Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Две Лубянки

 

Лубянка.Сегодня это название обычно ассоциируется со зданием бывшего КГБ СССР.За всю свою вековую историю этот дом принадлежал лишь двум хозяевам: страховому обществу «Россия» и отечественной спецслужбе.
К концу ХIХ века Большая Лубянка превращается в улицу страховых кампаний. На сравнительно небольшом ее протяжении расположилось целых 15 офисов. Поэтому не случайно, что именно на Лубянку обратило свой взор одно из крупнейших страховых обществ того времени под звучным названием «Россия». Правление общества, основанного в 1881 году, находилось в Санкт-Петербурге.
В 1894году страховое общество «Россия» приобретает участок земли с постройками, которые решено было сломать, а на их месте построить новое каменное четырех- или пятиэтажное здание с большим количеством квартир, которое планировалось использовать как доходный дом. На проектирование был объявлен открытый конкурс, в результате которого лучшим был признан проект архитектора Н.М.Проскурнина. Однако его пришлось подправить: «Россия» купила еще один участок земли. Речь идет об угловом владении 2, расположенном по другую сторону Малой Лубянки и выходящем также на Лубянскую площадь. В связи с этим возникла идея возведения на этих соседних участках, разделенных Малой Лубянкой, сразу двух зданий, объединенных в одно. Работы были поручены опытному архитектору Александру Васильевичу Иванову, автору проекта здания гостиницы «Националь». Вместе с Проскурниным он и разработал проект знаменитого ныне Лубянского дома.

Строительство доходного дома началось в 1897 году и закончилось в 1900-м. Первый этаж большого доходного дома был полностью отдан в аренду - под торговлю. Здесь находились магазины - книжный, швейных машин, кроватей, пивная лавка и другие. На третьем-пятом этажах располагались два десятка квартир, по 4-9 комнат каждая. Постоялец такой квартиры платил до 4 тысяч рублей арендной платы ежегодно - прочие квартиры в Москве стоили вдвое, а то и втрое меньше... В целом со всего дома общество «Россия» имело свыше 160 тысяч рублей годового дохода.После переезда в марте 1918 года Советского правительства из Петрограда в Москву в доме 11 по Большой Лубянке расположился офис Всероссийской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и саботажем (ВЧК). Что касается дома 2, его просторные апартаменты чекисты облюбовали чуть позже. В соответствии с декретом Совнаркома в декабре 1918 года были ликвидированы все частные страховые общества, в том числе и «Россия», а их имущество и недвижимость, само собой, национализированы.Естественно,что многие документы данных страховых обществ содержали важную информацию о многих состоятельных владельцах Москвы и ВЧК, имея доступ к ним,проводили обыски лиц,указанных в документах.
Начало работы ВЧК в здании Лубянки связано с именем Феликса Дзержинского.В 1918 году, после переезда Совнаркома в Москву, Феликсу Дзержинскому довелось пережить покушение, после которого, считается, он и получил прозвище «железный Феликс». В отведенном под ВЧК здании на Лубянской площади председатель комиссии занимал кабинет на втором этаже с окнами на улицу. В эти окна однажды и влетела ручная граната, от взрыва которой Дзержинский едва успел спрятаться в огромном железном сейфе, оставшемся в его кабинете от прежних хозяев-страховщиков. Видимо, полученное при рождении имя действительно обеспечило особые отношения с удачей.Так Феликс Дзержинский неожиданно для себя превратился в "Железного Феликса".
Начало деятельности "Железного Феликса" на  Лубянке было тесно связано с такой организацией как Политический Красный Крест.В конце 19 — начале 20 веков под общим названием Политический Красный Крест (ПКК) в России действовало несколько объединений, помогавших политическим заключенным и ссыльным. Сначала подобную организацию создала в Петербурге член исполкома «Народной воли» Вера Фигнер, первыми получателями помощи стали сосланные в Сибирь и отдалённые губернии, а также заточённые в столичные тюрьмы народовольцы. Средства для Политического Красного Креста собирали на благотворительных концертах, литературных чтениях и вечерах, да и просто путём организации добровольных сборов «на политических». Существование организации было полулегальным: наряду с филантропической деятельностью и юридической помощью во время следствия и судов Политический Красный Крест помогал организовать свидания с политическими единомышленниками (слушательницы Высших женских Бестужевских курсов проникали в тюрьмы под видом невест) и побеги.

Название «Красный Крест» без всякого согласования с Международным Красным Крестом заимствовали те же народовольцы, мотивируя свой выбор тем, что политические заключённые являются «солдатами революции» (МКК помогал раненым и пленным военнослужащим).После Февральской революции Политический Красный Крест заработал как «Общество помощи освобожденным политическим». Его участники полагали, что основным занятием теперь станет возвращение и помощь в поправке здоровья, устройстве на работу и восстановлении в правах бывшим каторжанам и ссыльным. Но очень скоро Политический Красный Крест возобновил свою работу в обычном формате, он начал помогать первым политическим заключённым Советской власти: анархистам, социал-демократам и эсерам, православным и мусульманам, католикам и толстовцам, грузинским меньшевикам и сионистам, участникам белого движения и раскулаченным крестьянам. При этом статус правозащитная организация имела вполне официальный: в 1918 году нарком юстиции Исаак Штейнберг выпустил соответствующий декрет.
Учредителями Политического Красного Креста в Москве были 50 человек: политические и общественные деятели, юристы, врачи, литераторы. Условием вступления в организацию был выход из любых политических партий. К концу 1918 года московский Политический Красный Крест насчитывал 227 членов, а к марту 1922 года — 857 членов. Почётным председателем московского ПКК стал писатель Владимир Короленко. Комитеты Политического Красного креста существовали и в других городах: в Харькове, Полтаве, Петрограде.

В юридической комиссии московского ПКК работало 42 человека, они оказывали помощь безвозмездно тем, кого по уставу организации признавали политическими заключенными. А именно всем, кто обвинялся в принадлежности к политическим партиям; заложникам, взятым вместо обвиняемых в политических деяниях; обвиняемым в правонарушениях, совершенных по религиозным мотивам; обвиняемым в контрреволюции, в шпионаже по идейным соображениям; военнопленным гражданской войны.

Одной из ключевых для Политического Красного Креста фигур был его председатель, адвокат Николай Муравьёв — член партии эсеров, назначенный после Февральской революции председателем Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства. После Октябрьской революции Муравьёв работал юрисконсультом Московского народного банка и, вместе со своим заместителем Екатериной Пешковой и ее помощником Михаилом Винавером, помогал политическим заключенным.
Екатерина Павловна Пешкова-первая жена писателя Алексея Максимовича Пешкова-Горького.Уроженка Полтавы,жила в Самаре, где закончила гимназию и в 19 лет стала работать корректором в «Самарской газете». В редакции познакомилась с фельетонистом Алексеем Пешковым — будущим «буревестником революции» Максимом Горьким. Через год они обвенчались, в 1897 году, у них родился сын Максим. Пешкова и Горький расстались в 1903 году, после смерти младшей дочери. Писатель жил с гражданской женой, актрисой Марией Андреевой, но с Пешковой поддерживал дружеские отношения: сохранилась их переписка, известно, что Екатерина Павловна вела его бухгалтерию. Ей же, как полагают историки, имя знаменитого и приближённого к власти писателя позволяло входить в тюрьмы и следственные кабинеты, просить о смягчении участи арестованных и добиваться пересмотра приговоров.До Политического Красного Креста в жизни Пешковой была партия эсеров, Париж и знакомство с Верой Фигнер, работа в «Комитете помощи русским политкаторжанам», Италия. Вернувшись в Россию, Пешкова возглавила детскую комиссию в обществе «Помощь жертвам войны», где работала вместе с адвокатом Сахаровым — дедом академика Андрея Сахарова. В возрождённый Политический Красный Крест Пешкова пришла после Февральской революции и, став заместителем Муравьёва, фактически возглавила московскую организацию.
Екатерина Пешкова и Феликс Дзержинский хорошо были знакомы друг с другом.Их знакомство состоялось до октября 1917 года:на помогала сидящему в тюрьме революционеру, когда работала в «Комитете помощи русским политкаторжанам». Связывал их и тот факт, что сын Пешковой и Горького Максим работал в аппарате ВЧК.
Прием просителей Пешкова вела лично, в помещении ПКК на Кузнецком мосту, дом 16 (позже этот же дом получил номер 24, и в нём помещалась организация-преемник Политического Красного креста — «Помполит»)
Своей немногословностью, деловитостью Пешкова производила на посетителей суровое впечатление, вспоминает ее подопечная, а потом и приятельница Анна Книпер-Тимирёва: «Народу там всегда было много. Екатерина Павловна много слов не тратила, слишком была занята, и я не задерживалась. Каждый раз, как я от неё выходила в приёмную, ожидающие спрашивали: "Что, сегодня не очень строгая?" Когда я потом рассказала Екатерине Павловне, как её побаивались посетители, она очень огорчилась: "Правда? А я так всегда стеснялась! Мне казалось, что всё на мне такое некрасивое"».

«Увидел я её впервые, когда она с туго набитым портфелем в руках, красивая, эффектная, стройная, в кожаном пальто, в кожаном шлеме лётчика, вышла скорыми шагами из подъезда курсов Берлица, села в коляску мотоцикла и покатила в сторону Лубянской площади. Она всегда ездила в ГПУ таким способом, хотя пешком пройти было два шага», — вспоминает Сергей Голицын. В Государственном политическом управлении (ГПУ) на Лубянке Пешкова получала сведения о местонахождении арестованных и осуждённых, ходатайствовала о переводах и замене наказания и получала или продлевала мандат — документ, дающий ей право посещения мест лишения свободы.Для самих заключенных и их семей помощь Политического Красного Креста была бесплатной и часто как раз заключалась в материальной поддержке: передачами, продуктами, одеждой, мебелью и деньгами для оставшихся без кормильца семей. На какие же средства существовала первая в Советском Союзе правозащитная организация?

Вот объявление, данное московским ПКК в газете «Жизнь» 29 мая 1918 года: «Возродившийся Политический Красный Крест, преследующий задачи оказания всех видов помощи политическим заключенным, испытывает большой недостаток в материальных средствах. <...> Красный Крест надеется встретить поддержку во всех культурных слоях русского общества и просит нас напечатать, что он с признательностью принимает всякого рода пожертвования, которые надлежит адресовать: Москва, М. Никитская, 25». В начале существования «возродившегося ПКК» в его пользу в Москве устраивались концерты, спектакли, лекции, литературные чтения, лотереи. Участники организации платили членские взносы, а также принимали пожертвования от различных объединений и частных лиц. Помогать ПКК, а позже и сменившему его «Помполиту» старались Анна Ахматова, Михаил Чехов, Александра Толстая, Михаил Сажин и многие другие. Отчисления в Политический Красный крест делали и перешедшие на нелегальное положение партии: меньшевики, эсеры, анархистский «Чёрный Крест».

Активно помогали Политическому Красному Кресту эмигрантские организации: «Политический Красный Крест» в Париже, «Политический Красный Крест» в Берлине, БУНД (Всеобщий еврейский рабочий союз в Литве, Польше и России), женевский «Комитет помощи политическим заключённым в России», «Общество помощи русским политическим заключённым» в Филадельфии, американское «Общество помощи заключённым социалистам в России», нью-йоркское «Общество помощи русским ссыльным». Помощь принимали любую: как в пользу всей организации, так и адресную — 10 фунтов для передачи заключенному N или 5 долларов для семьи арестанта Z.   Были случаи, когда оказавшиеся в Москве иностранцы просто приходили к Пешковой на Кузнецкий мост и приносили пожертвования.
ВЧК и Политический Красный Крест были фактически двумя  организациями,которые противостояли друг другу.Но пока был жив "Железный Феликс"-Екатерина Пешкова могла рассчитывать на небольшой компромисс друг с другом



 

Нравится
19:05
50
© Кристина Михайлова
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.

Пользовательское соглашение