увидеть на прямом участке шоссе случайного зеваку, хотя и слышал сигнал от НИВЫ.
Секунда и Иван оказался под гружёным МАЗом. Удар был так силён, что его голову буквально расплющило о кабину тягача. Смерть наступила почти мгновенно. Шофёр, тут же придя в себя, судорожно нажал на педаль тормоза, но остановить такую махину, летящую на предельно высокой скорости, за несколько секунд было практически невозможно. Прицеп с елями при торможении МАЗа занесло и опрокинуло автопоезд.
По инерции лесовоз вылетел с дороги и с грохотом опрокинулся в канаву под откосом. Еловые брёвна высыпались рядом с лесовозом. Двое пассажиров с переломами и ушибами оказались в самых невероятных позах в кабине МАЗа. Одного из них ранило смертельно.
Вскоре рядом с памятником, который практически зарос кустарником недалеко от поворота в деревню, сообщая о когда-то здесь произошедшей аварии, появится ещё один. 
Ветер поднялся вновь, оглашая своим присутствием здешние леса. День продолжался. А где-то в лесу с той самой жёлтой поляны поползли на восток частички чего-то жёлтого. Но, если приглядеться, то можно было бы распознать в них крошечных насекомых в бессчётном количестве. И все они бежали строго в одном направлении, но куда? На этот вопрос дать ответ пока никто не мог.

Июнь 2002 года

2. Голоса

В новом или старом
Времени давящем,
Голоса жандармом
Будут настоящим…

Автор

Архангельская обл. (37-й км от г. Красноборска),
дер. Федотовская, окрестные леса, июнь 2001 г.

Что-то выдавало беспокойство здешних лесов. То ли ветер тоскливо завывал, то ли участившиеся дожди давили необычной серостью. Трудно сказать о каких-то случайностях, но всё же здесь что-то происходило. Вот только что?
По старой лесовозной дороге, где уже несколько лет не бывала лесозаготовительная техника, во весь дух бежал человек. Гримаса страха исковеркала его лицо. Что-то невероятное случилось в лесу, что забросило его в такую панику и скорейшее бегство.
Из корзины человека то и дело вываливались подосиновики и боровики, поскольку теперь было определённо понятно, что ему было вовсе не до них.
Пот градом скатывался со лба, заставляя его всё чаще стирать его рукавом. Ветви молодых деревьев царапали по лицу и ногам, но он всё равно бежал, иногда издавая странные нечленораздельные звуки. 
Чудесным образом силы не покидали его, словно вместо сердца у него в груди работал электродвигатель; словно уже не существовало для человека ни усталости, ни недостаточности кислорода в крови.
Выбежав на просторы ячменного поля, обессиленный, человек упал на землю. Теперь, когда тёмный и так испугавший его лес остался позади, ему значительно стало легче. 
Но что же так сильно могло перепугать грибника? Остаётся только догадываться, каким должен был быть испуг, чтобы человек бежал из лесной чащи без остановки несколько километров.
А ветер всё бушевал. Он так и оставался единственным немым вестником чего-то необъяснимого в здешних широтах.

Часом позже

Антон, Василий и Егор встретились у окраины деревни. Поздоровавшись, они зашагали по главной улице.
Погода была отличная, поэтому хорошие грибы и ягоды были практически обеспечены. Тонкие перистые облака были далеко у небосвода, поэтому о дожде никакой и речи быть не могло. 
До хороших грибных мест им нужно было пройти не менее трёх километров, поэтому они сейчас торопились, чтобы опередить других непоседливых грибников.
Выйдя на старую лесовозную дорогу, изрядно поросшую молодым березняком, они присели на ветровальную сосну и закурили.
Антону и Егору было уже за сорок, а вот Василий в мае этого года только отметил своё тридцатилетие. Все они были давними друзьями и частенько ходили на всяческие мероприятия втроём. Вот и теперь, когда выдался отличный денёк, они с раннего утра отправились за грибами, надеясь на свои плодовитые, хоть и отдалённые, грибные места.
После перекура друзья вновь двинулись в путь. До разведанных мест им оставалось пройти ещё не более пятисот метров. По пути почти каждый из них нашёл уже несколько красноголовиков, которые частенько им попадались прямо по лесной дороге.
Первое, что их всех внезапно удивило – неприятно-резкое ощущение запаха дыма. Да и впрямь посреди дороги что-то дымилось. Но, присмотревшись по мере приближения, они обнаружили, что дым шёл из небольшого кратера, которого ранее здесь не было.
Друзья, будто сговорившись, быстро зашагали к яме. Что-то их явно заинтересовало в этом, но то, что они увидели, заставило пошатнуться и вскрикнуть от пронизывающего весь их разум одновременно страха и любопытства. В яме, которая оказалась не такой уж и маленькой, лежал чёрный небольшой цилиндр, похожий на большую бочку. В верхней его части виднелось круглое отверстие, откуда и валил странный дым с невыносимым запахом. Но то, что стало происходить далее, мигом вызвало во всех троих извержение ужаса.
Из дырки выпрыгнуло… 
Нет, не обычное животное, типа волка или белки. Нечто человекообразное предстало перед ними. Существо было небольшим, хотя обладало длинными руками, не свойственными обычному человеку, и серо-зелёной кожей.
У всех троих молниеносно возникла мысль, что перед ними ни кто иной, как инопланетное существо. Из одной ноги у него текла голубоватая жидкость, что, по-видимому, была кровью. Поэтому он и простоял не более минуты, а затем рухнул как подкошенный на дно кратера.
Ещё одно обстоятельство удивило грибников: все рядом стоящие деревья и растительная подстилка светились жёлтым светом, а по дороге к ним приближались такого же цвета мелкие частицы. Теперь им казалось, что всё кругом пришло в движение: жёлтые деревья, мох и этот пришелец в кратере.
Хотелось кричать, но не было сил. Оставалось только стоять как вкопанным. Господи!!! Да эти частицы были уже на их коже.
Нет, это была не пыль, а крошечные насекомые, которые без церемоний и практически безболезненно проникали под кожу.
Только теперь Василий заметил, что слышит странную речь, словно говорили на разных языках сразу несколько человек. Страх в эту же минуту вдруг исчез, но как он ни старался, ни одного слова разобрать ему так и не удалось, словно все эти голоса исходили мощной «струёй» из ямы, откуда исходил едкий желтоватый дым.
– Убей его! – Разрезал тишину голос Антона. – Егор, не дай ему уйти!
Василий мигом сообразил, увидев двух разъярённых товарищей с ножами в руках, что пора «делать ноги». Поскольку он был моложе их, то оторваться не составило труда, да и надоедливый страх немного отступил.
Теперь он бежал, позабыв про грибы и про разъярённых двоих друзей, у которых в последнюю секунду заметил пожелтение в глазах.
Как только он отбежал несколько сот метров, страх вновь нахлынул.
Василий бежал, бежал что есть силы.

***

Архангельская обл. (недалеко от г. Котласа),
пос. Шипицино.

Андрей встал сегодня пораньше, чтобы повторить конспекты по химии, ведь на сегодня был назначен экзамен. Включив настольную лампу, он, было, хотел открыть учебник, как вдруг услышал голоса.
Андрей был так поражён этим, что на некоторое время впал в замешательство. Когда же он «очнулся», то голоса стали слышны уже прямо у него над головой. Казалось, что сам воздух говорил с ним.
Вскочив со стула, школьник выбежал из комнаты, но голоса не стихли, а только становились всё громче. Будто несколько иностранцев одновременно вели оживлённую беседу. Андрей в ужасе обнаружил, что дома никого не было, а часы показывали только шесть тридцать утра. Так рано из дома ещё никто не должен был уйти.
Его остановило только одно: в голове зазвучал ЧУЖОЙ, совершенно лишённый всяческих эмоций, голос:
– Не бойся! Выйди из дома!
И Андрей поверил голосу, сам не понимая почему, но он поверил и выскочил на улицу. Но то, что он там увидел, должно было его удивить, однако удивления не последовало. Голос уверял мальчика о полном порядке во всём, что он видит: 
– Не бойся! Всё будет хорошо…
И Андрей опять поверил настойчивому голосу без эмоций.
Жившие в посёлке люди вышли из своих домов и собрались в шеренги вдоль шоссе. Движение автомобилей было заблокировано, а все те, кто в них ехал тоже присоединялись к столпившимся на дороге людям.
Андрей тоже подошёл к своим родителям, которые стояли в конце ближней шеренги. Между собой люди ни о чём не говорили, а просто стояли и чего-то молчаливо ожидали.
Как по команде группы людей зашевелились и медленно потянулись к ближней деревне Горка. А в голове Андрея всё ещё продолжали происходить странные вещи. Он слышал десятки голосов в своей голове, которые непостижимым образом вдруг стыковались в конкретные фразы…
– Иди за всеми! Ничего не бойся, всё будет хорошо…
Чуть позже к группам людей стали присоединяться и собаки с кошками. А в небе прямо над деревней повис… Нет не вертолёт или дирижабль, а огромный космический корабль, из которого, не смотря на взошедшее солнце, лился столб яркого холодного света, к которому всё ближе и ближе подходили люди из Горки и Шипицино.
Вскоре, первый попавший в столб света человек, мгновенно исчез, а за ним и все остальные люди при контакте со светом стали куда-то пропадать. Самым странным образом посреди дня происходило похищение людей, и никто не в силах был этому помешать. Да и в небе, как назло, не пролетало ни одного самолёта или вертолёта.
Только ветер оставался непреклонен. Завывал и завывал, сообщая природе о страшных событиях, которым он, как ни старался, не мог противостоять.






***

Архангельская обл. (37 км от г. Красноборска),
дер. Федотовская, окрестные леса

Василий вернулся домой в Федотовскую только к восьми утра. Но то, что он увидел, так сильно поразило его, что он выронил корзину, окончательно высыпав собранные грибы. 
Странно пошатывающиеся люди вышли из своих домов и выстроились вдоль шоссе в ряды, а водители автомобилей, не теряя времени, выходили из своих авто и присоединялись к ним. 
Насекомые. Жёлтые суетящиеся твари заполонили почти всю деревню.
– Эй! Что случилось? – Прокричал Василий, но никто не откликнулся.
Только теперь его голову начали посещать весьма конкретные соображения. Понял он и то, что во всём этом виновен тот пришелец в лесу.
– Дурак ты, Василий! Как ты раньше не догадался, – разговаривал он сам с собой, уже несясь во весь дух к своему дому, – что Антона и Егора заворожил именно тот гуманоид.
Он твёрдо решил, что возьмет канистру с бензином и ружьё с патронами, в случае если они нападут на него.
Теперь уж ему никто не помешает спалить чёртова пришельца и его межпланетное корыто дотла. Сейчас Василий был твёрдо уверен в своих намерениях.
Между тем, из глубин памяти поднялось странное воспоминание из его детства. 

***

Как-то после школы, а учился он тогда в пятом классе, сентябрьским днём к нему подошёл человек в странной одежде. Он был приятной внешности: с бородой и голубыми глазами. 
Незнакомец бросил ему на грудь, а Василий тогда шёл с физкультуры и был лишь в футболке, что-то жёлтое. Мальчик так испугался, что бросился прочь от незнакомца. Отбежав метров на двадцать, он обернулся, но того уже и след простыл. Странный мужчина растворился в воздухе.
Только тогда он взглянул на свою футболку и обомлел… Несколько маленьких букашек ползали по его груди. Не задумываясь, он бросил портфель и начал срывать с себя одежду, стряхивая жёлтых насекомых на дорогу. Но они не стряхивались, а заползали ему под кожу. Боли он не чувствовал, но было очень страшно и противно.
Василий тогда долго плакал по дороге домой, но, кое-как успокоившись, уже не мог вспомнить причину своих недавних рыданий... Из памяти этот случай надолго исчез и всплыл только сейчас.

***

Спустя полчаса, Василий быстрым шагом двигался по старой лесовозной дороге с пятилитровой канистрой бензина и заряженной двустволкой.
Когда он уже был недалеко от кратера с пришельцем, его окликнул голос Егора:
– Василий! Только не вздумай шалить! Отдай сейчас же мне двустволку!..
– Да ты что?!.. Проснись, Егор! – Отреагировал Василий, быстро взведя курки на ружье. – Лучше не мешай мне, а то… – Он бросил канистру и прицелился.
Стоявший в пяти метрах от него Егор сделал прыжок, успев замахнуться ножом, но реакция Василия была куда лучше.
Прогремел выстрел. Дробь попала Егору в плечо. Он вскрикнул и упал на землю.
Не теряя ни минуты и забрав канистру, Василий побежал вперёд.
Раздался треск веток. Прямо на него бросился Антон, что тоже был с ножом, явно не испугавшись наставленного на него оружия.
Василий успел вскинуть ружьё и ещё раз выстрелил.
Вскрикнув, Антон рухнул на землю. Василий подошёл к товарищу и, убедившись, что рана от дроби не смертельна, кинулся к яме.
Когда же он добежал, то первое, что бросилось ему в глаза – это отсутствие дыма и жёлтого света вокруг места крушения. Он бросил ружьё и быстро принялся поливать бензином ещё живого гуманоида и его странный цилиндрический корабль.
Только теперь, когда дело было завершено, он заметил слабый голос, который выделялся на фоне других, постоянно жужжащих в его голове.
– Мы пришли с миром. А для того, чтобы нам вступить в контакт с вами, необходимо забрать несколько ваших представителей, изучив, таким образом, ваш внутренний мир. Не убивай меня. Я СЛЕЖУ только ЗА распредеЛЕНИЕМ сигнала, который помогает нам провести эксперимент. Мы СОВСЕМ не хотим причинять кому-то зло. Пожалуйста, не мешай мне… Уйди…
Но Василий был непреклонен. Он точно знал, что инопланетянам только и нужно, чтобы он поверил.
Отбежав на безопасное расстояние, он перезарядил ружьё и выстрелил по странному цилиндру. Однако дробь не срикошетила, а буквально потонула в странном корабле. 
Сзади послышался хруст веток. Василий обернулся и увидел окровавленного Антона. Тот полз на него по земле с ножом в руках. Глаза его друга всё ещё продолжали переливаться желтизной.
Смекалка сработала безотказно и на этот раз. Обмотав нож носовым платком, он поджёг свёрток, и бросил его в кратер. Мигом вспыхнул огонь.
Неестественный для всех животных этих лесов крик прорезал лесные просторы. Раненое существо сгорело заживо.
Возникший костёр, безусловно, учинит здесь пожар, но это уже было не столь важно. Сразу же отхлынули назойливые голоса. Сигнал навсегда исчез.
Василий подбежал к раненым друзьям, которые уже вышли из ступора и пытались остановить кровотечения. 
Когда потом, уже в больнице, он им обо всём рассказал, то с их стороны не было ни одного намёка на обвинения. Друзья верили своему другу, осознав то, чем ему пришлось рисковать. Поняли они и то, что план инопланетян начинался именно с того, что, чтобы похитить людей, поэтому и закинули одного своего представителя, чтобы тот «заколдовал» жителей близлежащих поселений.
Ветер стих. А где-то в лесу медленно двигался лесной пожар, и в кратере лежал обгоревший скелет пришельца.

Эпилог

В самом разгаре планируемого похищения людей из Шипицино и других населённых пунктов план инопланетян потерпел неудачу. Бóльшая часть населения, которую ещё пришельцы не успели похитить, отошла от наваждения и в смешанных чувствах разбежалась по домам.
Пришельцы, заметив разоблачение чудовищного похищения, вернули похищенных людей обратно на землю.
Данный прецедент принёс много душевных расстройств. Более пятидесяти человек попало в психиатрическую больницу. А двое стариков и несколько детей навсегда лишились дара речи, что очень сильно шокировало местных медиков. Многие не помнили ничего относящееся к странному событию, а другие припоминали мельчайшие детали, включая и то, как выглядел корабль пришельцев изнутри, чем и привлекли к себе любителей уфологической тематики.
Много возникло вопросов по поводу того, что странный цилиндр в лесу никем из пришельцев не охранялся. Неужели такие разумные существа не могли защитить своего представителя? И почему он не мог управлять этим потоком зомбирующей информации прямо из звездолёта? Наверное, эти вопросы так и останутся без ответа.
Спустя два часа после массового «пробуждения» людей был замечен лесной пожар в районе деревни Федотовской. Сразу же были приняты меры по его локализации. Никакого цилиндра отрядом пожарной команды найдено не было. Видимо пришельцы тоже умеют заметать за собой следы, чтобы в руки землян не попала частичка их технологий. Так же, как отметил один из энтомологов, исчезли и странные жёлтые крошечные внеземные насекомые.
Более пяти тысяч человек были реальными свидетелями попытки внеземной цивилизации похитить среди белого дня людей для осуществления одним только им известного плана. 
А вскоре местные жители узнают, что Василий Логтев, житель деревни Федотовская, решил судьбу запланированного похищения. Только на него одного не подействовали силы пришельцев. Иначе говоря, только его психика выдержала эмоциональный натиск внеземных нано-технологий. 
Станет известным скоро и тот факт, что похищение планировалось уже давно, и Василию странный незнакомец сделал в детстве прививку от приказов внеземлян. Кто он был? Возможно ли, что он тоже пришелец и где-то живёт среди нас, но имеет человеческий облик?
На эти вопросы тоже не так-то просто отыскать ответы.

Июль 2002 года. Частичная корректировка – январь 2006 года


«РАПТОР»

Посвящается моим родным в пос. Литвино


1

Архангельская обл. (100 км от г. Котласа),
Ленский р-он, пос. Литвино, июль 2001 г.

В доме Серавина было сыро и прохладно.
После того, как умерла его жена, вскоре и он покинул свой дом, заколотив необрезными досками окна. Самое необходимое он забрал с собой, но, кое-что в нём ещё оставалось. 
Вор знал, что в доме есть хоть что-то, что может пригодиться в хозяйстве. Он ловко сбил небольшой навесной замок монтировкой, быстро расправился с врезным замком и проник внутрь. 
Помещения были практически пусты, если не считать дивана, оставленных по углам стульев и табуреток. Но ему нужно было не это, он лазил в шкафчиках в надежде найти забытый тайник с деньгами или что-то в этом роде. Но, как видно, Серавин никогда ничего не прятал.
Ещё до того, как он залез в этот дом, у воришки появилось предчувствие, что здесь он вряд ли что-нибудь отыщет. И сейчас оно всё больше и больше подтверждалось.
В порыве ярости он пнул стеклянные бутылки в углу, в которых когда-то была «огненная вода». Раздался грохот разбивающегося стекла и брюзжащее сквернословие ворюги, которого, кстати, звали Олегом.
Сорвав со стен пару картин, и найдя в выдвижных ящиках кухонного гарнитура несколько отвёрток и открывашек, он немного рассвирепел. И уже было, собрался уходить, как вдруг заметил на полу веранды старую коробку из-под какого-то бытового прибора. Недолго думая, Олег сорвал с неё крышку. 
В недрах упаковки оказались старые пластинки для фумигатора «РАПТОР» для истребления комаров внутри помещений, правда, покрытые обильным слоем плесени и пыли. Выкатился и фумигатор, уже изрядно поработавший в свой век.
– Ну, хоть что-то ещё можно изъять... – Глубоко вздохнув, процедил Олег.
Из коробки, почувствовав вибрацию, выбежало несколько пауков. Инстинкт самосохранения в очередной раз им не отказал.
Дождавшись, когда каракатицы убегут прочь, Олег вытряхнул содержимое коробки на пол. В ней лежало всего шесть пластинок, которые от сырости очень резко и неприятно пахли. Запах был так силён, что Олегу на некоторое время показалось, будто в голове у него взрываются маленькие фейерверки, как вдруг шум моментально исчез.
Собрав голубые пластинки в карман и, убедившись, что «воровской» инструмент хорошо спрятан в полах одежды и за ним никто не наблюдает, Олег вышел на улицу. Тогда он сам не понимал, почему решил забрать с собой эти никому не нужные пластинки.
Ночь продолжалась. Практически идеальную тишину нарушал только доносившийся откуда-то из глубины посёлка лай собаки. 
Олег быстро спустился к мосту через ручей, даже не обратив внимания на то, что начал накрапывать дождь. Теперь ему оставалось дойти до тракторного парка, а оттуда до дома и рукой подать, где он жил последнее время вместе с матерью.
Даже когда он шёл, пластинки «Раптор» издавали невыносимый едкий запах. Но пока Олег легко переносил его, можно сказать, что практически не замечал. 
Территория тракторного парка была хорошо освещена фонарями, поэтому пройти там, не вляпавшись в грязь или разлитую смазку, не составило труда. Здесь было несколько кирпичных гаражей и депо для узкоколейных тепловозов, а также кочегарка, из трубы которой беспрестанно вываливались клубы дыма.
Из окон кочегарки ему махнули рукой соратники ночной смены, но он, сделав вид, что сильно спешит, прошмыгнул, не сбавляя шага.
Медленно стала возникать головная боль. Теперь она больше походила на спазмы, которые представляли собой такие же маленькие фейерверки, как и тогда в доме Серавина. И это Олегу всё больше и больше надоедало.
Вот он и его дом. Олег открыл дверь своим ключом и вошёл внутрь.
– Где ты был? – Встречая сына у порога, прокричала разозлённая таким его поведением старушка.
– Не ругайся Ма. В мех-парк я бегал. Там мы с мужиками трактор ремонтировали.
– А ты хоть знаешь, сколько сейчас време... – Но, так и не договорив, она застыла на месте как вкопанная.
– Ма, что с тобой? – Поражённый до глубины души, выкрикнул Олег.
– Ма!.. Ма! Мама! – Кричал он в ужасе. Но, ни один мускул её лица и тела так и не дрогнул. Лишь грудная клетка продолжала спокойно подниматься и опускаться. Старушка продолжала дышать.
Присмотревшись повнимательнее, он заметил, что застывшие во взмахе руки старухи ни сколько не шевелились. Это не было похоже ни на паралич, ни на что другое, поскольку его мама не падала.
Она застыла как восковая фигура.
Олег сразу исключил то, что старушка умерла, поскольку продолжала дышать, как ни в чём не бывало. Только сейчас его осенило внезапной догадкой: «Всё дело в этих пластинках! Это их гнилой запах сотворил такое с моей мамой!» – Гремело у него в голове.
Воспользовавшись моментом, он выложил сворованные вещи в веранде в своём сундуке и запихал в коробок пластинки «РАПТОР"», а потом дополнительно упаковал его в целлофановый пакетик и спрятал в нагрудный карман куртки.
– Но как же тебя разбудить? – Вдруг выкрикнул он и потряс её за плечо. – Ма! Проснись Ма!
Но она продолжала неподвижно стоять посредине комнаты. 
– Какая-то чертовщина творится… – Совсем опешил Олег. 
Происходило что-то, что он, как ни старайся, не смог бы себе объяснить. Он тогда ещё не предполагал, что отыскал биологическое оружие, способное «замораживать» движения и мысли человека. Старые перегнившие пластинки изменили свой химический состав, тем самым позволивший им воздействовать не только на комаров, но и на человека. Как только одна частичка такого вещества проникала в мозг то..., все ранее посылаемые сигналы из него становились постоянными, что и объясняет моментальное замирание. Почему-то продолжало биться сердце, и работали лёгкие. Чертовски нужное совпадение.
Олег посмотрел на настенные часы и отметил для себя, что старушка простояла неподвижно уже около пяти минут.
– ...ни? Где ты был? – Вдруг продолжила она говорить, как ни в чём не бывало, на что Олег просто открыл рот от удивления. Он всё ещё ничего не мог понять.
– Ма! Я же тебе уже почти всё сказал. А работали мы до полуночи, как всегда. Ты же знаешь... – Быстро сообразив, отреагировал он.
– Ну-ну... да что с тебя взять?.. – Недоверчиво произнесла она. – Ложись, давай спать... Что-то ноги заломило. Пойду ложиться. Бесполезно у тебя правду выпытывать, прохиндей.
Наскоро почистив зубы и умывшись, он залез под одеяло. А головная боль лишь продолжала усиливаться. Маленькие фейерверки не желали прекращаться, хотя пластинки Олег специально завернул в изолирующую оболочку.
«Почему же тогда в доме Серавина не замер я? А может, я этого просто не заметил? – Про себя рассуждал он. Неужели этот запах и вызывает эту головную боль? Но почему?».
И тут его осенило. Он понял, что можно использовать эти пластинки при ограблении домов или мелких магазинчиков на посёлке.
«Олег, ты гений! – Говорил он сам себе. – Теперь ты станешь богатым, и сможешь людей вокруг пальца обвести. Вот удача-то привалила».
Окрылённый новой идеей, он быстро уснул.
Никто и не заметил что после того, как он вошёл в дом, в нём сразу же погибли комары и мухи, но только сейчас было уже далеко за полночь, и Олег со старушкой крепко спали.
А где-то в шкафу в старой кожаной куртке лежало нечто невероятное и ждало дальнейшего своего шествия по посёлку…

2

Лейтенанта милиции Александра Блинцова разбудил громкий стук в окно. Соскочив и раздвинув шторы, он увидел своего соседа Егора Афанасьевича, который жестами звал его на улицу.
Александр наскоро оделся и выскочил из дома.
– Доброе утро, Егор Афанасьевич. Что стряслось-то в такую рань? – Сонно сказал он, вглядываясь во встревоженное лицо Егора.
– В старый дом Серавина этой ночью залезали воры. – Чётко отрапортовал тот.
Дом Серавина был практически рядом, который старик уже давненько покинул. Теперь эти старые постройки просто занимали место.
– Что там? Им удалось хоть что-то утащить? Ведь там же ничего не осталось...
– Похоже, что и ворьё ничего крупного не стащило. Катька говорила, что в доме почти ничего не тронуто, только бутылки побиты, ящики разворочены, да картины сорваны со стен.
– Хорошо, я посмотрю, что там осталось, а если потребуется, то придется заняться всем этим... – Говорил он. И создавалось впечатление, что он уже не замечал своего собеседника. – Егор Афанасьевич!
– ...А?
– Сколько сейчас времени?
– Полвосьмого. – Ответил тот, раскурив в мундштуке сигарету.
Александр быстро позавтракал, надел форму и пошёл осматривать дом. На улице слабо моросил дождь, но скверная погода не мешала ему, он должен был с утра всё уточнить, не теряя времени попусту.
Зайдя в дом Серавина, он внимательно осмотрел следы взлома. Внутри окинул взором разбросанные вещи и направился к выходу.
На веранде Александр нагнулся подобрать упаковку от пластинок «Раптор». Но то, что он увидел, вовлекло его в шок. На его глазах паук моментально свил паутину. Или паутина просто появилась из воздуха…
Слегка осмотревшись, лейтенант почувствовал легкую головную боль, а в нос попал неприятный резкий запах.
– Матерь Божья! Что же это?.. Как паук мог в одну секунду свить сложную паутину? 
Такое в жизни молодого Александра встретилось впервые и он, как ни старался, не мог найти этому хоть какое-то объяснение. Казалось, увиденному просто нет внятных толкований, но это было далеко не так.
Тщательно осмотрев все комнаты, он так и не увидел хоть что-то, что бы напоминало о переносе громоздких вещей. Старый диван и стол, мирно покоилось под слоем паутины.
Плотно закрыв межкомнатные и входную двери, он поспешно покинул дом Серавина.
Проходя мимо дома Егора Афанасьевича, он крикнул:
– Егор! Я проверил дом. Ты был прав, в нём действительно всё в порядке. Такое ощущение, что заходили просто так. Будь добр, заколоти двери, чтобы никто в него не входил. Добро?
– Добро, будь по-твоему. Сейчас сбегаю. – Коротко отреагировал тот, так и не оторвавшись от пересмотра рыболовных продольников.
Александр шёл, погрузившись в свои мысли. Всё время думал.
Старался найти хоть какое-то объяснение тому, что с ним сегодня произошло, но у него упорно ничего не получалось. Не заметил он и того, что моросящий дождь медленно превратился в настоящий ливень, поскольку то, что с ним произошло в этот день, уже перевернуло его понимание окружающего мира. Переворот был явно на лицо.
Он прибавил шагу и уже через десять минут был у конторы леспромхоза, с торца у которой располагался его небольшой милицейский закуток. Лейтенант быстро снял верхнюю одежду и, повесив сушиться, сел за стол.
В эту пятницу его помощник Виталий Кротов не явился, поскольку уже неделю болел, и все протоколы ему пока приходилось оформлять самому. Но участковый не очень-то и спешил, а только чиркнул в углу газеты два слова, пока пришедшие ему на ум: «Ускорение времени».
В следующее мгновение в дверь постучали.
3

Проснувшись утром, Олег вновь почувствовал странную головную боль, от которой ночью он несколько раз пробуждался.
Быстро одевшись, он ни на секунду не забывал про пластинки «РАПТОР» и удачу, которая была уже не за горами.
В эту пятницу у него был запланирован отгул и он, не теряя времени, быстро направился в соседний дом, где жила одна старуха, прихватив с собой и коробок с пластинками.
Пройдя вдоль рельс узкоколейки, Олег остановился перед её домом, который тоже был обветшалым и давно требовал если не сноса, то капитального ремонта – это точно. Старуха тем временем собиралась в магазин и пересчитывала деньги. 
Олег взял коробок с вонючими пластинками и закинул его в дом через открытую форточку, предугадывая, что пожилая женщина посчитает это не более чем хулиганством и ничего не предпримет.
Подождав с минуту, он быстро забежал в дом, где старушка застыла у стола, держа в руках странный коробок. Обрадованный Олег забрал с кухонного стола кошелёк с деньгами и, не забыв забрать из руки старухи пластинки, поспешно выбежал из дома.
Первый эксперимент прошёл как нельзя удачно. Денег оказалось в старом кошельке не много. Пенсию должны были принести только через неделю. Поэтому теперь он планировал зайти в один из магазинов, проследив, когда в нём будет мало народа и украсть солидную сумму денег, которых ему будет просто за глаза для удовлетворения своих весьма скудных потребностей.
Олег решил сегодня сходить в вагончик Хамитова как раз перед обеденным перерывом, когда народу в нём почти не останется. Теперь же он направился в леспромхозовский магазин, не забыв упаковать опасный коробок в целлофан.
У бабки он изъял чуть больше пятисот рублей, поэтому сразу купил дорогого пива, не смотря на разыгравшийся проливной дождь.
Головная боль всё не отступала. Теперь это мешало Олегу даже спокойно мыслить и он задумал залить её пивом. Он понимал, что всё это вызывало вещество в пластинках, поэтому приходилось терпеть, терпеть ради единственной цели – на халяву разбогатеть.
Маленькие взрывы в его голове неугомонно становились сильнее. Иногда от резких спазмов Олег начинал психовать и стучал себя по голове, что только усиливало боль.
Тем временем дождь немного ослабел.
4

В помещение кабинета участкового вошла Тарасовна.
– Здравствуйте бабушка! Чем могу быть полезен?
– Меня обокрали... – Выпалила та, еле сдерживая свои слёзы.
– Погоди, погоди. Рассказывай всё по порядку. – Перебил её Блинцов.
– Я была дома. Вдруг увидела Седова Олега, и он закинул в открытую форточку спичечный коробок. В это время я как раз пересчитывала деньги, собираясь до базы. Затем они через какое-то время со столешницы куда-то пропали. Они испарились. Я так понимаю, что это именно Олег меня и обокрал. Только вот как? Наверное, он какой-то магической силой обладает. Слишком уж всё чертовщиной попахивает…
– Если я правильно понял тебя, бабуля, то деньги на ваших глазах испарились?
– Да-да! Но вот только я не знаю, как это могло случиться-то.
– А, по-моему, в Литвино и впрямь творится что-то неладное. Тарасовна, кто-то или что-то останавливает время. Но только теперь я понял, что всё это принимает серьёзный оборот.
– Только ты, Саша, уж схвати Олега-то, а то все мои деньги пропадут. Да мало ли вдруг кого ещё обокрадёт непоседа-то наш…
– Хорошо. Я сейчас что-нибудь придумаю, а пока ступай домой. Нечего тебе здесь торчать. Ступай...
И старушка ушла, плотно притворив за собою дверь.
– Что же, черт возьми, творится? – Говорил он сам с собой. – Такого посёлок ещё никогда не видывал, это уж точно. Что же делать? Попробую разобраться сам, только сперва нужно, чтоб была хоть одна зацепка. Жаль, что Виталик болеет, а то толкнул бы свою версию происходящего. Эй-эх! Подсобил бы, а то всё приходится делать самому.
Конечно, будучи милиционером, а не химиком, он не мог понять всей полноты происходящего, но в рассуждениях был на правильном пути. А если есть ствол у дерева, то ветки будут. Если есть начало зацепки, то близится и разоблачение Олега.
– Так-так, так-так... – продолжал он, расхаживая у окна. – В доме Васьки Серавина несколько минут пролетело за один миг. А что же я все это время делал? Где я это время находился? Уж не инопланетяне ли меня похитили?.. Так, стоп! А что, если я просто замер. Застыл. Но в чём же тогда причина? Похоже на этот вопрос знает ответ только Седов...
Он хотел, было, собраться и сходить в мех-парк, но тут же вспомнил, что за окном как из ведра поливает.
– Черт! Только этого мне сейчас и не хватало! – Выругался он, с огорчением плюхнувшись на крутящееся кресло, косо посмотрев на развешанную мокрую одежду.
День продолжался. Неутомимо подходил полдень, а загадка лейтенантом так и не была разгадана. Сильно уж всё было запутано, и слишком много появлялось вопросов, которые, кажется, так и останутся без ответа.

5

Олег выпил две стеклянные бутылки пива и пару болеутоляющих таблеток (которые купил в аптеке), и пытался придумать дальнейший план действий:
«Так, сперва, наведаюсь в вагон к Калинскому, а затем утеку на теплоходе в Котлас, там и потрачу эти деньги. Ха-ха! Олег, Олег, да ты просто гений. Никто и не догадается, что это ты во всём виновен. Знал бы Васька, что оставил в своём стареньком домишке, он бы просто заревел от счастья. Всем этим теперь обладаешь ты, ты теперь командир в этом захудалом посёлке. Всё, Литвино теперь в моих руках».
Он бы ещё долго предавался размышлениям, но вот назойливый дождь прекратился, переправив его мысли уже в новое русло. Только голова беспощадно «раскалывалась». Спазмы начинали ощущаться всё острее и острее, иногда даже отдаваясь в шее и плечах. Мозг его медленно начинал разрушаться, но пока это было почти не заметно. Но лишь пока...
Вещество продолжало активно воздействовать как на спинной, так и на головной мозг Олега, грозясь наградить его параличом. Но он об этом пока не задумывался. Его теперь волновало отнюдь не это...
Взглянув на часы, где стрелки указывали «14:30», он быстро зашагал по улице Первомайской. Прохожих ещё почти не было, ведь дождь кончился совсем недавно, что и добавляло в его колоду шансов козырей.
В железнодорожном пассажирском вагоне уютно разместился импровизированный деревенский магазин. Заглянув в окошечко, он не увидел внутри никого кроме продавца, жены Хамитова, Ольги. Чуть приоткрыв дверь, он забросил в внутрь коробок с пластинками и захлопнул дверь. Подождав с полминуты и убедившись, что в ближайшие две-три минуты никто не зайдёт, Олег вошёл внутрь.
Ольга замерла, нагнувшись над спичечным коробком. Рука её тянулась к предмету, но так и застыла в сантиметре от него. Долго не мешкая, Олег выгреб из кассы крупные денежные купюры и запихал их себе в карманы, а также прихватил пару бутылок водки, сока, полукопчёной колбасы и хлеба. Достав плотный пакет с ручками, он расположил в нём краденое. От своей вскипевшей гордыни и пошлой фантазии он поцеловал Ольгу в губы и отвесил её звучную пощёчину. Олег выскочил из вагончика, чуть не забыв коробок с «Раптором». На улице, где дождь прекратился, всё ещё никого не было. 
Теперь ему оставалось лишь добежать до дома, а уж потом, переодевшись, слинять в Котлас и оттянуться там со старыми друзьями, так же пустив в ход эти таинственные пластинки "Раптор". «Жаль, что люди замирали на небольшое время, а то – можно бы было и пошалить с девушками» - Думал Олег. Ещё раз, мысленно отблагодарив себя за такую изобретательность, он принялся на ходу разматывать батон колбасы.
Началась мелкая изморозь. Тучи панически неслись по небу, словно табун серых и тёмно-синих лошадей случайно отставших от пастуха. 
Словно Литвино знал о похождениях Олега, будто дома и сараи были молчаливыми свидетелями его нечеловечных поступков.
Небо молчаливо рыдало дождём. Да и что же ему ещё оставалось делать, кроме как не рыдать. И оно рыдала.

6

Александр только задремал, когда к нему в кабинет ворвался Хамитов.
– Блинцов, не спи! Меня ограбили! Слышишь? Ограбили меня! Все разменные и крупные утренние деньги стащили!!! Делай же хоть что-нибудь, звони этим своим... оперативникам! – Выкрикнул он, размахивая, как дирижёр под музыку Шуберта, руками.
– Успокойся, Николай. Сядь и расскажи мне всё по порядку...
– Сегодня перед обеденным перерывом Ольга, – начал он рассказ, присев на стул для посетителей, – утверждает, что когда она хотела поднять с пола коробок со спичками, то какая-то невидимая рука дала её пощёчину. Но произошло это всё так быстро, что ничего заметить ей не удалось, да, наверное, никого и не было. Иными словами, она почувствовала боль. А чуть позже, Оля проверила кассу, и оказалось, что та абсолютно пуста. Всё, что было приготовлено для размена и сдачи покупателям, бесследно исчезло. И это не всё! Жена упрямо заявляет, что никого в вагончике не было. Как думаешь, она, что, у меня с ума сошла?
– Думаю, что нет. Но вот только боюсь, что ты не поверишь мне, если я скажу тебе почему.
– Хорошо, не говори, но только найди того идиота, найди и верни мне мои деньги. Так действуй же! – И Хамитов пулей вылетел на улицу, в сердцах брякнув дверью.
Александр продолжил рассуждать вслух:
– Так, ограбление. И опять мистика, опять эта чертова мистика, но только я не вижу связи этого всего с Олегом. Стоп! Идея! Всё дело именно в краже, которую совершил в доме Васьки Серавина Олег, случайно украв то, что и вызывает аномалии. Вот оно, всё дело в этом спичечном коробке! Но как же мне его остановить? Куда броситься искать? Он вполне мог убежать на пристань и поджидать там теплоход, поскольку, – он посмотрел на часы, – уже почти половина пятого. Мог он где-то в доме притаиться. Хотя, пришла пора действовать! Если и есть возможность его подкараулить, то надо её незамедлительно использовать. А проверю я, для начала, пока первую свою версию…
Схватив уже изрядно подсохшую одежду и милицейскую резиновую палку с наручниками, он помчался к центральному входу в контору, по пути застёгивая пуговицы на одежде. 
Около крыльца стояли мотоциклы, в замок зажигания одного из которых, были вставлены ключи. Ему буквально везло. Недолго думая, лейтенант вскочил на него, завёл двигатель и помчался на пристань.
«Только бы мне повезло, только бы повезло... – Думал он. – Только бы успеть…».
Когда Александр подъехал к каменистому пляжу реки, теплоход собрал пассажиров, включил задний ход и уже собирался отчалить. Александр замахал руками, едва не потеряв управление мотоциклом, прокричал что-то нечленораздельное и со всех ног бросился к теплоходу.
Лейтенант побежал по воде к «Заре» и закричал, глазеющему в окно рубки капитану.
– Стоп! Остановитесь немедленно!
Ловко вскочив на подножку, он, проигнорировав вопросы матроса, юркнул в салон, едва не скинув его в воду, где быстро разыскал глазами сидевшего на последнем сидении Олега.
– Седов, ты арестован за неоднократное воровство! У меня имеются свидетели! – С нескрываемым гневом выпалил Александр.
С небывалой наглостью воришка достал из кармана свёрток, извлёк из него коробок и швырнул его вглубь прохода с такой силой, что пластинки разлетелись по салону, а сам так и остался сидеть на своём месте. Но того, на что он явно рассчитывал, не произошло.
Помещение было гораздо больше, чем комната в магазине или кухня в доме Тарасовны. К тому же были открыты форточки И люди стали замирать не одновременно. Но лейтенант, который приближался к Олегу, не замер. На него уже не оказывала парализующее действие адская игрушка Седова. Мозг Александра приспособился к вредоносным молекулам «РАПТОРа».
Лейтенант ловко взял дубинку двумя руками и с размаху ударил ошеломлённого таким поворотом событий Седова по плечу. Олег вскрикнул, но это не смутило Блинцова, и он ударил второй раз. А, затем, переведя дух, скрепил за спиной его руки наручниками.
Теперь, когда бандит был полностью обезврежен, он увидел... Он УВИДЕЛ то, что в жизни простого смертного не каждый день доводится лицезреть. Все люди в салоне, включая капитанов и матросов теплохода, замерли в самых различных позах. ЗАСТЫЛИ! Все застыли! Застыли, но продолжали дышать.
Александр подобрал коробок и разлетевшиеся пластинки и ощутил осколком металла врезавшуюся в голову невыносимую боль. Фейерверки дали о себе знать и в его голове. И он, сощурившись, скривился от спазмов.
– Почему ты не замер? – Тихо процедил Седов, передумав нападать на участкового. – Почему?!
– Дурак ты, Олег. Твоя злая игрушка только раз способна воздействовать на людей. А я был в доме Серавина, где, видимо ещё остались её остатки. – Сказал он, осознав то, что сейчас его этой догадкой просто осенило. Александр не забыл забрать пакет с сидения, который явно был Седова.
– Но я же забрал всё!
– Тогда я не знаю, почему я не замер. Может там коробка пропиталась химикатом.
– Чувствуешь боль в голове?
– Да. Но откуда ты это знаешь?
– Она у меня уже почти целые сутки. Это всё делают эти пластинки «РАПТОР», которые я выкрал. Советую тебе поскорее избавиться от них, что-то неладное происходит с моими мыслями, ты не поверишь Санёк, но они порою просто пропадают. Я перестаю даже думать. Пропадают все ощущения, всё, что мы могли отродясь чувствовать.
Не успели они спрыгнуть в воду, как всё внутри теплохода вдруг оживилось. Жизнь вновь вернулось в своё русло.
– Где деньги?
– Здесь... – И он указал на пакет в руках лейтенанта. – Всё, теперь моя песенка спета, а так хотелось хорошо пожить...
– Лучше про найденное тобой никому ничего не рассказывай, ни к чему излишняя суматоха вокруг этой чертовщины. Я почти уверен, что в посёлке никто не поверит этому слуху. Будешь говорить всё гораздо проще. Понял?
– Понял.
И Александр повёл Седова к мотоциклу, ощущая начавшуюся боль в голове. Моросящий дождик кончился. Сквозь тучи на землю упал луч света, осветив берега и реку Вычегду. Наверное, теперь, когда виновник был найден, здешние места могли наконец-то вздохнуть с облегчением.

7

Два дня спустя

В летней кухне Егора Афанасьевича топилась печь. Как всегда бурно шло приготовление завтрака. Хозяин сидел под берёзой на скамейке и курил.
День начинался не плохо: из безоблачного неба радостно светило солнце, слабый ветерок слегка раскачивал верхушки деревьев.
За летней кухней хлопнула калитка. Это Александр шёл с хорошими новостями.
– Приветствую вас, Егор Афанасьевич! Поймал-таки я вора. Умный был зверюга, но сейчас не об этом.
Он достал автоматический фотоаппарат.
– А в чём собственно дело? – Тут же спросил Егор, явно передёргиваемый появившимся любопытством.
– Вот в этом! – Сказал лейтенант, положив на лавку спичечный коробок. – Перед вами чертовски-опасное оружие, которым воспользовался преступник.
Егор склонился над вещицей. Повертел её в руках и добавил.
– А зачем же тебе фотап... – Но он не успел договорить, как вдруг внезапно замер.
Не теряя ни минуты, Александр тут же стал фотографировать его с разных расстояний и позиций. 
Афанасьевич замер в странном положении с открытым ртом. 
На улицу вышла его супруга Екатерина, подошла к ним и тоже застыла с ведром корма для телёнка. Когда же число сделанных снимков Александра удовлетворило, он присел на лавку рядом с соседом. Сделал он их с разрывом в три минуты, поскольку фотоаппарат устанавливал на плёнку сегодняшнюю дату и время, которые при распечатке очень сложно было бы сфабриковать. Жаль, что у него не было видеокамеры…
– ...парат? – Продолжил внезапно Егор, как ни в чём не бывало, когда время пребывания в ступоре вышло.
Чуть позже, оживилась Екатерина и пошла своей дорогой, не забыв поздороваться с Александром. Но, не успев сделать несколько шагов, вдруг поставила на мостовую ведро, и стала разминать затёкшую кисть.
– Слушайте меня внимательно. – Продолжил лейтенант, когда супруга Егора скрылась из вида. – Вы говорили сейчас слово фотоаппарат целых пять минут. Иными словами, вы просто замерли. И вот этот коробок способен такое делать, но, увы, только один раз. Не верите? Ну, ничего, скоро я покажу Вам кое-что интересное. – Сказал он, вновь ощутив маленькие фейерверки в голове. 
БОЛЬ. 
Он сжал свою голову руками и зажмурился. Он не мог больше её переносить, но пока терпел.
– Не может быть! Ты всё это выдумал... – Сказал Егор, явно не поверив рассказу Александра. – Что это такое?
И он тоже ощутил странную головную боль и схватился за голову.
– Вот видите Егор, вы тоже чувствуете боль, а она от этой штуковины и только от неё.
– Всё, не томи. Выкладывай всё, как есть… – Уже не терпелось Егору.
– Хорошо, хорошо. Я всё скоро Вам докажу, но это будет позже. Просто все эти пять минут я Вас с супругой фотографировал. Она, к слову, даже держала ведро в руках всё это время. А фотоаппарат, ко всему прочему, на фотоснимке оставляет время съёмки. Он и отметит те минуты, в которые были сделаны фото. Тут-то всё и выяснится. И будет чётко видно, как вы с супругой замерли с открытыми ртами.
– Понял я, понял. Но что же со мной тогда было?
– Я уже говорил, что вы просто замерли. Невероятно. Да. У Вас непостижимым образом замерли и мысли. Можно, сказать Вы спали.
– Но почему?
– Извините, на этот вопрос я Вам ответить не могу, так как не доктор биологических наук.
– А что в коробке́?
– Обыкновенные пластинки «РАПТОР», которые, правда, со временем покрылись плесенью. – Сказал Александр, поднявшись и зашагав к калитке, не забыв забрать фотоаппарат и коробок.
Егор Афанасьевич ещё долго сидел на скамейке. Ему было уже за семьдесят, и он никак не мог поверить в эту чертовщину. Всё казалось вымыслом, или в лучшем случае – фокусом или розыгрышем. Нет. Он не верил, не верил и всё тут, даже если обращать внимание на необъяснимые болевые спазмы.
Александр взял у себя в огороде лопату и зашагал в перелесок. Он понимал, что странная головная боль была вызвана именно этими пластинками. И теперь оставалось их только глубоко захоронить в грунте, навсегда освободив посёлок от смертельной заразы. 
Вернувшись к дому, он даже сматерился. Фотоаппарат упал со скамьи, и задняя крышка открылась, в короткое мгновение засветив доказательства последних событий в посёлке. А рядом резвились два соседских котёнка, которые, наверняка, и были виновниками случившегося.
Теперь уж точно его рассказу мало кто и поверит. А идти в лес и откапывать чудовищную находку, которая наверняка уже часть своего содержимого передала почве, Александр не решался.
Хотя, кто знает, может, кто-то ему и поверит. Кто знает?..
Эпилог

Порой люди сталкиваются с чудесами природы, только вот не могут по достоинству их оценить. Они начинают их бездумно эксплуатировать, выуживая из этого для себя какую-то пользу, навсегда упуская единственный шанс – дать толчок техническому прогрессу. Любая аномалия, с точки зрения науки, таит в себе нечто, что может дать огромное ускорение развитию медицины и других научных направлений.
Пока мы не научимся ценить всё, что нас окружает, мы не постигнем этих тайн. Будем топтаться как коза, привязанная к столбу, не способная развязать узел веревки.
Хотя, может, к этим самым открытиям человечество ещё не готово. Кто знает… 

Июнь – июль 2002 года


ЭПИДЕМИЯ

1

Перед тем как лечь в постель, он решил ещё с полчасика посидеть на кухне и прочитать несколько страниц любимой книги Джека Лондона. Жена и сын давно уже спали, а он, как и всегда, после изнурительного трудового дня, захотел немного почитать.
Включив светильник на кухне, он налил себе кофе и уселся на кухонный угловой диван. Медленно глотая едва тёплый кофе, он вспоминал свои юношеские годы, пока не решая перелистывать очередную страницу книги Джека Лондона…
В голове возникали, словно кадры старого кино, отрывки детства, когда он бегал мальчишкой по сенокосам и речным берегам, спонтанно убивая возникающую скуку. Вспоминался рабочий посёлок и моменты, когда он сидел очередную ночку в рыбацкой лодке, надеясь подцепить на крючок доброго леща. Ещё вспоминалось, как он поступил в институт, где увидел новые перспективы, разнообразную жизнь и ещё много-много всего ранее не открытого.
Конечно, разум не устоял перед спиртным и заманчивым табачным дымом, где он впервые их смог получше прочувствовать. Потом мысли его стали расплывчатее, и вспоминалась свадьба с её деревенскими особенностями и своеобразным весельем. В памяти всплывали отрывки из трудовой деятельности: частые командировки, зимние коллективные рыбалки, кабинетные застолья и многое-многое другое.
А тем временем, он уже допил кофе и засмотрелся в окно, небо в котором отмечала только одна еле мерцающая звезда. Снаружи царила практически непроглядная темнота, ведь панельный дом был практически на самом краю города, и фонарей за ним не было.
Рука его потянулась к книге, как вдруг светильник, треснув лампочкой, в одно мгновение погас, и он очутился в полной темноте. Чертыхнувшись про себя, он, было, собрался идти в спальню, как вдруг что-то еле слышно брякнуло в прихожей. Любопытство стало переполнять его разум, который в свою очередь почерпнул уже толику страха. И в таком внезапном приливе адреналина и любопытства он медленно направился в прихожую. Протянув перед собой руки, он двинулся вперёд. Не сделав и пяти шагов, его руки упёрлись во что-то холодное, на ощупь похожее на обои. Разум начал искать всему этому хоть какое-то объяснение, но, вот, только ответа на этот внезапный вопрос так и не последовало.
Почти машинально руки стали ощупывать стену, а ноги им же в такт, продолжали делать неуверенные шаги. Продвинувшись ещё немного вперёд, он руками нащупал детский выключатель в форме сердечка, который был прикреплён недалеко от ванной комнаты. 
И вдруг… 
Громкий голос…, и яркий свет… 
То ли оттого, что страху не стало предела, то ли оттого, что он проснулся...
– Папа! Ты тут что делаешь? – Раздался, как гром среди зимы, голос семилетнего сына.
– Я… Я… – Начал отрывисто говорить он, видя, что стоит на четвереньках возле ванной, щупая руками выключатель…
А свет? Свет его не только ослепил, но и просто свалил с четверенек. И он неуклюже растянулся на полу.
– …Сынок, я тут муху большую увидел и хочу её убить… – Кое-как сумел отреагировать он после падения.
Счастье было на его стороне. Сынишка не заподозрил в таких ранних, а было уже около пяти утра, ползаниях отца на четвереньках ничего подозрительного.
День начинался с чего-то невероятного. Он, человек с высшим образованием, прошатался целую ночь по прихожей… Можно ли это как-то объяснить? И что в сей раз вкладывать в слово «объяснение»? Лунатизм ли это? Или что?
Он думал целый день; целый день, ожидая новой возможности очутиться в подобной ситуации, чтобы, возможно, найти ответы на эти странные вопросы.
Вот он и вечер. Он, как всегда, сидел на кухне и перечитывал сочинения Джека Лондона. После ужина проводил жену с сыном спать, а сам опять принялся ожидать полуночи. 
Вскоре подошло то самое время. И что же? Вновь с треском отказала утром вкрученная лампочка. Тьма залила кухню.
Сейчас он намеренно поднялся с дивана и стал двигаться в сторону гостиной. На этот раз ему удалось сделать пять шагов, как вдруг за плечи с очень сильным криком его кто-то схватил.
«Что же случилось. – Искрой пронеслось в его голове. – Почему же опять такое случается?».
Всё, что могло, уже давно переехало за критическую отметку: адреналин, страх и откуда-то взявшаяся боль в ладонях. Как оказалось секундой позднее, он стоял лицом к включенной газовой плите, вытянув перед собой уже слегка обожжённые руки. Волосы на его голове встали дыбом, а изумление в глазах сбилось со счёта. За плечи его отдёрнула супруга, в ужасе завизжав:
– Саша! Саша!? Что с тобой? Что с тобой случилось!?
Но он не отвечал, а только что-то бормотал себе под нос и бился в конвульсиях, непонятно откуда взявшихся, и чувствовал нестерпимую боль в ладонях.
Вот и всё. Его судьба была уже не в его руках, а в руках… медперсонала первой городской психиатрической больницы. Его в то же утро госпитализировали со стабильным диагнозом: острая шизофрения на неизвестной почве.
Был инженер, а стал…, стал кандидат в умалишённые. 

2
Дмитрий, он же лучший ди-джей в городе, пил водку без какой либо закуски. Сегодня от него ушла любимая девушка, и он был чрезмерно расстроен, заливая своё горе огненной жидкостью.
«Динь-динь-динь…» – отбивали полночь настенные часы с боем. Вдруг раздался резкий хлопок, и с потолка полетели кусочки хрусталя от дорогой люстры. Тут же комнату опутала непроглядная тьма.
– Вот чёрт! Только этого мне сейчас и не хватало! – Соскочив со стула, выкрикнул разозлённый Дмитрий.
Далее стало происходить такое, что уже абсолютно не вписалось ни в какие рамки объяснимого: по правой руке его что-то очень сильно стегнуло, что, как выяснилось секундой позже, оказалось веткой дерева. Он падал с крыши двенадцатиэтажного дома и зацепился рукой за тополиную ветвь…
То, что с ним стало потом, уже не требует никаких комментариев. 
А ведь это были далеко не последние прецеденты. Неизвестный вирус уже перескочил на ближайшую деревню. 

3
Ловким нажатие клавиши «Power» Олег включил персональный компьютер. Через неделю он уже навсегда покидал свою родную сорок пятую школу в центре города Архангельска. Теперь ему предстояло подавать заявление в педагогический университет имени Ломоносова, пройти вступительные испытания и немного передохнуть перед началом первого семестра.
Несколькими манипуляциями клавиш он загрузил текстовый редактор, и, разминая кисти, уже представлял, как вновь будет записывать свои мысли. Этим делом он занимался около четырёх лет и уже успел отстучать добрых тридцать страниц собственных размышлений. Сегодня же день был особенный: он вновь разработал в голове очередную теорию, но на сей раз слегка отдающую мистикой.
Пальцы застучали по кнопкам и на экране компьютера поползли строчки.

23 июня 2001 года
Московское время – 13.04

ТЕОРИЯ О ЧЕЛОВЕЧЕСКОМ СОЗНАНИИ

Эпидемия

Всегда глупым бывает никто, 
иногда бывает каждый. 
Герберт
Запись №1

Абстрагируемся от всего наболевшего за последние дни. Закроем глаза. Окунемся в мир науки и фантазии.
Начнём с того, что с момента рождения хомосапиенс ещё не является разумным млекопитающим. Это основывается, прежде всего, на том, что его уровень познания о внешнем мире, грубо говоря, равен нулю: никаких представлений, никаких воспоминаний, никаких знаний и практических навыков. Иными словами, называть человеком, с точки зрения разумности, мы новорождённого просто не в силах.
Прозвучало слово «разумность». Наверное, каждый представитель старшего поколения уже сформировал некий потенциал знаний и опыта, вплотную приближающийся к этому слову. Но что, если их представления в корне не верны.
«Бред! Всё бред!» – уверен, воскликнет большинство из вас, читающих эти строки.
Было бы очень рискованно и сложно опровергнуть ваше мнение, поэтому я зайду с другой стороны.

Запись №2

Многие люди, прожив в обществе кровожадных маньяков и террористов, сами потом становились им подобными. Точнее, где человек рождён и воспитан (и то, как воспитан) и служит изначальной и отправной точкой в его дальнейшем умственном развитии. Иначе как бы мы узнали прописные истины, если бы не наши глубокоуважаемые родители?
Никак! Человек без общества – не человек.

Запись №3

В древности самые первые племена людей (как гласят исторические факты) были подчинены, как и все животные планеты, естественному отбору. Слабый – изгоняется! Сильный – звено в стае или вожак. Суть же заключается в том, что этим людям родители не могли поведать ничего стоящего о своих собственных достижениях, поскольку они даже не умели говорить и писать.
Откуда же тогда наши пра-пра-...-прадеды (вожди племён) поведали нам, славянам, о искренней и стоящей правде житейских аксиом? Можно смело утверждать, не уходя далеко от теории Дарвина, что происходил процесс естественной эволюции всего живого (стремление всех организмов к постоянному усовершенствованию), но это ещё не оправдывает наших интеллектуальных возможностей... Ибо в том случае скачёк эволюции, если бы он и был, приобрёл бы огромную силу и размеренность.
Что-то не верится... Как бы давно не зародилось человечество, кто-то ведь должен был совершить этот огромный прорыв к разумности. Научил человека символичности (знаковому письму и речи).

Запись №4

Моё же мнение заключается в том, что этот некто и был пришельцем из огромного космического пространства, подарившим нам возможность мыслить.
Мы – работа высших измерений и сфер существования жизни, мы – лишь результат труда высшего инопланетного разума. И благодарность свою мы должны отдавать именно ему, а не Богам из различных религий.

Запись №5

Предлагаю немного отвлечься от начатой темы и затронуть ещё один аспект проблемы нашего странного существования.
А что, если прошлого вообще не существует (в глобальном смысле)...
Ведь нас от древних людей отделяют большие временные промежутки, а основные палеонтологические находки были сфальсифицированы пришельцами для внушения нам представлений о прошлом, которого просто могло и не быть.
Никто из живущих на нашей планете в нынешнее время людей уже не может достаточно чётко вспомнить своё прошлое. А всё, что у нас осталось – это книги и палеонтологические находки. Но кто же теперь даст полную гарантию того, что все эти вещественные доказательства на самом деле хоть что-нибудь доказывают? Иначе говоря, древних эр развития жизни на земле просто могло и не быть, а хомосапиенс появился две или три тысячи лет назад в процессе работы инопланетного разума...
Нас сюда заселили.

Запись №6

Знание о прошлом – это...».

Олег дремал, сложив руки перед клавиатурой компьютера. Глубокий сон сморил его так внезапно, что он даже не успел допечатать до конца предложение.
Он спал.

4
Чуть слышно ветви молодой рябины ударяли в оконные стёкла приусадебного дома. Электронные часы голубым высвечивали «6:24». Тихо работал холодильник.
Сергей сидел перед газовой плитой и подогревал чайник. Сегодня он должен был работать на сенокосе и отвозить с остальными шофёрами тюки сена в леспромхозовское подсобное хозяйство. На посёлке было только три автомобиля «ЗИЛ-131», поэтому его отсутствие в таком деле, как страда, сильно было бы ощутимо, посему он просто не имел право на опоздание.
Что же касалось погоды, то и она сегодня не подкачала, – небо радовало своей безоблачностью и ярким летним солнцем. Ветер чуть заметно шевелил кроны деревьев, тем самым чуть нарушая полный штиль.
Сергей попил чаю с вареньем и, одевшись, вышел из летней кухни. В лицо ему сразу же ударило летней утренней прохладой, заставив приятно поморщиться. Он закурил.
Немного посидев на скамейке, он, не теряя больше времени, направился в гараж, который был недалеко от дома. Открыв тяжёлые металлические ворота бревенчатого гаража, Сергей пробрался в кабину грузовика.
Гараж и впрямь оказался очень даже добротно построен, ведь, чтобы вместить грузовую машину таких размеров, нужно было в своё время немало потрудиться.
Спустя пять минут, машина с рёвом выкатилась из своего убежища, оставив позади себя клубы синего выхлопного дыма. Сергей выскочил из машины, закрыл большие ворота гаража на засов и повесил навесной замок. Он хотел уже идти к кабине, как вдруг встал как вкопанный. Он не мог вспомнить, ЧТО ЖЕ СТОИТ И ДЫМИТ ПЕРЕД НИМ....
«Что же это такое стоит перед гаражом?» – Звучало как горн в голове Сергея. Он видел это сооружение или махину в первый раз. Ничего, касаемо автомобилей, в голове у него вдруг не оказалось. Словом, куда-то подевались так необходимые сейчас знания.
Грязно выругавшись вслух, он хотел пойти домой, но и тут опять что-то произошло. Он уже просто не помнил ничего о собственном доме. Он не знал где его дом.
Ничего не понимающий Сергей всё стоял у своего гаража, так и не сумев хоть что-то предпринять. «Оксана!» – выкрикнул он изо всех сил имя жены, но и тут с ужасом обнаружил, что это имя ему абсолютно не знакомо. Будто все семнадцать лет, прожитых вместе, куда-то испарились. За этим словом ровно ничего «не стояло».
Что-то явно творилось с его головой... Там остались только вопросы, которые тоже заканчивались, но на них не было ни единого ответа.
Когда Сергей захотел бежать, то вновь обнаружил, что не умеет даже этого. Ноги его подкосились, и он рухнул на землю, словно мышцы забыли то, как надо себя вести. Мышечная память рассеялась как дым.
Спустя несколько минут, Сергей перестал даже думать... Мозг его был уже абсолютно пуст, будто он вмиг оказался новорожденным, и накопленные знания разом испарились.
Глаза его смотрели ничего не понимающим взглядом, лишь, то поднимающаяся то опускающаяся, грудная клетка давала понять, что он всё ещё был жив. Но нужна ли была ему такая жизнь? Жизнь была для него сейчас подобна смерти, которая уже была, кстати, совсем не за горами.
Ведь такие сбои в психике людей происходили повсюду и Сергей незамедлительно погибнет либо от истощения, либо от переохлаждения организма.

5

Никто в эту среду так и не вышел из своих домов. Страшная эпидемия обрушилась на деревню, никого не оставив в своём уме.
Где-то по миру забыли выключить газовую плиту, и разразился страшный пожар, унесший жизни сотен людей в один присест; где-то с рельс сошёл пассажирский состав. Словом, теперь всё то, что происходило на посёлке, стало происходить и во всём мире. Но, только, что же творилось?

6
Олег проснулся от зазвонившего будильника.
– Чёрт! как же я мог уснуть? – Выругался он.
Часы в углу монитора высвечивали: «17.10».
Вызвав из дремоты своего электронного помощника, он вновь взялся за незаконченный труд.
«... и есть то, что пока нас делает людьми. – Продолжил он предложение. – А что, если весь объём накопленных нами знаний и умений и порождает в нас мысли, мысли, основанные на жизненном опыте?..
Все условные и безусловные рефлексы, включая инстинкты, предаются нам в некоторой степени ещё при рождении. Из поколения в поколение... Может ли быть такое, что условные и безусловные рефлексы могут быть стёрты из нашей памяти, включая и остальную память, накопленную в процессе жизни и жизнедеятельности?..
Что, если случайная амнезия или вирус в крови их сотрёт? Не станем ли мы лишены всех прежних человеческих особенностей?.. Предположим, что всё человечество лишь плод работы пришельцев, допустим, что способность мыслить дана нам ими...
Что же получается? Да получится как раз то, что эту возможность, возможность мыслить, они так же с лёгкостью смогут у нас отобрать, если мы выйдем из-под их контроля. Если начнём превращать наш голубой дом в пустошь, беспощадно уничтожая природные ресурсы и устраивая техногенные катастрофы… Только представить: ведь все умрут, а тела наши превратятся в бесполезный мусор, который можно будет просто сжечь... Вначале произойдёт духовная гибель человечества, плавно переходящая в общефизическую. Умрут все, так и не сумев пошевелить и пальцем, ведь мысль, которая должна будет это сделать, куда-то вдруг бесследно исчезнет.
А что, если всё то, что сейчас я написал, имеет долю истины?
Тогда когда настанет страшная эпидемия всеобщего забвения?
Боюсь, что на этот вопрос уже никто не отве...».
Это было последнее, о чём Олег успел написать, поскольку, в сей раз, забвение поглотило и его. Мысли уходили и не возвращались, они уже никогда вновь не посетят его, объяснившего, хоть и по верхам, причину страшного мирового забытья. Обессиленный, он упал со стула и ударился виском об угол кровати. 
Смерть наступила мгновенно...
По всему миру прокатилась огромная по своим масштабам волна разрушений. В некоторых атомных станциях произошли радиоактивные катастрофы. Упало несколько крупных воздушных лайнеров, а автомобильным, морским и железнодорожным авариям просто не было удержу.

7

А в небе над столицами государств «большой восьмёрки» появились виновники всего произошедшего: несколько доскообразных кораблей пришельцев, которые прекратили раз и навсегда страшное безобразие на голубой планете. В их кораблях находились лучшие представители рас народонаселения, которых они вот-вот должны будут обратно вернуть на землю восстанавливать былые порядки и культуры уничтоженных наций.
Из кораблей по архитектуре мегаполисов стелился голубоватый туман, проверяющий на жизнедеятельность ушедших в забвение жителей. На кого-то бактерии могли не подействовать, поэтому пришельцы специально сканировали крупные мегаполисы земли, стараясь не упустить ни одного выжившего. Цивилизация была уничто…

Август 2002 года
СМЕРТЬ ЗА СТЕНКОй
Дайте человеку всё, 
что он желает, 
и в ту же минуту он почувствует, 
что всё не есть всё.

И. Кант
Уже несколько столетий подряд человечество нашей планеты пытается разгадать тайны своей природы. Многие загадки в результате кропотливого труда всё-таки разрешить удалось, но о самих себе мы не знаем ещё слишком многого.
Тысячи учёных разных стран разрабатывали собственные теории относительно деятельности мозга человеческого организма, но так и не создали более или менее стройную теорию, которая бы полностью в поэтапном виде отражала работу этого сложнейшего человеческого органа и рассказывала популярно о том, как происходит зарождение гениальных идей, формул, стихов и музыки... 
А всё почему? Да потому, что создать единой системы (схемы) для каждого человека просто не представляется возможным, ведь каждый хоть на полпроцента, но отличается от себе подобных. Не говоря уже о людях, наделенных уникальными способностями, число которых тоже постоянно увеличивается.
Мир фантазий и мистифицизма в лицах писателей-фантастов так же ищет ответы на эти… вопросы, вкладывая в пробелы различных теорий звенья фантастики.
Но насколько их теории можно приблизить к суровой реальности – решать, конечно же, нам с вами. Так и следующий рассказ пытается дать природе сна свою оригинальную трактовку.

1

Архангельская обл., г. Котлас, ул. Кузнецова, 4 – 9,
октябрь 1989 г.

– Алёша! Пора отправляться в постель, уже поздно. – Мягко сказал Егор, заглянув в комнату сына. – Складывай игрушки в коробку и в кроватку.
– Хорошо папа, ещё пять минуток…
Егор прикрыл дверь в детскую и отправился заваривать себе чай. Жил он в трёхкомнатной квартире с женой, сыном и мамой, которой неделей позже исполнилось восемьдесят. Старушка завещала ему после своей смерти эту квартиру, в которой большую часть работ по приборке проводила супруга Егора, и приличную сумму денег, хранящуюся в сбербанке.
Желал ли смерти своей матери Егор – сказать трудно, но она ему со своей полной беспомощностью уже изрядно поднадоела. А, судя и по состоянию её здоровья, можно было сказать, что поход на тот свет был уже не за горами.

***

Алексей собрал игрушки в коробку и неохотно принялся расстилать свою кровать. Завтра ему должен был наступить десятый год от рождения, и он уже знал, что приготовить папе к событию, хотя в жизни всё бывает как раз наоборот. 
Стрелки на настольных часах указывали на «22:49». 
Все, кроме Егора, уже крепко спали. 
За окном через облачное небо изредка проскальзывали лучи лунного света. В детскую комнату через слегка приоткрытую форточку дул слабый ночной ветерок. И тут в кромешной темноте осеннего неба показалось слабое желтоватое свечение, которое было похоже на обыкновенный туман. Небольшой сгусток этого светоизлучающего пространства подлетел к открытой форточке и проник в комнату. В следующее мгновение свечение исчезло.
Маленькому Алексею снился сон…

***

Алексей сидел на берегу реки и играл машинками. Взошедшее в зенит солнце скакало зайчиком на его лице. Ветер то и дело скидывал на глаза волосы.
Алексей радовался солнечному дню, налаживая металлическим совком дорогу для своих грузовиков. Увлечённый игрой, он не заметил, как со стороны перелеска подошла бабушка Клавдия. Она постелила на песке клеёнку и принялась довязывать разноцветный шарф, который принесла с собой в пакете.
Когда Алексей в очередной раз обернулся, то вместо недавно замеченного им силуэта бабушки обнаружил большую порцию мороженного. Обрадованный бабушкиному подарку, который явно походил на большой вафельный стаканчик, он помыл совок в чистой речной воде и поспешил полакомиться. Мороженное оказалось изумительного вкуса.
Алексей напевал какую-то песенку, съедая раз за разом порции угощения. Когда же он окончательно наелся, то вновь отправился строить дорогу для своих грузовиков. Случайно обернувшись и посмотрев туда, где стоял вафельный стаканчик мороженного, он громко и пронзительно закричал.
Незамедлительно последовало пробуждение. А увидел он практически освежёванное на песке тело своей бабушки. Мысль о том, что это окровавленное тело на берегу когда-то было его близким и дорогим человеком, ему подкинули очки, которые были, поскольку раньше бабушка когда-то была женой главы оптико-механического завода, специально изготовлены для неё. Перед пробуждением, он так же заметил на себе испачканную кровью рубашку. 
Мысль о том, что он во сне лишил жизни свою родную бабушку, и заставила его в ужасе пробудиться и пронзительно завизжать.

***

Егор проснулся, а он уже успел задремать перед телевизором, от предсмертного крика своей мамы. Мигом, соскочив с дивана, он как ошпаренный бросился к ней. Однако было ясно, что старушка скончалась.
Вызвав скорую помощь, он стал прощупывать пульс старушки, но его всё не было, а косметическое зеркало при поднесении к губам уже не запотевало от выдыхаемого тёплого воздуха.
Прибывшие врачи забрали старушку в морг, а Егору сообщили, что его мама умерла естественной смертью, и ничего необычного в этом нет. 
Но это было не так… Никто не заметил, что в детской комнате Алексей лежал на скомканной простынке и, будто в порыве каких-то наваждений, теребил её ногами. По лицу его градом скатывался пот, и отчаянно колотилось сердце.
Егор решил не расстраивать сына и не будить его посреди ночи, чтобы рассказать о кончине его бабушки. Он не знал уже что делать: радоваться или заливаться слезами? Но только теперь все сбережения его матери неизбежно переходили в его руки, не исключая эту недавно всеми вместе отремонтированную квартиру.
Конечно, небольшая частичка сознания Егора была рада этому, но другая глубоко сожалела о случившемся. Обречённый двумя думами, он ещё долго не мог заснуть, так и не решаясь что-то говорить о своих размышлениях с трудом задремавшей супруге. Неспокойный сон пришёл только к трём часам ночи.

2

Архангельская обл., ул. Гайдара, 44 – 29,
август 2001 г.

Алексей снимал однокомнатную квартиру в центре города.
Студенты-одногруппники удивлялись: «Как же тебе удаётся на такую мизерную стипендию снимать хату в благополучном районе города?». Он же, как всегда, отговаривался: «Батя из Котласа не плохо с финансами помогает…». Но друзья всё равно верили ему с натягом.
В этот воскресный вечер он решил проделать новую «операцию». В сумках перенёс вещи к своему университетскому приятелю домой и ждал начала тайных действий. За последнее время Алексей очень хорошо научился говорить и привирать. Слова летели из него как из пулемёта, за что его уже не раз называли сказочником.
Часы бежали друг за другом, и вечер был уже не за горами. После двадцати двух часов его сосед, у которого он снимал квартиру, должен был остаться один, поскольку его родные поедут в деревню с ночёвкой. У Алексея были ключи от его квартиры, ведь они были хорошими приятелями и дальними родственниками по линии его мамы, а наличие у него ключей от квартиры было только страховкой. Да и мало ли что могло приключиться.
Всё сегодня шло как по маслу. От нетерпения он поигрывал ключами от соседской квартиры, напевая какую-то песенку из своего детства.
Когда на часах высветилось «00:30», Алексей вышел из квартиры на лестничную площадку. С собой он взял заранее собранные и пустые сумки под украденные вещи. Подойдя к двадцать шестой квартире, он открыл дверь в коридорчик. Присев на стоящую около нужной двери тумбочку, Алексей прислонился ухом к двери в квартиру, откуда уже явно прослушивался храп его друга. После этого надел резиновые перчатки, прилёг на тумбочке и через минуту уснул. Он уже давно научился быстро засыпать. По правде говоря, он и не учился этому, просто умел ещё с далёкого детства.
Алексею снился сон.

***

Дул сильный ветер.
Алексей, как и хотел, оказался посреди берёзовой рощи. Чуть моросящий дождь вынудил его раскрыть зонт. Не пройдя по парку и пятидесяти метров, он встретил на пути своего соседа Вячеслава.
– Приветствую, Алексей! – Поздоровался с ним Вячеслав.
– Извини, но сегодня у меня что-то неважное настроение… – Ответил Алексей, поспешно сложив зонт. 
Однако, то, что стало происходить далее, превзошло самые невероятные ожидания Вячеслава: зонтик за секунду обратился в настоящий меч, которым студент бесцеремонно поразил его под рёбрами.
Раздался оглушительный крик Вячеслава.
Разбудил Алексея истошный вопль из-за стенки. Сам же он, как всегда это бывало, очнулся в обильном поту. Достав платок, он осушил своё лицо и, недолго думая, открыл дверь квартиры. Оказавшись внутри, он принялся шерстить по шкафам, в надежде найти драгоценности и деньги. В том, что Вячеслав был мёртв, студент был абсолютно уверен.
Когда же найденное его удовлетворило, Алексей стал заметать за собой следы, а потом достал лист бумаги и написал следующее.

Извини, что зашёл так поздно и тебя не разбудил. Ко мне приехал отец по очень срочному делу, которое не терпит никакого отлагательства. Ключи и деньги за прожитые дни прилагаю. Приятно было сотрудничать.
Всего доброго.
Алексей.

Всё это он проделал достаточно продуманно, в большей степени, чтобы отстранить от себя милицию.
Дверь в квартиру он закрыл на защёлку, затем открыл ключом-дубликатом дверь из коридорчика. Сегодня был отличный день, поскольку соседи в полном составе уехали на пикник за город.
В эту же ночь Алексей покинул снимаемую квартиру, хорошо расфасовав по сумкам украденные вещи. Он отлично понимал, что в такое время ему не удастся снять какую-то квартиру, поэтому отправился в гостиницу «Беломорская», до которой нужно ещё было прилично добираться. Ускорив шаги, он направился к ней. Руки его были заняты сумками, а на спине болтался рюкзак, что слегка значительно отягощало его передвижение.
Сегодня он сорвал отличный куш. Несколько старинных монет, два пакета наличных и кучу прочих дорогостоящих побрякушек.

3

Двадцать первого октября семьдесят девятого года ровно в час дня, то есть в тот же самый день, когда и Алексей, в Архангельске на свет появился Дмитрий Рогожин, также обладающий загадочным даром. Теперь юный Дмитрий был одним из скромных богачей Архангельска, имел надёжную «крышу» над головой и прочие многочисленные привилегии. И все похождения Алексея в Архангельске он тщательно отслеживал, выжидая удобного момента для ликвидации своего, как он считал, злейшего врага и конкурента.

***

За последнее время от необъяснимых разрывов сердечных мышц погибли одиннадцать человек. Медики, из-за недостатка фактов, всегда говорили близким погибших, что люди умирали от сильного испуга во сне, но, вот, только выглядели эти отговорки врачей не очень-то убедительными. 
Да и всё бы шло не плохо, если бы ни кражи, которые полностью совпадали по времени с кончиной того или иного состоятельного человека. Милиции всё ещё не удавалось раздобыть нужное количество сведений, чтобы уже давно рассматриваемое уголовное дело оснастилось прочной связью между странными людскими кончинами и кражами их имущества. Хотя, факты копились и копились, из-за чего Алексея уже не раз вызывали в отдаление милиции, но быстро отпускали, только лишь взяв подписку о невыезде.
Ничего вразумительно припаять следователям студенту не удавалось, и он каждый раз оставался на свободе из-за легковесности улик.

***

Дмитрий шёл недалеко от Алексея, стараясь держать дистанцию, обходя освещаемые фонарями участки тротуаров стороной. Мысль о том, что скоро в мире не будет никого, кто бы обладал такими редчайшими способностями во сне, не давала ему покоя.
Дмитрий тоже проявил свою смекалку, и они оказались в соседних номерах городской гостиницы.
Заснул Алексей как убитый, пока что ещё ничего не подозревающий о расследованиях Дмитрия. А через открытую форточку в номера Алексея и Владимира начал проникать желтоватый «туман», постепенно заполняя собой пространства помещений. 

***

Крыша небоскрёба освещалась несколькими неоновыми фонарями. Небо затянулось дождевыми тучами. Дул слабый ветерок, теребя волосы Алексея. У края крыши стоял столик с напитками и два мягких кресла. Алексей был одет в чёрные джинсы и тёплую синюю куртку.
Вдруг кто-то мягко коснулся его плеча. Когда он обернулся, то увидел незнакомца.
– Приветствую тебя Алексей. Ты удивлён, что я знаю твоё имя? – Проговорил тёмноволосый юноша в тёмно-синем костюме.
– Не то, чтобы очень, но удивлён. – Слегка смутившись, ответил Алексей.
– Меня зовут Дмитрием. Я знаю всё о твоих четырёх убийствах, а здесь перед тобой чтобы скрестить наши силы и решить: кто же из нас самый-самый.
– Я понял. Но с каких таких… я должен тебе вот так взять и поверить на слово?
– Нет, ты так ничего и не понял, парень. Ровно двадцать два года назад в тысяча девятьсот семьдесят девятом году в мире родилось два особых человека. Ими и оказались мы. Мы, конечно, до некоторых пор не знали, что можем на короткой дистанции манипулировать жизнью человека во сне. Иными словами, мы наделены способностями решить судьбу любого человека пока он спит. Жизнь или смерть? Ещё в отдалённом прошлом говорили, что если во время сна, подчеркиваю, глубокого сна, человека сильно напугать, то он может умереть не только во сне, но и наяву. В нашем же случае – мы просто проникаем в чужой сон, как я проник в твой, и можем убить в нём человека. В итоге у человека происходит разрыв сердца. Довольно про медицину, – остановился Дмитрий, присев на одно из кресел около столика, жестом показав, чтобы Алексей тоже присел. – Теперь о насущном. В этом городе у меня есть хорошая «крыша» из влиятельных лиц, которая легко может тебя стереть в порошок.
– Никому откровенного зла я не причинял! – Выпалил немного смущённый Алексей, присев на второе кресло.
– Ах, да… Ты ведь ещё не знаешь, что в двух убийствах ты немного наследил, оставив немногочисленные улики. Милиция пытается найти убийцу уже почти десять лет, только, вот, им пока ещё не достаточно весомых зацепок, чтобы тебя надолго поместили как подопытную крысу в мед-лабораторию. В моём же случае: никакая милиция ничего про меня не знает. Через связи я в нужном месте и в нужное время всё тщательно контролирую. Фишка заключается в том, что я могу помочь милиции тебя схватить, предоставив все недостающие звенья, но позже они поймут, что таинственные смерти продолжаются, и уже заподозрят меня.
– И ты решил, что лучше нам померяться силами во сне? – Спросил Алексей.
– Да. Это единственный способ выяснить у кого из нас сила способностей во сне выше. А сейчас, давай-ка, что-нибудь выпьем…
После того как Дмитрий сделал величественный взмах рукой, на столе появилась разнообразная закуска и выпивка. Они не спеша, выпили и вышли на середину крыши небоскрёба, где всё ещё разгуливал тёплый ветерок.
Через миг у обоих в руках появились мечи, но в следующее мгновение неведомая сила вырвала их из рук студентов.
От такой неожиданной развязки они стали как вкопанные, боясь пошевелиться. Впервые за десять лет во сне ими что-то управляло. Мечи развернулись в воздухе так, что их лезвия направились на юношей и с неимоверной силой воткнулись им под ребра. Крики поверженных неведомой силой студентов слились в унисон.

***

Смерть настигла их и в реальной жизни, а по всему этажу гостиницы раздались предсмертные вопли двух студентов. Через три минуты в их комнаты ворвались служащие гостиницы и, с ужасом в глазах, выбежали обратно. У каждого из ребят из уголков рта струилась алая струйка крови, а лбы покрывал обильный бисер холодного пота.
Один из уборщиков случайно заприметил желтоватый туман за окном и прошёл внутрь как раз той комнаты, где было убитое тело Алексея. Взгляд его наткнулся и на вещи умершего, из которых торчали драгоценности. Оглядываясь по сторонам, пожилой клерк закупорил сумки и убежал из гостиницы с находкой, обрадованный такому счастливому стечению обстоятельств. Конечно же его найдут, как и те драгоценности, которые он похитил.



***

После этого прецедента странных происшествий в городе больше не происходило. Следствие по делу о таинственных смертях, начатое десять лет назад, завершилось, прямо как в Соединённых Штатах, секретным материалом. Нераскрытым делом.
Никто толком так и не разобрал, как же происходили странные убийства и почему здоровые мирные граждане оказывались умершими от разрыва сердца. Дело было закрыто только потому, что прекратились дьявольские умерщвления жителей города. Но только один студент из Архангельского технического ВУЗа утверждал, что убивали людей Дмитрий и Алексей, которых намедни нашли мертвыми в «Беломорской» гостинице.

4

«Не следовало нам раскрывать эти способности в семьдесят девятом сразу у двоих мальчиков. Теперь придётся возвращаться на базу с плачевными результатами. Единственное, что мы не учли, это то, что люди могут произвести анатомическое вскрытие погибших юношей и обнаружить изменения в структурах мозга, что, возможно, подтолкнёт их к новым научным открытиям. А пока возвращаемся на базу …». – Гуманоид нажал кнопку на пульте и откинулся на спинку кресла, окинув повелительным взором четверых своих подчинённых.
Недалеко от объездной дороги Архангельска в небо за считанные мгновения поднялся космический корабль. Он бы совершенно не слышим и не видим для людей. Не зафиксировали его и системы противовоздушной обороны.

Август 2002 года. Корректировка эпизодов – 26.05.2003 года
ОДИНИКТО



Сегодня со дня смерти его жены уже прошло пять лет. Николай всё никак не мог смириться с этим, ударившим прямо в сердце, трагическим событием. Несколько месяцев подряд ему снились кошмары, которые просто сводили с ума, только всё больше погружая его в замкнутость и одиночество. Совсем не тронуться умом ему помогала только выпивка и страсть к огородничеству, которым он продолжал заниматься на загородном дачном участке.
Теперь, казалось, ему была безразлична его работа на стройке, где он трудился прорабом уже несколько лет. Сразу после смерти супруги ему пришлось продать квартиру. Купили они её на лично скопленные деньги, поскольку Светлана работала научным сотрудником и неплохо зарабатывала. 
Детей у них не было. Жена часто болела, что неминуемо увеличивало риск рождения неполноценного ребенка, но, не смотря ни на что, тёплые чувства к Свете в нём не исчезали. И теперь он коротал хмурые вечера за городом.
Солнечный диск медленно клонился к горизонту. Изрядно поработав, Николай с нетерпением ожидал конца рабочего дня. Как-то по-особенному медленно текли часы этого нелегкого трудового времени. Дом, строительство которого он координировал, обещал быть многоэтажным и с красивым фасадом, поэтому вначале постройки энергии у него было – хоть отбавляй.
Хотя, хочешь, – не хочешь, а время финиша рабочего дня приближалось к шести часам вечера. Уладив свои дела в прорабской и, переодевшись, Николай сначала, было, направился в здешнее заведение помянуть супругу, но почему-то передумал и свернул на автобусную остановку. 
Путь до дачи не составил и тридцати минут. Автобус, как всегда развернулся у кооператива «КАЛИНУШКА», на конечной остановке этого маршрута. Спрыгнув на асфальтовую дорогу, он долго не мог решить, ем же себя сегодня занять. Мысли переполняли его многострадальную голову. 
Сейчас у Николая подытожилось несколько моментов в его жизненных поисках и начинаниях. Если в тридцать лет ему не удаётся найти себе спутника жизни и тёплого друга, то чего уж тогда думать про старость перед камином. Сами собой опускались руки и, порой, даже совсем не хотелось жить. Жить вот в таком полнейшем одиночестве и социальной изолированности, утешая себя только едва заметной перспективой в карьерном росте, которую он всё чаще игнорировал.
Ощущение полной изолированности и отрешённости за последние несколько месяцев становилось всё сильнее и сильнее, опустошая его голову от прочих замыслов.
Заметно потемнело. Солнце золотило лишь самые верхушки крон берёз и тополей. Николай и сам не заметил того, как присел на стоящую у реки скамейку. Казалось, что теперь никто не мог помочь ему больше, чем он сам. А если бы он был художником, сколько бы он тогда нарисовал картин, полезных для людей, но, увы, рисовать он совсем не умел.
«Что это?» – вдруг спросил он сам себя, ощутив приятное жжение где-то в грудине. А, спустя несколько мгновений, тело Николая нежилось в приятном, вызывающем идущее изнутри тепло, покалывании. Сначала ему показалось, что у него жар, и он заболел, но эта мысль быстро отлетела, ведь никаких некомфортных ощущений вроде бы и не было.
Николай, заметив, что уже изрядно потемнело, поспешил в магазин, который тоже был на берегу речки Юрас. Очереди не было, и он уже через пару минут вышагивал по центральной линии кооператива.
Тело всё ещё приятно нежилось в необычном ощущении жжения и тепла, отчего Николай и захотел побыстрей открыть бутыль с огненной жидкостью. Наспех сделав два небольших глотка обжигающего нутро напитка, он удивился ещё больше: жжение и ощущение непонятного тепла, идущего изнутри, от этих глотков только усилилось. Но, от выпитого спиртного начинали обостряться другие ощущения и общее восприятие. 
Но почему-то Николай твердо осознавал, что не пьян, хотя и начал в этот вечер расслабляться без закуски, что он, по правде сказать, позволял себе крайне редко, но сегодня этот редкий случай ему и представился.
Жжение всё нарастало. 
Истома, не смотря на её легкую назойливость, несла его сознанию пока что только приятные ощущения.
После нескольких глотков водки, Николай заметил, что начинает пьянеть. Но, что самое поразительное, ощущение приятного зуда по телу нисколько не притупилось. Теперь мысли его постоянно разбредались в разные стороны, целиком предоставив его тело, как ему казалось, новому и неповторимому ощущению. Мысли об одиночестве и абсолютной никчёмности моментально испарились. Жизнь превратилась во что-то новое…, в какое-то потрясающее своей новизной и доселе неизведанное явление.
Практически подойдя к своему дачному участку, он остановился, слегка покачиваясь, и мысленно спросил сам себя: «А жив ли ты вообще?». И Николай судорожно стал щипать себя за щёки и шею. Однако, поняв, что толку от этого мало, принялся подпрыгивать над землёй, радостно понимая, что всё ещё жив и здоров, как и раньше.
Растопив в доме печь, он, уже закусив холодным супом, в несколько глотков допил содержимое чекушки, и достал продукты из сумки, которую, кстати, он умудрился не уронить во время выкрутасов у калитки.
Жжение. Оно продолжало приятно растекаться по телу, переполняя странным, почти наркотическим, ощущением сознание Николая.
Пока он дожидался момента, когда можно бы было закрыть заслонкой печную трубу, не забывая помешивать содержимое топки, он уже окончательно опьянел. Уже изрядно пошатываясь, с большим трудом, Николай закрыл печную задвижку. Потом, сделав несколько неуверенных шагов в сторону дивана, который стаял тоже на кухне, как подкошенный, свалился на него.
Уснул Николай, как обычно, очень быстро, даже не успев снять с себя верхнюю одежду. Да что и говорить, медленно и верно он превращался в халатного прораба, который пока ещё ни разу не подводил своими оплошностями на рабочем месте.
Он спал. Лишь изредка по комнате проносились отрывки от его резкого храпа. И в этот раз ему опять снился весьма необычный сон…

Сон Николая

Дул тёплый летний ветерок. По небу, иногда заслоняя почти взошедшее в зенит солнце, неслись рваные перистые облака.
Николай шёл по только что скошенному тракторами полю. Где-то вдали виднелись несущиеся по дороге автомобили, слегка оглашая шумом двигателей лесные массивы. Одет он был в светлые шорты и старую отцовскую куртку, в которой часто бегал пасти коров и на рыбалку.
Он перепрыгнул сваленный коровами забор, которые уже давно тут не паслись. Летнюю дойку, которая располагалась за небольшим перелеском, расформировали. Николай увидел в конце поля синюю, пока что ещё еле заметную из-за больших старых берёз, крышу отцовского дома. В нём и прошли его детские и подростковые годы.
Слегка ускорив шаг, он, наблюдал кровные места, практически не замечая надоедливых комаров, которых до этого момента неустанно отгонял веткой берёзы. Вот показались старые сараи, хлев и два дровяника, которые когда-то он вместе с отцом строил. Николаю стали вспоминаться моменты детства: походы с ребятами на рыбалку, катание на лошадях и многое, многое другое...
Немного призадумавшись, он не заметил, как подошёл к ограде, где его, ласково повизгивая и виляя хвостом, встретил пёс Томка. Погладив лайку по голове, он ещё раз окинул взором весь огород и до боли знакомые соседские дома, только сейчас заметив, что со стороны леса на деревню надвигались тёмные грозовые тучи.
В следующее мгновение на него обрушились резкие порывы ветра. Пёс, забыв про Николая и заскулив, умчался в будку с той стороны забора. 
Деревья, обильно шелестя листвой, начали качаться из стороны в сторону как перевернутые маятники, а уже через миг в грудь Николаю ударил сильный поток ветра, сбив его с ног.
Пока не осознав того, что случилось, он сначала громко вскрикнул, но уже через несколько секунд пополз к толстой берёзе, напрочь позабыв про правила безопасности во время грозы. А, тем временем, ветер стал ломать огороды и выворачивать с корнем старые берёзы; расшвыривать мелкие вещи и поднимать в воздух всё, что попадало под его мощные порывы.
Уже через минуту, словно кто-то нажал кнопку выключателя, начался сильный ливень. Одежда, которой почти на Николае не было, мигом пропиталась влагой. Промокшее тело сотрясалось от холодных дождевых потоков.
Но на этом ещё далеко не всё закончилось. С ослепительной яркостью и неимоверной скоростью на деревню стали обрушиваться молнии. Вмиг загорелось несколько деревьев и старых сараев. 
Николай попробовал подняться на ноги, но сильный ветер с дождём не дали ему устоять и секунды, ударив в грудь эмалированным ведром. Ошарашенный резкой болью, он упал на траву. Но то, что он увидел в небе, настолько ошеломило его, что он, громко вскрикнув, проснулся.
А увидел он огромные чёрные космические корабли, жгущие всё вокруг, испуская на землю страшные огненные лучи смерти.




2

Немного успокоившись от страшного сновидения, которое повторялось уже много раз, Николай взглянул на часы. Была ещё только половина шестого утра.
Странный сон был практически правдивым, поскольку, когда Николаю только исполнилось девятнадцать, в своём собственном доме шаровой молнией во время сильной грозы и при шквалистом ветре, убило его родителей, а он, сидевший в это время в хлеву на сеновале, чудом остался цел. Во время каникул Николай часто подрабатывал пастухом, а на чердаке любил читать приключенческие книги и журналы. Именно за чтением книги его тогда и застал нахлынувший грозовой фронт. Переживал он тогда очень долго. С того самого времени ему и начали сниться страшные сны про грозу и космические корабли захватчиков на небе.
Поднявшись с дивана, он, как камнем по голове, вновь ощутил лёгкое, почти как вчера, жжение во всём теле. И, что самое невероятное, похмелья практически не ощущалось, что его приятно удивило и поспособствовало утренней улыбке.
Теперь всё пошло как по маслу… Начались обычные утренние процедуры. Подтопить печь – заняло не более пяти минут. Потом Николай, как это он делал всегда, вышел на улицу позаниматься на перекладине. Но когда он подпрыгнул, чтобы зацепиться за металлическую трубу, то не смог провисеть и пяти секунд, не говоря уже об упражнениях. Ошеломлённый такой слабостью, он отправился готовить себе завтрак, но, подойдя к крыльцу, услышал жалобное мяуканье.
– Тимка! Тимка вернулся! – Радостно прокричал он большому серому коту, который почти два дня не показывался дома.
Похоже, что кот обрадовался хозяину куда больше, чем хозяин ему, и сразу же стал тереться об ноги и петь свои кошачьи серенады. Позавтракав и накормив Тимку рыбой, которую он часто покупал специально для него, Николай отправился на остановку автобуса. Кот, как и полагалось, проводил своего хозяина до калитки и помчался резвиться с соседскими приятелями.
Николай теперь стал ощущать жжение и странное тепло даже у себя в голове, отчего мысли становились менее ясными. Невольно они концентрировались на причине возможного заболевания, переносчиком которого он мог быть.
Чтобы дойти до остановки, нужно было выбрать один из трёх маршрутов, и он на сей раз, выбрал тот, который пролегал вдоль берега Юраса. Выйдя к реке, Николай свернул налево, и зашагал по узеньким деревянным мосткам, безрезультатно пытаясь разобраться в своём странном состоянии.
Когда до остановки оставалось не более десяти дачных участков, он внезапно ощутил режущую боль во всём теле. От таких спазмов Николай, как подкошенный, упал на колени, сжимая внезапно разболевшуюся голову руками и издавая при этом сдавленные стоны. Но боль и не думала покидать его, а наоборот всё усиливалась и усиливалась с каждой секундой. Теперь, казалось, что голова просто разорвётся на мелкие кусочки, но… вдруг боль как рукой сняло.
Обрадованный, он попытался встать на ноги, но это у него не получилось! Словно не было у него под ногами земли и мостовых, словно умер он – Николай Алексеевич. Всё это было правдой, кроме одного – он не умер! При попытке встать ноги прошли сквозь Землю.
Немного придя в себя и тщательно взвесив в голове последние события, он решил, что можно хотя бы распрямиться во весь рост. И это у него получилось, но тут же появился ещё вопрос: а как же передвигаться?
Одновременно в голову лезли мысли о том, что он умер и всё это… только видения отделившейся от тела души. Решив эту версию проверить, Николай громко крикнул. И, что самое удивительное, услышал прямо в ушах свой собственный крик, но только не было эха, словно слова прошли прямо ему в уши.
Мыли о работе и о других проблемах постепенно отошли в его голове на второй план, да и какой резон был теперь думать о работе, если он уже был не тем, кем ранее. Но кем же тогда он стал? На этот вопрос Николай ответить пока не мог. Он просто размышлял вслух, осознавая, что нужно хоть что-то делать, пока ещё был жив и здоров. Пока он ещё себя ощущал и мыслил.
Всё это время, с тех пор как он перевоплотился, если так можно было сказать, он абсолютно не задумывался об осязаемости, но это была правда… он был осязаем сам для себя. Его одежда и сумка тоже стали осязаемыми, но только для него одного. И когда Николай попробовал кинуть кепку, то она, словно не было никаких сил притяжения и гравитации, никуда не полетела, а так и осталась «висеть в воздухе» примерно на том же уровне, на каком была до начала «полёта». И, что самое невероятное, ему практически никаких неудобств не доставляло то, что он ничем не дышал, хоть лёгкие, как ни в чём не бывало, продолжали свою работу. Только что воздух, если он и был, стал каким-то безвкусным.
Подобрав зависшую рядом с ним кепку, Николай нацепил её на голову и начал размышлять…
«Сначала странные жжения. Теперь вот это состояние… Что-то со мной и впрямь происходит. Но как-то же я должен передвигаться?» – Мысли его оборвал шедший на автобус старик. Николай, понятия не имеющий как передвигаться, не успел сойти с его пути, как вдруг старик, словно ничего не приметив, прошёл прямо сквозь него. Николай был так удивлён и растроган, что не смог помешать тому, что сквозь него прошло ещё пять человек.
«Стало быть, я не только невидим, но и вдобавок неосязаем, – поразила новая мысль его голову. – Тогда если я всё правильно понял: я не умер. Я живу».
– Э-ге-гей!!! – Закричал он, понимая, что теперь его всё равно никто не услышит. – Я живу! Да здравствует свобода-а-а-а-а!!!
Но ликование его было недолгим. Вскоре он задался уже более глубокими вопросами: «Чем теперь я буду питаться? А, может, мне еда не нужна? Но кто же тогда я такой? Стало быть, я могу и сквозь стену пролететь или стена сквозь меня?..» – Спрашивал он сам себя, всё так же стоя, условно говоря, на мостках возле речки, пропуская сквозь себя спешащих на автобус пешеходов. Да и то, что он стоял – нельзя было сказать, ноги его по колено увязли в почве.
«Теперь я могу потрогать сам себя, – продолжал он размышлять, – но не смогу затронуть ничего другого. Хорошо хоть одежда на мне осталась и не испарилась к чертям собачьим…».
Николай вполне осознавал сейчас своё удручающее положение, а также что стал НИКЕМ на этой планете. Понимал он и то, что никто не в состоянии составить ему компанию в этой странной «среде обитания».
А тем временем солнце показалось из-за туч, указав здешним обитателям на начало трудового времени.

3

«Так, – продолжал размышлять Николай, – пора собраться с мыслями и решить: а как же мне теперь передвигаться? Если я могу шевелить своими ногами, то может, могу и летать? Но как? Ведь я и материальный мир больше не контактируем, точнее сказать: я не контактирую с ним в полной степени, а он со мной частично. Ну, ведь могу же я видеть, что происходит на Земле. Стоп! Не отвлекаться! Может быть достаточно только конкретной целенаправленной мысли? А ну-ка…
И он мысленно представил себе остановку автобуса и немедленно пожелал оказаться там. Через мгновение его тело плавно стало передвигаться в пространстве, в геометрической прогрессии ускоряя свой ход. Стоило ему только вообразить траекторию передвижения, как тело неукоснительно повиновалось.
Он даже несколько раз пролетал сквозь дачный домик, получая наслаждение от новых приобретённых. Теперь у него получалось контролировать и собственную скорость то, ускоряясь, то, замедляясь: как ему было угодно. 
«Даже и поверить в такое трудно, – думал он. – Но теперь передо мной открываются отличные возможности. Я смогу побывать на любых материках планеты, посмотреть то, что спрятано за семью печатями, и скрытое от посторонних глаз, увижу самые секретные военные базы и подземелья. Да, чего говорить, я даже смогу пролететь сквозь планету, ведь больше законы природы на меня не действуют». 
Но следующее размышление для него самого стало крупной неожиданностью.
«Я перестал только осязать этот мир, но и слышать. Но почему тогда зрение меня не покинуло? Определённо то, что со мной происходит, кем-то или чем-то искусственно смоделировано. Но только кем?».
Он ещё долго летал средь дачных домиков и построек, пока психически не устал. Теперь, выбрав красивый дачный домик, Николай проник в него, как нож сквозь масло, и практически лёжа на кожаном коричневом диване, заснул. Странно, что ему вообще захотелось вздремнуть при таких обстоятельствах.
Сейчас для Николая многое перестало существовать, но стоит ли жить такой жизнью. Может, его состояние как-то должно себя оправдывать? Может, неспроста он стал никем в этом мире?.. И сколько он сможет так прожить?
Но он уже твёрдо решил для себя, что будет делать в ближайшее время. Если задуматься, то существует только одна деталь, требующая философского взгляда: ведь человек в обычных земных условиях может проснуться из-за внешних раздражителей, или же сам по себе. С Николаем же ситуация сложилась куда пикантнее, поскольку он ничего на земном мире был не в силах услышать. Отойти ото сна он мог лишь после громкого шума или же, как и у многих людей, это бывает, проснуться самому. Но, наверное, каждый человек сможет отличить сон от реальности, ущипнув себя во сне. Ведь суть сна и заключается в том, что, как только человек осознает, что он во сне, а это вполне возможно сделать, то он в считанные секунды просыпается.
Николай смекнул, что процесс сна для него будет течь по-другому. Но он не учёл одного, что отличить сон от реальности станет намного сложнее. К счастью, у него получилось проснуться самостоятельно.
Очнулся он, когда за окнами уже заметно потемнело. Да и в домик вошли старушка и, наверное, её внук.
Николай медленно вылетел из временного жилища.
До этого момента, так как был увлечён своими новыми возможностями, он даже не проверил всё то, что оказалось у него в карманах. В сумке лежали бутерброды с колбасой, паспорт, несколько документов, ключи от дома и прорабской на стройплощадке и наручные часы, которые, кстати, исправно функционировали. 
Появилось ощущение голода. 
Откусив кусочек бутерброда, он ощутил на языке приятный солоноватый вкус. Теперь вещи изменили свои свойства, соответственно и пища осталась для него пищей, сохранив привычные для Николая вкусовые свойства. Страшно было подумать, что он будет делать, если ему захочется традиционным способом опорожнить кишечник.
Будучи простым прорабом, Николай ещё ни разу не углублялся в философию, но теперь же мысли всё чаще и чаще углублялись в какое-то витиеватое размышление.

Размышления Николая

Неужели я мертв, а всё, что я вижу и слышу лишь свойства моей никчемной души, которую не приняли в высшие сферы? Если подумать, то можно сделать вывод, что необходимо осознать причину такого странного перевоплощения. Наверное, даже ребёнок догадался бы, если бы оказался на моем месте, что, либо я иной, либо – весь мир так кардинально изменился. Конечно, я склоняюсь к первому, то есть изменился именно я.
Но сколько же я смогу вот так прожить? Ведь почти ничего не смогу есть, не считая тех трех бутербродов, которые ещё у меня остались. Ещё ни одно живое существо не может прожить и двух суток, ничего не съев. А как же буду жить я? А если я захочу в туалет? Да от таких мыслей запросто можно с катушек слететь…
Стоп! Идея! Как же я смог додуматься? Хотя нет, это же всего лишь предположение. Может, я стал плодом какого-то эксперимента, который и сделал меня таким. Ведь даже все вещи, что имеются при мне, тоже стали обладать этими новыми для всего материального в мире свойствами. Стало быть, я просто представляю собой какую-то новую сущность, энергетическое новообразование, которое, или, точнее, которая поддерживает жизнь души. А вдруг иссякнет энергия, подарившая мне эти феноменальные способности?
Нет, нужно немедленно принять меры, ибо очень скоро я вновь, как этого наверняка следует ожидать, превращусь в обычного представителя человечества или навсегда погибну.

***

Вздёрнув головой, он прервал свои размышления.
Оглядевшись по сторонам, а был он около магазина у остановки, Николай вдруг заметил идущий на него лесовоз. На этот раз отличная реакция не подвела Николая, и за одну секунду он взмыл на десять метров над поверхностью. 
В этот вечер он облетел весь земной шар, удовлетворив самые разнообразные свои интересы и прихоти. Немалое наслаждение Николаю доставила возможность пронаблюдать за интимной жизнью лиц из высших эшелонов власти, музыкантов, актёров, певцов. В разных странах эти когорты людей позволяли себе весьма разнообразные вольности. Особенно ему понравилось упражняться в скорости, когда города мелькали под его взором, а летать рядом с самолётами просто ввергало в неизведанную ранее эйфорию. Он также обнаружил, что кошки и собаки его непостижимым образом видят и лают и мяукают в его направлении.

4

Через пять минут Николай «стоял» на Красной площади в Москве. Потом несколько раз посетил Третьяковскую галерею, мавзолей и многие другие культурные места, включая, конечно же, египетские пирамиды, Бранденбургские ворота, Форд-Бояр и Эйфелеву башню.
Побывал он и в крупных городах России, включая Петербург и Владивосток. Впечатлений было столько, что, порой, Николай забывал в каком городе находится. Будучи пленником плотских страстей, не обошлось и без посещения публичных домов и других увеселительных заведений. Особенный дискомфорт доставляло в этом отношении невозможность хоть как-то задействовать свой детородный орган.
А когда он проходил мимо ресторанов, то в ужасе осознавал, что не может испытывать естественного наслаждения от еды, ведь бутерброды давным-давно закончились, и поесть было нечего. 
Ощущение беды медленно и верно отвлекало его от мыслей о туризме. Теперь он ясно представлял себе всю безвыходность сложившегося положения. Непреодолимая тяга к философствованию постоянно перекрывала другие его мысли и желания...
Наверное, многие бы на месте Николая радовались, ведь, как говорится, сбылась мечта идиота. Но он бы, наверное, теперь и не вспомнил такого слова «радость», поскольку полная никчемность сдавила его крохотный разум.
«Если я буду вот так существовать, – размышлял Николай, «присев» на краешек скамейки на берегу своей родной речки Северной Двины, – то для чего же тогда вообще жить. Я не настолько силён в различных философских ответвлениях, чтобы объяснить плюсы моего никчёмного положения, поэтому пока растолкую сам себе отрицательные моменты. Первое: смысл жизни не в том, чтобы иметь и знать всё, что бы ни пожелал, а в том, чтобы искать и узнавать всё необходимое. В моём же случае этот самый поиск практически равен нулю, если сейчас учесть мои реальные возможности. Второе:отсутствие возможности удовлетворить плотские удовольствия и контакта с окружающим миром пагубно сказываются на духовном восхождении. Иначе выражаясь, эти два пункта друг без друга существовать просто не смогут».
Уже изрядно потемнело, и пошёл моросящий летний дождь, но ему теперь было всё абсолютно «по барабану». Сейчас Николая можно было бы назвать Одинокий никто, наверное, природа, точнее её одухотворенная часть, так бы его и называла.
Николай пребывал в сильнейшем упадке духовных сил. От совершенного безделья, он пять раз подряд облетел голубую планету, и два раза пролетал даже сквозь неё.
Всё бы было на этом же уровне, если бы ни один прекрасный момент.
Его словно что-то стало тянуть в космос. Как будто невидимые нити хватали его за руки и утягивали вверх. Он, же, недолго думая, последовал прихотям странного зова, идущего из пустоты, как тогда ему показалось.
Постепенно увеличивая свою скорость, Николай уже с трудом замечал, как пролетал гигантские планеты, астероиды и прочие небесные космические гиганты. Мелькали звёздные системы, туманности и астероидные скопления, между которыми он даже не пробовал маневрировать, а просто пролетал сквозь них.
Так лететь он бы мог бесконечно, только появилось непреодолимое желание остановиться и осмотреться кругом…
И…
И…
«Земля! Этого не может быть!?» – Громко прокричал он, голос в его голове можно было назвать криком, увидев перед собой пейзаж, напоминающий вид голубой планеты из космоса…
И тут, как гром среди ясного неба, приятный женский голос прозвучал прямо в ушах Николая:
«Николай Алексеевич, здравствуйте! Вас приветствуют немногочисленные жители планеты Ютон. Просим не волноваться, а прослушать несколько важных для вас сейчас моментов». – Женский голос сделал паузу, и Николай сразу же спросил. – Скажите, а я жив?
Голос женщины мягко и уверенно ответил: «Да. А теперь медленно подлетайте к Ютону. На поверхности планеты вас встретят».
И он, не спеша, полетел сквозь атмосферу планеты, а приятный голос продолжал просвещать его по поводу произошедших с ним трансформаций.
«В минувший четверг в семь часов тридцать минут утра вы исчезли из мира землян. Под словосочетанием «МИР ЗЕМЛЯН» мы обычно понимаем энергетическое состояние, в котором они существуют, то есть все свойства пространственно-временных рамок. Надеемся, что вы быстро осознали тот факт, что живы и невредимы, и то, что накопленная за тридцать лет жизни на Земле энергетическая ваша составляющая быстро не исчезнет. Но, наверняка, у вас вставал вопрос: как же тогда человек вот так резко изменил свои привычные физические свойства, кроме, конечно же, возможности видеть привычный до этого момента мир? Это дело исключительно наших рук. Наша цивилизация ещё очень молода, но первые учителя уже были способны переходить из иного мира в другой посредством медитации. Они и создали первые школы для обучения. Понять сам механизм перехода в иную фазу ОДИНИКТО ещё никому не удалось, но нашим предкам посчастливилось переправить нескольких людей с планеты Земля на Ютон. Словом, эта планета полностью была создана после изучения механизма путешествия по другим измерениям, так нами называемой фазы ОДИНИКТО.
Стоит отметить ещё и тот факт, что планета Ютон, как мы её зовем уже триста лет, экологически намного чище Земли, поскольку человеческие вмешательства в течение природных процессов практически незаметны, а численность населения насчитывает всего шестьдесят миллионов человек.
А теперь о самом главном, Николай. Сейчас слегка увеличьте свою скорость. А потом Вам необходимо будет отыскать на поверхности планеты самый большой материк и приземлиться в любой его части. После этого ждите и Вас отыщут. Счастливого Вам полёта на планету Ютон!» – И приятный женский голос прервался.

5

Николай, выбрав самый крупный материк, решил приземлиться на берегу одной из текущих здесь рек, но плохо затормозил, и слегка пролетел поверхность планеты.
Ждать ему долго не пришлось. Не прошло и пяти минут, как из-за деревьев показался несколько непривычный для него силуэт вертолёта. Поравнявшись с Николаем, железная стрекоза плавно приземлилась на песчаный берег. 
Открылись боковые дверцы машины, и оттуда выпрыгнуло двое мужчин в чёрных смокингах.
– Здравствуйте, Николай! Добро пожаловать на нашу планету! Надеемся, что сотрудница по телепатическим связям уже ввела Вас в курс дела… – Заговорил мужской голос в голове у Николая.
– Да. Но как же вы меня заметили, ведь я же для вас совсем невидим, неслышим и неосязаем? – Перебил Николай.
– Всё дело в том, что наша цивилизация мала, поэтому мы издревле пользуемся передачей мыслей на расстоянии и гипнозом. Теперь, почти каждый сотый житель нашей планеты обладает этими способностями, и в больших городах созданы специально обучающие этим навыкам центры по подготовке. Но это не столь важно, поскольку Вам, Николай, мы предлагаем стать полноправным жителем нашей Планеты. Мы это предлагаем всем попавшим в фазу существования ОДИНИКТО. Ну, так как, Вы согласны?
– Конечно, согласен. Спасибо вам. – Не заставив их ждать, ответил Николай.
– Хорошо. Мы очень Вам признательны. А теперь Вы должны понять, что до сих пор остаётесь невидимым, а говорим мы с Вами с помощью передачи мыслей телепатически. А то, что Вы сейчас перед нами, мы смогли определить, лишь запеленговав Вас, непосредственно заглянув в Ваш мозг, поймав частоту Вашего излучения. Так вот, для восстановления Ваших жизненных функций, необходимо чтобы Вы вместе с нами или следуя за нами, перелетели в парк восстановления. Не переживайте, мы именно те люди, которые обладают статусом проникать в сознание к вновь прибывшим. Это у нас, на Ютоне, очень жёстко контролируется.
Николай залетел в вертолёт и, стараясь особо не выходить во время полёта за габариты машины, полетел за ними. Летели они минут десять, не более, как вдруг из-за гор перед ними раскинулся город.
Вертолёт плавно приземлился в центре красивого городского парка.
– Весь секрет перевоплощения, – вновь зазвучал мужской голос в голове у Николая, – очень прост: Вам всего лишь нужно находиться в течение тридцати минут среди этого парка. Как, наверное, не трудно догадаться, время, которое Вы уже здесь провели, нами учтено. Иначе говоря, для вашего полного восстановления необходим ещё час.
– Но что же будет происходить?
– Симптомы будут схожими с теми, которые Вы чувствовали перед вхождением в фазу ОДИНИКТО. Самое главное – находитесь ближе к поверхности планеты, а то у нас тут был один: взлетел и разбился, уже по-настоящему и умер. Спасти его не удалось. Так что не вздумайте шалить. Когда Вы стабилизируетесь на поверхности, мы вновь навестим вас и поселим в отличный отель. Это мы делаем со всеми прилетевшими на Ютон. Кроме того, вас ожидает приятный сюрприз.
– Что ещё за сюрприз? – Удивился Николай.
– Пусть это останется приятной неожиданностью. – После последнего комментария, его спутники, поднялись на вертолёт и улетели.
По парку гуляли молодые пары, играли дети. Николай «присел» на скамейку и вновь ощутил приятное жжение во всём теле.
За последнее время неописуемо приятная радость и эйфория охватила его сознание. Прошло, наверное, ещё десять минут, как симптомы практически повторились…
Резкая боль в голове. Словно сотни маленьких иголок пронизали его тело и мозг. Приятные запахи стали врезаться в нос, а барабанные перепонки зачесались от нахлынувших звуков детской возни и шелеста ветвей деревьев.
Когда Николай открыл глаза, то обнаружил, что лежит на траве, а вокруг него столпились дети. Увидев, что он открыл глаза и захватал ртом воздух, они в один голос сказали:
– Добрый день дядя Коля! Мы очень рады видеть Вас на Ютоне!
Казалось, только теперь он был по-настоящему счастлив, счастлив как ребёнок, кому подарили большую мягкую игрушку, которую он выпрашивал уже много лет. Николай попробовал подняться. Но ноги ещё слабо слушались, и он приземлился мягким местом на газоне этой удивительной землеподобной планеты.
С нескрываемым удовольствием он прижал к лицу растения, и тихо сказал:
– Спасибо вам за всё…
Но тут к столпившимся детям подбежали ещё два мальчика-близнеца и закричали:
– Спасибо Вам! Папа! Папа!
Он не верил своим ушам и глазам. Ведь, если эти так похожие на него дети его сыновья, то получается… Получается, что он действительно жив. 
Но он просто не верил своим глазам. Однако это были его дети. Он прочитал в их лицах удивительную похожесть на самого себя. Сев на газонной траве, он прижал детей к груди и заплакал как младенец. Он и подумать не мог о том, что перед смертью, если это и была смерть, Светлана была беременна. «Нет, этого не может быть, – думал он. – Значит, если умерла она, то и я тоже умер, а всё кругом царство мёртвых?».
Мысли Николая оборвались оттого, что кто-то стал теребить его волосы. Он обернулся и увидел сияющее лицо Светланы, которое за прошедшие годы стало только ещё красивее и жизнерадостнее. 
Она присела рядом, и они обнялись вчетвером.
– Здравствуй дорогая Светочка! Никогда не думал, что вот так вновь мы с тобой встретимся. – Сказал он, покрывая поцелуями шею Светланы, одновременно плача при этом.
– Коля! Коленька! Как я-то как рада, что ты прилетел и у наших детей все-таки будет отец… Как я рада!!!
– Нет, постой, – спохватился он, смахнув слезы, – ведь я был на твоих похоронах!
– Тебе не дали узнать всей правды, Коля. Смерть и похороны были инсценированы моей кампанией, в которой я работала. Ютонцы ввели меня в фазу ОДИНИКТО прямо на рабочем месте.
– Теперь я, кажется, начинаю понимать, кроме одного…
– Чего ещё, мой дорогой?
– Почему ты не забрала меня с собой! Не может быть, что ты не уговаривала ютонцев пособить в этом???
– Ещё как уговаривала, Коля. Но они выбирают лишь самых умных и способных людей на планете, куда, по счастливой случайности, попала и я.
– Но прошло пять лет… Неужели ты… - Но Светлана перебила его самый неприятный вопрос.
– Нет. Я жила все эти пять лет одна. С детьми. Я просто верила, что в один прекрасный момент ты объявишься. Прилетишь ко мне и своим чудесным сыновьям.
– А можно ли нам вновь слетать к Земле?
– Конечно, можно. Но только это уже имеет определенную стоимость, поскольку перед вхождением в ОДИНИКТО человек должен вылететь на космическом корабле за пределы планеты. По-другому просто не получится. И ещё раз повторяю, дорогой мой, мы с тобой живы и дети наши тоже, просто теперь кое-что умеем. И эти фазы Земли и ОДИНИКТО практически безграничны, и существовать без пищи и воздуха можно очень долго, только зачем, ведь мы же с тобой вместе… А ОДИНИКТО – это новая ступень эволюции. Значит и ты, мой дорогой, тоже до чего-то дорос и духовно стал совершеннее. Видал, как они тебя приветствовали!
Они обнялись, какое-то время помолчали, а потом Света добавила.
– Помнишь всяческие сводки в последнее время об исчезновении людей в газетах. А многие исчезновения тщательно скрывались правительственными структурами. Так вот это дело только ютонцев, которые уже своими силами вводили людей в фазу ОДИНИКТО, тем самым, ускоряя их эволюцию. Коля, как же я рада! Но вот ещё важная новсть, послушай. Самому научиться этой эволюции нельзя. Можно попасть в эту фазу только с помощью учителя. Без практики здесь никак не обойтись, ведь необходимо, чтобы тело и психическое сознание сами прошли через необходимые метаморфозы.
Они ещё раз страстно поцеловались в этом чудесном парке и наконец-то почувствовали себя самыми счастливыми во вселенной. Теперь они уже никогда не расстанутся, и только смерть сможет их разлучить. Но куда им было умирать, когда ещё столько всего интересного и невероятного их ожидает в этой фазе ОДИНИКТО. Сколько ещё планет они смогут посетить, пройдя обучение в центрах подготовки…
А навстречу им шагали всё те же спутники Николая, неся с собой несколько чемоданов с красными крестами. А за ними, едва поспевая, бежали люди в белых халатах, неся в руках какие-то приборы и видеокамеры. 
Спустя несколько минут уже все жители планеты были оповещены о вновь прибывшем на планету человеке.

Эпилог

Пять лет тому назад

Поцеловав Николая, Светлана отправилась на работу. Трудилась она в крупной кампании физиком-испытателем, поэтому за опоздания обычно сурово наказывали, тем более в последние дни, когда заканчивалась разработка нового секретного проекта.
Она резво добежала до остановки и, купив бутылку минералки, ожидала автобуса. Как вдруг тело, словно маленькими иголочками, начало покалывать, вызывая легкое жжение изнутри, которое даже сначала показалось приятным. Через некоторое время, когда Светлана ехала в автобусе, лёгкое покалывание проявилось прямо в голове, не позволяя ей даже сосредоточиться. Мысли разбегались по разным сторонам, да и ещё это тепло изнутри, неизвестно откуда взявшееся, просто сводило её с ума.
За несколько минут, сойдя с автобуса на нужной остановке, Светлана добежала до здания института. Зайдя в кабинет, она раздвинула на окнах шторы, и включила компьютер.
Буквально свалившись в стул-кресло, она ещё острее ощутила странное жжение во всём теле. Просидев так, наверное, пять минут, она собралась, было подняться на ноги, как вдруг во всём теле ощутила режущие спазмы. А в голове словно взорвалось несколько петард новогоднего фейерверка. 
А потом… Потом, Светлана ещё раз попыталась встать с кресла, но когда решила опереться на подлокотники, то руки прошли сквозь них как сквозь воздух. Одновременно с этим в голове у женщины раздался голос, ещё усилив до предела подскочившее ошеломление.
Просим вас не беспокоиться… Всё, что с вами произошло дело только наших рук, жителей землеподобной планеты Ютон. Но вы, надеюсь, не будете нас обвинять, когда узнаете причину этого поступка…
Светлана обернулась и увидела высокого человека в светло-зелёном комбинезоне.

Апрель 2003 года


Последняя редакция рассказов – март 2015 года

Нравится
16:10
163
© АнСер
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение