Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Эрика и Слёзы Ангела. Глава 8

Марти Ларин, «Эрика и Слёзы Ангела». Глава 8

Бледно-зелёный шкафчик в складском отсеке открылся легко и беззвучно. На полках обнаружились чёрные коробочки генераторов защитного поля, сразу полдюжины, и толстая пачка голубоватых банкнот, перетянутых жёлтой резинкой.

— Как же мне ухитриться столько денег местным раздать? — Эрика принялась рассовывать находки по карманам куртки и брюк.

— Вы уже решили, заказывать ли стрелы? — Персефона напомнила с мягкой вкрадчивостью.

— Ты ещё вчера не принимала, — Эрика перешла к исследованию содержимого другого шкафчика. — А сегодня функционируешь хорошо, проявляешь столько заботы.

— К счастью, — в интонацию Персефоны вернулись оттенки самодовольства, — проблема с программным обеспечением оказалась незначительной.

— Ладно, для начала открой запасной выход! — Распорядилась девушка с небрежным безразличием. Однако её глаза оставались холодными, серьёзными и внимательными.

— Но центральный в порядке! — Синтезированный голос компьютера попытался выразить то ли возмущение, то ли задетую гордость.

— Ты со мной споришь? — Эрика спросила с наигранным легкомыслием. При этом сосредоточенность немедленно превратилась в настороженность.

— Извините, просто информирую! — Отозвалась Персефона гораздо спокойнее, примирительным тоном. — Аварийный выход находится напротив холодильника!

Эрика направилась на кухню. Сегмент стены справа, у самого угла, действительно зажужжал и распахнулся, открыв путь в короткий сводчатый коридор, выложенный из белого кирпича.

Две дюжины шагов по ровному полу, тоже кирпичному. Ещё одна дверь, стальная, без механизмов и электроники, запертая на массивный засов. Пришлось приложить усилие, чтобы его сдвинуть. Металл заскрежетал, но подался. Затем гулко и протяжно заскрипели петли.

За дверью — серая бетонная труба диаметром выше человеческого роста, пропускавшая под шоссе узкий ручей. Между стенкой и тёмной водой, частично покрытой тонким льдом, — утоптанная полоска мёрзлой земли, позволявшая выйти из этого короткого тоннеля.

Снегопад стих. Сквозь полупрозрачную облачную дымку лился мягкий солнечный свет. Придорожная насыпь, редкие деревца, перекрёсток, белесые домики деревни вдали.

Осмотревшись, девушка вернулась на станцию телепортации. Взяла кухонный стул и положила его спинкой на пол прямо в проёме аварийного выхода.

— Давай, Персефона, заказывай стрелы! Посмотрим, какие сюрпризы прилетят вместе с ними…

Несколько секунд тишины, как раз чтобы дойти от кухни до центрального зала.

— Заказ… Выполнен… Спасибо… За покупку! — Станция доложила неуверенно, притормаживая после каждого слова. — Посторонняя… Программа…

На дорожке с перилами уже лежал прозрачный пластиковый пакет с дюжиной стрел внутри. Чёрные, с зелёным и оранжевым искусственным оперением. Эрика наклонилась, схватила посылку и поспешила обратно на кухню, откуда уже доносились жужжание и хруст.

Аварийная дверь пыталась закрыться, однако стул не позволял. Гнулся, трещал, но не сдавался. Девушка переступила через него. Успела сделать несколько шагов по коридору, прежде чем пластик разлетелся на куски, а ножки окончательно смялись.

— Следовало ожидать… — Она заговорила с собой вполголоса, выходя из тоннеля. — Станции превращаются в ловушки.

Налево, затем вверх по насыпи. Взгляд вдоль трассы. Никого. Можно идти в сторону деревни. Снова налево, теперь уже над тоннелем с ручьём, по обочине.

Эрика надорвала край посылки и на ходу начала вынимать по две-три стрелы за раз, осматривая их и отправляя в колчан. Пустую упаковку потом сложила вчетверо и спрятала в сумку.

Из деревни выехал большой белый автомобиль, внедорожник с прямоугольной синей эмблемой на дверце, на перекрёстке повернул направо и понёсся прочь, набирая скорость. Внутри — четыре тёмные фигуры. На девушку они, похоже, внимания не обратили.

Две дюжины шагов через трассу. Дворы на околице, сугробы у деревянных заборов. Стук закрывшейся двери, негромкий скрип калитки.

На улицу почти одновременно выбежали две пожилые женщины. Одна — в ватнике, чёрной юбке и валенках, с серым платком на голове.

Другая — в длинном пальто из тёмно-зелёного сукна, в старых коричневых сапогах. Платок — тоже серый, но светлее. Она и обратилась к соседке встревоженно, едва не задыхаясь после пробежки.

— Маша, забирай внуков! Изверги только что поехали!

— Знаю, Люда, видела! Уже собираемся! Бегу к Аркадию.

— Я ему скажу! Лучше за маленькими присмотри, одень потеплее! — Люда повернулась к приближавшейся Эрике. — Ты нездешняя? Давай с нами! Нельзя оставаться!

— Что-то случилось?

— Международные наблюдатели!.. Ох, помоги, не могу я быстро, в мои-то годы.

Девушка взяла женщину под руку, поддерживая на скользкой дороге. Вместе поспешили к низкому домику из красного кирпича.

— Спасибо, дальше я сама! — Люда постучала в окно. — Аркадий!

Бледно-оранжевая штора отодвинулась, выглянул седой сероглазый мужчина в бело-зелёной клетчатой рубашке.

— Уходить надо! — Женщина замахала рукой, показывая куда-то в сторону.

Аркадий не заставил себя ждать, через несколько секунд появился снаружи, надевая измятую шапку-ушанку и застёгивая рыжеватый кожух. На ногах — тёмные брюки и стоптанные ботинки. На сгибе локтя — небольшой рюкзак камуфляжной расцветки.

— Наводчики? — Спросил мужчина со спокойной серьёзностью.

— Да! И её с собой заберём. — Ещё один взмах, теперь указывающий на Эрику. — Не местная, ничего не знает.

— Где Маша и маленькие? Их позвать надо!

— Вот они, собрались уже!

В сопровождении Маши, нёсшей на плече большую сумку из плотной голубой ткани, появились мальчик лет девяти и девочка не старше двенадцати, закутанные в большие, не по размеру, поношенные тёмно-серые куртки. Похожие черты лица, синие глаза, явно брат и сестра. У него — капюшон, у неё — розовая шапочка. Обувь у обоих не зимняя, всего лишь старые потёртые кроссовки, но поверх плотных беловатых носков. Брюки — спортивные, чёрные, с белыми полосками.

— Да что же у вас такое происходит? — Спросила Эрика, взглянув на рыжего котёнка в руках девочки.

— По пути расскажем! — Аркадий зашагал вдоль улицы. — У нас полчаса, не больше.

— Международные наблюдатели ездят и высматривают, где кто живой остался. — Начала пояснять Люда, когда все двинулись следом за мужчиной.

— А потом артиллерию наводят! Кто-то из пушек бьёт по домам с людьми! — Маша с негодованием покачала головой. — Сволочи!

— Ну и ну! — Воскликнула Эрика со сдержанным удивлением. — Надо бы всех в деревне оповестить.

— Мы и есть все. — Невесело откликнулся Аркадий. — А тебя как в нашу глухомань занесло?

— Привезла денежную помощь от благотворителей. Раз уж больше никого, то вам и отдам.

— Сначала до укрытия доберёмся! Нам сюда, к администрации! — Аркадий указал на двухэтажное здание, построенное из крупных пепельно-серых бетонных блоков. Но повёл не к центральному входу, а мимо пустых заснеженных клумб к торцу, к бетонным ступеням, ведущим в подвал.

Внизу за железной дверью — полумрак, едва разбавленный лучами из узких цокольных окошек, немного похожих на крепостные бойницы под самым потолком. Пустой бесцветный зал, гулкое эхо шагов по каменному полу.

За следующим дверным проёмом — обустроенное помещение. Множество стульев, не меньше дюжины. Пара кушеток, обитых коричневой искусственной кожей. Тёмные вёдра, накрытые крышками. Несколько больших деревянных табуреток, выкрашенных белой краской. На стене — алюминиевый рукомойник с клапаном внизу, под ним — эмалированный голубой таз. Железная печка с трубой, выходившей в окошко. На ней — слегка помятый чайник из нержавеющей стали. Рядом на полу — горка поленьев, стопка старых журналов и книг. У противоположной стены — большой ящик, застеленный желтоватым платком и, очевидно, служивший столиком. На нём — миски, кружки, толстые свечи, установленные в стаканах.

Люда захлопотала у двери, прилаживая металлический засов. Аркадий, сняв шапку, принялся загружать дрова в печь. Дети уселись на кушетку и стали наблюдать за его действиями.

— Снеди мало, но до вечера дотянем. — Маша поставила сумку на стул, начала вынимать из неё газетные свёртки и выкладывать их на табуретку.

— Думаю, вы сами разберётесь, кому сколько нужно. — Эрика положила пачку денег рядом с продуктами.

— Ого! — Аркадий от изумления чуть не выронил полено.

— Маша, возьмёшь себе побольше, чтобы внуков вывезти! — Люда справилась с засовом и подошла, разглядывая банкноты как диковинку.

— Ой, кого же благодарить? — Маша всплеснула руками, едва не расплакавшись, судя по выражению лица. — Кто те добрые люди?

— Они предпочитают оставаться неизвестными. — Эрика ответила тихо, но уверенно.

— Ладно вам, не приставайте к девчонке с вопросами! — Вмешался Аркадий, запихивая в печку скомканный журнал и поджигая его спичкой. — Она и так рисковала, к нам добиралась. Война идёт, имена скрывают не потехи ради.

— Давай, покушай с нами! Мы ведь пообедать сегодня не успели. — Люда взглянула на девушку с искренним уважением.

— Спасибо, но у меня шоколад есть. — Эрика достала из сумки и вручила детям по батончику. Затем положила ещё три жёлто-красные упаковки на ту же табуретку.

Котёнок спрыгнул с колен девочки и забегал по подвалу, резвясь, играясь с найденной на полу белой крышечкой от пластиковой бутылки. Не очень-то испугался, когда раздался первый взрыв, всего лишь остановился и прислушался.

Казалось, какой-то невообразимый силач с оглушительным треском переломил гигантское дерево. Дрожь земли, впрочем, быстро рассеялась и поглотилась массивными стенами. Но бетон опять загудел, впитывая волны от следующих резких ударов.

— Перелёт. — Прокомментировал Аркадий, присматривая за разгоравшимися дровами. — Где-то в гаражах, возле мастерской.

— Да, это далеко от нашей улицы. — Согласилась Маша, разворачивая газетные свёртки. В них оказались ломти чёрного хлеба, кусочки копчёностей и очищенные луковицы. Котёнок подбежал, запрыгнул на ближайший стул, с надеждой посмотрел на угощения. Получил кусочек и шустро унёсся с ним куда-то в угол.

— Ты не беспокойся! — Люда обратилась к Эрике, присев рядом с детьми. — К нам снаряды не пробьются. Для себя чиновники строили хорошо, капитально.

— Здесь даже ванная и кухня есть. — Маша достала баночку с солёными огурцами. — Правда, плиту давно сломали, а вода в трубах не всегда чистая.

— Пересидим с удобствами! — Оптимистично заверил Аркадий. И пошёл к ведру, чтобы наполнить чайник. — Ребята, ну-ка руки мыть! Сладости потом, после обеда!

Дети послушно подошли к умывальнику. Девочка взяла с его крышки жёлтый кусок мыла. Люда тем временем сдвинула четыре табуретки в ряд, сформировав из них что-то вроде продолговатого стола, и разложила газеты с хлебом.

Завершив приготовления и не обращая внимания на грохот взрывов, местные с аппетитом взялись за еду.

Когда чайник забулькал и отправил к потолку струйку пара, Маша насыпала заварку из тёмно-зелёной пачки прямо в кружки. В каждую налила кипятка.

Эрика сняла с плеча лук, колчан и сумку, прислонила их к свободной кушетке, после чего расположилась на ней сама. Кивнула в ответ на вопросительный взгляд Маши и взяла одну из кружек, поставила рядом с собой.

Вынула из сумки коммуникатор и приёмник. Изучая текст на дисплее, выдвинула полированную антенну. Нажала пару кнопок — из динамика раздалось шипение. Плавно покрутила ручку настройки — сквозь шум пробилась музыка, лёгкая и спокойная мелодия, исполняемая на саксофоне.

Дети смотрели на радио с восторгом. Впрочем, не только они. Аркадий тоже проявил интерес.

— Это новый, цифровой? — Он отхлебнул чая из своей кружки. — Помнится, в молодости с ламповыми дело имел. Эх, как же быстро техника меняется!

— Может принимать их переговоры. — Девушка провела пальцем по дисплею коммуникатора, перелистывая страницу.

— Мы в подвале, не услышим. Нужно сделать наружную антенну. — Аркадий поднялся. — Пойдём, тут должны быть обрывки проводов. Время у нас есть.

Он повёл Эрику к следующему дверному проёму, в короткий коридор с толстыми трубами вдоль стены. Дальше, как и говорила Маша, находились кухня и ванная, облицованные белой плиткой.

Пустые жестяные банки с пёстрыми логотипами на боках, пара пластиковых бутылок, небрежно приоткрытые дверцы светло-серого шкафчика для посуды, почерневшая сковородка на газовой плите. Несмотря на некоторую захламлённость и признаки заброшенности, какие-либо заметные разрушения отсутствовали. Латунные краны над керамическими раковинами выглядели целыми, из труб ничего не протекало, нигде ни единой трещины.

— Вот он! — Мужчина отыскал моток толстого провода в синей изоляции. — И банки пригодились бы, да нечем одну к другой прикрепить.

— У меня в сумке лежит клейкая лента.

— Скотч? — Обрадовался Аркадий. — Как раз что надо!

Вернувшись с девушкой к остальным, мужчина приступил к делу с энтузиазмом, явно радуясь поводу вспомнить свои молодые годы. Достал из кармана маленький раскладной ножик и умелыми, уверенными движениями срезал с концов провода изоляцию. Затем аккуратно поставил четыре жестяные банки одну на другую и взял у Эрики скотч, чтобы скрепить стыки сегментов получившегося столбика.

Приклеил конструкцию вертикально к раме окошка рядом с форточкой, в которую выходила труба дымохода.

Размотал провод, протянул по полу, соединил нижнюю часть столбика с выдвижной антенной радиоприёмника. Шипение сразу же исчезло. Звучание музыки стало чистым, прозрачным. И очень ясным, выразительным в наступившей тишине. Бомбардировка прекратилась.

— Выходить рано! — Предупредила Люда, когда Эрика, убавив громкость, прислушалась к происходившему снаружи. — Могут перезарядиться и повторить.

Девушка попробовала чай из кружки и вернулась к прежнему занятию — продолжила нажимать кнопки, сверяясь с текстом инструкции на дисплее коммуникатора. Вскоре из динамика раздались обрывки резких, надменных фраз вперемешку с шелестом и глухим рокотом помех.

— Шестой, я пятый!.. Дайте коридор!.. Автобус телевидения… Как поняли?

— Сволочи! — Прокомментировала Маша, с негодованием качая головой. — Журналисты едут записывать репортаж с горящими домами. Обвинять другую сторону в зверствах.

Где-то вдали натужно загудели автомобильные двигатели. Тучи закрыли солнце, возобновился снегопад. За стёклами узких окошек закружились густые хлопья. Заметно потемнело, и Аркадий зажёг свечу на ящике-столике.

— Пятый, отправьте механических бойцов! — В эфире прохрипело грубое высокомерие какого-то командира. — Найдите гражданских! Нужны кадры с жертвами обстрела!.. Приём!

— Вас понял!.. — Подчинённый откликнулся кичливо, с уверенностью в собственной значимости. — Группа выходит!.. Приём!

— Значит, ещё долго здесь сидеть! — Люда сделала невесёлый вывод из услышанного. — Нельзя тварям на глаза попадаться!

Рыжий котёнок вернулся и запрыгнул девочке на колени. Она бережно и ласково спрятала его себе под куртку, согревая.

— А сюда не придут? — Эрика отпила ещё немного чая, отыскала на радиоприёмнике нужную кнопку и включила оранжевую подсветку электронной шкалы настройки с тёмными цифрами.

— Не посмеют, даже роботов не пришлют! — Успокоил Аркадий. — Это же здание начальства. Страх перед хозяевами у большинства заложен с детства.

— Мы тут и раньше отсиживались. — Добавила Люда. — Видать, ещё не раз придётся. Вряд ли уедем быстро.

— Я пятый!.. — Голос подчинённого, по-прежнему заносчивый, появился одновременно с сиплым посвистыванием помех. — В деревне никого… Ждём указаний!.. Приём!

Командир рявкнул в ответ что-то скрипучее, хриплое, искажённое из-за ухудшения качества связи.

— Хорошее радио! — Маша указала на приёмник. — Раньше сидели и гадали, что там да как.

— Останется вам! — Эрика достала из сумки и выложила на кушетку четыре серебристо-зелёные запасные батарейки. — Это тоже благотворительная помощь. Но бумажной инструкции нет.

— Ничего страшного! — Обрадовался Аркадий. — Разберусь! Они говорят в гражданском диапазоне открыто, не таясь.

— Странно, почему так? — Девушка спросила озадаченно.

— Подслушивать-то некому! — Пояснил мужчина, добавляя в печку небольшое полено. — Откуда у оставшихся такая аппаратура?

— Но у другой стороны наверняка есть…

— Там занимаются тем же самым. Все давно в сговоре.

Неподалёку снова заурчали мощные моторы автомобилей. В окошках, уже наполовину засыпанных снегом, промелькнули отсветы фар.

— Пора в разведку! — Люда поднялась и застегнула пальто.

— Эх, лучше бы мне! — Вздохнул Аркадий.

— Мужчину схватят, ты же знаешь. — Она поправила платок. — А на меня внимания не обратят.

— Пойду с вами! — Эрика тоже встала, взяла лук и колчан.

Люда повела её в тот же коридор, мимо тех же кухни и ванной, к железной двери в дальней торцевой стене. Кусок трубы, служивший засовом, сдвинулся легко. В подвал тут же ворвалась метель.

— Осторожно, ступеньки замело! — Предупредила женщина вполголоса, медленно поднимаясь по короткой бетонной лестнице. — Через улицу будет забор, в нём дыра. Давай сразу туда, за мной!

Люда, едва выбравшись на поверхность, исчезла во вьюжной мгле. Эрика пересекла дорогу и действительно едва не уткнулась в тёмный забор.

— Сюда! — Негромкий голос женщины прозвучал где-то справа.

Две доски отсутствовали. Девушке пришлось ненадолго снять с плеча лук и колчан, чтобы пробраться в чей-то сад. Люда уверенно зашагала дальше, очевидно, превосходно ориентируясь в темноте.

Ни единого горевшего фонаря, ни малейшего света в окнах, только жёлто-оранжевое полыхание пожара где-то далеко слева.

Деревья с известковой побелкой на стволах, большой серый дом, высокая поленница, кирпичный гараж, металлические ворота. Одна створка, полуоткрытая, покосилась. Женщина притаилась за другой и придержала Эрику за рукав.

— Механический! Прячемся!

У плеча робота светился синеватый фонарик. Искусственная туша передвигалась медленно, тяжело впечатывая в снег подошвы массивных ботинок. Каждое новое движение выглядело всё менее уверенным, всё более судорожным. Киборг пошатнулся с поднятой ногой, с трудом восстановил равновесие.

— Видать, электричество заканчивается! — Пояснила Люда тихонько. — От своих отстал, изверг.

Глухой и увесистый удар, слегка смягчённый слоем снега. Искусственный вояка рухнул посреди улицы, прямо напротив ворот. Попытался встать, но неуклюже опрокинулся на спину, несколько раз дёрнулся и замер.

Эрика, уже доставшая стрелу, отправила её обратно в колчан и, осмотрев пустую улицу, быстро приблизилась к неподвижному врагу.

Рядом с фонариком неярко светился красный огонёк индикатора чёрной портативной рации, прикреплённой к плечу с помощью тёмного кожаного чехла. Динамик зашипел, озвучил неразборчивую фразу, смешанную с шумом, и обрывисто смолк. Девушка сдёрнула устройство с туши и уже знакомым способом повернула регулятор громкости до щелчка выключателя. После чего быстро спрятала добычу в карман своей куртки и потянула за ремень автомата.

— Оружие не бери, пусть валяется! — Предупредила Люда обеспокоенно. — Если исчезнет, сразу поймут, что в деревне кто-то есть!

Эрика не стала снимать автомат с шеи робота. Отходя к воротам, пару раз обернулась и присела, чтобы наспех заровнять луком свои следы. Получилось кое-как, но отчётливых вмятин всё же не осталось.

Разведчицы продолжили путь. Несколько дюжин шагов обратно вглубь сада, поворот, ещё одна сломанная ограда между приусадебными участками, следующий дворик, крыльцо небольшого домика, низкий забор с калиткой.

Метель разошлась не на шутку, порывы ветра начали сметать снег с крыш. Пожар на краю деревни разгорался. Среди оранжевых сполохов что-то глухо взорвалось и расшвыряло быстро гаснувшие искры.

Рокот мотора, свет фар. Автомобиль остановился, заскрипев тормозами. Раздались недовольные мужские голоса, зычные и наглые. Женщина украдкой выглянула на улицу.

— Механического нашли! Затаскивают в машину, ругаются.

Хлопнула дверца, двигатель зашумел громче, и через несколько секунд мимо проехал белый микроавтобус.

— Скатертью дорога, сволочи! — Произнесла Люда удовлетворённо, явно приободрившись. — Хорошо! Пора назад!

Обратный путь через дворы, сквозь вьюжную мглу. Тот же самый проём в заборе, осторожный спуск по ступенькам. Несколько минут — и разведчицы уже стряхивали с себя снег, вернувшись в подвал.

— Наши дома целые! — Люда поспешила порадовать остальных. — Ты определил правильно, горит мастерская. И гаражи задело.

— Значит, ещё чуток посидим и пойдём! — Аркадий расставил уже помытые кружки в ряд на ящике-столике и зажёг вторую свечу рядом с догоравшей первой. — Вас не заметили?

— Нет! — Люда кивком указала на Эрику, снимавшую с плеча колчан. — А девчонка-то смелая! Хотела украсть автомат у механического. Я бы побоялась!

— Мы по радио тётю Зою слышали! — Мальчик поделился новостью, глядя на девушку с восторженным почтением. — Она нам продукты возит. Кого-то спрашивала о вас!

— Точно! — Подтвердила Маша, доставая пакетик с заваркой. — Так и говорила, мол, не видел ли кто мою подругу, лучницу.

— Да, мы с ней друзья. — Спокойно ответила Эрика, занимая своё прежнее место на кушетке. — Но сейчас мне в другую сторону, в город.

— В такую погоду автобусов на трассе не дождаться! — Аркадий взял с печки чайник и начал наливать кипяток в кружки. — Разве что на товарном поезде.

— А железнодорожная станция далеко? — Спросила девушка немного устало.

— Совсем рядом! Сразу за терриконом, мимо закрытой шахты.
 

Нравится
17:20
25
© Марти Ларин

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение