Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Дневник профессора Гарросса 2.1

2

Словно оплёванный выскакиваю из бара и лихорадочно ищу свою машину. «Джесси» уже готова, и стоит на краю стоянки, призывно сверкая свежей полировкой. Так и хочется подбежать к ней, завести мотор и тотчас умчатся отсюда подальше. Но на стоянке по-прежнему шныряют «кроты», и я беру себя в руки. Спокойно, как будто ничего не произошло, направляюсь к «Джесси» и пытаюсь насвистывать при этом какой-то весёленький мотивчик.

Слева внезапно взревел мотор. Это завёлся супертягач-бензовоз, за рулем которого сидит тот самый неудачный заступник. Было видно, что ему ещё до сих пор не по себе. Он поддает газу и на больших оборотах срывается с места. Бензовоз проносится мимо, обдав меня пылью и гарью,  не сбавляя хода, выруливает на трассу и помчался в сторону Данкары. Лихо! Выделывать такие выкрутасы на такой махине под силу только асам и сумасшедшим.

Подхожу к «Джесси», открываю дверцу и спиной чувствую на себе пристальный взгляд «кротов», отчего на душе становится ещё мерзопакостнее. Сажусь за руль, и в нос сразу бьёт неприятный запах. Резко оборачиваюсь. Сзади никого. Краем глаза вижу «кротов», наблюдающих за мной. Ну и шутки у этих козлов! Раздражение настолько велико, что даже не возникает желания узнать, какую гадость эти сволочи подбросили мне в салон. Захлопываю дверь и вдруг явственно, всеми внутренностями, ощущаю, что в салоне кто-то есть. Тело мгновенно, словно ртутью, заполняется страхом. От липкого пота взмокла рубашка. Перед глазами всё поплыло. Предметы вокруг меня начинают размываться, терять свои очертания, и, сливаясь воедино, сгущаться во тьму, будто неизвестно откуда взявшаяся чёрная туча специально обволакивает «Джесси», чтобы скрыть от посторонних нечто ужасное, которое вот-вот должно произойти внутри неё. Вот это запугали меня «кроты»!

Так в оцепенении, не решаясь оглянуться  и посмотреть, кто там сзади, я сижу несколько минут. За это время на меня никто не набросился, не растерзал на кусочки мою плоть. Всё так же тихо и спокойно, хотя сзади по-прежнему чудится чьё-то тяжёлое дыхание.

-  Тогда какого чёрта! – наконец осмеливаюсь открыть рот, и темнота тут же, словно испугавшись, начинает быстро растворяться.

Вскоре яркий свет снова заполняет салон, и уже через несколько секунд я могу отличить руль от панели приборов. А чуть позже ловлю себя на том, что до сих пор держу в руке три бутылки  газировки, которые собирался положить на заднее сидение. «При случае, Стив, ты можешь ими воспользоваться», - подсказывает мне внутренний голос, и я решил последовать его совету, если это понадобиться. Приготовившись к обороне, осторожно оборачиваюсь и смотрю вниз. Между сидениями лежит старик в странном одеянии, сшитом из шерстяных одеял (в такую жару-то!), весь мокрый от пота, и под собой прячет чёрный кейс, пристёгнутый к левой руке стальными наручниками. Таких чемоданов я ещё никогда не видел. Интересно, откуда он взялся у бродяги?

-  В чём дело, парень? У тебя проблема с транспортом?

Спрашиваю, едва сдерживаясь. Старик нагнал на меня такого страху, что внутри у меня сейчас всё клокочет от негодования и готово извергнуться наружу. Почему-то сразу появляется предчувствие, что из-за него меня ждёт немало неприятностей.

-  Так в чём дело-то? – переспрашиваю, не дождавшись ответа, но уже повышенным тоном. – Или, может, это я сел в твою тачку, а?

-  Ну, зачем же так громко? – тихо отвечает старик, и в его голосе слышится тревога. – Или вы хотите, чтобы вас услышали «кроты»? Я вам всё объясню… потом. Немного позже, когда нам никто не будет мешать. А сейчас, пожалуйста, уезжайте отсюда быстрее.

-  Да ты что, мерзкий старикан? – кажется, я уже не способен больше себя сдерживать. – Что ты себе возомнил? Чтобы я…

-  Тише, говорите, тише, - перебивает он  меня; голос его всё ещё взволнован, но стал твёрже и решительней. – Я прошу прощения за то, что выбрал ваш автомобиль и тем самым подвергаю вас смертельной опасности, но поверьте мне, у меня не было другого выбора. Вы единственный, кто не стал ждать, когда спадёт жара.

-  Так мы ещё и торопимся? – язвлю я.

-  Да.

Этот простой, искренний ответ ошарашивает меня. Пока соображаю, что ему сказать, вслушиваюсь в его голос и чувствую, что раздражение начинает потихоньку спадать.

-  Да,  я очень спешу. Меня здесь ищут – вы знаете – кто, - и мне как можно скорее нужно покинуть это место. И вы, вольно или невольно, поможете мне в этом.

-  А ты…

-  Вы не сделаете этого.

-  Да?

Спрашиваю с иронией, но чисто машинально, так как он прав. Просто не хочется так легко сдавать свои позиции.

-  Да. Вы же не хуже меня знаете, что «кроты» не любят оставлять свидетелей. Если сомневаетесь, можете их позвать.

Вот чёртов старик! Всё продумал. Никто и ни при каких обстоятельствах не станет связываться с этими ублюдками – это точно.

-  Ты прав, бродяга, - сдаюсь я, - тогда…

-  Тише! – снова обрывает он меня, прислушиваясь. – Кажется, они идут сюда. Не пора ли нам в дорогу?

Осматриваюсь. В боковое стекло вижу «крота». Он стоит через пять машин от нас и подозрительно смотрит в мою сторону. Потом делает знак рукой, и к нам, лавируя между автомобилями, заспешили сразу несколько человек. «Ну вот, запахло жареным, - невольно мелькает у меня в голове, - пора сматываться». Бросаю бутылки на заднее сидение и быстро завожу мотор. Затем включаю передачу, резко, с пробуксовкой трогаюсь с места и сходу набираю скорость. Слева двое с автоматами бегут наперерез. Сейчас начнётся! Эти бравые ребятки наделают кучу дырок в отполированном боку «Джесси», а меня со стариком превратят в кровавое месиво. Странно, но именно сейчас меня это меньше всего волнует. Я словно пьянею от собственной смелости. Такое бывает иногда, когда перестаёшь бояться и отбрасываешь в сторону врождённые комплексы. Если при этом ещё не думать о последствии, о том времени, когда всё закончится и придётся вновь вернуться в обыденность с её страхами и заботами, то чувствуешь удивительное упоение и спокойствие. Может быть, это чувство свободы, а может, пренебрежение опасностью. На мой взгляд, скорее всего, последнее.

Выворачиваю вправо и с рёвом проношусь мимо «кротов». Вслед доносится автоматная очередь, но я уже далеко. Впрочем, стреляют в воздух. Наверное, для острастки, а может, для того, чтобы я остановился. Но я лишь сильнее давлю на педаль акселератора. В зеркало заднего вида замечаю, как «кроты» заскакивают в подъехавший «Икс-космос» и устремляются за мной в погоню.

Конечно, «Икс-космос» - это крутяк и потягаться с ним в скорости сможет не каждый, не говоря уже о простых смертных из среднего класса. Но моя «Джесси» не простая смертная. Спасибо моему школьному товарищу Додди Скэйли за то, что он основательно её переделал. И движок, и коробка и мосты – чудо техники, как он утверждает, большой шаг в будущее автомобилестроения. О, Додди Скэйли – это гений, великий изобретатель - самоучка. И если бы его страсть к технике не заглушалась бы страстью к алкоголю, он давно бы сколотил себе состояние на своих изобретениях, а не промышлял бы случайными заработками.

Как-то года два назад я не успел вовремя доставить материал, заявленный в эфир, хотя выжал из «Джесси» всё, что она могла дать – 200 км/ч. Шеф, разумеется, закатил скандал и чуть не уволил меня сгоряча. Ну, на одном из мальчишников я и посетовал на это Додди. Тот предложил усовершенствовать мою малышку, и я спьяну согласился. На следующий день он её забрал и через три месяца вернул с полностью обновлёнными агрегатами.

Помнится, мне понадобилось два дня на запоминание того, что нужно сделать, чтобы моя «Джесси» в мгновение ока стала спортивным болидом.  Правда, я так и ни разу не воспользовался этим, так как с тех пор стараюсь никуда не опаздывать, да и сверхскорости не для меня. Но сейчас, похоже, пришло время испытать на деле изобретения Додди.

Огромный джип быстро догоняет нас, без всяких усилий вырывается вперёд и, громко сигналя, начинает прижимать к обочине.

-  Что такое? – обеспокоенно приподнимается старик. – Они нас что, уже догнали?

-  Не высовывайся! – не оборачиваясь, кричу ему. – Они не должны тебя видеть!

-  Так они нас догнали?

-  Да, шустрые ребята.

-  Тогда придётся пострелять, - спокойно и как-то обыденно, словно ему приходилось делать это каждый день, изрекает бродяга и вытаскивает из-под одеял огромный пистолет.

-  Не вздумай! – испуганно ору я, лишь на мгновение представив, чем всё это может кончиться.

-  Так надо, парень.

Он завошкался, готовясь к стрельбе, а меня прошибает пот.

-  Не высовывайся, чёрт тебя побери, идиот! – снова кричу ему. – Мы обойдемся и без твоих штучек!

-  Твоя машина умеет летать?

-  Нет, но она может внезапно увеличивать скорость.

-  И тогда мы сможем обогнать велосипедистов?

Вот гад, а! Свалился на мою голову и ещё издевается над моей машиной!

-  Ну, держись, старик! – злюсь я не на шутку. – Сейчас увидишь, на что способна моя малышка!

Тут краем глаза замечаю, как стекло в заднем окне «Икс-космоса» приспускается и из него появляется автомат. Чёрт побери, нужно спешить! Жму на кнопку форсажа и переключаю коробку передач на новый режим. Ну-ка, давай, старушка! «Джесси» резко вырывается вперёд, и автоматная очередь прошивает пустоту. Со всей силой вжимаю педаль газа в пол. Скорость бешенная, аж дух захватывает. Но «Икс-космос» не отстает, висит на хвосте в метрах сто от нас. Поэтому хочется ещё быстрее, хотя я понимаю, что возможности «Джесси» не безграничны.

Впереди показывается бензовоз. Тот самый, за рулём которого сидит униженный «кротами» водитель. Не включая поворота, иду на обгон, «Икс-космос», не отставая, следом. А дальше всё происходит как в круто закрученном боевике. Только «кроты» поравнялись с цистерной, как тягач резко разворачивается влево и встаёт поперек дороги. Чёрный джип сходу влетает под цистерну и взрывается как фугасная бомба. Бензовоз переворачивается и, охваченный пламенем, вскоре взрывается сам, разбрасывая горящую жидкость на сотни метров вокруг себя. Водитель бензовоза, конечно же, погиб. Жаль парня. Эти подонки не стоят того, чтобы из-за них лишать себя жизни. Но у него, видно, было своё мнение на этот счёт. Впрочем, я ему благодарен: он избавил меня от неприятных хлопот.

  •         Долго ещё перевариваю случившееся, пока, наконец, не вспоминаю о бродяге. Надо разобраться с этим парнем. Выключаю форсажную установку Додди и сбавляю скорость до ста двадцати. От погони мы отделались – правда, какой ценой! – так что теперь можно собраться с мыслями и решить, что делать  с ним дальше. За десять лет журналистской работы я побывал в разных передрягах, но на этот раз, кажется, влип основательно. С Космическим Обществом шутки плохи. Хорошо ещё, что Таррен с Сьюзи не поехали со мной. Счастливчики! Сидят себе в мягких креслах и потягивают вино, а тут … стоишь на лезвии ножа. Одно неверное движение и можешь получить рану. Смертельную, чёрт возьми! Теперь как-то надо выпутываться из этой истории. Прежде всего, конечно, нужно как следует расспросить бродягу. Где он там? Оборачиваюсь. Бродяга с тревогой смотрит назад. В руке у него по-прежнему зажат пистолет.

-  Успокойся, пока мы в безопасности, - говорю ему, делая ударение на слове «пока», - но, чтобы избежать неприятности и в дальнейшем, мы с тобой должны хорошенько поработать мозгами. А чтобы работа была продуктивней, тебе придётся ввести меня в курс дела. Итак, начнём. Что вы там не поделили?

-  Ну? – переспрашиваю, устав ждать ответ. – Что ты там натворил? Судя по всему, уголовщиной здесь не пахнет, хотя личность для этого ты самая подходящая. Так что они от тебя хотят?

Старик молчит. Проклятье! Втянул меня в историю, а ведёт себя так, словно мы на увеселительной прогулке. Раскрываю рот, чтобы выплеснуть наружу скопившуюся во мне злость, и вдруг слышу:

-  Очень многого.

-  Исчерпывающий ответ, - ехидничаю. – И какой же глубокий вывод я должен из него сделать?

Опять молчание, и это выводит меня из себя.

-  В общем, так, старик, мне надоела игра в молчанку. Ты толкнул меня в пасть «кротам», и я вправе знать из-за чего рискую, не так ли? Или ты считаешь, раз у тебя в руках пушка, ты можешь делать всё, что хочешь? Так вот, ты ошибаешься. Если ты будешь продолжать изображать из себя немого, я вышвырну тебя вон, и тогда ты сможешь найти себе такого попутчика, которого вполне устроит твоё молчание. А я не намерен жертвовать своей шкурой ради идиота, который не хочет говорить. Я ясно выразился?

-  Вполне, - он убирает пистолет, отчего я незаметно вздыхаю с облегчением, и говорит. – Поверьте мне, я искренне сожалею, что всё так получилось. Впрочем, если бы вы не стали разыгрывать из себя оскорблённого сноба, а сразу бы тронулись в путь, как собирались, то…

Он осекается, наткнувшись на мой  возмущённый взгляд.

-  Ещё раз прошу меня извинить, - продолжает он, - за то, что теперь у вас из-за меня будут неприятности…

-  Неприятности? – рассерженно фыркаю я. – Бесследно исчезнуть или, в лучшем случае, остаться на всю жизнь калекой – это ты считаешь неприятностями?

-  Простите? – переспрашивает он.

-  Ладно, - говорю примирительным тоном, - у нас не так уж много времени, чтобы тратить его на пустые разборки. Выкладывай в чём дело.

-  Хорошо, я расскажу вам, - соглашается, наконец, бродяга. – Рано или поздно всё равно придётся кому-нибудь это сделать. Так почему бы не вам?

Старик смолкает. В зеркало вижу, как он о чём-то напряжённо думает. Это подстегивает моё любопытство. Кто же ты такой, старик?

-  Ну? – поторапливаю его.

-  Я не рассказал вам сразу только потому, что не хотел лишать вас покоя. Да, да, обыкновенного душевного покоя. Разумеется, притом условии, если бы нам повезло. Я хотел остаться для вас одним из беспокойных попутчиков, которые, в конце концов, забываются. Но нам не повезло. И раз вы настаиваете, а вы, конечно, вправе это делать, я расскажу вам. Но знайте, когда-то я тоже был молод и даже богат, и то, что вы сейчас видите, результат излишнего любопытства.

-  Очень трогательно, - перебиваю  его, - но не отвлекайся от темы.

-  Хорошо. Кстати, а как вас зовут?

-  Стивз Харрисон, - отвечаю машинально. – А что?

-  Стивз Харрисон… Стивз Харрисон… - несколько раз повторяет он, стараясь что-то вспомнить, и вдруг оживляется. – Харрисон! Тележурналист?

-  Да.

-  Телекомпания «Би Эрн», верно?

-  Верно, - всё больше удивляюсь я.

- Я вас помню. «Пустыня» и «Мертвые города» - кажется, это ваши работы?

-  Мои.

Моё удивление бесконечно. Он назвал фильмы, которые я снял почти десять лет назад, будучи начинающим и амбициозным журналистом и благодаря которым стал известным. Тщетно пытаюсь вспомнить, видел ли я когда-нибудь этого старика? Я уже не сомневаюсь, что под неприглядной экипировкой скрывается отнюдь не бродяга. Незнакомый по конструкции кейс и пистолет – подтверждение этому.

-  Впечатляющие фильмы, – слышу тем временем его усталый голос. – Ну, что же… это удача. Вам я могу доверить всё. Кстати, мы с вами знакомы. Довольно-таки давно и неплохо. Но не удивительно, что вы меня не признали. Уж слишком я постарел и изменился за последние годы.

-  Да кто же вы такой, а? – не выдерживаю я и тут с ужасом понимаю, что знаю, кто он.

-  Я – Тони Гарросс…

 

Нравится
08:15
33
© Александр БЕЛКА
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.

Пользовательское соглашение