Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Дневник профессора Гарросса 11.6

30

Ну, вот, наконец-то,  суматоха, вызванная нашим появлением, улеглась. Джаксон с Видаром помогли мне перенести бесчувственное тело Джолтона в лазарет. Затем я, как положено, отрапортовал, что мы сделали и чего не успели сделать, и по какой причине, и что с нами приключилось по дороге.

Командир внимательно выслушал меня, опустив голову и сцепив руки за спиной. Он похвалил нас за такой темп работы, сокрушённо покачал головой, когда услышал о нападении червей, затем нелестно отозвался об истории с цветами и ушёл. Он не любил попросту тратить время, когда его ждала работа.

Теперь я остался один и мог заняться изучением цветка. Я не сказал Джаксону, что пронёс на борт «Бриджитты» три экземпляра этих опасных цветов. Он мог бы неправильно истолковать мои намерения и в целях безопасности выбросить их.

Очутившись в лаборатории, я вытащил из рюкзака пакет, аккуратно развернул его и, стараясь реже дышать, осторожно извлёк из него один цветок. Он даже не потерял своей свежести. Деформированные при перевозке лепестки при ярком электрическом освещении тут же на глазах, как в сказке, расправились и засверкали, причудливо отражая свет ламп. Самый прекраснейший цветок из всех, что я когда-либо видел. Но и самый опасный. Ещё раз полюбовавшись игрой света на его лепестках, я положил цветок на край стола.

Прежде чем приступить к лабораторным исследованиям, я вначале решил почерпнуть хоть какие-нибудь сведения о растительных ядах, о чём имел весьма скудное представление. Как-то просматривая библиотеку в кают-компании, я, кажется, натыкался на две или три брошюрки на эту тему. Вот с их изучения я и собирался начать. Этим я хотел достигнуть сразу две цели: узнать всё о ядах и заодно проверить свою версию, что эти цветы выделяют ядовитые испарения, и Джолтон отравился, надышавшись ими. Я решил читать книги около цветка, чтобы вдыхать его запах, и, если вдруг почувствую себя плохо, значит, мои выводы окажутся верны.

В библиотеке я действительно нашёл две книжки о ядах, и уже минут через десять сидел за рабочим столом за их изучением.

А цветок тем временем лежал рядом, на краю стола, и загадочно поблёскивал золотом лепестков. Стоило лишь отвлечься и взглянуть на него и после этого требовалось немалое усилие, чтобы отвести от него взгляд. Он просто очаровывал своей необыкновенной красотой и притягивал к себе неведомой волшебной тайной     , затаившейся в нём.

Через час я вдруг обратил внимание, что его тонкий одурманивающий запах, похожий на дамские духи, больше не раздражает меня. Наоборот, я стал с удовольствием затягиваться этим тончайшим ароматом. Воздух в лаборатории заметно посвежел, ушибленное плечо больше не болело, а ноющий порез на лице перестал беспокоить. Неужели, это всё твоя работа, а, золотой цветочек? Я пристально посмотрел на него и напрягся, словно он вот-вот должен был раскрыть мне свою тайну.

-  Так вот ты какой, таинственный незнакомец! Оказывается, ты  обладаешь сказочной целебной силой. Скажи мне, почему тогда Джолтону стало так плохо?

Разговаривая с ним, я покрутил его в руках, осмотрев со всех сторон, а затем осторожно переломил ему стебель. Сейчас меня больше интересовало его содержимое, чем сам цветок. Из надлома вытекла густая жидкость золотистого цвета, повисела недолго каплей на его кончике и сорвалась вниз. Но я успел подставить руку, и капля упала мне на ладонь и свернулась в шарик. Небольшой золотой шарик, прохладный на ощупь. Я поднес его к носу. От него исходил изумительнейший аромат. Женщины были бы от него в восторге.

-  Ну, а какой ты на вкус? Может, ты съедобен? – спросил я у шарика, словно он мог мне ответить, и слегка коснулся  его кончиком языка.

Вкус у него был сладковато – вяжущий и немного с горчинкой. Мне понравился. Я снова лизнул шарик и сосредоточился на ощущениях своего организма. Нет ли каких-либо изменений? И тут внезапно быстро усиливающееся головокружение захватило меня, и я потерял сознание.

Когда я осознал, что сплю, то мгновенно открыл глаза и поднял голову со столешницы. По моим ощущениям я предположил, что проспал всего несколько минут, возможно, десять, но не больше. А оказалось, что прошло больше двух часов. Вот это да! Но время-то шло, а я даже не прочитал до конца книгу, которая раскрытой лежала передо мной. Хорош спаситель, нечего сказать! Если я продолжу изучение ядов такими же темпами, то Джолтон может скончаться раньше, чем я возьмусь за приготовление антидота.

 Спохватившись, я снова принялся за изучение книги, но почему-то никак не мог сосредоточиться на прочитанном. Не знаю отчего, но где-то на подсознательном уровне я чувствовал, что за время моего сна в лаборатории что-то произошло, что мне явно чего-то не хватает, и это мешало мне сконцентрироваться на чтении.

Я отложил книгу и, осмотревшись, охнул. Цветок! Его не было на столе. Вот чего мне не хватало! И тут я вспомнил, что  перед сном держал цветок в руке. Я должен был уронить его, когда так неожиданно отключился. Но на полу цветка не оказалось. Охваченный тревожным предчувствием,  я  бросился к лабораторному столику, куда положил пакет с оставшимися двумя экземплярами. Но он тоже исчез. Что за шутки? Я стал лихорадочно искать разумное объяснение случившемуся. Мысли засуетились в голове, как голодные мыши в амбаре, но не выдавали ничего стоящего.

Тщательный обыск лаборатории ничего не дал. Никаких следов! Ну, не растворились же они, на самом-то деле! А если и растворились (кто их знает?), то куда делся пакет,  в котором они хранились? Без сомнения, цветы кто-то украл. Я подозрительно посмотрел на дверь. Она была слегка приоткрыта. Кто-то явно торопился, когда уходил отсюда.

Я выскочил из лаборатории. Дверь в секцию была закрыта и заперта изнутри. Очень интересно! Это обстоятельство вначале сбило меня с толку, а потом до меня дошло. Похититель, кто бы он ни был, прежде чем закрыть за собой дверь, сначала повернул предохранитель, а потом уже захлопнул защёлку. Вот и получилось, что дверь запер, якобы, я сам. Но, чтобы забрать цветы и проделать трюк с входной дверью, ему нужно было сначала проникнуть сюда. Неужели я опять, торопясь из кают-компании в лабораторию, забыл запереть за собой дверь, как сделал это в ту ночь, когда мне приснился кошмар со свадьбой? Выходит, что так.

Получалось, что пока я спал, кто-то воспользовался моей оплошностью, зашёл в лабораторию и забрал цветы. Зачем? И главное, кто? Опять всплыла мысль о гангстере из Всемогущего Синдиката. Значит, он жив, и Колот с Пачей тут не причём. Что ж, извините, парни, и пусть земля будет вам пухом.

Я заставил себя успокоиться, сел на стул и стал рассуждать вслух, разговаривая сам  с собой.

-  Давай мыслить здраво, парень, - сказал я сам себе. – Итак, цветы у тебя украли. Тогда подумай и ответь: кто и с какой целью это сделал? Не торопись! Хорошенько подумай.

Подумав немного, я ответил:

-  Это мог сделать Джолтон.

-  Допустим. Объясни, зачем он это сделал?

-  Чтобы скрыть симулирование отравлением  безобидным цветком.

-  Зачем? – мое внутреннее «я» было беспристрастно.

- Чтобы остаться на корабле. На космодроме стало очень опасно. После нападения червей, он больше не захотел возвращаться на равнину. Он просто хочет выжить.

-  Логично, но на первый взгляд. Вспомни, по дороге на «Бриджитту» не было никакого разговора об опасности, о прекращении работы из-за червей и так далее. Даже намёков никаких не было. Наоборот, он был полон энтузиазма и желания закончить побыстрее работу.

-  Ну, об этом он мог и не говорить, - возразил я, – а когда столкнулся  с цветами, понял, что у него появилась возможность остаться на корабле, и решил воспользоваться этим.

-  Но он действительно отравился!

-  Точнее, потерял сознание. Тут один цветок понюхаешь, и голова кругом идёт. А он вдохнул аромат сразу нескольких десятков цветов. Вот тебе и потеря сознания. Потом всё прошло, но он решил продолжить притворяться больным.

-  Когда его заносили на «Бриджитту», не похоже было, чтобы он притворялся.

-  И всё же, - я был не преклонен в своей версии.

-  Но ведь он не знал, что ты взял с собой цветы, - привёл весомый аргумент мой оппонент.

-  Зато он знает, что я учёный, - не сдавался я, – следовательно, он мог предположить, что я возьму с собой парочку для своего гербария.

-  Ну, хорошо, примем это как одну из версий. Теперь, давай рассмотрим другую, более серьёзную. Например, кому-то выгодно на время убрать Джолтона, чтобы прекратить стройку космодрома.

-  Глупость! – не согласился я.

-  Отчего же?

-  Как говорил Джаксон, слишком дорого посылать его в космос, чтобы там нейтрализовать. Это можно было сделать и на Земле, как Свитту.

-  Но ведь для чего-то этот гангстер полетел с вами, - второе «я» всё ещё цеплялось за свои позиции.

-  В любом случае, не для того, чтобы сорвать наше задание.

-  Хорошо, -  сдался мой оппонент. – Какова твоя вторая версия?

-  Возможно, всё гораздо проще, - резюмировал я. – Видар - навряд ли, а вот Джаксон или Тетси – вполне вероятно. Кто-то из них заглянул ко мне, просто проверить  моё самочувствие. Я ведь тоже дышал этими цветами. А вдруг впоследствии мне стало плохо, и теперь я нуждаюсь в их помощи? Они находят меня спящим, видят на столе  эти цветы, убеждаются, что со мной всё в порядке, что я действительно сплю, и, помня о моей бессонной ночи из-за нападения червей, оставляют меня в покое. Но, зная об опасности, исходящих от цветов,  забирают их ради моей же безопасности. Как тебе такой вариант?

-  Что, даже не пошлёпали тебя по щекам, чтобы убедиться, что ты действительно спишь, а не впал в кому, как Джолтон? – я так вошёл в роль второго «я», что  съязвил так, словно разговаривал с кем-то другим, а не с самим собой.

-  И то верно, - согласился я.  – Тогда получается, что цветы забрали со злым умыслом. Либо Тетси, либо пилоты.

-  Вот и разберись. Чего расселся? Действуй, парень!

И я начал действовать. Сначала заглянул в лазарет, который находился в смежном помещении с комнатой Тетси. Джолтон, по-прежнему бледный,  лежал под капельницей и еле слышно бредил. Тетси в белом халате по приборам наблюдала за жизнедеятельностью его организма и что-то записывала в свой журнал.

-  Ну, как он? – тихо, чтобы не потревожить больного, поинтересовался я у неё.

-  Ему уже лучше, - Тетси посмотрела на меня и встрепенулась. – Ну-ка, а это у тебя что такое?

Её рука коснулась моей щеки и нежно прошлась по ране. Когда мы возились с Джолтоном, ей некогда было меня разглядывать, и теперь она внимательно осматривала мой шрам.

-  Гордость и украшение мужчины, - пошутил я и прижался щекой к её руке.

-  Он останется у тебя навсегда, - констатировала она, заглядывая мне в глаза.

-  Это плохо?

-  Нет, - она мило улыбнулась, - с ним у тебя вид стал более мужественный.

-  Значит, теперь я похож на настоящего мужчину? – пошутил я.

-  Ну, почему похож? - она прильнула ко мне. – Ты и есть настоящий мужчина.

-  Спасибо, - я был благодарен ей за такое сравнение, но решил не отвлекаться от темы и спросил.  – Так значит, Джолтону полегчало?

-  Да, несомненно.

-  И давно ты с ним возишься?

-  С тех пор, как ты его сюда притащил.

-  Без перерыва?

Тетси сначала удивлённо, затем подозрительно посмотрела на меня снизу вверх и только потом ответила:

-  Он был совсем плох, Тони, ты же знаешь. Я уже вся вымоталась, занимаясь им. Пока анализы, пока…

-  Ну и какой же диагноз?

-  Сильнейшее отравление. Вот только не пойму, что могло вызвать такой токсикоз.

Я решил не говорить ей о цветах. По крайней мере, до тех пор, пока не выясню, кто их у меня украл. Но сейчас мне необходимо было выяснить, выходила она из лазарета за это время или нет, и я стоял, мялся, не зная, как спросить её об этом, чтобы не вызвать подозрений. Пауза затягивалась, и я решился задать вопрос напрямик, только постарался сделать это помягче.

-  Послушай, Тетси, а последние часа два ты никуда не отлучалась?

-  Что-то случилось? – сразу напряглась она и, отпрянув от меня, снова посмотрела мне в глаза.

-  Я только спросил. Но ты не торопись с ответом. Подумай.

-  Ладно, Тони, рассказывай, что там у тебя случилось?

-  Так ты выходила из лазарета или нет?

-  Нет, - даже не задумываясь, ответила она. – Так что случилось-то?

-  Я же сказал, я только спросил. Что ты так всполошилась? Ладно, милая, пока, - я попытался чмокнуть её в щечку, но она увернулась, - не буду тебе мешать. Продолжай заниматься этой важной персоной. Он не достроил космодром, так что пусть побыстрее выздоравливает.

Она не ответила, явно обидевшись на меня за бестактные расспросы. Поэтому лазарет я покинул с неприятным осадком на душе и отправился на поиски пилотов, чтобы довести до конца своё расследование.

В рубке их не оказалось. В кают-компании  - тоже. Тогда я спустился в моторный отсек и едва там не задохнулся, так как он был заполнен смогом, запахом гари и раскалённого железа. Джаксон занимался сварочными работами. А Видар в защитных очках разогревал ацетиленовой горелкой добела какую-то железяку и затем стучал по ней тяжёлым молотком. Увлечённые работой, никто из них не обратил на меня внимания.

Я посмотрел себе под ноги. Судя по нетронутому слою пыли на полу, отсюда давно никто не выходил. Значит, Джаксон и Видар исключаются. Тогда остаются Тетси и Джолтон. Круг сузился. Эта история с цветами помогла мне значительно продвинуться в поисках гангстера из Всемогущего Синдиката. Я почему-то был уверен, что тот, кто похитил, цветы, неважно с какой целью он это сделал, и есть гангстер. Как я и ожидал, он уже начал показывать своё истинное лицо. Сделав такой вывод, я поспешил покинуть моторное отделение. Его тяжёлая атмосфера не способствовала глубоким размышлениям.

Очутившись в коридоре, я остановился, чтобы сосредоточиться на размышлениях. Итак, Тетси и Джолтон. Джолтон в данный момент с сильным отравлением лежит в лазарете под капельницей. В таком состоянии он вряд ли смог бы добраться до лаборатории и взять цветы. Немного подумав, я привёл ещё один аргумент в защиту Джолтона. Если верить Тетси, что она не покидала лазарета, то как он мог незаметно покинуть его? Остаётся Тетси. Только она могла свободно перемещаться по кораблю. Она запросто могла зайти ко мне, хотя бы для того, чтобы поинтересоваться, как там я, или просто поболтать. А я в это время спал, и расправиться с цветами ей ничего не стоило.

Тетси! Мне стало плохо. На душе заскребли кошки. Я давно уже понял, что по уши влюбился в эту зеленоглазую блондинку с осиной талией. И сейчас осознание того, что она и есть посланник Синдиката, стало для меня ударом. Милая Тетси! Любимая! Неужели это ты?

-  Да, это она, влюблённый ты болван! – с жестокой реальностью ответил мне мой внутренний голос. – И не вздумай распускать нюни по этому поводу. Помни, от тебя зависят судьбы двух планет. Поэтому ты должен победить свои чувства к ней, чтобы вернуться на Землю живым. Так что держись, парень. Ты узнал, наконец-то, кто есть кто, теперь думай о том, что делать дальше.

А что делать дальше? В первую очередь, нужно спасать Джолтона. Если Тетси – гангстер, то его жизнь сейчас подвергается серьёзной опасности. Правда, не понятно, зачем она это делает. Возможно, Джолтон случайно узнал  что-то о ней, и она теперь  решила избавиться от него? В любом случае, Джолтону нужна помощь. А для того, чтобы помочь ему, мне нужно продолжить свои изыскания и попытаться изготовить антидот. А для этого нужно нарвать новые цветы. И как можно быстрее…

Я распахнул дверь моторного отсека и, надрываясь, позвал командира. Тот с осуждением посмотрел на меня, но всё же отложил в сторону сварочный щиток и держак с наполовину расплавленным электродом и подошёл ко мне. Немного привирая, я рассказал ему, в каком состоянии сейчас находится Джолтон, и объяснил, что для того чтобы помочь ему, мне необходимо исследовать эти цветы, а для этого мне нужно сходить на ту поляну.

Джаксон, как всегда, внимательно выслушал меня, подумал немного и сказал:

-  Вы теперь свободны, профессор, и можете заняться своими прямыми обязанностями. Если Джол отравился, то ваши цветы ему всё равно не помогут. Пока вы будете разбираться, что к чему, он умрёт. К тому же, ещё неизвестно, сможете вы разобраться в этом или нет. Так что лучше предоставьте Джола профессиональному медику. Пусть доктор Стенли занимается им. А вы действуйте по своему усмотрению. Можете полазить по горам или вернуться в джунгли. В общем, делайте, что хотите. Только помните, в вашем распоряжении всего пять земных суток.

-  То есть? – не понял я.

-  На шестые сутки мы с Видаром надеемся улететь с этой чёртовой планеты, - на полном серьёзе ответил командир.

-  Вы хотите сказать… - радостно начал, было, я, но он грубо прервал меня.

-  Если я буду стоять здесь и болтать с вами, то мы не улетим отсюда и через месяц. Так что всё, профессор, идите и не мешайте нам работать, - и с этими словами он выставил меня за дверь.

«Ну, раз так, - я просто закипел от негодования, охватившего меня, так как получалось, что во всех бедах виноватым оказался я, - то почему бы мне тогда и в самом деле не заняться своими делами и не проверить одну свою мыслишку, а?»

Очутившись у себя в комнате, я сразу же полез в шкаф. Путь предстоял неблизкий и нелёгкий, и подготовиться к нему нужно было основательно. Для начала я переоделся: надел новые штаны и рубашку. Затем, зашнуровав высокие армейские ботинки на толстой подошве, нацепил на поясе ремень, на котором, кроме «грифона», висели ещё мачете и сапёрная лопатка, и почувствовал себя настоящим героем, отправляющимся на опасное дело. Повесив на шею бинокль и прихватив с собой рюкзак, я отправился на кухню. Там набил рюкзак различной снедью и добавил к этому три бутылки кассонэ. Ещё у меня в запасе были две пилюли Морриса, так что теперь я был полностью готов к длительному и опасному путешествию.

Я не стал заходить к Тетси, чтобы попрощаться. Памятуя, как мы расстались, и учитывая, что она из «Синди», я решил, что прощание с ней будет для меня большим испытанием. Проходя мимо её двери, я старался ступать как можно тише, чтобы не привлечь её внимание.

Раскалённое солнце приближалось к зениту. Часа через полтора будет самый солнцепёк. В это время я мог без опаски пройти всю планету. Сейчас всё живое спряталось от адской жары. Прикрываясь тенью пальм, я большими шагами   двинулся вдоль джунглей к водопою.

Я легко нашёл то место, где росли эти диковинные цветы, но, как ни странно, самих цветов там не обнаружил. Вот это  сюрприз! Я внимательно осмотрел поляну и пришёл к неутешительному выводу. Это был не сюрприз. Это была ещё одна загадка. Кто-то сорвал эти цветы. Все, до единого. А их здесь росло не меньше сотни.

Так, старался рассуждать я здраво, кто-то побывал уже и здесь. Отсюда не было видно корабля, но до него было минут сорок хода. Туда – обратно, плюс время на уничтожение – в сумме на это могло уйти часа полтора. А я проспал больше двух часов. Версия вполне реальная. Но кто это мог сделать из наших? Нокт с Видаром не выходили из своего отсека. Джолтон просто не мог столь долго отсутствовать незамеченным. А Тетси… Тетси тоже не могла этого сделать, так как попросту не знала, где растут эти цветы. Тогда кто это сделал?

Честно сказать, я не стал долго ломать над этим голову. Мои мысли были уже по ту сторону гор, и мне не хотелось попусту терять драгоценное время. Отхлебнув для бодрости немного кассонэ, я отправился к пещере с твёрдым намерением проверить свою гипотезу, возникшую у меня в тот момент, когда я обнаружил на своих руках «грязь», как выразился Джолтон. Джаксон дал мне полную свободу действий, и я, конечно, воспользуюсь этим. Пять суток! Да за это время я пройду пещеру вдоль и поперёк!

На водопое я, не останавливаясь, быстро пересёк тропу Гигантов и побежал  к пещере, надеясь, что быстрота каким-то образом обезопасит меня. Но, не успел пробежать и сотню метров, как откуда-то появился летающий ящер. Видно, учуял добычу. Он был меньше носорогокрокодила, но вряд ли менее опасным. Несмотря на жару, он открыл на меня охоту.

Я не стал ждать его атаки, а решил напасть первым. Я был зол на всех и вся. И на себя тоже. Тетси - предатель, гангстер! Этого я себе простить никак не мог, словно был виноват в этом. Выхватив «грифон», я остановился и прицелился. Но в эту минуту рядом со мной забурлила вода, отчего я вздрогнул и выстрелил мимо. Ситуация становилась очень опасной. Я выстрелил в бурлящую воду и, что есть духу, помчался к спасительной пещере. Следом за мной гналась тень летающего ящера. Чтобы не стать для него легкой добычей я бежал зигзагами, то делал резкие рывки вперёд, то, наоборот, внезапно останавливался, когда ящер настигал меня.

Тем временем из воды кто-то с шумом вынырнул. Оглянувшись на бегу, я увидел такую уродливую голову, что от страха моё сердце едва не выпрыгнуло из груди. Огромное неуклюжее животное, совсем непохожее на динозавра, не спеша поплыло вдоль берега в надежде, что я свалюсь  в воду.

Я уже задыхался, мечась туда-сюда по узкой прибрежной полосе, когда, наконец-то, достиг пещеры. Сделав последний рывок, я влетел в неё и тут же без сил упал на мокрые камни. Черным силуэтом пронёсся над пещерой ящер и, недовольно прокаркав, скрылся с глаз. Морское чудище, разочаровавшись в ожидании, сделало глубокий вдох и, не доплывая до камней, о которые неистово билась река, скрылось под водой.

Ура, я спасся! Но тут я вспомнил, что в реке тоже кто-то живёт, и поспешил отползти от неё подальше на сухое место. Дрожащими от перенапряжения руками я достал из рюкзака кассонэ. Этот отрезок пути истощил всю мою энергию. Я выпил почти половину бутылки, когда почувствовал, что вновь наливаюсь силой и бодростью. Ощутив себя в отличной форме, я заткнул уши берушами, чтобы ужасный грохот не бил по мозгам, и зашагал вперёд.  Как только усталость начинала одолевать меня, я, не останавливаясь, делал несколько глотков кассонэ и упрямо  шёл дальше.

Я давно прошёл ответвление, ведущее на космодром, но тоннелю всё не было видно конца. И чем дальше я шёл, тем больше расширялась пещера и вместе с ней расширялась река, отчего её течение становилось более спокойным. Благодаря этому ужасный шум понемногу стихал и вскоре, наконец-то, пропал совсем, и я с радостью избавился от ватных тампонов. Но с другой стороны идти стало труднее. Вода захватывала всё больше пространства и прижимала меня к самому  своду, где как будто специально были раскиданы множество острых камней.

После непрерывного восьмичасового пути я решил устроить первый привал. Я с удовольствием съел несколько бутербродов и запил всё это кофе, которое Тетси так отлично готовила. Затем я позволил себе отдохнуть целый час. Правда, когда проснулся, оказалось, что я продлил это удовольствие на сорок минут. Но сон не вернул мне силы, не разогнал усталость, на что я рассчитывал. Пришлось распечатывать вторую бутылку волшебного напитка.

Второй привал я решил устроить через пять часов. Но уже через час я увидел свет. Сердце моё взволнованно забилось от радости. Я прибавил шаг, уверенный, что добрался до финиша, но, преодолев разделявшие нас двести метров, понял, что ошибся. Свет проникал в пещеру через большую дыру в потолке. Ярким снопом падая в реку, он заставлял её искриться и разбрасывать солнечные блики по стенам. По мере удаления от снопа свет тускнел, теряя яркость солнечного дня.

Неожиданно краем уха я уловил лёгкий всплеск и, мгновенно обернувшись на шум, успел заметить чей-то хвост, исчезнувший под водой. По его расположению понял, что его хозяин направляется ко мне. Не раздумывая, я отбежал в сторону и, вжавшись в стену, приготовил «грифон».

Через несколько секунд из реки с неправдоподобным рёвом, подняв при этом фонтан брызг, выскочило какое-то убожество, похожее на огромную рыбину с лягушачьей головой.  Ударив хвостом по воде, оно оскалило зубастую пасть и бросилось к тому месту, где я только что стоял.

Появление этого урода было эффектным, но я уже был не тот Энтони Гарросс, который когда-то впервые спустился с корабля на эту планету. Я ждал его и потому среагировал совсем не так, как он хотел. Я нажал на курок.

Обнаружив, что я исчез, рыба (или зверь?) закрутила головой. Меня она заметила слишком поздно. Мощный, сконцентрировавший в себе огромный заряд энергии, луч пронзил её узкий испещрённый бородавками лоб. С диким поросячьим визгом агрессор опрокинулся на спину и скрылся под водой. Хвост несколько раз судорожно шлёпнулся об воду и тоже сгинул.

Утерев рукавом потное лицо, я  облегчённо вздохнул. Сегодня я уже в третий раз избежал смерти. Не многовато ли за один день, а? И усмехнулся сам себе: день здесь длинный и, возможно, для него это не так уж и много. Этот случай напомнил мне об осторожности, о которой я напрочь забыл, попав в пещеру. Итак, парень, сказал я себе, не расслабляйся и смотри в оба.

Изрядный глоток кассонэ восстановил мне силы и вернул бодрость духа. Стараясь не упасть на скользких камнях, я пересёк освещенное место и, включив фонарик, вновь очутился в непроницаемой тьме. Батарейки в фонарике уже дышали на ладан, но у меня  с собой было ещё четыре комплекта, и потому я не очень-то расстраивался по этому поводу. Через час я их выбросил и вставил новые.

Когда подошло время для второго привала, я добрался до того места, где река захватила всю пещеру, не оставив мне ни миллиметра земли, хотя в этом месте пещера достигла в ширину метров семьдесят, не меньше. Здесь моё изнурительное путешествие и закончилось бы, так как идти дальше из-за воды я не мог, взять с собой надувную лодку не догадался, а плыть самому неизвестно сколько… Пожалуй, ни Моррисс, ни кассонэ не помогли бы мне в этом.  И пришлось бы мне повернуть назад, если бы не одно «но». В метрах тридцати от меня зиял затухающим дневным светом выход. Я дошёл! Каких-то тридцать метров вплавь, и я окажусь по ту сторону гор! Помнится, в молодости я проплывал раз в пять больше.

Мне так захотелось непременно вырваться из пещеры и очутиться там, куда так стремился, что я забыл о запланированном отдыхе. Возбуждённый и заворожённый дневным светом, я, голодный и усталый, не раздумывая, бросился в воду. И никакие чудовища, и монстры не смогли бы остановить меня!

Пробежав по реке несколько шагов, я неожиданно провалился и с головой ушёл под воду. Вмиг отяжелевший рюкзак, словно якорь, потянул меня на дно. Но дна я так и не достал, хотя погрузился достаточно глубоко. Отчаянно работая руками и ногами, моля о том, чтобы мои лёгкие не лопнули от перенапряжения, я вынырнул из воды, судорожно отдышался и поплыл.

Ещё не преодолев и половину пути, я уже  изрядно устал. Вот тогда  я вспомнил о привале. Отдохнув или выпив кассонэ, я бы смог легко преодолел это расстояние. Но сейчас… С каждым взмахом руки силы покидали меня, тело становилось непослушным, а рюкзак всё тяжелее и тянул ко дну. Но я не собирался сдаваться и упрямо продолжал плыть. Обессиленный, измождённый, но с непоколебимым желанием доплыть…

Когда я очнулся, была уже ночь. Белизна звёзд резко контрастировала с чернотой неба. Ярко светила большая, почему-то овальной формы луна. Я лежал наполовину в воде у подножия холма и никак не мог понять, как здесь очутился. Я напряг память, и та стала медленно возвращаться ко мне, по капле выдавая прошедшие события. Наконец, я вспомнил всё и с удивлением посмотрел на пещеру, куда, как в гигантский рот, спокойно, без суеты широким потоком втекала река. Но как я ни старался, я так и не смог вспомнить, как преодолел это водное препятствие, и это навсегда осталось для меня тайной.

Где-то на реке послышался всплеск. Я сразу напрягся. «Смотри в оба, парень!» - набатом прогремело у меня в голове предостережение. Я попытался подняться, уперевшись руками о землю, но сил хватило лишь на то, чтобы слегка приподнять ставшее чугунным тело. Я настолько вымотался, что даже не смог снять рюкзак, чтобы добраться до кассонэ. Тогда я пополз. С отчаянием погибающего я цеплялся за землю, вжимался в неё и с невероятным перенапряжением по миллиметру продвигался наверх. Почти добравшись до вершины, я расслабился на мгновение, чтобы перевести дух, и усталость тут же воспользовалась этим и навалилась на меня. Я отключился.

Разбудил меня солнечный свет, потрескивание горящих дров и запах жареного мяса. Я удивлённо приподнялся и увидел…

 

 

Нравится
07:26
19
© Александр БЕЛКА
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.

Пользовательское соглашение