Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Дракон Юлиан

Книга третья (отрывок)
   

   Подводя  итог,  можно  констатировать,  что  уже  полтора  месяца  я  нахожусь  под  своеобразным  домашним  арестом.  Муж  я  или  не  муж?  В  начале  нашего  знакомства  она  упрекнула  меня  в  том,  что  я  «не  поступаю  как  рыцарь».  Вот  сейчас  создам  клона  и  схожу  за  минуту  реального  времени,  поискать  парочку  плохих  драконов  для  очень  откровенной  беседы.  Сегодня  к  обеду  будут  субпродукты  от  очень  большой  ящерицы.  Думаю,  за  час  моего  реального  времени  обернусь,  и  Шурочка  ничего  не  заметит,  и  я  развлекусь  немножко….
   
   Ну  почему  все  замки  строятся  на  возвышенностях.  То  есть,  понятно,  что  для  обороны,  но,  подвоз  продуктов,  топлива  для  многочисленных  каминов  и  замковой  кухни.  Бедные  лошадки,  наверное,  еле  тянутся  в  гору.  Кстати  о  лошадях.  Если  я  рыцарь,  зачем  идти  пешком?  Быстренько  организуем  коня  и  латы…  
   Хорошо,  вот  сейчас  я  похож  на  настоящего  героя.  Не  хватает  оруженосца.  Кого  бы  пригласить  на  эту  роль?  Неожиданно вспомнился жизнерадостный  Хэргрэв VI.  Спросить,  может  быть,  не  будет  противиться,  немного  развлечься.
   «Ваше  Величество?».
   «Великая мать!  Игорь?  Что  характерно,  после  встречи  с  тобой  у  меня  идёт  сплошная  чёрная  полоса».
   «Обвиняя  других,  никогда  не  вылезешь  из  того  места  куда  попал  по  собственным  мотивам».
   «То  есть,  если  я  попал  в  задницу,  то  мне  нужно  активно  работая  головой  оттуда  выбираться,  а  не  жаловаться  окружающему  меня  дерьму  на  отсутствие  комфорта  в  данном  месте».
   «Молодец,  особенно  мне  понравилось  -  «жаловаться  окружающему  дерь-му».
   «Я  не  хотел …».
   «Я  понял.  Шучу.  К  делу.  Я  решил  немного  развлечься.  Ты  не  составишь  мне  компанию?».
   «Учитывая,  что  я  сейчас  нахожусь  в  океане,  на  борту  пиратского  корабля,  капитаном  которого  является  родной  папа  Д' Артаньяна.  Что  более  экзотического  ты  можешь  мне  предложить?».
   «У  тебя  действительно  большие  способности  попадать  в  неприятности.  Но  я  хотя  бы  нахожусь  на  твёрдой  земле».
   «Если  можешь,  забери  меня  отсюда  к  себе,  прямо  сейчас,  пожалуйста».
   Укутанный  только  в  большие  купальные  полотенца,  голый  король  Хэргрэв,  босыми  ногами  стоял  в  дорожной  пыли  и  счастливо  улыбался  всеми  своими  белоснежными  зубами.
   -  Земля,  что  характерно,  я  счастлив  только  от  того  что  пребываю  на  земле.  Даже  находящаяся  рядом  Дубина  в  железе  верхом  на  лошади,  не  может  испортить  моего  восхитительного  настроения.  Привет,  Банка  мясных  консервов.                                                                            
   -  Но-но,  это  кто  здесь  «дубина»  и  «консервы»?  Ты  должен  с  восторгом  смотреть  на  своего  рыцаря.  Я  могу  отправить  тебя  обратно,  в  гости  к  полным  экзотики  пиратам  Атлантического  океана.  
   -  Не  губите, -  продолжал  «валять  дурака»  Хэрчик, -  я  знаю  что  под  этим  нагретым  солнцем  железом,  бьется  благородное  сердце,  полное  сострадания  ко  всему  миру.
   -  Интуиция  присутствует. Довольно  странно,  мозг  -  отсутствует,  а  выводы  делаешь  правильные.
   -  Мы  -  гномы,  народ  грубый,  но  справедливый,  все  вещи  называем  своими  именами,  а  мозг  у  нас  каменный,  покрепче  вашего  -  деревянного, -  и  он  рассмеялся,  счастливый  от  того,  что  может  быть  впервые  в  жизни,  его  понимают  с  полуслова. 
   Организовав  походный  шатёр  и  накрытый  с  королевской  щедростью  стол,  я  с  удовольствием  выслушал  рассказ  своего  друга  о  его  неожиданном  морском  приключении.  Когда  мы  изрядно  наелись  и  посмеялись,  я  изложил  ему  свои  «трудности»  молодого  отца.      
    -  Зря  ты, -  неожиданно  серьёзно  сказал  Хэргрэв, -  нельзя  на  них  обижаться,  у  них  после  родов,  «крыша  едет»  у  всех.  Шок  -  болевой,  моральный.  Готовься,  читай  литературу,  ходи  на  разные  курсы,  всё  равно  роды  -  это  травма.  Очень  многое  зависит  от  тех,  кто  находится  рядом  с  молодой  мамой.  Насколько  её  понимают,  любят.  Пройдёт  три  месяца, и  она  вновь  станет  прежней  Шурочкой. 
      -  Я  знаю.  Просто  захотелось  получить  заряд  положительных  эмоций.
      -  От  общения  с  драконом? -  уточнил  он  улыбаясь.
   -  Да.  Ты  подумал?  Составишь  компанию,  или  домой?
   -  Обязанности  монарха  перед  своим  народом …
   -  Насколько  я  успел  понять,  выполнение  твоих  обязанностей  успешно  взяла  на  себя  королева  Валха,  и  неплохо  с  этим  справляется.  Ты  мне  просто  скажи,  хочешь  со  мной  или  нет,  а  создать  копию,  которая  будет  полностью  идентична  тебе,  для  меня  не  составляет  проблемы.  
   -  Даже  так.  Хорошо,  я  с  удовольствием  присоединяюсь  к  тебе.  Кстати  можно  взглянуть  на  то,  как  моя  копия  себя  ведёт?
   -  Без  проблем, -  ответил  я,  и  создал  в  шатре  большое  зеркало,  настроенное  на  королевские  покои  Хэргрэва  VI.  Чудесная  картинка  показала  нам:  королеву  маму,  королеву  Валху  и  моего  друга  Хэрчика,  вкушающих  утренний  завтрак.
   -  Перестань  сопеть  и  чавкать!  Ты  -  король,  веди  себя  прилично!  Ваше  Величество,  скажите  вы  ему!
   -  Да,  сынок,  постарайся  есть  не  так  шумно,  пожалуйста.
   -  Извини,  милая, -  Хэргрэв,  робко  поднял  глаза  на  жену, -  это  получается  совершенно  не  произвольно,  дорогая. 
   -  Я  не  могу  нанять  учителя  по  этикету  такому  большому  мальчику!  Мне  абсолютно  не  нужны  слухи  о  том,  что  мой  муж  -  невежа! 
   -  Прости,  любимая,  но  мы  здесь  одни  и  никто  чужой  не  видит  и  не  слышит  моих  дурных  привычек.  Ты  же  знаешь,  что  на  парадных  обедах  я  веду  себя  очень  хорошо.  Мама,  скажи  ей.
   -  Да,  Валха,  на  людях  он  ведёт  себя  очень  прилично.
   -  Сколько  раз  я  просила  не  называть  меня  этим  именем!  Мы  не  на  секунду  не  должны  забывать  о  своём  королевском  достоинстве.  Кстати  о  парадных  обедах,  Вы,  Ваше  Величество,  считаете  приличным  то,  что  он  на  подобных  мероприятиях,  ничего  не  ест,  а  только  пьёт?  Мне  ночью  нужен  муж,  а  не  тряпка…
   
   -  Выключай! -  твёрдо,  скомандовал  мои  друг, -  я  очень  рад,  что  нахожусь  здесь,  а  не  там.
   Мы  хорошо  продолжили  застолье  в  шатре.  Незаметно  наступил  вечер.  Решив,  что  если  в  рядом  стоящем  на  горе  замке  томиться  принцесса,  охраняемая  злым  драконом,  то  совсем  не  обязательно  её  освобождать  на  ночь,  глядя,  а  вот  с  утра,  набравшись  за  ночь  сил,  мы  ему  покажем,  где  раки  зимуют…   
   Вечерние  оптимистические  прогнозы,  как  правило,  имеют  мало  общего  с  утренним  настроением.  Свои  больные  головы  мы  вылечили  традиционным  русским  методом.  Сдувая  пенную  шапку  с  литровой  кружки  портера,  Хэргрэв  сказал:
   -  Будешь  гнать  -  не  уйду!  Может,  я  всю  жизнь  мечтал  так  жить.
   -  По  мне,  так  всю  жизнь  живи,  коли  человек  хороший, -  ответил  я,  вспомнив  реплику  лучшего  русского  киноактёра  из  фильма  «Двенадцать  стульев».
   Предложив  Хэргрэву  сесть  на  лошадь,  я  неожиданно  столкнулся  с  реакцией  полного  отрицания  копытных,  как  средства  передвижения.
   -  Да  ты  не  бойся  я  и  пешком  от  тебя  не  отстану.
   -  Магия?
   -  Конечно,  я,  слава  Богу,  на  земле  стою.
   -  С  каких  пор  ты  в  Господа  уверовал?
   -  С  тех  самых,  как  о  свободе  мышления  своего  задумался.  Легко  жить  по  проверенным  шаблонам:  в  одной  ситуации  нужно  отвечать  и  делать  следующие,  в  другой  -  другое.  Мозг  не  участвует,  действия  рефлекторны.  Чем  в  данной  ситуации  я  отличаюсь  от  какого-нибудь  крота  или  мыши?
   Читал  ваших  философов,  да  у  нас  и  свои  заумники  есть,  не  хуже  ваших.  После  дам  почитать,  если  интересуешься.  Так  вот,  все  они  превозносят  разум.  Gnom  vulgaris  отличается  от  Gnom  sapiens  именно  способностью  поступать  разумно.  Ослепленный  ненавистью  к  светлым  эльфам,  которая  является  основой  всей  нашей  культуры,  я  не  мог  мыслить  свободно,  расковано  и  независимо.  Огромные  пласты  информации  о  людях,  которой  я  обладал  в  силу  своего  положения,  воспринимались  мной  без  душевного  отклика,  отстранённо.  Подобно  вашим  обывателям,  жующим  перед  телевизором,  показывающим  в  этот  момент  картину  страшных  трагедий,  произошедших  и  происходящих  по  всему  миру.  Непосредственное  участие,  сопереживание  и  сострадание  -  вот  тот  «золотой  ключик»,  с  помощью  которого  открываются  сердца  гномов  и  людей.  Надеюсь,  я  тебя  не  очень  утомил,  поделившись  своими  размышле-ниями  о  месте  гнома  и  человека  в  этом  мире,  если  он  считает  себя  разумным.
   -  Спасибо,  Ваше  Величество.  Вы  действительно  доказали  сейчас,  что  «нет  ни  Еллина,  ни  Иудея»,  как  писал  Святой  Апостол  Павел.  Прошу  только  не  впадать  в  другую,  прямо  противоположную  крайность.  Бесспорно,  все  разумные  -  братья  и  сёстры,  но  это  не  значит,  что  нужно  обнимать  всех  подряд.  В  лучшем  случае  примут  за  чудака,  в  худшем  …  Ты  понимаешь.  
   Дорога  к  замку  резко  сворачивала,  огибая  огромную  глыбу  серого  гранита.  Занятые  разговором,  мы  мало  обращали  внимания  на  окружающее  нас,  в  чём  сразу  раскаялись,  обогнув  скалу  и  упёршись,  буквально,  прямо  в  зелёную  морду  большого  дракона.
   -  Интересный  разговор  и  собеседники  тоже  необычные.  Простите,  я  под-слушал  ваш  диалог,  не  скажу,  чтобы  невольно,  прямо  признаюсь,  с  гнусной  целью  узнать  будет  мой  утренний  завтрак  лёгким  или  мне,  для  повышения  аппетита  предстоит  небольшое  сражение.  Ах,  да!  Вы  же  не  сиволапые  молодые  крестьяне  с  всякими  там  мечами - кладенцами,  мечтающие  сделать  карьеру,  притащив  «прекрасную  принцессу»  в  свою  жалкую  избу.  Странствующие  рыцари  и  философы,  позвольте  представиться,  меня  зовут  Юлиан.
-  Здравствуйте,  очень  приятно, -  весьма  вежливо  ответил  я,  быстро  приходя  в  себя,  и  продолжил.         
   -  Позвольте  и  мне  представиться.  Я,  Игорь,  в  данный  момент  странствующий  рыцарь.  Мой  друг  -  король  Хэргрэв,  путешествует  инкогнито  и  поэтому  разрешает  говорить  запросто,  без  чинов  и  званий.
   -  Позвольте,  это  же  гном!  Я,  было,  решил,  что….  Ну,  не  важно.  Ваша  учёная  беседа  очень  заинтересовала  меня,  но,  простите,  ваши  выводы  -  обескуражили.  Я  дракон,  естественно  разумен,  начитан,  опыта  у  меня  за  прошедшие  три  тысячелетия  накопилось  не  мало.  «Все  разумные  -  братья  и  сёстры»,  это  прекрасно  звучит.  Ну,  а  мне  как  быть  в  подобной  ситуации?  Кушать  своих  братьев  или  удовольствоваться  только  их  глупой  лошадью?  Интересно,  что  вы  мне  в  этой  ситуации  посоветуете?  Хочу  предупредить,  так  сказать  во  избежание  излишнего  травматизма.  Хотя  у  меня  одна  голова,  но  дракон  я  огнедышащий.
   -  Простите,  Юлиан.  Мы  не  очень  хорошо  разбираемся  в  драконоведении,  и  если  в  наших  словах  будут  какие-либо  нетактичные  в  Вашем  отношении  слова,  то  простите  нас,  принимая  во  внимание  наше  полное  невежество  в  данном  вопросе.
   -  Прощаю!  К  чему  эти  реверансы,  Игорь?  Говорите  прямо. 
   -  Мы  готовы  подождать,  пока  Вы  позавтракаете,  чтобы  затем  продолжить  нашу  приятную  беседу.  Кстати,  я  могу  обеспечить  Вас  любым  блюдом,  по  Вашему  выбору.
   -  Рыцарь  -  маг?  Ещё  интересней!  Пять  оленей,  пуд  красной  копчёной  рыбы,  и  двухсот  литровую  бочку  хорошего  сухого  вина.
   Заказ  был  выполнен  незамедлительно.  Мы  немного  вернулись  по  дороге  назад,  чтобы  не  смущать  дракона  своим  присутствием  и  устроили  ленч.
   Слушая  хруст  костей  и  шумное  всасывание  вина  драконом,  Хэргрэв  ска-зал:
   -  Я  -  чавкаю!  Послушала  бы  она  это!
   -  Не  переживай,  у  каждого  свои  привычки.  Лучше  подумай,  что  мы  будем  делать  дальше.
   -  О  чём  тут  думать.  Сейчас  поест,  станет  добрым,  поговорим,  всё  узнаем,  а  потом  прикончим.  Ты  всё  правильно  делаешь,  у  мёртвого  ничего  не  узнаешь,  а  этот  болтает  как  заведённый,  сам  всё  расскажет.  Где  принцесса,  где  библиотека,  меня  она  признаться  больше  интересует,  чем  девица,  которая  за  годы  затворничества  совсем,  наверное,  остервенела.
   -  Почему?  Очень  может  быть,  что  она  милая  и  приятная  в  общении  де-вушка.
   -  Знаю  я  этих  милых  и  скромных,  сначала,  девушек.  Ну,  их,  в  море!  Хотя,  если  в  замке  присутствуют  смазливые  служанки,  то  я  не  откажусь  получить  их  благодарность  за  освобождение  от  дракона  натуральным  образом.
   Громкие  звуки  насыщающейся  рептилии  резко  оборвались,  а  затем  мы  услышали  не  менее  громогласный  храп. 
   -  Уснул?  Крокодилову  его  крылатую  маму!  Поговорили,  называется.
   -  Ничего,  Хэрчик,  мне  даже  как-то  жалко  его  стало.  Пусть  спит,  а  мы  пока  замок  навестим.  Разговорчивые  и  там  найдутся. 
   Когда-то  подъемный  мост,  перекинутый  через  ров,  когда-то  бывший  с  водой,  вид  имел  ужасный,  многие  доски  сгнили,  обрывки  ржавых  цепей  свисали  с  него  в  канаву,  заросшую  высокой  крапивой.  Огромной  толщины  деревянные  ворота,  распахнутые  однажды  десятки  лет  назад,  судя  по  всему,  никогда  больше  не  закрывались.  Всё  вокруг  дышало  пренебрежением  к  аккуратности  и  запущенностью.
   -  Плохие  из  драконов  хозяева  замков  получаются.  С  другой  стороны,  зачем  ему  за  стенами  обороняться  и  главное,  от  кого?
   -  От  таких  наглых  парней,  как  мы  с  тобой  Игорь.  Прёмся  незваные,  не-прошеные,  даже  неудобно  немного  и  служанок  что-то  не  видать, -  погрустнел,  Хэргрэв. 
   -  Стойте,  ни  шагу  вперёд,  а  то  я  вам  задам,  мало  не  покажется!
   Голосок  был  тонкий,  молодой  и  было  непонятно,  большая  девочка  нас  пугает  или  молодой  мальчик.
   -  Стоим,  ждём, -  крикнул  я  в  ответ. -  Долго  стоять?
   -  Сколько  скажу,  столько  и  будете  стоять.  Вот  Юлиан  прилетит  и  объяснит  вам,  что  не  хорошо  в  отсутствии  хозяина  в  его  дом  входить.
   -  Спит  он,  позавтракал  и  спит,  в  пятистах  метрах  отсюда  у  серой  скалы.
   -  Не  пьяный?
   -  Выпил  маленько,  примерно  бочку  двухсотлитровую.
   -  Ох,  горюшко,  какое!  Опять  пьяный.  Ну,  теперь  -  держись!  Всем  мало  не  покажется!
   -  Буйным  становиться?
   -  Какое  там,  «буйный»!  Хорошо  бы,   «буйный» -  для  его  имиджу  самое  дело,  побуянить.  Нет,  он  добрым  до  дури  становится.  Что  хошь  отдаст,  шкуру  готов  с  себя  снять  и  отдать.  Да  вы  вокруг  посмотрите-то,  всё  отдал,
зараза  зелёная!  А  какой  замок-то  был,  картинка,  загляденье.  А  людишек-то
сколько  было,  почитай  семнадцать  деревень  в  округе  было.  Два  года  назад,  когда  в  последний-то  раз  напился,  остатки  из  сокровищницы  вытащил  и  начал  по  окрестным  городам  разбрасывать.  Да  вы  проходите,  чего  уж  тепереча.
   Из-за   широкой,  помпезной  входной  лестницы,  некогда  красивого  серого  гранита,  украшенной  античными  беломраморными  фигурами,  вышел  худенький  мальчик  лет  тринадцати.   Всю  его  одежду  составляла  длинная  рубаха  навыпуск,  неопределенного  цвета,  большие  подвёрнутые  до  колен  штаны.  Мальчик  был  бос,  лохмат,  но  в  руках  держал  большой  заряженный  арбалет.
   -  Ты  кто  такой,  Аника - воин?
   -  Живу  я  здесь,  то  есть  управитель  местный,  я, -  быстро  поправился  он.
   -  Имя  у  тебя  есть?
   -  Иваном  зовут.  А  вы  кто?
   -  Мы  странствующие  рыцари.  Меня  зовут  Игорь.
   -  Здравствуй,  управитель  Иван,  моё  имя  Хэргрэв. 
   -  В  замок  не  зову,  грязно  там,  а  убирать  некому.
   -  Ты,  что  же,  Иван,  один  с  драконом  живёшь?
   -  Да  кому  он  нужен  ещё.  Цельными  днями  или  книжки  да  свитки  разные  читает,  или  поймает  на  дороге  кого  пограмотней,  и  спорить  начнёт.  Спорит,  яриться,  хоть  молчи,  хоть  не  молчи  в  ответ,  всё  одно  в  раж  войдёт  и  сожрёт, -  мальчик  нахмурился  и  медленно  выговорил, -  оппонента.  За  десять  вёрст  в  округе  ни  одного  грамотного  не  оставил.
   -  Выходит,  Ванюша,  ни  принцессы  у  вас  нет,  ни  другой  какого  другого  женского  пола, -  разочаровано  спросил  Хэрчик.
   -  Какое  там.  Пол  у  нас  не  женский,  а  просто  грязный.  Потому  как  баб,  которые  полы  моют,  нету.  То  есть  принцесса,  конечно,  есть,  потому  как  дракон  без  принцессы  и  не  дракон  даже,  но  она  же  не  баба.  Попробуй  ее,  заставь  полы  помыть,  мне  моя  жизнь  ещё  дорога.  
   -  Ты,  может,  есть  хочешь? -  спросил  я,  отсмеявшись, -  и  одеться  тебе  надо  получше -  управитель  все-таки.
   -  Ваша  милость,  господин  рыцарь,  сделайте  такое  Божеское  дело  угостите  круглого  сироту  хоть  корочкой  хлебушка.  Не  поверите,  второй  день  не  жрамши,  одной  водой  колодезной  пробавляюсь,  да  крапиву  на  той  водице  отвариваю, -  запричитал  хитрый мальчишка.
   -  Ну,  раз  в  дом  не  зовёшь,  то  мы  и  здесь  стол  накроем.
   Я  хлопнул  в  ладоши,  и  стол,  накрытый  простой  и  сытной  пищей,  возник  прямо  перед  нами  вместе  со  стулом.
   -  Кушай,  Ванюша.
   -  Так  я  подожду  ваших  милостей.  Нешто  я,  такой-сякой,  где  не  примострюсь,  рядышком,  да  остаточков  из  ваших  ручек  драгоценных  не  приму.  Вы  питайтеся  себе,  а  мне  можно  и  на  земельку  бросить.  Я  подыму.   Ой,  стульчик  у  вас  один.  Может,  какой  чурбачок  подкатить,  для  другой  вашей  милости?
   -  Мы  одновременно  с  твоим  Юлианом  позавтракали.  Стул  для  тебя,  садись  и  ешь. 
   -  Как  это?!
   -  Ешь,  без  разговоров,  не  то  в  лягушку  превращу.
   Иван  ещё  раз  вопросительно  посмотрел  на  меня,  перевёл  взгляд  на  Хэргрэва,  затем  побледнел,  решительно  подошёл  к  столу  и  сел  за  него.
   -  Ежели  отрава,  какая,  то  за  таким  столом  и  помереть  не  страшно.
   Ел  он  так,  будто  ежесекундно  боялся,  что  пища  исчезнет,  и  у  него  на  всю  жизнь  останутся  только  горькие  сожаления  о  невозможности  запихать  в  рот  четыре  куриные  ножки  одновременно.
   -  У  нас  за  такое  отношение  к  ребёнку  сразу  в  урановые  рудники  отправляют.  Правда,  в  последний  раз  это  было  двести  пять  лет  назад.  Может  быть  потому,  что  дети  у  нас  рождаются,  не  так  часто,  как  у  вас,  но  отношение  к  ним  бережное,  я  бы  даже  сказал,  благоговейное, -  негромко  произнёс  Хэргрэв,  отворачиваясь  от  стола  в  сторону. 
   -  Зачем  вы  моего  управляющего  балуете? -  Дракон Юлиан  сидел  на  стене  замка  и  смотрел  на  нас  удивлёнными  глазами.
   -  Сейчас  я  ему  объясню,  как,  что  характерно,  с  детьми  обращаться  надо! -  зловеще  сказал  король  Хэргрэв  и  преобразился. 
   Передо  мной  стоял  воин,  лицо  его  огрубело,  исчезла  улыбка,  сменившись  ухмылкой  уверенного  в  себе  и  своих  силах  бойца.  В  обеих  руках  Хэргрэва,  сверкали  обоюдоострые  мечи,  формой  и  размерами  сравнимые  с  римскими  гладиусами.  Вся  его  одежда  теперь  была  из  толстой  натуральной  кожи  чёрного  цвета  также  как  и  шлем,  и  невысокие  сапожки.  
   Король  гномов,  быстро  двинулся  к  стене,  на  которой,  ещё  удивлённо  улыбаясь,  сидел  непедагогичный  дракон,  и  как-то  ловко  подпрыгнув  в  воздухе,  неожиданно  оказался  на  её  середине,  и  не  на  миг  не  остановившись,  побежал  дальше  по  вертикальной  поверхности.
   Юлиан  понял,  дело  предстоит  серьёзное  и  решил  не  связываться  с  гномом,  для  которого  его  внутренний  огнемёт  не  страшнее  тёплой  речной  водички.  Он  просто  перелетел  на  противоположную  стену  замка.  Оттуда,  с  беспокойством  глядя  на  неукротимо  приближающегося  к  нему  Хэрчика,  спросил,  обращаясь  ко  мне  как  третейскому  судье.
   -  Можно  его  остановить?  Я  право  не  понимаю,  чем  мог  настолько  рас-строить  этого  прелестного  коротышку.
   -  Боюсь  это  не  в  моих  силах,  Юлиан.  Вы  очень  сильно  его  оскорбили  своим  отношением  к  вашему  управляющему.
   -  Какое-такое  -  «отношение»? -  Вновь  спросил  дракон,  перелетая  дальше  и  выше, -  я  придерживаюсь  спартанской  системы  воспитания  детей.
   Иван,  обалдевший  от  происходящей  вокруг  него  игры  в  догонялки,  за-стывший  за  столом  с  огромным  куском  ветчины  во  рту,  выплюнул  его  изо  рта  обратно  на  тарелку,  вскочил  на  ноги  и  заорал  дискантом  на  весь  замок.
   -  Оставь  моего  папу  в  покое,  недомерок!!!
   Теперь  уже  пришла  моя  очередь  широко  открыть  рот  от  удивления.
   -  Юлиан, -  твой  отец?  Ты  же  сказал,  что  -  сирота!
   -  Приёмный!  Как  родители  померли,  мне  годик  был,  так  он  меня  к  себе  взял,  помереть  не  дал.  По  гроб  жизни  помнить  буду  доброту  его.  А  вы  значит  вона,  какие!  Типа  добренькие,  а  сами  значит,  хозяина  ножиком,  да  по  подвалам  полазить?  Пошли  вон  отсюда,  нету  у  нас  никаких  сокровищ,  зазря  время  тратите.
   Король  гномов,  также  продолжая  бегать  по  отвесным  стенам,  близко  по-добрался  к  дракону.  Юлиан,  отвлёкшись  на  наш  с  Иваном  разговор,  пропустил  момент  сближения  с  неутомимым  противником.
   Радостный  крик  Хэргрэва,  и  обиженный  его  противника,  слились  в  один  оглушающий  вопль.  С  башни  на  землю  упал  отрубленный  коготь  левой  ноги  Юлиана  и  одновременно  с  ним  свалился  гном,  сваленный  в  прыжке,  мощным  ударом  хвоста  дракона.
   Окно  на  самой  высокой  башне  замка  открылось,  оттуда  высунувшись  по  пояс,  выглянула  прелестная  полуодетая  блондинка,  и  отчётливый  девичий  голос  донёс  до  нас  всю  степень  раздражения  своей  хозяйки.
   -  Идиоты,  скоты,  невежи,  хамы,  навуходоносоры  вавилонские!  Какая  там  сволочь,  мне  спать  не  даёт?  Ванька!  Тащи  горячую  воду  для  умывания  и  завтрак!  Быстро!
   Все  особи  мужского  пола,  мгновенно  осознав,  кто  в  доме  хозяин,  замерли  на  своих  местах.
   Иван,  первым  выйдя  из  ступора,  пулей  бросился  в  замок,  не  забыв  по  дороге  схватить  со  стола  нарезанный  хлеб  и  тарелку  с  ещё  не  тронутым  им  мясным  ассорти  украшеном  кинзой.
   Дракон,  спустился  к  нам  во  двор  замка,  а  Хэргрэв,  воинственный  гнев  которого  улетучился  в  туже  секунду,  как  он  услышал,  красивый  и  мелодичный  голос  принцессы,  с  жалостью  глядя  на  дракона,  спросил.
   -  Где  ты  умудрился  эту  стерву  найти?
   -  Когда  брал,  тогда  она  другая  была, -  задумчиво  глядя  на  свой  обрубок,  из  которого  быстро  вырастал  новый,  ещё  маленький  коготок,  ответил  Юлиан.
   -  Ты  мальчика  не  обижай.  Корми  его  лучше,  одень  прилично.
   -  Думаешь,  мне  жалко?  Пусть  хоть  каждый  день  овцу  съедает,  и  одеж-ды  у  меня  в  сундуках  полно.  Это  метод  такой,  спартанское  воспитание  называется,  чтобы  не  вырос  он  себялюбивым  эгоистом,  а  наоборот,  стал  человеком  чутким  к  чужой  боли,  голодных  понимал  и  раздетых  жалел.  
   -  Не  хорошо  поступаешь,  таким  методом  можно  добиться  обратного  ре-зультата,  он  навсегда  возненавидит  нищету  и  будет  всеми  своими  силами  стараться  пробиться  в  круг  сытых,  и  прекрасно  одетых  людей,  для  достижения  этой  цели  полностью  пренебрегая  моральными  нормами.
   -  Что  так  мрачно?  Можно  подумать  ты  не  гном,  а  профессор  на  кафедре  детской  психологии.  Учись  у  Игоря  рыцарскому  спокойствию  духа.  Стоит,  слушает,  по  стенкам  не  бегает,  ножиками  не  машет.  Ещё  выпить  дадите?
   -  Нет.  В  отсутствии  у  тебя  фермента  акогольдегидрогеназа,  алкоголь  воздействует  на  организм  как  наркотик.  Подобно  представителям  малых  народностей  Азии  или  американских  индейцев  ты  не  можешь  контролировать  свои  поступки,  находясь  под  воздействием  этилового  спирта.  
   -  Это  точно,  страдаю  я  от  отсутствия  этого  самого  алкогена.  Помню,  лет  девятьсот  назад,  сели  мы  пить  на  спор  с  Кузьмой,  русским  богатырём,  типа  кто  первый  упадёт.  Я  до  обеда  продержался  и  с  лап  свалился.  Этот  гад,  голову  мне  отрубил,  сокровищницу  ограбил  и  ещё  к  Василисе  в  спальню  влезть  пытался,  хорошо,  что  она  девушка  боевая  взяла  скалку  и  показала  ему  кузькину  мать.  Голова  понятно,  новая  выросла,  а  золото  не  вернуть. 
   -  Принцессу  Василисой  зовут? -  спросил  я.
   -  Ну  да.
   -  Так  сколько  лет  она  у  тебя  живёт?
   -  Если  говорить  точно,  956  лет.
   -  Теперь  понимаю,  почему  у  неё  характер  такой.
   -  Не  всё  понимаешь.  Страшное  заклятье  на  ней  лежит  с  рождения,  только  поцелуй  невинного  юноши  может  снять  с  неё  это  колдовство.
   -  Что  же  родители  принцессы  в  своё  время  не  нашли  невинного  юношу?
   -  Как  будто  ты  родителей  не  знаешь,  сам,  наверное,  уже  родитель.  Король  с  королевой  долго  всех  претендентов  перебирали,  особенно  мама  привередничала  по  поводу  будущего  зятя.  Я  в  то  время  молодой  и  глупый  был,  положено  дракону  принцессу  в  заточении  держать,  вот  и  унёс  первую  попавшуюся,  а  справок  не  навёл.  Затем  конечно  принцы  толпами  повалили  освобождать  невинную  принцессу,  но  представляешь  горе  Василисы,  с  сотней,  наверное,  принцев  перецеловалось,  а  толку  никакого.  Невинность  у  принцев,  вещь  абсолютно  невозможная,  вот  она  и  стервенеет  с  каждым  столетием  всё  больше  и  больше.
   -  Так  это, -  разволновался  Хэрчик, -  она  до  сих  пор  Virgo?
   -  Точно,  девственница  и  есть.
   -  Кажется,  я  хочу  подняться  наверх.  Игорь,  ты  не  возражаешь?   
   -  Иди,  если  хочешь,  у  тебя  голова  каменная,  скалки  не  боится.  Юлиан,  ты  не  против  этого  желания  моего  друга?
   -  Пусть  идёт  не  он  первый  не  он  последний.  Мы  пока  он  туда-сюда  сходит  по  бочоночку.  А?
   -  Нет,  и  не  проси!  Меня  потом  «зелёные»  живьём  съедят  за  попытку  отравить  редкий  вид.
   -  Кто  такие  «зелёные»?
   -  Люди,  выступающие  за  сохранение  всей  флоры  и  фауны  планеты.  Организовано  борются,  часто  используя  методы  опасные  для  их  здоровья,  с  другими  людьми  наносящими  вред  природе. 
   -  А  я  подумал,  это  какие-то  мои  дальние  родственники.  Зелёные  и  живьём  едят.  Ну,  половину  бочонка  хотя  бы? 
   Окно  комнаты  принцессы  широко  открылось,  и  оттуда  вылетел  король  Хэргрэв  сопровождаемый  потоком  ненормативной  лексики.
   Юлиан  ловко  поймал  своего  бывшего  противника  передними  конечностями,  спасая  от  неласкового  соприкосновения  с  твёрдой  как  бетон  землёй.
   -  Благодарю, -  первым  делом  сказал  гном,  вставая  на  ноги  и  обращаясь  к  дракону.
   -  Вот  это  темперамент!  Чудо,  что  за  девица! -  теперь  он  обращался  ко  мне, -  пойду  еще  раз  попробую.  
   На  широкое  и  грязное  мраморное  крыльцо  вышел  Иван  и  мрачно  сказал.
   -  Господин  рыцарь  Игорь, -  чувствовалось,  что  я  ему  нравлюсь,  и  он  вовсе  не  рад  передавать  мне  это  сообщение, -  Василиса  вас  зовёт.
   -  Иди,  раз  зовёт, -  разочаровано  произнёс  мой  спутник, -  дура,  ничего  в  настоящих  мужиках  ещё  не  понимает. 
   Через  три  часа,  спустившись  под  руку  с  милым  другом  Василисой  вниз,  мы  увидели  очень  забавную  сценку.
   На  нашем  столе  была  убрана  вся  посуда,  расстелена  большая  карта  местности  и  Хэргрэв  показывая  на  значки,  обильно  разбросанные  по  карте,  с  жаром  втолковывал  Юлиану  об  огромных  подземных  сокровищах.  
   -  Ты  пойми,  чудило,  вот  здесь  проходит  основная  жила.  Вырыть  яму  в  пять  метров,  сразу  можешь  самородки  грести,  уходя  с  этой  точки  вправо  прямо  на  север  и  влево  на  юго-восток.
   -  Не  прилично  мне  ямы  копать, -  слабо  отбивался  дракон, -  знаешь,  что  знакомые  драконы  скажут.
   -  Наплюй  и  разотри.  У  нас  так  говорят:  большое  количество  золота  в  руках  лучше  всего  способствует  укреплению  дружеских  и  родственных  связей.
   -  Соглашайтесь,  господин  Юлиан, -  поддержал  гнома  Иван, -  людей  наймём,  замок  почистим,  ремонт  сделаем.  Это  только  для  начала  нам  хоть  немножко  золотишком  разжиться,  после  шахтёры  копать  будут  для  вашего  благосостояния.  
   -  Добрый  день,  господа!  Ах,  какой  чудесный  день  сегодня!  Правда,  друг  мой?
   -  Конечно,  милый  друг.  Начинается  новая  жизнь,  и  мы  должны  обсудить  с    гостеприимным  хозяином  некоторые  условия  твоего  будущего.
   Обалдевшие,  при  первых  звуках  нежного,  женского  голоса,  «господа»,  закрыли  рты  и  посмотрели  на  меня  с  большим  уважением.
   -  Что  за  условия? -  Юлиан  опомнился  первым.
   -  После  стольких  лет,  королевства,  где  жила  принцесса  Василиса  до  своего  похищения  тобой,  скорее  всего  уже  не  существует.  Моральная  травма,  которую  она  получила  в  результате  твоих  действий,  требует  солидной  компенсации.  Как  минимум  другого  королевства  или  даже  империи.  Это  будет  зависеть  от  её  желания.  У  вас  есть  желания,  дорогой  друг?
   -  Только  одно -  вернуться  с  вами  наверх,  милый  друг.  В  остальном  по  вашему  выбору,  ещё  никогда  в  жизни  я  так  не  доверялась  мужчине,  так  как  вам,  Великолепнейший  рыцарь.
   -  Великая  мать!  Что  характерно,  горчица  стала  мёдом!
   -  А,  это  вы!  Вам  очень  повезло  с  вашим  спутником,  учитесь  у  него  га-лантности  и  истинному  рыцарству.
   -  Где  я  ей  королевство  возьму,  не  то,  что  целую  империю?! 
   -  Меня  не  интересуют  твои  проблемы.  Ты  -  негодяй!  Держал  меня  столько  лет  у  себя  без  элементарных  удобств.  Слетай  наверх,  посмотри,  как  преобразился  мой  верхний  этаж.  Всего  за  три  часа,  Игорь  полностью  всё  переоборудовал.  Ванна  джакузи,  застеклённый  душ,  биде  и  унитаз,  музыкальный  центр,  телевизор  и  куча  дисков,  автоматическая  стиральная  машинка,  автокухня.  Он  выбросил  все  твои  пыльные  ковры,  сделал  тёплыми  полы  и  застелил  их  под  паркет,  шёлковые  стенные  панели,  французские  потолки  со  скрытым  светом,  выключатели,  разноцветные  лампочки,  гардеробная  комната  с  автоматической  вешалкой.  Набор  туфель  от  лучших  мировых  производителей  и  многое-многое  другое  из  того,  что  невинная  девушка  не  может  обсуждать  с  мужчинами,  а  только  с  тем,  кто  показал  себя  её  истинным  другом.
   Эти  комплекты  ажурного  белья  убьют  наповал  любую  принцессу, -  с  заговорщицким  видом  прошептала  она  мне  на  ухо.
   Я  представил  себе,  к  чему  может  привести  такая  дружба  между  нами  и,  вспомнив  Шурочку,  слегка  побледнел.  В  ситуации  острой  опасности  мозг  начинает  работать  с  огромной  скоростью.
   -  Иван,  иди  ко  мне, -  позвал  я  управителя, -  целуй  принцессу.
   -  Лучше  я  кобру  поцелую, -  отходя  спиной  назад  мелкими  шажками,  ответил  Иван.
   -  Иди  не  бойся,  ты  у  меня  один  здесь  невинный  юноша,  больше  некому. 
   -  Милый  друг  вы  уверены,  что  мне  нужно  целовать  этого  грязнулю?
   -  Василиса,  друг  мой,  этот  «грязнуля»,  на  самом  деле  заколдованный  принц  из  соседнего  королевства.  Злая  колдунья  выкрала  его  из  золотой  королевской  колыбельки  и  подбросила  в  крестьянскую  семью  неподалёку  от  вас,  заодно  наведя  страшную  болезнь  на  всё  село.  Мальчик  выжил  только  благодаря  доброму  сердцу  Юлиана,  который  проводя  санитарную  обработку  зараженной  местности,  то  есть,  сжигая  избы  в  полностью  вымершем  селе.  Услышал  крик  ребёнка,  пожалел  и  взял  к  себе,  правда,  при  этом  наложив  на  него  заклятье  замедления  роста,  опасаясь,  что  мальчик  вырастет  и  во  время  его  отлучек  из  замка…  ну,  вы  понимаете.
   -  Понимаю, -  прошептала,  принцесса,  густо  покраснев.
   Внимательно  слушавший  мою  речь  заколдованный  королевич  Иван,  робко  подошёл  к  нам.  Встал  перед  Василисой  на  цыпочки  и,  вытянув  губы  трубочкой,  закрыл  глаза.
   Принцесса,  наклонившись  вперёд  ещё  раз  оглянувшись,  посмотрела   на  меня,  также  закрыла  глаза,  наконец,  решившись,  неловко  чмокнула  мальчика  в  губы. 
   Чудо  преображения  украсило  девушку,  стерев  из  её  глаз  строгость  и  жестокость,  но  более  всего  коснулось  Ивана.  Мальчик  превратился  в  стройного  красивого  мужчину,  прекрасно  одетого  с  золотой  короной  на  пышных  белокурых  волосах.
   -  Последняя  просьба,  Юлиан.  Отвези  ребят  домой,  в  Иваново  королевство.  Подтверди,  пожалуйста,  его  родителям,  что  это  их  законный  наследник.
   -  Вы  хуже  разбойников,  всё  у  меня  отняли,  ни  принцессы,  ни  управляющего,  что  я  делать  теперь  буду.
   -  Возвращайся  скорее  и  увидишь  сюрприз,  который  мы  с  Хэргрэвом  пока  тебе  приготовим.  В  обиде  не  будешь. 
   Царственная  пара  уселась  на  спину  дракона.  Юлиан  взлетел  и  через  пару  минут  его  силуэт  уже  был  слабо  различимым  в  чистой  синеве  неба.
   -  Ни  спасибо,  тебе,  ни  прощай,  ни  даже  братского  поцелуя  в  щёчку.  Людская  благодарность.
   -  Ребята,  слишком  ошеломлены  всем  произошедшем  с  ними,  и  необосно-ванно  бояться,  потерять  счастье,  которое  так  неожиданно  на  них  свалилось.
   -  Оправдывай  невежество  своей  расы,  я  верю  своим  глазам  и  ушам.  Что  это  за  сюрприз,  обещанный  тобой  Юлиану?
   -  Сейчас  обновим  замок,  наполним  сокровищницу.  Затем  найдём  ему  подходящую  жену,  и  пусть  теперь  она  наполняет  смыслом  его  жизнь. 
   -  Жену? -  ухмыльнулся  король  гномов, -  кажется,  ты  обещал  ему,  что  он  «в  обиде  не  будет».  Интересно,  как  ты  собираешься  соединить  две  эти  противоположности.  Безобидная  жена,  -  это  что-то  из  анекдотов.
   -  Положи  руку  на  своё  сердце  и  скажи  честно.  Если  не  дай  Бог,  с  Валхой  случится  беда,  что  ты  почувствуешь?
   -  Тьфу,  на  тебя,  зачем  сразу  гадости  говорить.  Я  же  её  люблю.  Ну,  пусть  иногда  мы  не  совсем  понимаем,  друг  друга,  но  я  просто  не  представляю,  что  со  мной  будет  без  неё.
   -  Ты  сейчас  без  неё.  И  как  себя  чувствуешь?
   -  Также  как  ты! -  удачно  парировал  он. 
   Мы  вместе  весело  рассмеялись  и  взялись  за  дело.  Через  пять  минут  замок  сиял  как  новенький,  внутри  и  снаружи.  Как  ни  мало  мы  знали  о  драконах,  но  то,  что  принцессы  нужны  только  молодым  и  холостым,  нам  было  известно.  Дело  остановилось,  мы  с  жаром  обсуждали  кандидатуру  будущей  жены  Юлиана,  постоянно  внося  поправки  которые  диктовал  нам  наш  жизненный  опыт.
   -  Зачем  ей  большие  крылья,  горячился  Хэрчик,  будет  летать,  где  не  попало,  попадёт  в  беду,  а  ему  её  выручать.  Пусть  дома  сидит,  с  маленькими  крылышками,  хозяйством  занимается.
   -  Много  ты  понимаешь.  Может  у  них  вся  красота  именно  в  крыльях  и  заключается.
   -  Чего  мы  спорим, -  неожиданно  остыл  гном, -  ты  можешь  создать  муляж,  который  является  эталоном  драконьей  красоты  именно  для  Юлиана.
   -  Точно,  он  же  имеет  свои  вкусы  и  пристрастия.  Сейчас  сделаем…
   Перед  нами  на  чистой  брусчатке  замкового  двора  возникла  зелёная,  белоклыкая  красавица  с  огромными  загнутыми  ресницами.
   -  А  что, -  сказал  Хэргрэв,  обходя  её  по  кругу, -  очень  даже  ничего  получилась  красавица.  Будем  родословную  составлять,  а  то  неудобно,  я  король,  ты,  так  вообще  молчу,  а  в  друзьях  у  нас  не  аристократы.  Пусть  она  будет  драконьей  принцессой,  должны  они  у  них  быть  обязательно,  на  монархии  только  всё  и  держится.  Ваша  демократия  ни  к  чему  хорошему  не  приводит.  Одну  забрали,  другую  оставили.  Всё  честно! 
   -  Молодец,  я  бы  не  додумался  до  такого  хода,  мы  немного  усложним  историю  их  знакомства.  Он  летит  назад  и  видит  какого-то  крылатого  хулигана,  который  пристаёт  к  спокойно  летящей  себе  красавице.  Благородное  сердце  Юлиана  не  позволяет  ему  нырнуть  в  другой  воздушный  коридор  и  сделать  вид,  что  ничего  не  заметил.  Наш  герой  вступает  в  схватку  с  превосходящим  его  размерами  противником.  Пятиминутное  яростное  сражение   и,  получая  незначительные  раны,  наш  друг  побеждает,  отгоняя  нахала.  
Красавица  благосклонно  принимает  его  просьбу  посетить  родовой  замок.  
   -  Звучат  фанфары, -  Хэрчик  вдруг  запел, -  «любовь,  любовь,  как  ты  волнуешь  гному  кровь».
   -  Да,  чувствую,  пора  нам  по  домам,  к  жёнам, -  улыбнулся  я, -  кажется,  мы  здесь  всё  закончили.
   -  Позвольте, -  ожила  доселе  неподвижная  зелёная  девушка, -  всё  это  хорошо  и  сценарий  ваш  мне  понравился.  Но,  где  гарантии?
   -  Она,  что,  настоящая?
   -  Что,  руку  откусить?
   -  Не  надо, -  осторожно  отодвигаясь  в  сторону  от  зубастой  красавицы,  сказал  король  Хэргрэв, -  хамить.
   -  Какие  гарантии  вы  имеете  в  виду?
   -  Насколько  я  поняла,  именно  вы  голубчик  здесь  командуете, -  дождавшись  моего  молчаливого  согласия,  она  продолжила. -  Я  имею  в  виду,  спросить  у  вас  следующее.  Где  мне  взять  царственных  родителей,  коих  необходимо  представить  моему  будущему  мужу,  дабы  не  выглядеть  в  его  глазах  бессовестной  лгуньей.  Разумеется,  вместе  с  богатым  королевством  и  тысячами,  заметьте,  я  не  говорю  миллионами,  верноподданных.  Затем,  любовь  -  это  прекрасно,  и  замок  миленький  такой,  но  вы  уверены,  что  во  время  воздушного  сражения,  я  не  предпочту  помочь  более  мужественно  выглядящему  самцу?  Ведь  это  мне  жить  с  ним  тысячи  лет,  а  не  вам.  Зачем  отказываться  от  могучего  ради  хилого?
   -  Характер  ты  у  неё  с  Валхи  копировал,  что  ли?
   -  Молчи,  сожру!
   -  Тише-тише,  никто  никого  не  сожрёт.  Вы,  вижу,  девушка  не  глупая.  Отвечаю  по  пунктам.  Я  не  могу  позволить  проживание  на  этой  Земле  тысячам  драконов.  Они  сначала  опустошат  фауну,  затем  примутся  друг  за  друга.  Ваше  царство  на  другой  планете,  Венера  называется,  вы  решили  развлечься  и  отправились  в  путешествие  на  космической  одноместной  яхте.  Вот  она  рядом  стоит,  внутри  её,  кроме  разрушенного  двигателя,  всё  соответствует  тому,  что  вы  -  самая  настоящая  принцесса.  Связь  с  родителями  сначала  поддерживайте  по  радио,  затем  глобальная  венерианская  катастрофа  и,  увы,  ваше  пребывание  здесь  становиться  постоянным.  По  поводу  «могучего  самца»,  могу  сказать  следующее,  он  одноразовый  и  через  час  раствориться.  Вопросы  есть?
   -  Условия  проживания  в  замке  хорошие?  Сокровищ  много?
   -  Чуть  не  забыл,  спасибо.
   Башня,  в  которой  жила  Василиса  начала  расти  и,  увеличившись  в  десять  раз,  замерла.
   -  Ваши  покои  на  верхнем  этаже,  можете  пока  ознакомиться,  но  через  полтора  часа  прошу  быть  вон  над  теми  горами.  Стоп,  самое  главное,  как  нам  вас  назвать?
   -  Зовите  меня  Наташей, -  ответила,  взлетая  наверх  красавица - дракон.
   -  Ну,  друг,  по  домам.  С  тобой  очень  приятно  было  немного  развлечься.
   -  Мне  тоже, -  мы  обнялись, -  Ты,  Игорёк,  что  характерно,  хороший  друг.  Соберёшься  опять  прогуляться  -  зови!  Буду  рад…
                                           

Картинка:showthread.php
                                             
 

Нравится
09:20
59
© Ефим Владимиров
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение