Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Дневник профессора Гарросса 7.3

16

На экране появился Таскерра. Он сидел за огромным столом у себя в кабинете. Перед ним стояла инкрустированная золотом и драгоценностями  шкатулка с пилюлями Морриса.

-  Привет, парни, - махнул он рукой и попытался улыбнуться, - вы, наверное, удивлены моим появлением? Но дело, за которое вы взялись, настолько же сверхсекретное, насколько сверхсложное, что я решил лично переговорить с вами. Вы уже выполнили треть программы, достигли Плутона. Осталось основное – добраться до цели и вернуться назад. А это, ох, как трудно, парни. Но я верю в вас. Из всех претендентов мы выбрали именно вас, смелых и отчаянных ребят, не боящихся трудностей и не гнушающихся самой тяжёлой работы. Так вот, парни, ваша цель – Чиккория. Эта планета очень похожа на нашу старушку, только больше размерами. И находится она, как вы уже догадались, в другой галактике. Это далековато, конечно…

-  А Торн обещал, что это будет совсем близко, - напомнил Пача, но на его реплику никто не среагировал.

-  …но на такой резвой лошадке, как «Бриджитта», вы запросто доберётесь до неё. Каких-нибудь два жалких года – и вы на месте. Вам, конечно же, не терпится узнать, каким образом мы пронюхали про этот глобус. Ну что ж… я отвечу вам…

Здесь Таскерра сделал паузу, и я заметил, как напряглись в ожидании лица космонавтов.

-  Я скажу вам, - опять заскрипел глава «Спейса», - что вам ни к чему это знать. Мы не за то платим вам деньги, чтобы распинаться перед вами. Но для выполнения задания я всё-таки скажу вам кое-что. И усвойте это хорошенько. Вы должны приземлиться точно по нашим координатам. Свитта, сынок, мы не раз говорили с тобой про это, но я позволю себе напомнить тебе об этом ещё раз. Всячески помогай Бетчеллу и его команде и не мешай профессору Гарроссу. Его изыскания нам не менее важны, чем посадочная площадка. И не забывай, сынок, что среди вас находится очаровательный доктор Тетси Стенли. Береги её, Свитта.

Ну, а теперь самое главное. Я не говорил тебе об этом, сынок, чтобы ты раньше времени не забивал свою голову ерундой. Но теперь пришла пора сказать это. Дело в том, что ресурсы «Бриджитты» не вечны. Я имею в виду кислород. Это связано с её конструктивными и технологическими особенностями, и я не буду в них вдаваться. Поэтому ваше пребывание на Селене будет ограниченным. По нашим расчётам получается дней двадцать – двадцать пять. Максимум – тридцать, но тогда я не гарантирую, что вы вернётесь живыми. Вам придётся поднатужиться малость, чтобы уложиться в этот срок.

Да, Свитта, все необходимые бумаги и расчёты находятся в твоём сейфе. Внутри него есть ещё одна маленькая дверка. Ты, наверное, это заметил. Код замка: два, три, ноль, три, восемь, ноль. На все приготовления вам отводится пять часов. Не забывай об ограниченном времени, сынок.

-  Ну вот, - Таскерра откинулся на спинку кресла, - теперь вы знаете всё, что вам нужно знать. Помните, что я вам сказал, парни, и действуйте. А мы с нетерпением будем ждать вас назад живыми и здоровыми…

«Ещё бы! – подумал я. – Вы, конечно, с нетерпением будете нас ждать. Только вряд ли вам понравиться, если мы вернёмся живыми и невредимыми. Не зря же вы приготовили для нас средство, которым уничтожили экипаж корабля «Икс – 402»».

Я не знал, каким образом Таскерра собирался разделаться с нами, и всё же считал, что у нас было преимущество перед тем экипажем. Потому что я знал, что по возвращении нас попытаются убрать, и это, как я надеялся, давало нам шанс избежать этого. И если бы не гангстер из «Синди», затесавшийся среди нас, это можно было проделать проще простого. А так…

Запись кончилась. Президент «Спейса» исчез, и серые сполохи заполнили экран. Несколько минут в рубке царствовала тишина: каждый переваривал услышанное. Вряд ли они получали от этого удовольствие, но это было нужно, и они делали это со старательностью первоклашек, которым учитель задал решить задачу для старшеклассников. Всё это было так невероятно и неправдоподобно и не укладывалось в голове, что их закалённые сумасшедшей жизнью умы не могли воспринять это всё сразу легко и безболезненно, как надеялся на это Таскерра.

Меня его речь порадовала. Наконец-то пелена неопределённости спала, и я теперь точно знал, что лечу на Чиккорию, на дикую неведомую планету. Они не обманули меня, и я сидел с чувством удовлетворения, что, впрочем, не мешало мне следить за реакцией своих товарищей.

Первым зашевелился Джаксон. Он включил проигрыватель заново и снова стал внимательно прослушивать запись. На том месте, где Таскерра проскрежетал: «…Свитта, сынок…», он оглянулся и с недоумением посмотрел на меня, как будто я был виноват в том, что президент обращается не к нему, а к кому-то другому. Я сделал вид, что тоже внимательно слушаю речь. Тогда он нажал на паузу.

-  У вас счастливый вид, профессор, - сказал он с раздражением. – Поделитесь с нами своей радостью. Может, мы что-то неправильно поняли?

Шесть пар глаз выжидающе уставились на меня.

-  А если бы я разрыдался или закатил истерику, это бы изменило задание, сэр?

Нокт меня достал. Я почувствовал, что начинаю закипать.

-  Нет, конечно.

-  Тогда какой смысл, сэр, портить себе нервы?

-  И потому вы так рады?

Джаксон был не в духе. Он, командир, знал о полёте то же, что и остальные. Может быть, даже меньше. Интересно, какая бы у него была должность, если бы Свитта был жив? Наверное, помощником. И всё же в «Спейсе» посчитали лишним ввести его в курс дела. И теперь, осознав это, Джаксон решил отыграться на мне. Но я-то тут причём?

-  Может мне всё-таки закатить истерику? – спросил я, сдерживая нахлынувшую на меня волну гнева. – Чтобы вас удовлетворить, сэр. Или лучше попросим сделать это Джолтона?

-  Да отстаньте вы от меня! – сразу вскипел красавчик.

-  А может нам всё же лучше подкрепиться, а? – неуверенно предложил Пача, чувствуя, что назревает скандал. – А то на пустой желудок в голову бог  знает, что лезет.

-  Я думаю, лёгкий завтрак вам не помешает, - поддержала его Тетси, - а за час до старта я накормлю вас диетическим спецпайком.

-  А почему лёгкий? – запротестовал толстяк, всем своим видом показывая, что таким образом ему вряд ли удастся насытить свои сто с лишним килограммов.

-  И опять диета! – подхватил недовольно Статтерт. – Когда же мы будем питаться по - нормальному?

-  Когда очутимся на Чиккории, - Тетси встала. – Жду вас в кают-компании через десять минут.

-  Ну, хорошо, - согласился Джаксон; он уже остыл и говорил спокойным тоном. -  Идите, парни, поразвлекайтесь, а я просмотрю бумаги.

-  Нет, сэр, - решительно возразила Тетси, - это и вас касается. На Чиккории нам понадобится ваш ум и ваш опыт, а не ваш труп.

Джаксон задумчиво посмотрел на неё снизу вверх, прищурив один глаз.

-  Хорошо, - наконец ответил он, - вы меня убедили, док. Мой труп мне тоже не нужен.

Ели мы, молча, уткнувшись в тарелки. Каждый вместе с пищей пережёвывал новое задание. Мы ещё не успели привыкнуть к тому, что находимся на орбите Плутона на умопомрачительном расстоянии от своих родных и близких, а тут на тебе - другая галактика…

Мне было немного проще, я с самого начала знал куда лечу, и заранее готовил себя к этому. Но сейчас и мне было не по себе. Космос – не подземка Данкары, а «Бриджитта» - не комфортный вагон бизнес-класса. Какое-то гнетущее тревожное чувство опасности заполняло каждую клетку моего тела. Мы пролетели сквозь астероидный пояс, шесть метеоритных дождей и остались живы только благодаря самонаводящимся пушкам, одна из которых навсегда вышла из строя. А кто знает, что нас ждёт впереди? Может этих дождей будет гораздо больше и пушки не смогут с ними справиться? А солнечное притяжение? Чтобы вылететь из галактики надо преодолеть мощное притяжение всемогущего Солнца, которым он властно удерживает вокруг себя столько планет на таком огромном расстоянии. И хотя мы не первые летим на Селену, выдержит ли «Бриджитта» такое испытание?

Джаксон отодвинул недоеденный завтрак, поднялся и, глянув на Тетси, ответил на её молчаливый вопрос:

-  Это всё, что в моих силах, мэм.

-  Стоит ли так раскисать, сэр? – Тетси смело взглянула в суровые глаза командира. – Мы и так уже на краю света. Так какая разница, если мы пролетим на один километр больше?

-  На один километр? – Нокт хотел, наверное, улыбнуться, но у него получилось это как-то зловеще. – Забавная шутка, доктор Стенли. Это было бы очень смешно, если бы этот километр не равнялся десяткам миллиардам километров. Да, очень забавно. Но вы правы,  доктор Стенли, действительно, какая разница? Гм, я подумаю на досуге.

Прежде чем уйти, он отдал несколько распоряжений своим помощникам.

-  Нужно будет пошевелиться, парни, - сказал он напоследок, - чтобы успеть к старту. И чтобы в рубке посторонних не было!

Настроение у всех было мрачным и подавленным. Поэтому, покончив с завтраком, каждый, молча, вставал и с угрюмым видом покидал кают-компанию. Тетси, судя по её виду, тоже не была склонна к разговорам, и я, так же, как и все, ушёл в свою комнату.

Делать ничего не хотелось, да и, собственно, делать было нечего, и я бессмысленно слонялся по комнате. Моё состояние было таким, что даже думать не хотелось. Попробовал читать, но в голове абсолютно ничего не оставалось, и я в сердцах бросил книгу на кровать. Проклятье! Мы летим на Чиккорию, именно туда, ради чего я рискую жизнью, значит, я должен радоваться, прыгать и визжать от счастья, как ребёнок, которому, наконец-то, подарили его заветную игрушку. Но реакция команды на новое задание подействовала на меня просто угнетающе.

 Промучившись несколько часов, я решил вернуться в кают-компанию с тайной надеждой встретить там Тетси. Но её там не оказалось. Я застал там Пачу и Колота, играющих в шахматы. Когда вошёл, Колот торжественно объявил Паче мат, и тот с глубокомысленным видом смотрел теперь на доску и недоумевал, как это он смог такое прошляпить.

- А, профессор… - Пача вскинул голову, когда я подошёл поближе.

-  Что не повезло? – посочувствовал я ему.

-  Этот мальчик, оказывается, умеет играть. Кто бы мог подумать?

-  Ты проиграл потому, что недооценил своего противника, - назидательно процитировал я изречение древних мудрецов. – Ты должен был настроиться так, словно собирался играть с чемпионом мира.

-  Да у него это случайно получилось, - откликнулся Пача, нисколько не унывая по поводу проигрыша, и вопросительно посмотрел на соперника. – Как на счёт второго раунда?

-  Тебе нужно как следует подучиться, Пача, - с серьёзным видом ответил ему Колот. – Если ты будешь усердно заниматься, то лет через сто сможешь меня обыграть. Может быть.

-  Ой, ты, сынок! – возмутился толстяк. – Не учи отца! Случайно выиграл и теперь до самой смерти будешь умника из себя строить, да?

-  Что, Пача, - подлил я масла в огонь, - не очень-то приятно встретить человека умней себя?

-  Это кто умнее-то? – закипятился тот. – Эта салага, что ли? Да он ещё под стол пешком ходил, когда я знал больше, чем он сейчас.

-  Вообще-то, я имел в виду шахматы, - напомнил Колот.

От недоумения Пача открыл рот. Выражение лица у него при этом стало таким комичным, что я не удержался и рассмеялся. Пока толстяк, вращая глазами, соображал, что ответить, Статтерт обратился ко мне.

-  Я давно хотел вас спросить, профессор. Вы-то, какого чёрта полетели с нами?

-  Как-то я пытался вам объяснить. Помните? Но, наверное, это трудно понять. А то, что для нас непонятно, непременно кажется нам смешным и глупым. Вы ставите меня в неловкое положение, Колот. Я рискую стать клоуном.

- Хорошо, профессор, я задам вопрос иначе, - бортинженер откинулся на спинку кресла и сцепил руки на животе. – Нас за этот полёт ждут чеки с шестью нулями…

«Знали бы вы, что вас ждёт»,- пронеслось у меня в голове.

-  …а вот вас…   что?

- Чтобы попасть в эту экспедицию мне самому пришлось заплатить. Наверное, раз в сто больше того, что обещали вам.

Пача тут же вскинул глаза, прикидывая, какая должна получиться сумма, и, подсчитав, удивлённо присвистнул:

-  Ничего себе!

Я улыбнулся на его реакцию и продолжил.

-  Я ещё раз попытаюсь объяснить, почему я это сделал. Вам известно, что я родился в богатой семье и что у меня с самого рождения было всё или почти всё, что было доступно моему воображению. Отец охотно исполнял все мои прихоти. Ведь после смерти матери и сестры, я остался у него один. Но знаете, что больше всего мне запомнилось из детства? Однажды отец привёз меня на ферму, где он только что развёл зимний сад. Это были огромные теплицы, занимающие несколько сотен акров. То, что я увидел там, поразило меня. Я очутился среди великолепной, изумительной по красоте и одурманивающей своими благоуханиями растительности, редчайших представителей флоры разных стран. Именно тогда я внимательнее осмотрелся вокруг и заметил, как люди хищнически относятся к окружающей среде. И именно тогда я увлёкся природой и избрал свою судьбу. И поэтому, когда мне сообщили, что где-то в космосе существует планета с буйной дикой растительностью, я сделал всё, чтобы попасть на «Бриджитту». Понимаете, Колот, ни один учёный не упустил бы такой случай. А я – учёный.

Я, конечно, лукавил, говоря это. Но в ту минуту я был уверен, что предложи мне тогда Чолдрен Голд вместо снимков принять участие в космической экспедиции для исследования живой планеты, я бы непременно согласился.

-  Это вы так считаете, - возразил Колот, - а мы, простые смертные, в первую очередь видим в вас обладателя огромных богатств. Поэтому и не удивительно, что мы с недоумением относимся к вашему присутствию здесь.

-  Очень жаль, что у вас такое однобокое зрение.

-  А я слышал, - встрял в разговор Пача, - что у вас из-за ваших статей бывали неприятности с некоторыми крупными компаниями и даже с властями. Это правда?

-  Вы читали что-нибудь из моих работ?

-  Никогда, - сознался толстяк. – Но то, что я слышал, правда?

-  Да, бывало и такое.

-  И чем же вы их достали?

Ну, как я мог объяснить в двух словах сложнейшие проблемы во взаимоотношениях людей и природы? Но, видя живой интерес на лицах собеседников, я всё же рискнул.

-  Всё дело в том, что в нашем мире всё взаимосвязано. Даже вещи, на первый взгляд не имеющие ничего общего. И я хочу, чтобы люди поняли, что от сохранения природы зависит наше дальнейшее будущее. В своих работах я пытаюсь привлечь их внимание к той или иной проблеме. Но пока дальше скандалов и замены некоторых должностных лиц дела не идут.

-  Но ведь истребление природы неизбежно по мере развития цивилизации, - возразил Колот.

-  Вы рассуждаете как мой управляющий, - я улыбнулся, - но вы тоже заблуждаетесь. Развитие цивилизации, напротив, должно предохранять природу, потому что цивилизация развивается по мере роста интеллекта и духовного мира человека. Вся наша беда на сегодняшний день в том, что у нас всё зависит от горстки влиятельных людей, чьей жадности нет предела. Они предпочитают получить прибыль сегодня, чтобы завтра потерять втрое больше.

-  Это как? – не понял Пача.

- Вот вам наглядный пример. Вы слышали о скандале, связанный с фирмой «Танга Кеннеш»? Чтобы получить прибыльный заказ от военных, эта фирма продемонстрировала им своё новое изобретение – один из видов химического оружия. Для этого была выбрана небольшая долина с крошечным поселком, расположенная в глухом уголке на севере нашей страны. Это оружие погубило всё живое в долине, включая сто жителей поселка. Чтобы скрыть это чудовищное преступление, долину затопили водами ближайшего озера. Военные были в восторге от произведённого эффекта, и вскоре «Танга Кеннеш» получила заказ и миллионные прибыли. А тем временем вода, вытекающая из долины, пробила себе русло до самого озера, и умертвляла всё, что росло и находилось на её берегах. В поселках, расположенных на берегу озера, появилась какая-то странная болезнь, от которой в первую очередь умирали дети. Только год спустя группа специалистов обнаружила затопленную долину и установила печальную судьбу поселка. А к тому времени опустели ещё несколько поселений, а странную болезнь обнаружили уже за сотню миль от долины. После моей статьи, разразился скандал. Владельцы «Танга Кеннеш» предстали перед судом, а министр Обороны и два генерала ушли в отставку.

-   Ну и дела! – удивился Пача.

-  Впечатляет, - более сдержанно отозвался Колот. – Вы это не придумали, профессор?

-  Если бы это был единичный случай, -  вздохнул я. – К несчастью, подобные дела проворачивают очень многие. В том числе и Космическое Общество…

-  О чём это вы так весело болтаете? – вмешался вдруг в разговор Джаксон.

Опять он незаметно подключился и подслушал наш разговор. Наверное, у него хобби такое – подслушивать. Может, он и есть «синди»?

-  Так о чём вы там говорили? – переспросил командир. – О политике? Вы хотите убедить парней, профессор, что во всех бедах человеческих виновато Космическое Общество?

-  Разве я говорил такое, сэр? – резко парировал я его выпад. – В следующий раз, когда будете подслушивать, слушайте внимательнее. Этим вы избавите нас от глупых вопросов.

-  Но «Спейс» вы тоже упомянули, - не сдавался Джаксон.

-  В том числе и его, - согласился я.

-  И что вы предлагаете? Ликвидировать их?

Этот ехидно-ироничный тон, свойственный людям, облачённым властью, вывел меня из равновесия. Я почувствовал, как злость забурлила внутри меня, готовая вырваться наружу. Но я твёрдо решил, не давать волю эмоциям. Этот словесный поединок должен был расставить все точки над «и», чтобы в будущем такое больше не повторялось. И выиграть этот поединок я должен был достойно.

-  Ну, зачем же так кровожадно, сэр? - сдержанно ответил я, глядя на экран. – Достаточно взять их деятельность под строгий контроль.

-  Вы считаете это возможным?

-  Разумеется.

- Ну, хорошо, профессор, - не унимался Джаксон, - если такое случится, мы-то от этого ничего не потеряем. А вот вы лишитесь кое-чего, и это больно ударит вас по карману. Или вы станете утверждать, что ваши денежки нажиты только честным путём?

-  Если возникнет необходимость взять мой бизнес под контроль, - я говорил медленно, стараясь не сорваться, - я не буду препятствовать этому. Можете мне поверить, сэр.

-  Замечательно! – злорадно воскликнул Нокт. – Выходит, деньги вам не нужны? Тогда почему вы не раздали их бедным?

-  Во-первых, их бы не хватило на всех. Во-вторых, этим я не исправил бы положения в стране. Чтобы помочь всем несчастным, нужны глубокие перемены в системе управления, национализировать крупные предприятия, ликвидировать безработицу…

-  Держу пари, что президент «Спейса» был бы очень недоволен тем, что вы сейчас несёте, - поспешил прекратить разговор  Джаксон.

-  А мне плевать на эмоции Таскерры! – всё же не сдержался я под конец. – В отличие от вас, я никогда не скрывал своих взглядов.

Джаксон больше ничего не сказал, только так посмотрел, что я сразу понял: наши отношения испорчены надолго.

-  Колот, - обратился он к бортинженеру, - мне кажется, в наши расчёты вкралась ошибка. Нужно проверить ещё раз.

-  Иду, сэр, - Колот поднялся.

-  А с вами, профессор, мы ещё поговорим, - пообещал на прощание Нокт и исчез с экрана.

 

Нравится
05:57
18
© Александр БЕЛКА
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.

Пользовательское соглашение