Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Дождливым днём...

Включайте видео под произведением, мелодия эмоционально усилит ваше чтение.
 

Дождливым днём...



 

***

Шёл 1889 год. «Золотое время», когда Турин был столицей объединённой Италии, закончилось. Наступило затишье — размеренное и дождливое.

Фридрих Ницше глянул в окно.
— Дождь, дождь и снова дождь. Нескончаемый. От этого, наверное, голова болит? Уеду! Уеду отсюда! Солнца хочется! Ворох бумаг на письменном столике. Фридрих только что закончил книгу «Казус Вагнера» и теперь решил вплотную заняться своей родословной. Он никак не соглашался с немецкими корнями и всегда отстаивал своё мнение, что является потомком польских вельмож.

«Меня воспитывали относить происхождение моей крови и имени к польским вельможам, которые величались Ницкие, и которые оставили свой дом и титул около ста лет назад, уступив в результате невыносимому давлению — они были протестантами» сделав утвердительную запись в черновике, Ницше услышал шум, доносившийся с улицы. Отложив бумаги в сторону, он глянул с любопытством на происходящее. Неподалёку собрался народ. Люди наблюдали за извозчиком, лошадь которого не желала идти дальше. Она стояла, как вкопанная. Извозчик нервничал, он хотел силой заставить конягу идти вперёд, а та упёрлась, перебирала ногами, но с места не сдвинулась.

Люди смотрели за конфликтом лошади и человека.
— Ты, наверное, новый хозяин, поэтому лошадь заупрямилась?
Извозчик сверкнул глазами в сторону спрашивающего. Тот улыбнулся:
— Не доверяет тебе коняга!
Нет бы спокойно посидеть, подождать, дать угомониться лошади, снять напряжение и тревожность, а уж потом слегка «расшевелить» её не резкими движениями, но то ли улыбка прохожего вызвала прилив злости, то ли терпение у извозчика закончилось, а взметнулся со свистом хлыст и прошёлся сначала наискось по боку, затем по крупу несчастной животины. Слегка вздыбилась она, но шагнула не вперёд, а назад. Извозчик стал распаляться и махать хлыстом, стараясь ударить лошадь по морде. После каждого удара дождь усиливался, шум его нарастал. Толпа затаилась, недоумевающе молчала, однако, не расходилась, несмотря на почти проливной дождь — ждала развязки.

В это время Ницше выскочил во двор. За ним бежал домовладелец. Фридрих растолкал толпу, схватил за ворот извозчика и швырнул его в сторону. Тот упал. Глянув на истерзанную, испуганную лошадь, Ницше стал медленно подходить к ней. Протянув дрожащую руку, он шептал ей слова утешения:
— Тихо... тихо, хорошая моя... тихо, радость моя...
Лошадь подёргивала кожей, но стояла смирно. Подойдя к ней вплотную, Ницше со слезами обхватил её руками за шею. Дождь как-то сразу стих. Кровь, смешиваясь с каплями дождя, вытекала из лопнувшей кожи около глаза и из ноздрей лошади. Она громко с хрипом дышала, но продолжала стоять.

Люди растерянно глядели на человека, обнимавшего лошадь. Только через полчаса домовладелец, накинув одеяло на Ницше, смог увести того в дом...

Ещё двое суток Фридрих Ницше молча лежал в своей комнате.
Его творчество на этом закончилось.
Франс Овербэк, друг Ницше, поместил философа в психиатрическую лечебницу...
Фридрих Ницше проживёт ещё 10 лет в тихом помешатель­стве под присмотром­...



 

 

Нравится
12:00
29
© Ракитянский Валерий
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение