"Литературный салон" использует файлы cookies, а также собирает данные об IP-адресе, чтобы облегчить Вам пользование нашим порталом.
Продолжая использовать данный ресурс, Вы автоматически соглашаетесь с использованием данных технологий.
Правила сайта.
Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Дороги не расскажут. Часть 3. Снег Подмосковья. Глава 2. Парад – 7 ноября 1941.

Дороги не расскажут. Часть 3. Снег Подмосковья. Глава 2. Парад – 7 ноября 1941.

 


                                         Дороги не расскажут…


Повесть.
Русаков О. А.

Продолжение    по ссылке: http://www.proza.ru/2017/02/04/2380
Начало 3 части по ссылке: http://www.proza.ru/2016/12/22/1385 
Начало повести по ссылке: http://www.proza.ru/2016/10/11/593 


                                               Часть 3.
                                         Снег Подмосковья.


                                               Глава 2.
                                        Парад – 7 ноября 1941.



            Васильева выписали только третьего ноября. Выписали в строй, хотя доктор и не хотел этого делать, но обаяние и требовательность Васильева сделали свое. В этот же день Николай хотел выехать в Москву, но никакого попутного транспорта в направлении столицы в этот день не ожидалось. Калинин оккупирован, через него дорога была закрыта. Выехать удалось только на следующий день и то только через Кашин, Калязин на Загорск, куда они добрались только на следующий день. И надо было ехать дальше.

            Сурово выглядела Москва, когда 6 ноября 1941 года капитан Васильев шел по Арбату. Было как-то очень холодно, и уже шел снег, по началу несмело ложась на мостовую и крыши старых домов не широкого Арбата. Грязное молоко белого тумана лежало на небе, то там, то сям, на Капитана смотрели суровые глаза плакатов призывающие, остановить фашиста, записываясь добровольцем в армию и ополчение. Город был тих и страшен в ожидании уличных боев. Не слышны клаксоны автомобилей, нет шума на улицах и площадях, нет людской суеты, которая в мирное время наполнялась звоном трамваев на железных поворотах рельсового пути. Редкие прохожие попадаются не чаще, чем военные патрули, постоянно сурово и внимательно требующие документы на проверку. Иногда собранное, но слегка испуганное пространство прифронтовой Москвы, наполнялось свистками мобилизованных милиционеров, кого-то догоняющих в проходных дворах доброго Арбата. Со стен домов плакаты призывали ставить на окна квартир светомаскировку и выключать свет при воздушной тревоге, чтобы не привлекать к жилым кварталам вражеские бомбардировщики, а под плакатами, и на обшарпанных стендах объявлений, газетных стендах висели, зачастую разорванные ветром, или рукой хулигана, очень часто уже ушедшего на фронт добровольцем или в ополчении, инструкции как заклеивать стекла окон, чтобы их не выдавило взрывной волной. Мостовые, давно не подметаемые дворниками, терпели на себе много мусора, иногда гонимого легким порывом ветра, еще не припорошенного ранним снегом… нынче очень рано, падающим с затуманенных небес белым, белым снегом. Первый раз в жизни Николай оказался в Москве. Не ожидал он увидеть Москву такой не дружелюбной. Было холодно, но промозглая погода не заставила Васильева закрыть распахнутый воротник шинели, ему очень было надо, чтобы не частым прохожим были видны и орден красного знамени, и значок гвардейца, которым он гордился не меньше, чем орденом. Хоть и ощетинилась старая, бывалая Москва, под туманным небом, куранты на Спасской башне все равно отсчитывали недоброе время своими колоколами в затихшем осеннем воздухе, почему-то так рано наполненном снегом.
            С момента отбытия из расположения своего полка прошло уже более месяца. Непомерно долгой оказалась дорога в Калинин и обратно. Из военной комендатуры, куда обратился Капитан с просьбой о выяснении места дислокации 5я гвардейской дивизии, Николая направили в штаб Московского округа, слегка предупредив, что сведения, которые ему нужны, наверняка секретны, и вряд ли их он получит, а вот в поле зрения контрразведки орденоносец попасть может.
            И тем не менее в штабе обороны Москвы неожиданно нашелся офицер готовый помочь капитану. Так получилось, что как раз, когда Васильев объяснял штабисту, что ему надо попасть в 5ю гвардейскую, рядом крутился не молодой капитан, как потом оказалось, заместитель командира артиллерийской разведки 49 армии, в состав которой в данный момент и входила 5я гвардейская. В конце концов, перекинувшись несколькими фразами разведчики разговорились. А когда арт-разведчик 49й узнал, что Капитан Васильев служит у Перхоровича Франца Иосифовича, командира 17го гвардейского пехотного стрелкового полка (до Ельнинской операции 630го полка), то оказалось, и этот не молодой капитан тоже несколько лет служил под началом этого опытного офицера и разведчикам было, о чем поговорить на коротке.   Вместе пообедав в столовый штаба округа, капитан Яровой из разведки 49й армии, предложил Васильеву 7 ноября на его штабной машине артиллерийской разведки добраться до их штаба, а там, если все сложится как надо, может быть эта же машина по случаю выдвинется в расположение штаба 5й гвардейской, ну а нет, то там и разберемся как добраться в 5ю. Все равно повезло Васильеву, максимум, через день – будет дома, в родном полку.
            Переночевав в офицерской гостинице штаба округа Москвы, рано утром, еще в полной темноте, белой от снега ночи, машина подъехала к Котельнической набережной Москва-реки, чтобы выехать на шоссе и двигаться в направлении Подольска, затем на Тулу до Серпухова, где в этот момент и находился штаб 49 армии. Но выехать на набережную не позволил армейский пост, остановивший уже не первую машину и не выпускающий автомобили на набережную даже после тщательной проверки документов и грузов. Останавливали всех без исключения. 
            Стояли уже минут сорок, подъехали еще две машины, но, когда будет дано разрешение на проезд, информации не было. Офицеры поста не шли на контакт, и ни чего не объясняли. Холод сковывал машину, а бензин жечь было жалко. С неба досыта сыпал снег, уже хорошо, не кончаясь со вчерашнего дня, укрыв собой землю и дома. 
            - Рано нынче снег упал, трудно в окопах будет. – констатировал капитан из 49й.
            - Немцы то к этому не привыкли. – негромко поддержал фразу Ярового Васильев. – Они ведь больше вдоль хороших дорог воевать любят, чуть в сторону, где дорог нету… или грязь, так там воевать они уже не хотят. На что они в России надеялись?.. когда к нам лезли. У нас ведь всегда – либо холодно, либо грязно… либо и то и другое вместе – излагал свои наблюдения Васильев.
            А с низкого мутного, даже ночью, неба все сильнее и сильнее шел снег.

            Зря офицеры так рано выехали в направлении фронта, уже было восемь утра, выбраться из образовавшейся пробки обратно было невозможно, потому, что за ними уже скопилось много машин, а набережная по-прежнему была закрыта. Никакой информации о том, почему их не пускали так и не появилось. Но, около девяти часов по набережной маршировали пехотные подразделения, шли долго, пехоты было много, за пехотой шли танки. С удивлением офицеры наблюдали за движением этих войск не мало удивляясь их мощи и немного, новенькому хорошему, теплому, по погоде, обмундированию. Что это за войска они не знали. Думали, что Москву начали готовить к уличным боям, расквартировывая по районам столицы резервные подразделения. Проведение парада посвященному 24 годовщине Великой Октябрьской Социалистической Революции властями держалось в секрете. Коробки пехоты и техника шли по набережной с полчаса, может быть минут сорок. Но армейский кордон сняли только в десять.

            - Наконец – то… - уже замерзнув как сосулька, ведь одет он был не слишком по погоде, промолвил Николай. – Так и совсем закоченеть можно.
            - У меня радиатор в кабине хороший, сам ставил, минут через пятнадцать тепло будет. – Сказал сержант, водитель. – Потерпите чуток.
            Через полчаса машина, по пустынным улицам припорошенной снегом Москвы, выезжала из города. Васильева не мало удивили улицы столицы. Улицы были наполнены противотанковыми ежами, сваренными из трамвайных рельс, завалами грунта высотой до третьего этажа домов, с узким проездом шириной в габарит грузовой машины, пулеметными точками из мешков с песком, иногда устроенные в больших витринах магазинов. Трубы котельных жилых кварталов и заводов упирались в белое грязное низкое небо, заглядывая за облака, как сторожа не дающие покоя вражеской авиации. Пустынная Москва выглядела растерянно, напряженно и грустно, а самое непонятное - безлюдно.
            Постепенно пригороды закончились, за окном машины замелькали поля, замелькали леса. Впереди долгий путь по шоссе до Серпухова где уже кипели бои. Тепло в тесной кабинке быстро клонило в сон…


            Историческая справка.


            Военный Парад на Красной площади 7 ноября 1941 года в честь 24-й годовщины Великой Октябрьской Социалистической Революции, проведённый во время Московской битвы, когда линия фронта проходила всего в сотне, местами в нескольких десятках километрах, от города, по силе воздействия на ход событий приравнивается к важнейшей военной операции. Он имел огромное значение по поднятию морального духа армии и всей страны, показав всему миру, что Москва не сдаётся, и боевой дух армии не сломлен.
            Многие военные подразделения после окончания парада отправились прямиком на фронт.
            Годовщину Октябрьской революции Москва встречала на осадном положении, эвакуация города, начавшаяся ещё 16 октября, и строительство оборонительных сооружений на улицах породили массу слухов о том что Сталин и Политбюро покинули город. Для того, чтобы развеять слухи и поддержать моральный дух страны, 24 октября Сталин вызывает к себе командующего войсками Московского Военного округа генерала Артемьева и командующего ВВС генерала Жигарева и распоряжается начать подготовку к параду в условиях полнейшей секретности.
            За день до парада, 6 ноября, проходит традиционное предпраздничное заседание Моссовета, однако не в Большом театре, уже заминированном к тому времени, а на платформе станции метро Маяковская. На платформе были расставлены кресла, в вагонах поезда, стоящего у платформы, установлены столы с закусками и напитками, в центре зала построена трибуна, приглашённые на заседание спускались на эскалаторе, правительство прибыло на поезде к соседней платформе.
            Во время заседания Сталин обратился к присутствующим с речью, которая транслировалась по радио на всю страну, а позже распространялась в виде листовок над оккупированными районами. Главной причиной неудач первого периода войны он назвал «недостаток у нас танков и отчасти авиации… самолётов пока у нас ещё меньше, чем у немцев. Наши танки по качеству превосходят немецкие танки. А наши славные танкисты и артиллеристы не раз обращали в бегство хвалёные немецкие войска с их многочисленными танками. Но танков у нас всё же в несколько раз меньше, чем у немцев. В этом секрет временных успехов немецкой армии». В заключение речи Сталин сказал, что разгром германской армии близок.
После заседания Сталин объявил членам Политбюро ЦК, секретарям МК и МГК о времени начала парада войск на Красной площади которое было перенесено на два часа раньше, и было назначено на восемь часов, а не в десять, как обычно. Командирам частей, участвующих в параде, об этом стало известно в 23 часа, а приглашаемым на Красную площадь представителям трудящихся сообщали о проведении торжества с 5 часов утра 7 ноября.
            Большие сложности вызывало само проведение парада, в частности большие опасения были на счёт немецкой авиации, которая могла нанести удар по площади с целью уничтожения советского руководства. В связи с этим с 5 ноября советская авиация наносила упреждающие бомбовые удары по аэродромам немецких войск. К тому же за день до парада метеорологи сообщили, что 7 ноября ожидается низкая облачность и сильный снегопад, всё это несколько разрядило обстановку.
            В ночь перед парадом, по личному указу Сталина были расчехлены и зажжены кремлёвские звёзды, также была убрана маскировка с мавзолея Ленина.

            Танки в своем большинстве, шли после парада на фронт по Тверской улице, занимая оборону на северном направлении где к Москве, через Волоколамск, Истру и Клин, рвались танковые группировки врага, большая часть войск выдвигалась из столицы в юго-западном, и западном направлениях уходя с Васильевского спуска по набережным реки Москвы.
            Парад начался ровно в 8 часов 7 ноября 1941 года. Командовал парадом командующий Московским военным округом генерал Павел Артемьев, а принимал его маршал Семён Будённый. Руководство страны разместилось на обычном месте — на трибуне Мавзолея В. И. Ленина.
            Торжественный марш войск на Красной площади открыли курсанты артиллерийского училища. С развёрнутыми знамёнами, под боевые марши, исполняемые оркестром штаба МВО под управлением Василия Агапкина, шли по главной площади страны артиллеристы и пехотинцы, зенитчики и моряки. По Красной площади двинулась конница, знаменитые пулемётные тачанки, прошли танки Т-34 и КВ-1. В параде приняли участие батальоны курсантов Окружного военно-политического училища, Краснознаменного артиллерийского училища, полк 2-й Московской стрелковой дивизии, полк 332-й дивизии имени Фрунзе, стрелковые, кавалерийские и танковые части дивизии имени Дзержинского, Московский флотский экипаж, Особый батальон военного совета МВО и МЗО, батальон бывших красногвардейцев, два батальона Всеобуча, два артиллерийских полка Московской зоны обороны, сводный зенитный полк ПВО, два танковых батальона резерва Ставки, которые к 7 ноября прибыли из Мурманска и Архангельска, подразделения Московского ополчения.


            Речь Сталина И. В. На параде 7 ноября 1941 года.

 
            Вопреки традиции проведения парада, речь произнёс не принимающий парад, а сам Сталин. В этот день он сказал:


            «Товарищи красноармейцы и краснофлотцы, командиры и политработники, рабочие и работницы, колхозники и колхозницы, работники интеллигентского труда, братья и сёстры в тылу нашего врага, временно попавшие под иго немецких разбойников, наши славные партизаны и партизанки, разрушающие тылы немецких захватчиков!
            От имени Советского правительства и нашей большевистской партии приветствую вас и поздравляю с 24-й годовщиной Великой Октябрьской социалистической революции.
            Товарищи! В тяжёлых условиях приходится праздновать сегодня 24-ю годовщину Октябрьской революции. Вероломное нападение немецких разбойников и навязанная нам война создали угрозу для нашей страны. Мы потеряли временно ряд областей, враг очутился у ворот Ленинграда и Москвы. Враг рассчитывал на то, что после первого же удара наша армия будет рассеяна, наша страна будет поставлена на колени. Но враг жестоко просчитался. Несмотря на временные неуспехи, наша армия и наш флот геройски отбивают атаки врага на протяжении всего фронта, нанося ему тяжёлый урон, а наша страна – вся наша страна – организовалась в единый лагерь, чтобы вместе с нашей армией и нашим флотом осуществить разгром немецких захватчиков.
            Бывали дни, когда наша страна находилась в ещё более тяжёлом положении. Вспомните 1918 год, когда мы праздновали первую годовщину Октябрьской революции. Три четверти нашей страны находилось тогда в руках иностранных интервентов. Украина, Кавказ, Средняя Азия, Урал, Сибирь, Дальний Восток были временно потеряны нами. У нас не было союзников, у нас не было Красной Армии, – мы её только начали создавать, – не хватало хлеба, не хватало вооружения, не хватало обмундирования. 14 государств наседали тогда на нашу землю. Но мы не унывали, не падали духом. В огне войны организовали тогда мы Красную Армию и превратили нашу страну в военный лагерь. Дух великого Ленина вдохновлял нас тогда на войну против интервентов. И что же? Мы разбили интервентов, вернули все потерянные территории и добились победы.
            Теперь положение нашей страны куда лучше, чем 23 года назад. Наша страна во много раз богаче теперь и промышленностью, и продовольствием, и сырьём, чем 23 года назад. У нас есть теперь союзники, держащие вместе с нами единый фронт против немецких захватчиков. Мы имеем теперь сочувствие и поддержку всех народов Европы, попавших под иго гитлеровской тирании. Мы имеем теперь замечательную армию и замечательный флот, грудью отстаивающие свободу и независимость нашей Родины. У нас нет серьёзной нехватки ни в продовольствии, ни в вооружении, ни в обмундировании. Вся наша страна, все народы нашей страны подпирают нашу армию, наш флот, помогая им разбить захватнические орды немецких фашистов. Наши людские резервы неисчерпаемы. Дух великого Ленина и его победоносное знамя вдохновляют нас теперь на Отечественную войну так же, как 23 года назад.
            Разве можно сомневаться в том, что мы можем и должны победить немецких захватчиков?
            Враг не так силён, как изображают его некоторые перепуганные интеллигентики. Не так страшен чёрт, как его малюют. Кто может отрицать, что наша Красная Армия не раз обращала в паническое бегство хвалёные немецкие войска? Если судить не по хвастливым заявлениям немецких пропагандистов, а по действительному положению Германии, нетрудно будет понять, что немецко-фашистские захватчики стоят перед катастрофой. В Германии теперь царят голод и обнищание, за 4 месяца войны Германия потеряла 4 с половиной миллиона солдат, Германия истекает кровью, её людские резервы иссякают, дух возмущения овладевает не только народами Европы, подпавшими под иго немецких захватчиков, но и самим германским народом, который не видит конца войны. Немецкие захватчики напрягают последние силы. Нет сомнения, что Германия не может выдержать долго такого напряжения. Ещё несколько месяцев, ещё полгода, может быть, годик – и гитлеровская Германия должна лопнуть под тяжестью своих преступлений.
            Товарищи красноармейцы и краснофлотцы, командиры и политработники, партизаны и партизанки! На вас смотрит весь мир как на силу, способную уничтожить грабительские полчища немецких захватчиков. На вас смотрят порабощённые народы Европы, подпавшие под иго немецких захватчиков, как на своих освободителей.   Великая освободительная миссия выпала на вашу долю. Будьте же достойными этой миссии! Война, которую вы ведёте, есть война освободительная, война справедливая. Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков – Александра Невского, Димитрия Донского, Кузьмы Минина, Димитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова! Пусть осенит вас победоносное знамя великого Ленина!
            За полный разгром немецких захватчиков!
            Смерть немецким оккупантам!
            Да здравствует наша славная Родина, её свобода, её независимость!
            Под знаменем Ленина – вперёд, к победе!»


            Во время парада были приняты беспрецедентные меры по обеспечению безопасности советского руководства. Ни один немецкий самолёт не достиг площади, хотя, как было сообщено на следующий день, на рубежах города силами 6-го истребительного корпуса и зенитчиками ПВО Москвы было сбито 34 немецких самолёта.

            Киносъёмку парада вели военные операторы Павел Касаткин и Теодор Бунимович. Начало парада было неожиданно перенесено с 9:00 на 8:00, в результате чего звукооператорская группа не успела подготовиться, и не смогла снять речь Сталина с синхронной звукозаписью. Вскоре после окончания парада, начальник сталинской охраны генерал Николай Власик предложил операторам прибыть в пять вечера на Лубянку. Там им сообщили, что Сталин придаёт очень большое значение трансляции своего выступления на Красной площади и предлагает снять его второй раз уже с синхронной записью. Снимали «выступление» Л. Варламов (режиссёр) и М. Трояновский (оператор). О параде был сделан фильм «XXIV-ый Октябрь. Речь И. В. Сталина» (режиссёр Л. Варламов, 1941 г.). Кадры парада и речь Сталина вошли в получившую в 1942 году Оскар за лучший иностранный фильм документальную ленту Леонида Варламова и Ильи Копалина «Разгром немецких войск под Москвой».

Продолжение по ссылке: http://www.proza.ru/2017/02/04/2380

Русаков О. А.
27.12.16
г. Тверь.


 

© Copyright: Олег Русаков, 2016
Свидетельство о публикации №216122700797

Нравится
15:00
37
© Русаков Олег Анатольевич
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение