Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Дневник профессора Гарросса 3.2

3

Всё встало на свои места. Опасения Орсона оказались напрасными. Жаль, что я обещал молчать об этом разговоре. Представляю, как вытянулось бы лицо у моего управляющего, узнай он о нём. Сто миллиардов! Однако они ловко придумали сыграть на моей слабости. Фотографии были безупречными. По-моему, ни одна экспертиза не доказала бы что это подделка. Кстати, где же снимки? Я растеряно осмотрел стол. Их нигде не было. Странно. Я хорошо помнил, что положил их на середину стола. Видимо, пожиная лавры победителя, я не заметил, как Голд перед уходом забрал их. Жаль, я бы ещё раз просмотрел их. Они были просто потрясающими!

Ладно, чёрт с ним, с этим Голдом. И погоду тоже к чёрту! Победа над представителем «Спейса» подняла мне настроение, и день уже не казался таким хмурым. Я выиграл, и это событие просто необходимо было отметить. Вызвав по внутренней связи Лони, я велел ему приготовить машину на выезд и пошёл переодеваться.

Через полчаса наш бронированный «Джигуди», изготовленный по специальному заказу Орсона, выехал из особняка. Лони подождал, пока решётчатые железные ворота глухо закрылись за нами, затем включил правый поворот и вырулил на улицу. По привычке осматриваясь, я заметил, как от противоположного тротуара отъехал седан красного цвета и двинулся вслед за нами. Я не придал этому значение – мало ли тут машин разъезжает, но Лони это почему-то сразу насторожило. Некоторое время он пристально вглядывался в зеркало заднего вида,  затем неожиданно остановился. Легковушка, как ни в чём не бывало, показала левый поворот и, обогнав нас, скрылась в потоке машин. Удовлетворившись этим, Лони включил передачу и, пропустив несколько автомобилей, выехал на нужную полосу.

-   Ты чего? – не понял я его манёвр.

-   «Алекса-спорт» - тачка для молодёжи. Мощный двигатель, большая скорость и всё такое. А у вас соседи – одни старики. Что здесь делать такой тачке? – пояснил телохранитель.

-   Ну, мало ли? – пожал я плечами, не зная, что ответить. – Может, к кому-нибудь приехали дети?

-   Может быть, - согласился Лони,  - но проверить не мешало.

-   Проверить что?

-   Не следит ли она за нами.

-   С какой стати? Зачем?

-   Не знаю, но Москли сказал, что она появилась вместе с «Джигуди» вашего гостя.

-   Ну и что?

Я откинулся на спинку сидения и, глядя в окно, стал размышлять, кому это понадобилось за мной следить?

Туман к тому времени исчез, растворился среди множества небоскрёбов, оставив на них чёрные блестящие пятна, переливающие на солнце радужным цветом. Поток машин значительно увеличился. На улицах появились  прохожие. Город после тумана начал потихоньку оживать.

Ехали не спеша. Туман оставил пятна и на дорогах, чем создал аварийную обстановку, так как из-за них стало скользко, как зимой при гололёде. Поэтому после туманов движение на дорогах напоминает похоронную процессию. Когда мы сворачивали на центральную улицу города Корл-Ходда, славящуюся своими дорогими магазинами, ресторанами и театрами, я снова заметил красный «Алекса-спорт». Седан ехал чуть поодаль от нас в соседнем ряду. Смутное предчувствие закралось в меня. Похоже, кто-то действительно устроил за нами слежку.

Лони тоже заметил старого знакомого и свернул на первую попавшуюся улицу. «Алекса» проехал мимо. Значит, всё-таки показалось. Мы выехали на Ринтон-Хид и, проехав полицейский участок, остановились  на стоянке у «Белой Розы».

«Белая Роза» - огромная трехэтажная бетонная коробка – не смотря на дневное время, переливалась разноцветными огнями. С наступлением темноты загоралась дополнительная иллюминация, и тогда она выглядела вообще бесподобно. Это был очень дорогой ресторан с роскошно обставленными залами, собственным варьете и отличным меню. Для любителей азартных игр весь третий этаж занимал казино.

Мы поднялись на второй этаж и прошли в зал, где в полусумраке резных мраморных арок отдыхали почтенные пары. Высокая блондинка прохаживалась мимо столиков и мурлыкала песню о женском сердцееде Джонни. По настоянию Лони мы сели за столик, откуда через низкие мраморные перила хорошо просматривался вестибюль первого этажа и вход. Вообще-то, я хотел спрятаться куда-нибудь в уголок, чтобы знакомые не донимали меня своей болтовней - шумной компании я предпочитал одиночество, - но Лони сказал, что у него из головы не выходит красный «Алекса», поэтому нужно быть на чеку, и я согласился.

Вскоре расторопный официант принёс заказ. С жадностью выпив коктейль, я почувствовал, как сознание начало заволакиваться алкоголем. После второго бокала стало значительно легче – улетучилась головная боль и многодневная усталость, - но тревожное чувство, охватившее меня с появлением красного седана, не исчезло. Нехорошее предчувствие свербело грудь и мешало сосредоточиться на отдыхе.

Блондинка наконец-то закончила свою бесконечную песню и под жидкие аплодисменты устало исчезла за кулисами. Её сменила шустрая брюнетка в непонятном наряде и запела о страстной любви русалки и рыбака.

Слушая ритмичную музыку, я, не спеша, расправлялся с третьим коктейлем и смотрел вниз на разноликую публику, снующую по вестибюлю. Изредка попадались знакомые лица. Завидев меня, они приветливо махали руками и звали с собой. Но я лишь ограничивался кивком головы и вовсе не собирался присоединяться к их шумному веселью. Сейчас я хотел просто отдохнуть, а не повеселиться.

Лони, казалось, ни на кого не обращал внимания, но, довольствуясь соком, внимательно следил за каждым входящим в ресторан и особенно за теми, кто поднимался к нам на этаж. Похоже, красный «Алекса»  тоже не давал ему покоя.

Вот стеклянная дверь распахнулась, и внимание всех привлекла шумная компания молодежи, которая тут же исчезла в танцевальном зале. Сразу же после них в вестибюль вошёл мужчина средних лет. Бросались в глаза его атлетическая осанка и неторопливые движения. Он что-то спросил у метрдотеля и, не глядя по сторонам, поднялся к нам наверх. Зайдя в зал, внимательно осмотрелся и занял столик по соседству с нами. Один из официантов тут же подскочил  к нему и быстро записал в блокнот его заказ.

Я мельком глянул на него, при этом успев оценить его умение одеваться, и тут же забыл, вернувшись к коктейлю. Но Лони он явно пришёлся не по душе. Краем глаза я заметил, с какой настороженностью он встретил нашего соседа, как напряглись при этом мускулы его лица, и моя тревога, убаюканная хмелем, вспыхнула с новой силой. Неужели это…

-  Эй, Тони! – донёсся до меня вдруг чей-то радостный голос. – Ты где пропадал, дьявол?

Возле столика выросла мощная фигура.

-  Хаддар! – обрадовался я, узнав своего друга по университету. – Вот это да! Какая встреча!

-  Привет, дружище! – прогремел он и сходу шлёпнулся на стул, возмущенно заскрипевший под его тяжестью. – Я тебя не видел уже несколько месяцев. Где тебя носило?

Хаддар Стрейз был моим лучшим другом. Мы знали друг друга с детства, так как наши отцы были деловыми партнерами, но сдружились только в университете. Да, когда-то в студенческую пору мы с ним такое вытворяли, что и сейчас стыдно было вспомнить. После окончания универа мы редко с ним встречались, но если такое случалось, то наши встречи всегда проходили бурно и весело. Естественно, что заводилой всему этому был мой дружок. Вот и сейчас он был уже навеселе, и ему было наплевать на то, что его громкие реплики вызывали недовольство за соседними столиками. Он всегда вёл себя так. Всегда и везде. Хотя не везде такое поведение сходило ему с рук. Но здесь ему нечего было опасаться, этот ресторан принадлежал его отцу.

-  Можешь не отвечать, скромник, я сейчас сам догадаюсь. Ты развлекался с девочками на Побережье. Верно, а, старый развратник? – он громко расхохотался. – Уж я-то знаю, что ногастые блондинки сводят тебя с ума. Но ведь не настолько же, чтобы так надолго забывать своих друзей. Ладно, старина, не скромничай, расскажи мне что-нибудь из своих донжуанских похождений.

-  Ну, что ты, дружище, - смущённо возразил я, - какие похождения? Я работал. Я писал книгу, и у меня совсем не было времени для развлечений.

-  Ах, да, работа, - разочарованно протянул мой друг. – Я забыл, что ты не можешь без неё прожить, как я без денег. Ты, наверное, и сейчас, накачиваясь этим пойлом, думаешь о ней. Но это же скучно, Гарросс! Давай-ка лучше выпьем за нашу встречу. Эй, официант! – крикнул он на весь зал. – Принеси-ка нам вина!

Певица от этого неожиданного выкрика запнулась,  сбилась с ритма и, замолчав, испуганно стала озираться по сторонам. Благопристойные пары начали возмущаться столь хамским поведением Стрейза, но тому было до лампочки все их недовольные  высказывания. Растерявшаяся было вначале певица, видя, что на неё никто не обращает внимания, махнула музыкантам и вновь запела. Почтенная публика успокоилась, и всё вернулось на круги своя.

Через минуту у нас на столе уже стояло несколько пузатых бутылок марочного вина и блюда с закусками. Первый тост был за нашу встречу, второй – за мою успешную работу, третий – за удачное дело, которое недавно провернул Хаддар и по поводу чего он устроил себе сегодня праздник. Хаддару опять не понравилось, что Лони отказался присоединиться к нашему застолью. Но на этот раз он не стал, как обычно, распространяться о своём мнении на счёт тех, кто не пьёт, а лишь махнул рукой, всем своим видом показывая, что не желает иметь с ним дела. Он прекрасно знал, почему мой телохранитель предпочитает безалкогольные напитки, и всё же никак не мог с этим смириться.

Надо сказать, что Хаддар был из тех людей, для которых слово «скучно» в обычном его понимании не существовало. Скучным для него было всё, что мешало ему смеяться во всю мощь его легких и громогласно произносить всё, что вздумается. Я всегда считал себя человеком серьезным и уравновешенным, но когда  встречался с ним, то был способен выкинуть любую проделку – так он заражал меня своим весельем. Я любил этого огромного неугомонного непоседу и был очень благодарен ему за то, что он всегда щедро делился со мной тем, что мне так не хватало – жизнерадостностью и весельем. Повторюсь, мы редко виделись, но при каждой встрече я безотчетно отдавался его влиянию и всегда испытывал от этого огромное удовольствие. Вот и сейчас я просто наслаждался общением с ним.

После очередного тоста за нашу дружбу, когда я тщательно пережёвывал закуску, он вдруг спросил меня:

-  Ну-ка, скажи мне, Тони, о чём ты сейчас думаешь, а? – видимо он решил вернуться к первоначальной теме. – Опять о какой-нибудь инфузории, у которой бессовестные люди украли её единственную туфельку?

-  Ошибаешься, дружище, – улыбнулся я в ответ, – как раз сейчас я думал о тебе.

-  Так я тебе и поверил. Нет, ты вот мне скажи, зачем тебе всё это нужно, а? Да если бы мой папаша доверил мне свой капитал, мне бы и в голову не пришло…

-  Может поэтому он тебе его и не доверяет, а? – заметил я. – Вот если бы ты занимался чем-нибудь полезным…

-  Ну что ты, старина, я же теперь бизнесмен, - важно заявил Хаддар. – Я приобрёл контрольный пакет одной автомобильной компании и теперь жду, когда денежки посыпятся в мой карман. А недавно я провернул такое дельце. М-м. Твой Орсон захлебнулся бы слюнями от зависти. Я тебе потом расскажу, а сейчас давай выпьем за то, чтобы твоя книга пришлась по вкусу любителям фантастики. Я правильно говорю, а, Лони? Твой босс - безнадёжный фантазёр. Пишет о том, чего никогда не видел и впустую бьётся над проблемами, которые никому не нужны.

Последняя фраза задела меня, и я не последовал его примеру, когда он залпом осушил свой бокал. К тому же, я был уже достаточно пьян. Но Хаддар никогда не знал в этом меры. Он мог пить сколько угодно и никогда не спивался. Нет, он не был пьяницей. Он просто любил прожигать жизнь и деньги своего отца. Любому делу он отдавался целиком и, может быть, поэтому ему всегда везло. Но с какой легкостью ему удавалось заполучать деньги, с такой же легкостью они спускались в ресторанах и казино или уходили на какие-нибудь чудачества, на которые он был мастер.

-  Нет, дружище, эта работа тебя когда-нибудь доконает, - продолжил он, наверняка решив всерьёз заняться моим воспитанием. – Из-за своей науки ты совсем отрешился от реальности. С виду ты вроде взрослый парень, а, в сущности, ты – ребёнок. Отправь тебя сейчас за покупками, и в первом же магазине тебя облапошат, как младенца. Подсунут неходовой товар, причём, за завышенную цену и ещё обсчитают вдобавок.

Я вспомнил сегодняшний визит Чолдрена Голда, его кислый вид, когда он прощался со мной, и улыбнулся.

-  Ты зря лыбишься, - завёлся Хаддар, - я знаю, что говорю. Ты совсем не умеешь жить. Ты ни в чём не разбираешься, кроме своей науки, и ничего не умеешь, кроме как строчить заумные трактаты и диссертации. Быть миллиардером и добровольно запереться в четырех стенах. С микроскопом… Нет, старина, ты законченный идиот, - заключил он под конец.

Я опять вспомнил недовольное лицо Голда и улыбнулся ещё шире.

-  Кое-кто до сегодняшнего дня думал точно так же, - с вызовом заметил я.

-  Ну и что?

-  Он был сильно разочарован.

-  Да ну? – удивился мой друг.- Тогда это дело надо обязательно отметить.

Он налил нам вина и поднял бокал.

-  Если это действительно так и было…

-  Это так и было, - подтвердил я.

-  Ну, тогда… тебе повезло. Тебе попался парень ещё тупее тебя. За это и выпьем.

И я выпил, и это была моя первая ошибка. До этого я, видимо, ещё не исчерпал свой запас прочности противостояния алкоголю и держался боле менее сносно. Но эта доза напрочь разрушила мою систему обороны, и организм мой перестал меня слушаться. Я осознавал, что говорил и что делал, но при этом не мог ни контролировать, ни, тем более, сдерживать себя.

-  Так ты хочешь сказать, что секретарь президента «Спейса» тупей меня? -  полез я в бутылку, поставив пустой бокал на стол.

-  Чолдрен Голд? – Хаддар так опешил, что даже забыл поморщиться, что всегда делал после выпивки.

-   Ты его знаешь? – теперь уже  я удивился, так как сам до этого дня даже не слышал о нём.

-   Да так, пересекались, -  отмахнулся мой друг, явно не желая об этом распространяться,  и тут же с интересом  спросил.  -  Ну, и чего он?

-   Сегодня днём он был у меня.

-  Да ну? И что старому педику от тебя было нужно?

-  Вообще-то я обещал молчать. Но те басни, что он мне наплёл, этого не стоят. Вся эта секретность нужна была для того, чтобы я клюнул. А раз этого не случилось…

Я решил рассказать ему всё, чтобы он понял, как сильно он ошибается относительно меня, и это была моя вторая ошибка.

-  Ну-ну, - поторопил меня Хаддар, от нетерпения подавшись вперед.

- Ты помнишь эту нашумевшую историю с космическим кораблем «Икс – 402»? – начал я. – Так вот, Голд сказал…

-  Извините, господа, - к нам подошёл мужчина с соседнего столика, который так не понравился Лони, - вы уже сильно пьяны, кричите, мешаете людям спокойно проводить время. Я готов помочь вам добраться до дома.

-  Это ещё кто? – возмутился Стрейз и посмотрел на меня. – Ты знаешь его, дружище?

-  Нет. А ты?

-  И я нет, - Хаддар отрицательно покачал головой, затем уставился, не мигая, на незнакомца и грубо спросил. – Ты кто?

-  Я ваша бесплатная помощь, - без всякого смущения спокойно ответил тот. – Я могу доставить вас куда угодно, как…

-  А может, ты лучше расскажешь нам пару анекдотов, а, парень? – глаза Хаддара зло сверкнули, а руки сжались в кулаки.

-  Запросто, - парень даже не обратил внимания  на воинственный вид моего друга. – По дороге я расскажу вам немало смешных историй.

Я с детства не любил, чтобы мне мешали. Играл ли я, работал ли или просто отдыхал – никто не смел меня прерывать. Даже мои родители, зная это, старались без необходимости не делать этого. Поэтому назойливость незнакомца, пусть даже корректная, разозлила меня, и я сорвался. Это была моя третья ошибка. Да, будь я тогда не так пьян, все эти три ошибки можно было бы ещё исправить. Но я был сильно пьян.

-  Ну, так что, господа, пойдёмте? – он говорил очень вежливо, но настойчиво. – Я на машине и с удовольствием отвезу вас куда нужно…

-  Заткнись, идиот! – заорал я на него, да так громко, что меня услышали в дальнем углу. - Иначе я куплю тебя вместе с твоей грёбаной машиной и продам с аукциона… по дешевке.

На зал обрушился громоподобный хохот Хаддара. Снова замолчала перепуганная певица, а за ней смолкла и музыка. Снова стали сердито возмущаться  благопристойные пары, осыпая нас проклятьями.

-  Ну, наконец-то, Гарросс, - сквозь смех произнес Хаддар, - ты показал себя настоящим миллиардером! Правильно, купи его и подари мне. Он будет стирать нижнее белье моим подружкам.

Можно было позавидовать выдержке этого парня.

-  Вот видите, господа, ваше поведение не вызывает одобрения у окружающих, - сказал он, почему-то обращаясь ко мне. – К чему эти лишние неприятности? Я готов помочь вам избежать их…

-  Лони! – в бешенстве крикнул я и ударил кулаком по столу. – Убери этого кретина! Разве ты не видишь, что он мне мешает?

Мой телохранитель легко поднялся, нехотя приблизился к незнакомцу и сказал ему тихо дружелюбным тоном:

-  Послушай, парень, я не сомневаюсь, что ты чемпион по боксу. Но у меня есть пушка сорок пятого калибра, и, если ты будешь продолжать,  она может разнести в  прах всю твою славу.

Тот нисколько не испугался. Он уступал Лони в росте и мощи, но у него не дрогнул ни один мускул.

-  Хорошо, Лони. Я только хотел как лучше, - спокойно ответил он и вернулся за свой столик.

Роковой смысл этой фразы я понял значительно позже.

-  Итак, на чём мы остановились? – спохватился Хаддар, когда инцидент был исчерпан, и мы остались одни. – Ах, да, в первую очередь, разумеется, на этом.

Он разлил вино по бокалам, поднял свой и объявил тост:

-  За Гарросса – миллиардера!

-  А затем, - продолжил он, морщась и возвращая бокал на место,- ты, кажется, хотел рассказать что-то о «Спейсе».

Ещё не успокоившись, я никак не мог вспомнить, на чём нас прервали и начал с первого, что пришло мне в голову.

-  Голд утверждал, что этот корабль нашёл планету.

-  И всего-то?

-  Живую планету, дружище. И заметь, в другой галактике. Она очень похожа на нашу Землю. Он показал мне снимки, якобы сделанные на ней.

-  Снимки? – удивился Хаддар. – Это уже интересно.

- Да. Похоже, на нашей планете ещё остались дикие места, и они нашли одно из таких. Они хотели сыграть на моей любви к природе, чтобы я купил эти фотографии, но запросил за это слишком дорого.

-  И сколько же?

-  Я не подсчитывал, но счёт идет на миллиарды.

-  Ого! – оживился мой друг. – Ты, конечно же, послал его к чёрту?

-  В том-то и вся штука, что нет, - рассмеялся я. – Я поставил им условие, которое они никогда не выполнят. Я сказал, что соглашусь на их предложение только в том случае, если увижу эту планету своими глазами.

Я ожидал новую бурю смеха, но, как ни странно, Хаддар не разделил моего веселья. Он как-то сник и долго размышлял.

-  В самом деле, дружище, - услышал я вдруг его голос, - с чего бы это они стали предлагать тебе эти снимки за такую цену? На что они рассчитывали? Может… - он снова задумался, но ненадолго и продолжил. – А что если они однажды придут к тебе и предложат лететь, а? Сможешь ты тогда отказаться от своих слов?

-  Ха! – ответил я на это. – Ты что, всерьез думаешь, что они летали в другую галактику, да? Вот это уже точно из области фантастики. Ты ведь не хуже меня знаешь, пилотируемые корабли никогда не летали дальше орбиты Земли.

-   Это официально, - Хаддар сунул в рот кусок бифштекса. – А ты в курсе, что они творят в тихушку?

Такое заявление было для меня полной неожиданностью. Я удивлённо глянул на друга, сосредоточившегося на процессе пережёвывания мяса. А ведь он, кажется, прав. Действительно, посылая спутники на Венеру или Марс, почему бы не отправить туда людей?

 -   Что ж, может быть… - не стал я спорить, чтобы не встрять в бесполезную словесную перепалку, - они летали и дальше. Но, согласись, другая галактика – это уже через чур.

-   Странно тогда…

-  В смысле?

-  Да, вот думаю… на что они тогда надеялись, затевая это?

-  На то, что влюблённый в природу болван, увидев их снимки, так обрадуется, что сразу выложит им сто миллиардов, а вместо процентов заберёт эти красивые цветные фотографии.

-  Сколько, сколько? – ужаснулся мой друг, прекратив жевать. – Нет, старина, такие деньги не в моей компетенции. Давай лучше выпьем. Что-то сегодня вино на меня совершенно не действует. Наверное, этот прохвост – официант разбавил его водой. Давай попросим что-нибудь покрепче.

-  А,  может,  хватит, дружище? Поехали лучше домой.

-  Рано ещё, - отмахнулся тот. – Мы не так уж часто с тобой встречаемся, чтобы так быстро расстаться.

Он подозвал официанта и заказал ещё вина. После того, как оно было выпито, мы ещё долго болтали с ним о всякой всячине, вспоминали студенческие вечеринки, обсуждали коммерческие дела Хаддара и закончили где-то около часа ночи.

Держался я неплохо, хотя и с трудом передвигал ноги. Хаддар, выпивший больше меня, выглядел намного лучше, и потому на моё предложение отвезти его домой, рассмеявшись, ответил:

- Я вовсе не пьян, старина, так что можешь за меня не волноваться. Езжай, а я ещё навещу свою подружку. Если хочешь, поедем вместе.

-  Боюсь, что в таком состоянии я могу только разочаровать женщину, - отшутился я; сейчас мне хотелось только одного – спать.

Глядя, как Хаддар тяжело спускается по лестнице, я повторно предложил ему помощь. Он опять отказался, хотя против того, чтобы мы проводили его до автомобиля, возражать не стал.

Темнота, пронизанная разноцветной иллюминацией, плотным покрывалом окутала город. Верхушки домов сливались с ночным беззвёздным небом. Прохлада приятно освежала. Собирался дождь. Кислотный. Это я определил по лёгкому запаху сероводорода. Кому-то из бездомных опять не повезёт, а утром их трупы будут собирать коронеры. С тревогой проводив спортивный «Турусс» друга, я попросил Лони покатать меня по городу, пока не начался дождь. После столько выпитого мне просто необходимо было проветриться.

Лони повернул ключ в замке зажигания. В ответ ни звука. Лицо моего телохранителя выразило недоумение. Перед каждым выездом он всегда тщательно проверял автомобиль, и до сегодняшнего дня у нас никогда не было никаких неприятностей на дороге. Он попробовал ещё несколько раз, после  чего с виноватым видом пожал плечами и открыл капот. Прежде чем выйти из машины, он достал пистолет и взвёл курок.

-  Не нравится мне всё это, - сказал он, поймав на себе мой удивлённый взгляд, и добавил. – Когда я выйду, закройте двери на замок. Если что, вызывайте полицию.

Он вышел, и я тут же послушно закрыл замки дверей. Лони осмотрелся, держа пистолет наготове, и только потом открыл капот. Мне показалось, что-то уж слишком долго он там копается, и не выдержал. Открыв окно, поинтересовался:

-  Ну, что там?

-  Кто-то снял клемму с аккумулятора, сэр, - с тревогой сообщил он, и меня охватила паника.

 

Нравится
11:30
20
© Александр БЕЛКА
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.

Пользовательское соглашение