Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Дом нетерпимости

ДОМ НЕТЕРПИМОСТИ

                                 Я работаю в шараге под названием «трезвяк»,
                                 Вы «пашите» на заводах, ну а мне и здесь не в тяг!
                                                                                             Гр. «Сектор Газа»

   Есть такое заведение, куда частенько, имея хоть сколько-нибудь денег при себе, устремляются поддатые мужики самых разных возрастов и социальных категорий. В народе это заведение прозвали «Домом терпимости». Есть на Руси еще одно заведение, так же овеянное многочисленными легендами, мифами и анекдотами, куда тоже попадают пьяные мужики, самых разных возрастов и сословий. Правда попадают они туда обычно без денег и не по своей воле. Следуя аналогии, вполне логично было бы назвать его «Домом нетерпимости».
   В свое время я наслышался немало баек про это популярное у алкоголиков заведение, а так же искренне возмущался самому только факту его существования. Волею судьбы, попав на службу в правоохранительные органы, со временем я стал относиться к вытрезвителям по-другому, затем и вовсе сменил свое мнение.
   1997 год мне довелось встречать, дежуря в райотделе, в составе опергруппы. В честь праздника нам было дано указание пьяных, по-возможности, не забирать, а доставлять домой. Еще до полуночи нам поступило сообщение о пьяном теле, валявшемся возле центра переливания крови. Выехав по указанному адресу, мы действительно обнаружили пьяного мужика, грязного, растрепанного, лежавшего на снегу. При внешнем осмотре выяснилось, что на обоих руках у него нет пальцев. Мужик был мертвецки пьяный и тяжелый. Затащить его в машину нам стоило огромных усилий. Далее мы минут 15 пытались привести его в чувства и добиться хоть какой-то информации о месте его жительства. Так как ничего добиться не удалось, а оставлять его валяться на морозе мы не могли, пришлось ехать в ближайший вытрезвитель. Там фельдшер и дежурный, осмотрев его, сказали, что инвалидов они не принимают. В итоге решено было оставить его отлеживаться на скамеечке, в приемной вытрезвителя.
   Ближе к утру, часов в пять – шесть, нам сообщили еще об одном пьяном, валявшемся возле центрального входа в главпочтамт. Мороз был уже довольно сильный – порядка – 20 С. Оставлять его на улице никак нельзя. Выехали. Действительно в указанном месте валялся парень лет 20-25, в расстегнутой грязной куртке и грязном свитере, с длинными перепутанными волосами, мертвецки пьяный. Опять с трудом затолкали его в машину и долго пытались выяснить, куда его отвезти. Опять ничего путного добиться не удалось, в итоге пришлось везти в вытрезвитель. Написав рапорта, мы передали его в нежные объятия вытрезвительских. Нашего прежнего «клиента» – инвалида в трезвяке уже не было.
   Пару месяцев спустя мне вновь пришлось дежурить в опергруппе. Вечер выдался трудный, «синьоров» (граждан, задержанных в нетрезвом состоянии) все везли и везли. Тех, которые были в более-менее адекватном состоянии, отправляли отсидеться в обезьянник, после чего оформляли протоколы за «пьяный вид» или «за распитие» и отправляли домой. Те, по которым возникали еще какие-то дополнительные вопросы, препровождались в камеру дожидаться начальника, правомочного принять решение по материалу. В вытрезвитель отправляли совсем уже пьяных. На следующий день райотдел облетела новость: «на трезвяке», в тот вечер, случился «теракт»! Дело было так. Пэпсы (сотрудники патрульно-постовой службы) нашего района, привезли задержанного за пьяный вид парня в райотдел. Однако, увидев, сколько народа в дежурной части, решили везти его в вытрезвитель. Когда его выгрузили из машины, во дворе вытрезвителя, пьяный стал кричать что-то типа «получи, фашист, гранату!» На что пэпсы отреагировали язвительными «подколками» в его адрес. Когда его потащили к дверям, пьяный откуда-то вынул бесформенный предмет, который выронил из своих трясущихся рук, после чего грянул взрыв. Ходили слухи, что пэпсы отделались контузией и легкими повреждениями, а самому пьяному оторвало часть ноги и половые органы. Наверное, мне повезло, что в тот день его не стали оформлять в дежурной части. Если бы граната взорвалась там, осталась бы куча трупов и калек. Следует отметить, что времена были напряженные. Совсем недавно позорно закончилась, но еще не совсем затихла Первая Чеченская война. По стране гуляла масса нелегального оружия и боеприпасов, а после того как в одном из райотделов задержанный застрелил следователя, в его же кабинете, спустился в дежурную часть и перестрелял всех, кто там был, - у входа в райотделы стали ставить милиционера с автоматом АКМ. У начальников райотделов и вовсе вошло в моду, в ходе операций по отработке района, ездить проверять патрульные группы в сопровождении двух автоматчиков.
   Позднее, когда я перешел работать в другой райотдел, а наше подразделение передали в штаты Управления исполнения наказаний Министерства юстиции, мне для взятия на контроль поступил приговор в отношении одного «синьора». Его осудили, за то, что он нанес травму сотруднику вытрезвителя. Будучи в пьяном виде, находясь в одной из палат вытрезвителя он, ломился в дверь, случайно разбил стекло, осколок которого попал вытрезвительскому милиционеру в глаз. В результате человек потерял зрение на один глаз.
   Состоял у меня на учете один осужденный по ст.157 УК РФ (уклонение от уплаты алиментов). Ему дали 1 год исправительных работ (по месту работы). Правда, на момент осуждения он не работал. Мужик был еще не старый, вполне крепкий и здоровый, как и все клиенты этой категории «сильно поддавал». Я направил его в службу занятости для трудоустройства, после чего он ко мне долго не появлялся. На повторные вызовы он не приходил, потом были новогодние праздники, годовые отчеты, мне было не до него. Когда я уже готовился начать первоначальные розыскные мероприятия мужик, неожиданно, сам ко мне пришел. На вопросы где был, он извлек руки из карманов и протянул мне ладони, со свежими, еще розовыми шрамами вместо пальцев. На словах он пояснил, что под Новый Год он сильно напился и «уснул» на улице. А когда его подобрали, оказалось, что он отморозил пальцы, и их ампутировали. Пришлось готовить представление в суд об освобождение его от наказания по состоянию здоровья. А ведь попади он тогда в вытрезвитель, был бы цел и здоров и мог бы дальше спокойно поднимать своими потными жирными пальцами стаканы с водкой.
   Подобные случаи, когда, казалось бы, счастливое непопадание в вытрезвитель заканчивалось трагически - не единичны. В середине девяностых в одной из газет был описан случай, когда мужчина отмечал выход в отпуск, напился и заехал на конечную остановку троллейбусов, где его высадили. Там, местные малолетки так, «для смеха» - «шутки ради», сняли с него штаны и отрезали член. Позже он скончался в больнице от потери крови. А ведь попади он в вытрезвитель, потом бы клял «злобных» ментов, красноречиво рассказывая, как его «слегка поддатого», ни за что, задержали и в «трезвяк» поместили.
   Шли годы. Я ушел из уголовно-исполнительной системы и вернулся для дальнейшего прохождения службы в милицию. Теперь посещать медвытрезвитель по долгу службы приходилось гораздо чаще, в результате я вдоволь насмотрелся на то, что там твориться по вечерам. В то время вытрезвитель «на Микроне» закрыли, и нагрузка на наш районный трезвяк резко увеличилась. Под выходные, уже часам к 10 вечера он был битком набит «клиентами», а новых все везли и везли. Кого-то затаскивали в дежурную часть, для оформления, остальных оставляли ждать в очереди на лестнице. Обычно там находились человек 5-10 пьяных «клиентов» (плюс те, кто их доставил) – больше это помещение не вмещало. В помещении стоял постоянный гул: «синьоры» кричали, стонали, плакали, смеялись... Кто-то приставал к окружающим, неся всякий бред, кто-то чего-то просил, рассказывал, пел песни, блеял или просто выл. Почти каждый третий, изображал из себя «крутого» крича, что всех поувольняет. При этом они плевались, ругались, блевали, мочились, пердели, рыгали, падали и пытались подняться, цепляясь за все что подвернется. Обычно, почти все были в грязной изодранной, одежде, в обоссанных штанах с мокрыми, потерявшими всякий человеческий вид мордами. Назвать эти человекообразные организмы животными, было-бы оскорблением для последних, ибо животные себя так не ведут.
   В 2007г. я перевелся в службу участковых на должность старшего участкового. На территории моего участкового пункта милиции как раз располагался наш районный вытрезвитель, поэтому материалы по КУСП регулярно отписывали мне на исполнение. А поступали они довольно часто, почти каждую неделю. Так как на моем УПМе был некомплект участковых, чаще всего исполнять материалы по вытрезвителю приходилось мне самому. Вот тогда-то я и стал постоянным посетителем этого заведения (правда, пока еще только «по долгу службы»).
   Как-то получаю материал по КУСП по вытрезвителю. Дед, пишет заявление, что его задержали в пьяном виде на улице и поместили в вытрезвитель, где у него изъяли сотовый телефон. Утром, когда освобождали, телефон не отдали, заявив, что его и не было. В общем, типичная простонародная история о «злобных вытрезвительских ментах», обчищающих карманы несчастных работяг. На всякий случай набираю номер сотового телефона, указанный в объяснении заявителя. Отвечает старческий голос. Представился, спрашиваю, это номер того самого телефона, который у него пропал? После некоторой тишины следует утвердительный ответ. Спрашиваю, каким же образом он отвечает по «похищенному» «злобными ментами» телефону? Дед стал что-то невнятное бормотать, что он его где-то выронил, а какая-то старушка это видела, подобрала телефон и отдала ему. Стал расспрашивать подробности, что за старушка, где выронил и прочее. Дед совершенно запутался в своих «сказках», и вообще понес какую-то непонятную чушь. Очевидно, что он либо просто забыл телефон дома, либо нарочно хотел отомстить вытрезвительским, написав на них ложный донос.
   Были и другие КУСП, самые распространенные из них – по сообщениям из травм пунктов, звучавшие примерно так:
«Гражданин такой-то, обратился тогда-то, за медицинской помощью в связи с такими-то повреждениями. Пояснил: избит (или получил травму) тогда-то, в вытрезвителе на улице такой-то».
   В ходе проверки всякий раз выяснялось, что травма получена еще до поступления в вытрезвитель. В одном случае это произошло, когда пьяный «вдрободан» мужик пришел к своей бывшей жене, устроил скандал. Родственники жены совместными усилиями пытались выставить его за дверь, но, так как он яростно сопротивлялся, цеплялся за все, что под руки попадалось, пытался драться, ему слегка надавали тумаков и вызвали на подмогу милицию. Прибывшие менты вытащили «синьора» во двор и, так как он яростно сопротивлялся и кричал, что всех поувольняет, к нему в соответствии с ст.12 «Закона о милиции» применили спецсредства – «ПР-73». Проще говоря, отлупили дубинками.
   К слову сказать, меня всегда удивляло, откуда у «синьоров» такая уверенность, что их безумные вопли, типа «я крутой, всех поувольняю», могут вызвать что-то, кроме смеха. Вид грязного, обоссанного, облеванного человекообразного организма, с «мордой лица, обезображенной интеллектом», делающего вид, что он ужасно-крутой, действительно выглядит весьма глупо и смешно.
   Часто были случаи, когда пьяный попал под разборки, однако все равно, в травм пункте говорил, что был избит в трезвяке. Другие обычно сами не помнили, где и когда пострадали, затруднялись даже сказать, до вытрезвителя это произошло или после. Некоторые, по всем признакам пострадали от рук пэпсов, так как оказывали сопротивление при задержании. Кто-то пострадал в ходе доставки в трезвяк, от того, что неоднократно падал, а доставлявшие его, не сильно с ним церемонились.
   В 2009г. незадолго до моего выхода в отставку мне отписали на исполнение материал, по заявлению сотрудника Уголовно-исполнительной системы. Его отца в пьяном виде забрали на улице пэпсы и доставили в вытрезвитель. Примерно через час он забрал его домой, а на утро отец помер. В больнице у него обнаружили черепно-мозговую травму, которая, как потом написал эксперт, была нанесена «твердым тупым предметом». Забиравшие его пэпсы пояснили, что этот «синьор» - старый знакомый, их постоянный клиент, отличавшийся смиренным нравом и спокойствием. Никогда не сопротивлялся, всегда спокойно подписывал протоколы и совсем соглашался, за что они его по-своему «любили». Ни малейшего смысла избивать его или применять какую-то физическую силу не было. Фельдшер вытрезвителя пояснила, что задержанный был ею осмотрен, признаков телесных повреждений у него не обнаружила. Когда его забирали, сын расписался в протоколе, что отец им осмотрен и никаких претензий к сотрудникам вытрезвителя он не имеет. Кроме того, так как за здоровье находящихся в вытрезвителе она «головой отвечает», то осматривает их очень тщательно, и при возникновении каких-то сомнений отказывается принимать. В случае ухудшения состояния клиента вызывает «скорую помощь». Другие вытрезвительские рассказали, что выведя еле державшегося на ногах отца, сын подтащил его к колонке и сунул его голову под струю холодной воды, чего делать категорически нельзя. Только после этого он повез его домой. Незаинтересованных свидетелей, способных рассказать, что с ним было после вытрезвителя, не нашлось. Этот материал, как и все остальные по вытрезвителю, для принятия решения я направил в Следственный комитет при прокуратуре, и чем он завершился, не знаю.
   Немало было материалов, в которых «синьоры» обвиняли вытрезвительских в краже у них денег, и всякого барахла. В ходе проверки выяснялось, что они сами толком не помнили где, что именно и когда у них пропало, но «на всяк случай» или по-привычке валили все на вытрезвитель. Собственно, в то время для создания в глазах народа крайне негативного образа милиции, проводилась целенаправленная государственная политика. Обвинять несчастных ментов во всех смертных грехах стало нормой. В 2006г. мне довелось расследовать одно уголовное дело по факту причинения телесных повреждений. Двое корешей употребили на улице спиртное (с их слов), пошли в общежитие, где один из них проживал, запершись в комнате «употребили» еще. Что было дальше, они не помнили. Со слов свидетелей во второй половине дня из комнаты стали доноситься глухие удары, грохот и дикие крики «отчим, отдай ключи» и «отчим, открой дверь». Стоны, грохот и крики продолжались примерно час, после чего соседи выломали дверь и увидели жуткую картину. Вся мебель в комнате была поломана, пол завален мусором и хламом, все было загажено калом, блевотиной, мочой и густо полито кровью, свежая кровь была и на стенах. На полу лежало человеческое тело в изодранной одежде, обгаженное, с кровавым месивом вместо лица. По комнате бегал хозяин комнаты в неадекватном состоянии. Из его несвязанных воплей следовало, что «отчим», закрыл комнату и не отдавал ключи, из-за этого он обосрался и избил «отчима», требуя у него ключи. Примерно через 40 минут прибыла скорая помощь, которая забрала «тело» и вызвала милицию. Примерно через 30 минут прибыл ближайший патруль милиции, который вызвал опергруппу. Еще примерно через 40 минут прибыла опергруппа, приступившая к осмотру места происшествия. В ходе расследования сотрудники скорой помощи рассказали, что при их прибытии возле комнаты было много народу – соседей и случайных любопытных. Парень, бегавший по секции и сильно вонявший гавном и еще непонятно чем, не имел признаков алкогольного опьянения, скорее всего был «под кайфом». Когда я беседовал с родственниками «торчка» (хозяина комнаты), они пожаловались, что «злобные менты» украли из его комнаты телевизор, магнитофон и еще что-то из «аппаратуры». Спрашиваю, с чего они решили, что именно менты «позарились» на это облеванное, обосранное барахло? В ответ: «А как же?! Кто же еще?!!!» Мысли, что его мог спустить сам «торчек», украсть взломавшие дверь соседи или прибывшие на вызов медики, им даже в голову не могла прийти.
   Был, однако, и другой случай, когда люди за помещение в вытрезвитель совершенно искренне и от всей души благодарили милицию. Около гастронома валялся молодой мужчина. Проходившие мимо милиционеры решили, что он пьяный, вызвали машину и отвезли в вытрезвитель. Фельдшер осмотрела его, не обнаружила никаких признаков алкогольного опьянения и вызвала «скорую помощь». Мужчина был доставлен в больницу, где выяснилось, что он находился в глубоком обмороке после приступа эпилепсии. Когда я брал объяснения от него и его матери, оба были очень рады, что его своевременно забрали в трезвяк, благодаря чему он не покалечился, не погиб, не был обворован, и ему была оказана медицинская помощь.
   Когда «промежуточным» президентом стал Д. Медведев, - прославившийся как «кремлевский мечтатель» - одним из его самых неадекватных его решений, доказывающих как страшно далек он от народа - было закрытие вытрезвителей. Теперь милиционеры, обнаружив смертельно пьяный «организм», должны были охранять его до прибытия «скорой помощи». В то время я уже не работал в милиции, но периодически захаживал к своим бывшим «соратникам» на УПМ. Мне рассказали, что теперь зайти вечером в городскую больницу стало небезопасно. После того, как пьяные организмы стали свозить в больницу, теперь по вечерам там по приемному покою чикаются пьяные «синьоры», которые кричат, матерятся, пристают к медперсоналу и больным, блюют, мочатся где придется… Медики при этом ничего поделать с ними не могут, и просто стараются от ни спрятаться.
   Если Медведеву так хотелось «блеснуть» перед алкоголиками своим «гуманизмом», учитывая, что алкоголизм не излечим, их надо бы просто сажать в специальные «питомники», где бы из кранов вместо воды лилась водка, и они могли бы спокойно исполнить свою извечную мечту – упиться до потери пульса, не нанося вред окружающим.
   Подводя итог всему вышесказанному, считаю, что у работников вытрезвителей должна быть льготная выслуга лет, - год за два, а то и больше. За каждый год службы в трезвяке давать медаль, а каждые три года - орден. Да и вообще каждому, проработавшему там свыше десятка лет не мешало-бы поставить прижизненный памятник. Однако даже все эти меры не компенсируют их угробленного здоровья и нарушенной психики.
                                                                                                                                                                                                            Ноябрь 2014г.

Нравится
16:55
17
© Ринат Маракулин
Загрузка...
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение