Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Дневник профессора Гарросса 11.4

28

Разбудила меня Тетси. Она села на кровать, с важным видом потрогала мне лоб, сосредоточенно пощупала пульс на шее, потом улыбнулась и,  мягко поцеловав в губы, констатировала:

-  А ты неплохо выглядишь.

Она вела себя так, словно мы с ней сегодня ночью переспали,  и это меня не удивило, не озадачило. Я воспринял это как обычное общение между двумя близкими людьми. Похоже, вчерашнее признание друг другу в симпатии и страстные поцелуи сблизили нас как секс. И это меня вполне устроило. Зачем препятствовать такому стремительному развитию наших отношений, если сам того желаешь? Поэтому я ответил:

-  А ты, как всегда, неотразима.

-  Врёшь? – улыбнулась она. – Но всё равно приятно.

-  Я всегда говорю правду и только правду, - самым серьёзным тоном изрёк я, потому что  и в самом деле никогда не лгал, и, притянув её к себе за руки, попытался поцеловать в губы, но она ловко увернулась и подставила вместо губ сначала левую щеку,  потом правую.

- В отличие от некоторых несознательных граждан, - это я уже произнёс между поцелуями.

-  Ну, ладно, сознательный гражданин, - Тетси выкрутилась из моих рук и поднялась, - давай собирайся. Тебя ждут. Ты сегодня плохо спал, и командир запретил будить тебя раньше времени. Пока ты будешь умываться, я принесу тебе завтрак.

-  Хорошо, моя прелесть.

-  И имей в виду, на всё-провсё тебе отводится всего двадцать шесть минут.

-  Сколько? – удивился я. - Двадцать шесть? А почему не тридцать?

-  Потому что четыре минуты уже истекли, - она ехидно зыркнула глазами и направилась к двери.

-  Безобразие! – крикнул я ей вслед, но она уже вышла.

Несмотря на плохой сон, настроение у меня было отличное. Появление Тетси, её новое отношение ко мне подняли мой жизненный тонус на невероятную высоту. Во мне просто клокотал неукротимый поток энергии. К приходу Тетси я успел не только помыться, побриться и одеться, но и заправить постель и даже немного прибраться в комнате, хотя, если честно, в ней и прибирать-то было нечего. До истечения срока, установленного командиром, у меня оставалось ещё десять минут, и потому завтрак я поглощал не спеша, тщательно пережевывая пищу, как советовала медицина. Тетси сидела напротив и, подперев голову руками, с интересом наблюдала за мной. На её симпатичном личике блуждала счастливая полуулыбка. Тут я вспомнил вчерашний казус у аварийного люка и поинтересовался у неё:

-  Джаксон сказал тебе что-нибудь про вчерашнее?

-  Нет. Он вёл себя как обычно. Даже никаких намёков. А, впрочем, что мы такого делали? Просто сидели. Верно?

-  Нет, не верно, - отрицательно покачал я головой,- мы не просто сидели. Мы обнимались и целовались, как два голубка.  Помнишь?

-  Да пусть мы бы даже и трахались – ему-то что до этого? Разве это помешало бы нам выполнять свои обязанности?

-  Трахались?

Я чуть не поперхнулся, услышав такое, и удивлённо посмотрел на неё. Мне почему-то всегда казалось неприличным говорить с женщиной о сексе. При этом у меня в голове всегда почему-то возникали одни пошлости.

-  Это я так, для примера, - Тетси смутилась.

-  А, ну да, конечно, - согласился я с ней и ляпнул. – И вообще, когда это хороший секс мешал чему-нибудь?

Если ей можно, то почему мне нельзя?

-   Вот именно! – она рассмеялась, но, увидев, что меня тяготит эта тема, перешла на другую. – Скажи мне, Тони, а что это было с тобою сегодня ночью?

-  Дурной сон, - буркнул я с набитым ртом; на эту тему я тоже предпочел бы  не разговаривать, но Тетси так не считала.

-  Дурной? – с сомнением переспросила она.

-  Очень дурной, - поправился я.

-  И о чём же он, этот дурной сон, если не секрет, конечно.

-  Как я  едва не женился на дочери Тагевере.

-  Тагевере? – Тетси призадумалась, наморщив носик. – Кажется, банкир?

-  Один из богатейших банкиров, - поправил я её.

-  После тебя, разумеется?

-  Разумеется, - не стал я отпираться.

-  Ну и что? Неужели тебя это так напугало?

-  Помнишь, Джолтон вчера рассказывал, как тётка его приятеля хотела женить его на своей дочери-уродине?

-  Помню, конечно. Он рассказывал эту историю минимум раз пять.

-  Так вот, похоже, она засела у меня в подсознании, а потом всплыла, когда я уснул.

-  И что?

-  А то, что полёт в космос не входил в мои планы, а вот женитьба на дочери Тагевере, благодаря настойчивости моего дяди, – да.

-  Так ты женат? – сразу насторожилась Тетси.

-  Не успел, - успокоил я её, - потому что этот полёт перечеркнул все мои планы. В том числе, и женитьбу, чему, если честно, я очень рад. Так как встретил тебя.

-  Опять врёшь? – Тетси счастливо улыбнулась.

-  Я же сказал,  я никогда не…

-  Ой, нам пора! – спохватилась вдруг она, посмотрев на свои часы. – Идём скорее!

Когда мы вышли из аварийного люка, нас встретил Джаксон. Он был одет в армейскую форму камуфляжной расцветки. На голове кепка с длинным козырьком из такой же ткани. На груди висели мощный бинокль и переносная рация. По бокам к брючному ремню были прицеплены мачете и «грифон». В руках он держал массивную на вид, но лёгкую на вес винтовку ЛК-40. Тёмные солнцезащитные очки и этот военный наряд делали его похожим на предводителя военной хунты. Посмотрев на часы, он одобрительно произнёс:

- Минута в минуту. профессор. Вы точны как  хронометр.

Около джунглей, где кончалась полоса прилива,  я увидел «Саламандру» и «Скорпиона» - транспорт, на котором мы поедем к нашей горной равнине. Около них нас поджидали Джолтон и Пача, тоже в армейском обмундировании. Как и командир, Пача надел солнцезащитные очки, но к его широкой физиономии они шли как обезьяне павлиний хвост. Они ходили около «Скорпиона», и Джолтон, пиная его колеса, что-то объяснял кивающему Паче.

Из-за камуфляжной раскраски  и небольшой башни, откуда торчал ствол крупнокалиберного  пулемета, «Скорпион» походил на грозную боевую технику. На самом деле он был необычной  рабочей машиной. При помощи сменного оборудования он мог выполнять до пятидесяти разных операций. Мог заменить бульдозер, экскаватор, подъёмный кран, пилить лес, бурить скважины, качать воду и выдавать ток. Мощная компрессорная установка давала возможность работать со сжатым воздухом. Он был очень компактным: два метра в ширину, столько же в высоту и длиной шесть метров. Четыре ведущих колеса, обутых в широкую шину низкого давления со специальным протектором, позволяли ему без труда двигаться по зыбкому песку, болоту и снегу.

Спереди у «Скорпиона» находилась клешня, которая могла выдвигаться далеко вперёд и, например, убрать с дороги камень, упавшее дерево или другую какую помеху. Сзади к нему были прицеплены три грузовых контейнера с компонентами для приготовления бетона, и трейлер, где мы с Джолтономи будем жить. Они также были раскрашены в цвет хаки и по габаритам мало чем отличались от «Скорпиона». Все пять секций цеплялись друг к другу при помощи шаровых шарниров, карданов и тормозных шлангов. Благодаря этому тридцатиметровый поезд имел двенадцать ведущих и управляемых колес и, следовательно, хорошую маневренность.

«Саламандра» же была уменьшенной копией военного БТРа. На этой технике нас будут сопровождать Джаксон и Пача.

Было раннее утро. Солнце ещё только собиралось появиться из-за горизонта, но было уже достаточно светло. Лёгкий бриз приятно щекотал кожу прохладными щупальцами. Отлив ещё не закончился, а может ещё и не начинался, и до суши нам пришлось добираться на собранной из металлических секций лодке с подвесным мотором. Держа ЛК-40 наизготовку, Джаксон велел мне спуститься в лодку. Затем Тетси. Я удивлённо посмотрел на командира.

-  Знаю, что это не женское дело, - ответил он на мой немой вопрос, - но она меня уговорила.

-  А почему бы и нет? – сказала Тетси, забираясь в лодку, опираясь при этом на мою руку, которую я поспешил ей падать. – Значит, лететь в другую галактику – это женское дело, - она посмотрела на меня, - а спуститься на берег – нет?

Тетси забрала у Джаксона винтовку и не сдвинулась с места до тех пор, пока командир не занял своё место рулевого и не запустил мотор. Когда она села, лодка тронулась и помчалась в сторону техники.

-  Интересно, - полюбопытствовал я, - а как вы переправили машины на берег?

Джаксон посмотрел на меня и, улыбнувшись, ответил:

-  Они, как и динозавры, профессор, умеют не только ползать.

-  Им бы ещё научиться летать и прибавить в весе, - размечтался я, - тогда мы могли бы посостязаться с ящерами.

-  Это им было совсем необязательно, - Джаксон, как я понял, был в приподнятом настроении и тоже был не прочь поболтать. – Для полётов у нас, оказывается имелась «Стрекоза». Небольшой такой двухместный вертолётик. Но после неудачной посадки на Селену, он рассыпался на части.

-  Бедняжка, - притворно вздохнула Тетси, - он не выдержал такого грубого обращения.

Я посмотрел на неё  и обомлел. Она беспечно сунула руку в воду и с интересом следила, как та рассекает сине-зелёную гладь моря, оставляя за собой едва заметный след. Тетси всего второй раз выходила за пределы  корабля и, конечно, не могла знать, что здесь опасность подстерегает всюду. В голове у меня набатом зазвучал сигнал тревоги. Не раздумывая, я подскочил к ней и резко выдернул её руку из воды. И как оказалось, во время это сделал. Вслед за рукой из воды появилась чья-то зубастая пасть. Причём не маленькая. Челюсти недовольно захлопнулись, издав противный клацающий звук, и исчезли.

-  Вы что, профессор, со… - хотел, было, заступиться за Тетси командир, но заметив, как в воде исчезла чья-то пасть, замолчал на полуслове, справедливо посчитав, что я поступил правильно: когда дело касается жизни и смерти, тут уж не до приличий.

Тетси никак не высказалась по поводу бесцеремонного обращения с ней. Увидев, какой опасности она избежала, она побледнела и сжалась в комок, став похожей на маленького беззащитного ребенка.

-  Ведите себя прилично, док, - я решил обратить всё в шутку; надо же было как-то выходить из создавшегося положения. – Из-за вашей внешности к вам могут приставать не только мужчины.

Она кивнула. Её большие зелёные глаза, в глубине которых затаился страх, выражали благодарность. С каким бы удовольствием я расцеловал бы их сейчас! Джаксон прибавил «газу», и лодка увеличила скорость. А я на всякий случай достал «грифон». Мало ли кто ещё высунется из воды?

Этот небольшой инцидент испортил нам настроение. Но я, уже успевший адаптироваться к постоянной опасности, отреагировал на это не так болезненно, как Тетси. Забравшись вместе с нами в «Скорпиона» она молчала всю дорогу, отрешённо уставившись куда-то впереди себя. Только когда мы достигли тропы Гигантов, она ожила. Услышав, как я докладываю Джаксону о появлении динозавров, она поспешила прильнуть к лобовому стеклу, чтобы вживую посмотреть на этих, по её словам,  «прелестных зверьков». «Саламандра» остановилась рядом с нами. Пилотам тоже не терпелось воочию поглазеть на здешних аборигенов.

Пока не взошло солнце, обитатели джунглей спешили напиться. Они были разных габаритов и разных видов, но почти все одинаково реагировали на наше присутствие – не обращали внимание. Камуфляжная раскраска помогала нам гармонично сливаться с окружающей средой. Лишь один из них, которого, если бы не сплюснутая как у бульдога морда, можно было бы назвать гигантским крокодилом, заметил нас и сошёл с тропы. Он долго разглядывал нас с двухметровой высоты и, наконец, решив, что мы не представляем для него ничего интересного, не спеша, удалился.

Выбрав удачный момент, мы проскочили водопой и помчались вдоль гор к намеченной цели. До равнины мы добрались сравнительно благополучно, если не считать того, что в третьей пещере нам пришло поплутать, выискивая те ходы, по которым могла проехать техника. Наконец, изрядно понервничав, Джолтон вывел «Скорпиона» на равнину и, проехав пару метров, остановился.

По равнине метровым слоем стлался густой туман. Так что, когда Джолтон, забыв об осторожности, спрыгнул на землю, его фигуру можно было лицезреть только по грудь. Он стоял посреди белого, как молоко, невесомого моря и нервно оглядывался по сторонам.

-  Что такое, Джолтон? – поинтересовался я у него, распахнув дверку. – Вам не нравится туман или вы ищете своего старого знакомого?

-  Мы уже приехали? – из «Саламандры» появился командир.

-  Приехали! – почему-то раздражённо ответил Джолтон.

-  Что-то не так, Джол?

Я посмотрел туда, куда глядел он, надеясь узнать причину его недовольства, и увидел только отвесные горы, в которых зияли чёрные глазницы пещер. Ничего раздражающего.

-  Так в чём дело, Джол? – Джаксон перепрыгнул с БТРа на «Скорпиона» и подошёл ко мне. – Вы не в курсе, профессор?

-  Ему не нравится туман, сэр, - ответил я. – Из-за него он не может найти своего дрессированного друга.

-  Не волнуйся, Джол, я тебе помогу, - обойдя «Скорпиона», Пача встал рядом с Джолтоном. – Ты только опиши мне его получше. Кстати, а как ты его назвал? Крыска или Крысёныш?

-  Да пошёл ты, чёртов толстяк! – огрызнулся Джолтон и, ткнув рукой в сторону пещер, с ехидцей спросил меня. – Не подскажите, профессор, в какой из этих нор мы оставили оборудование?

Так вот оно что! Действительно, тут было от чего разозлиться. Посчитав, что на «Скорпионе» мы проедем там же, где прошли, мы не стали помечать пещеру, в которой спрятали инструмент. Теперь нас ожидали нелёгкие поисковые работы.

-  Так, всё понятно, - Джаксон через бинокль осмотрел горы. - Ладно, парни, давайте по машинам. Займёмся поисками. Всё равно, пока стоит туман, делать здесь нечего. Как вы думаете, профессор, - он протянул мне свой бинокль, - с чего нам стоит начать?

Многократное увеличение придвинуло скалы вплотную. Я навёл резкость и стал внимательно разглядывать пещеры. Все они были разные, но мне казалось, что каждая из них именно та, где хранится наше оборудование. Прикинув в уме путь «Скорпиона», его отклонения от маршрута, намеченного нами, я решил, что шестая с краю пещера самая подходящая для этого.

-  Тогда начнем с неё, - Джаксон перепрыгнул на «Саламандру» и исчез в её чреве.

Пещера оказалась пустой. Две последующих, выбранных Джолтоном, тоже. Поиск, как я и предполагал, обещал быть затяжным.

-  Ладно, парни, - сказал тогда Джаксон, - нам придётся разделиться. Мы с Джолом берём на себя вот эти четыре пещеры, а вы, профессор, с Пачей осмотрите вон те дыры. Док остается в машине, и будет следить за окружающей обстановкой. Как только что-нибудь изменится, немедленно докладывать мне? Вам понятно, док? – он вопросительно глянул на Тетси, та кивнула в ответ:

-  Понятно, сэр.

-  Теперь вы, парни, - он посмотрел на нас,- всем быть предельно осторожными. Рации должны быть включены. Всем всё понятно?

Мы разделилась, и каждая группа направилась  к своим целям.

В первую намеченную пещеру мы даже не стали заходить. Посреди неё, почти у самого входа, вырос сталактитовый столб. В нашей пещере такого не было. Следующая нора оказалась слишком узкой. В такую носорогокрокодил ни за чтобы не протиснулся. Третья, вроде как, напоминала наш тайник, но оборудование в ней мы не нашли. Зато запах здесь стоял такой зловонный, что вызвал тошноту.

-  Ну, и вонища, даже, профессор? - заметил Пача, зажимая нос.

-  Точно, - согласился я, – не аромат.

-  Настоящее дерьмо! – уточнил механик и стал осматриваться, подсвечивая себе фонарем. – Посмотреть бы на того, от кого так несёт.

-  Что там у вас? – раздался в наушниках голос командира.

-  Тут такая вонь, сэр, - доложил Пача. – Ещё немного и я задохнусь.

-  Похоже, вся гора провоняла этим дерьмом, - голос, искажённый динамиком, был беспристрастен. – У нас тут тоже не жарким пахнет.

-  Жаркое – это хорошо…

-  Заткнись, Пача, и ищи.

-  Слушаюсь, сэр.

Приказ командира – закон. Пача с недовольным видом поплёлся за мной.

-  О! – внезапно остановился он и, махнув фонарем куда-то вбок, радостно объявил мне. – Смотрите, профессор, по-моему, это проход, и он ведёт в сторону соседней пещеры. Если мы им воспользуемся, то сохраним время и силы, а, может быть, и здоровье. Вдруг там воздух окажется чище, а?

Он первым исчез в проходе, Я последовал за ним. Мы прошли метров двадцать, когда услышали впереди тихий непонятный шорох. Неприятный запах усилился, вызвав у нас новый приступ тошноты и головную боль.

-  Я ошибся, профессор, этот проход ведёт в сортир, - Пача остановился и с мольбой посмотрел на меня. – Давайте вернёмся, а?

-  Но вы же хотели посмотреть  место, откуда воняет, - ответил я.

-  Я хотел посмотреть на того, кто это делает, а не место, где он испражняется.

-  Всё равно вам придётся немного потерпеть. По моим раскладкам, нам осталось пройти метров десять – пятнадцать.

-  Но мне дурно, профессор. Ей богу, меня сейчас стошнит.

-  Тогда сделайте глубокий вдох и не дышите до тех пор, пока не выйдем на свежий воздух, - посоветовал я и безапелляционно  добавил. – Ну что стоите? Идёмте дальше!

-  Вот чёрт! – возмутился Пача и, не переставая ругаться, зашагал дальше. – Это же надо так вонять! Да что же это за говнюк такой? Нет, ну так вонять, а, профессор? Это же просто невыносимо! Ну и задница же у этого засранца, мать его так!

Так чертыхаясь, Пача двигался вперёд. Неожиданно он остановился, словно наткнулся на что-то, затем резко отпрянул назад и, выронив фонарь, стал махать руками, пытаясь что-то стряхнуть с них. Его широкое с крупными чертами лицо выражало одновременно отвращение, удивление и испуг.

-  Что с вами, Пача? – сразу же насторожился я и машинально извлек из кобуры «грифон». – Что случилось?

-  Сваливаем отсюда, профессор, - испуганно забормотал он, - сваливаем и как можно скорее.

- Что вы там нашли такого страшного?

-  Стена, черт её побери, - он подобрал фонарь и, подталкивая меня, заспешил в обратную сторону. – Липучая и вонючая. И воняет, скажу я вам! Теперь-то я знаю, кто здесь портит воздух. Но это не простая стена, профессор. Эта штука движется. Представляете, профессор, стена движется! Вы встречали когда-нибудь движущиеся вонючие стены, а, профессор?

-  Нет, только вонючие.

-  А я встречал. Только что. Очень неприятная вещь, должен вам сказать. Очень неприятная.

Когда мы, наконец, выскочили из пещеры, то вместо свежего воздуха, на который мы так рассчитывали, опять окунулись в смрадную атмосферу лабиринта. Запал был свежим, словно кто-то, страдающий метеоризмом, только что выпустил газы из своей утробы, отчего он был ещё более отвратительным и тошнотворным. Нас  с  Пачей вырвало.

Проблевавшись, я выпрямился и увидел нечто, вызвавшее у меня паралич.

-  Фу! – механик выпрямился, вытирая рот. – Кажется, я потерял весь свой завтрак. Профессор, по-моему, этот чёртов пердун должен быть где-то поблизости. Вы как думаете?

-  Вы правы, Пача, он совсем рядом. Взгляните вон туда.

В моём голосе не было шутки. Пача уловил это и встревожено посмотрел в ту сторону, куда я указывал.

Из соседней пещеры, в которую мы только что по проходу пытались попасть, выползало довольно странное и омерзительное существо. Внешне оно походило на обыкновенного дождевого червя и передвигалось как он, сокращая и разжимая кольца. Только размеры у  этого червяка были такие, что у меня при виде него, кровь застыла в жилах. Из-за тумана мы видели только его спину, что, однако, не помешало нам определить его габариты: диаметр – метра полтора, а длина – метров пятнадцать.

-  Ч-ч-ч-чёрт возьми! – у Пачи от удивления отвисла челюсть. – В-вот это ч-ч-червячок, да, п-профессор?

Услышав голос, «червячок» остановился. Из тумана вынырнула его голова. Безносая, заканчивающая чем-то вроде небольшого хобота, который образовывали две толстые мясистые губы, морда уставилась на нас безжизненными тарелкообразными глазами.

Господи! И что только не породил удивительный климат Чиккории! Бабочек с метровым размахом крыльев, тараканов ростом с собаку,  динозавров величиной с шестнадцатиэтажный дом, хищников, у которых длина клыков превышает человеческий рост. Но здесь, по-видимому, у Природы иссякла фантазия, и она не нашла ничего лучшего, как создать это отвратительное подобие кольчатого обитателя Земли.

-  Эй, что там у вас? – обеспокоенный голос Джаксона вывел нас из оцепенения.

-  Т-тут такая ч-чертовщина, сэр…

Отвечая, Пача внимательно следил за червем, который, не моргая, пялился на нас. Наверное, в эту минуту он сопоставлял в своих мозговых клетках, если таковые у него имелись, похожи ли мы на то, что можно употребить в пищу.

-  Что конкретно? – голос командира напрягся.

-  Ч-ч-червяк какой-то…

-  Займетесь им в другой раз, - в наушниках послышался вздох облегчения. – Возвращайтесь к «Скорпиону», мы нашли оборудование.

-  Д-да, сэр. Слушаемся, с-сэр…

Червяк тем временем заволновался. Его кольца начали судорожно сокращаться и, расправляясь, поднимали голову вверх. Всё выше с каждым толчком.

-  М-мне это уже не нравится, - Пача стал лихорадочно расстегивать кобуру. – Да, мне это определённо не нравится. По-моему, эта вонючая задница собирается напасть на нас…

-  Эй, парни! – сразу же встрял Джаксон. – Что там у вас происходит? Немедленно возвращайтесь!.. Чёрт возьми! – воскликнул вдруг он, видимо, рассматривая нас в бинокль. - А это что такое? Я спрашиваю, что там перед вами стоит? – он сорвался на крик. – Я спрашиваю вас, чёрт возьми, что это за столб перед вами?

-  Это и есть червяк, сэр, - ответил я, заворожено наблюдая за переменами, в поведении червя; его кольца стали собираться в кучу, образовывая на теле большую шишку.

-  Бросьте ваши шуточки, профессор! – мгновенно среагировал он на это, но тут же спохватился. – Червяк? Вот это урод! Надо же! Хорошо, парни, стойте и не шевелитесь. И будьте начеку! Мы сейчас подскочим.

-  Мы вас жд…

Я не успел закончить фразу. Шишка на теле червя резко расправилась, выбросив голову вперёд. Губы урода разверзлись, образовав огромную яму, в которой в мгновение ока очутился Пача, так и не успевший вытащить «грифон». Хобот засосал его в себя  как спагетти. Я глазом не успел моргнуть, как червь уже стоял в прежней позе, собираясь в шишку для нового броска.  Что и говорить, этот выпад он проделал со стремительностью лягушачьего языка. Теперь он собирался таким же образом расправиться со мной. Но я опередил его. Вытаскивая на ходу пистолет, я упал и быстро откатился в сторону. Тут же где-то рядом, с шумом втянув воздух, захлопнулись мясистые губы хобота, издав при этом чмокающий звук. Из-за тумана я не видел, где находится враг, и выстрелил наугад. Затем снова откатился в сторону и лишь только тогда осторожно высунул голову из туманного моря.

Червяк с завидной быстротой исчезал в тёмном чреве пещеры, из которой выполз, унося в своём желудке одного из нас. На этот раз я уже ничего не мог сделать, чтобы спасти его. Но я мог за него отомстить! И я, не целясь, выстрелил в червя вдогонку и попал ему в хвост. Тот судорожно дернулся, выпустив новую порцию вонючего газа, и исчез в пещере.

От свежего зловония меня снова вырвало.  Склонившись над землей, я физически ощущал, как вместе с блевотиной из меня изрыгались и горе, и страх, и гнев. Я освобождался от чувств, словно с каждой спазмой желудка становился роботом, киборгом, нечеловеком. Когда я выплюнул последнюю порцию желудочного сока, мне уже было на всё наплевать. Да, чёрт возьми, Пача погиб! Но я уже  ничего такого не испытывал, что обычно переживает человек, когда на его глазах погибает товарищ. Мне было просто его жаль, как бывает жаль какую-то нужную вещь, когда её внезапно теряешь, и всё. За последнее время я видел столько смертей близких мне людей, что, наверное,  просто устал эмоционально реагировать на это, и потому к смерти Пачи отнёсся как к чему-то обыденному. Боже, неужели я становлюсь бесчувственным чурбаном?

-  Ну, что, профессор, как вы? – ко мне подбежал запыхавшийся Джаксон с винтовкой в руках; следом за ним появился Джолтон. – А Пача где?

-  Там, - я указал головой на пещеру, в которой исчез червь. – Этот глист забрал его с собой.

-  Он его сожрал? – Джолтона передернуло.

-  Да.

-  Чёрт! Ещё один… - командир грязно выругался. – Похоже, эта равнина становится опасной.

-  Не думаю, - возразил я. – Когда мы начнём работать, здесь будет столько шума. Мёртвые встанут…

-  Вот это бы не надо, - заметил Джолтон, с опаской поглядывая на чёрные глазницы нор.

-  Джолтон собирается устроить здесь настоящую войну, - продолжил я выдвигать свои аргументы. – У нас полтонны взрывчатки…

-  Это для фундамента, профессор, а не для  во…- начал, было, Джолтон, но я не дал ему договорить.

-  К тому же, он собирается рыть котлован и что-то бурить, - меня, словно, прорвало. - От такого грохота  все  сурки и этот червяк сбегут отсюда к чёртовой матери!

-  Но это всё ещё надо успеть сделать, - резонно заметил Нокт.

-  Успеем! – заверил я его. – Я уверен, что этот гад охотится только в такой туман.

-  И откуда такая уверенность, профессор? – Джаксон испытывающее посмотрел мне в лицо; перемена, произошедшая со мной, ему явно не понравилась.

-  Вчера мы пробыли здесь весь день, и ушли только вечером. И за всё это время мы ни разу его не видели. Только запах в лабиринте.

-  Кстати, профессор, вы не знаете, почему здесь так воняет?

-  Знаю, сэр. Если вы имеете в виду вонь вообще, то её производит этот пещерный червь. Если вы об этом свежем смрадном аромате,  который мы сейчас с удовольствием вдыхаем, то он появился после того, как я проделал дырку в его заднице. На прощание.

-  Лучше бы в голове, - вздохнул Джаксон. – Ладно, идёмте, парни.

Он сделал несколько шагов и внезапно остановился.

-  Стоп! Минутку!

Он  достал «грифон» и на скале между двумя пещерами выжег большой крест.  Затем окунул пистолет в невесомое молочное море и сделал пометку на земле.

-  Надеюсь, по этим отметкам мы отыщем это место. Здесь мы поставим памятник Паче. Мы не должны забывать их, погибших здесь. Никогда! Чёрт бы всёэто побрал! – Джаксон зло сплюнул и быстрым шагом направился к «Скорпиону», где нас ждала Тетси.

 

Нравится
07:15
17
© Александр БЕЛКА
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.

Пользовательское соглашение