Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

До чего же он красивый, просто, Олег Меньшиков, только еще красивее. Глава 20 из романа "Улыбка Амура"

До чего же он красивый, просто, Олег Меньшиков, только еще красивее. Глава 20 из романа "Улыбка Амура"

Сначала было тихо − но недолго. Когда затрезвонил звонок, Настя зажмурилась и зажала ладошками уши. Но это не помогло. Он звонил, звонил и звонил, не переставая, − потом вдруг смолк и Настя услышала звук отпираемой двери. Только тогда до нее дошло, что это трезвонили родители: наверно, у них руки были заняты книгами или покупками.
И точно − выскочив в прихожую, она увидела папу и маму, державших каждый в одной руке по набитому книгами портфелю, а в другой − по ручке от огромного кулька с чем-то тяжелым. Учуяв волнующий запах, в коридор вышел Федор и требовательно заорал. Родители дружно поставили портфели под вешалку, выругали дочь, что та им не открыла, и потащили кулек на кухню.
− Что там? − спросила Настя, втягивая носом запах сырости. − Посмотрите на Федора: сейчас в обморок грохнется.
− Толстолоб. − И отец вывалил в раковину здоровенную рыбину. Рыбина шевелила широким хвостом и вопросительно смотрела на Настю.
− Где вы ее взяли?
− Купили, где ж еще. Только из института вышли − машина подъехала с живой рыбой. Ну мы и разорились.
− И что с ней делать?
− Почистить и пожарить. Доверяем это тебе. Да, кстати − ты что, не идешь никуда? А говорила?
− Передумала. Но чистить я ее не буду. Как ее чистить? − она же совсем живая. Я не живодер, меня совесть замучает.
− Ладно, запусти ее в ванну. Вечером придем, и мама почистит. Почистишь, Галчонок?
− Попробую, − неуверенно отозвалась мать. − Но, если она будет так же вилять хвостом и смотреть мне в глаза, я тоже не смогу. 
− Да вы что, обалдели? − возмутился отец. − В том то и ценность, что она живая! Кто же ест дохлую рыбу? Ладно, тащи ее в ванну и налей побольше воды. Вернемся, разберемся.
И они быстренько умотали. А Настя наполнила ванну водой и запустила туда толстолобика. Пока она его тащила, рыбина не шевелилась − Настя с облегчением подумала, что та уснула. Но у края ванны толстолобик дернулся и резво плюхнулся в воду, окатив девочку целым снопом брызг. В ванне рыбина походила кругами, обживаясь, потом поднялась к поверхности и пошевелила губами, словно хотела что-то сказать. Федор, опираясь передними лапами о край ванны, с интересом следил за ней. 
Может, она есть хочет, подумала девочка. Дать ей крошек, что ли? И только она нацелилась пойти на кухню, как в дверь снова зазвонили.
− Настенька, откройте, это я, − прозвучал самый прекрасный голос на свете. − Открой, пожалуйста!
Настя, конечно, открыла − как не открыть собственному счастью?
− Настенька, что случилось? − огорченно спросил Вадим. − Наташа сказала, что ты не идешь. Вы что, поссорились?
− Понимаешь, Вадим... − начала Настя, лихорадочно придумывая, что бы такое соврать поприличнее, но тут из ванны послышался истошный вопль Федора. Настя метнулась туда, Вадим за ней.
Картина, представшая перед ними, заставила скорчиться от хохота. Федор с выпученными от ужаса глазами стоял на задних лапах и ожесточенно скреб передними по скользкому краю ванны, безуспешно пытаясь выскочить, – а рыбина, пристроившись сзади, меланхолично жевала кончик его хвоста. 
Вытащив мокрого и несчастного Федора, Настя замотала его в полотенце и отнесла в кресло. Затем пересадила рыбу в таз − та, свернувшись калачиком, еле поместилась в нем − и поменяла воду. Снова запустив в ванну толстолоба, она покрошила булку, и они стали наблюдать за его действиями. Толстолоб, переплывая от одной крошки к другой, быстренько слопал все угощение и остановился у края ванны, просительно повиливая хвостом.
− Не наелся, − констатировал Вадим. − Надо дать ему что-нибудь посущественнее. Каких-нибудь насекомых. 
− Мух сейчас нет, − улыбнулась Настя, − тараканов мы вывели. Может, колбасы? 
− Попробуй. 
Колбасу рыбина съела с не меньшим аппетитом, после чего опустилась на дно ванны и замерла.
− Теперь спать пошел. И что вы с ним собираетесь делать?
− Понятия не имею.
− Ну, ладно. Настенька, одевайся быстрее − времени до начала всего ничего.
− Вадим, я не пойду.
− Но почему? Ведь утром ты согласилась. Что случилось?
− Настроение пропало.
− Из-за чего? Из-за подруги? У нее вообще глаза на мокром месте. Вы что, поссорились?
Ну, как ему объяснить? Ведь не скажешь: тебя не поделили. До чего же он красивый, просто, Олег Меньшиков, только еще красивее.
Хочу пойти, вдруг поняла Настя. Пусть эта выдра как хочет, а я пойду. Иначе буду весь вечер жалеть.
− Ладно, уговорил, − обрадовала она Вадима и пошла в другую комнату переодеваться.                                        Открыв шифоньер, Настя остановилась в нерешительности. Что надеть? Наташкино платье? Что-то не хочется. Старое бархатное? Но оно такое допотопное! А если что-нибудь из маминых нарядов?
Она порылась в материнском гардеробе и неожиданно наткнулась на платье невиданной красоты. Бледно-голубое из стрейча, поблескивающее разноцветными искорками. На груди вырез в виде трех длинных капель, и от плеча вдоль всего рукава тоже красивые разрезы. Ох, и платье! И где мать такое оторвала?
Торопливо натянув находку, она подошла к зеркалу. Почти впору, только на бедрах чуть-чуть широковато. Но с тонким серебристым пояском почти незаметно, как будто так и надо. 
Однако к платью нужна соответствующая обувь. А лапа у дочки уже больше маминой. Что же делать? Надеть старые лодочки? Нет, к такому платью они, пожалуй, не подойдут. 
Она открыла нижний ящик с обувью матери, и сразу обнаружила новые серые туфли с серебряной пряжкой. И каблучок − просто загляденье! Но налезут ли?
Туфли налезли, правда, с трудом. Ну, ничего, до Дворца она дойдет в сапогах, а там потерпит. Подойдя к зеркалу, Настя попыталась с помощью маминой косметики сделать себе макияж. Но из этого ничего хорошего не вышло: лицо стало грубым и излишне взрослым. Нет, ей, положительно, нельзя краситься. 
Она старательно стерла следы косметики, спрятала туфли в сумку и вышла в прихожую.
− Ох, ты! − восхищенно воскликнул Вадим, глядя на нее во все глаза. 
− Нравится? − смущенно спросила Настя.
− Нет слов! Супер! Ты ослепительна! Мы зайдем за Белоконевыми?
− А они идут? 
− Собирались. Правда, Наташа сначала тоже заупрямилась, но потом согласилась. Так какая кошка между вами пробежала, если не секрет?
− Секрет! − отрезала Настя. − Ты звони им, а я внизу подожду. 

Нравится
20:25
99
© Касаткина Ирина Леонидовна
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
07:20
С удовольствием прочитала все три главы
Спасибо. Читайте и дальше с удовольствием. Надеюсь на это.

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение