Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Дневник профессора Гарросса 11

Из дневника профессора Гарросса

 

24

-  Отличное местечко! Не правда ли, профессор?

Перед нами распростёрлась обширная равнина, окружённая высоченными каскадами гор и окаймлённая кустарниками и деревьями, совсем не похожими на тропическую растительность. Мы только что вышли из мрака подземного лабиринта, глаза ещё не привыкли к необычайно яркому дневному свету, и всё же невозможно было сразу не оценить великолепие открывшегося ландшафта. Это был природный амфитеатр, изолированный от остального мира. Лучшее место для космодрома трудно было себе и представить.

-  Потрясающе! – продолжал ликовать Джолтон. – Наконец-то мы нашли то, что нам нужно! И теперь нам ни к чему больше скитаться.

-  Ну, на счёт скитаний вы ошиблись, - поправил я его. – Не забывайте, Джолтон, мне ещё нужно обследовать эту планету. И вам придётся помогать мне в этом.

 На это моё замечание Джолтон предпочёл отмолчаться. Впрочем, я и не настаивал на ответе. Лёгкий, ещё не успевший прогреться ветерок приносил с равнины запах свежей зелени. Аромат полевых цветов после тошнотворного амбре пещеры приятно щекотал ноздри. Вдыхая полной грудью, я наслаждался идиллией, напрочь забыв об опасности, которой мы подвергались несколько минут назад.

А несколько минут назад, выходя из пещеры, мы наткнулись на старого знакомого, летающего гибрида. Нагнав на нас жути диким хохотом, он, ловко семеня толстыми трёхпалыми лапами, двинулся нам на встречу. Своих намерений он не скрывал, чем ещё более угнетающе подействовал на нас.

Но на этот раз мой разум – чему я был очень рад – не поддался панике и не дал победить себя страху. Благодаря этому я сразу сообразил, что если мы побежим, то непременно заблудимся в этом лабиринте. Поэтому я тут же пресёк попытку Джолтона убежать, поймав его за руку и рывком вернув назад. Затем выхватил пистолет и, не целясь, выстрелил в ящера. Но я был слишком возбуждён для меткого выстрела, а, возможно, подспудно просто не хотел его убивать, и луч «грифона», пройдя над головой дракона, истратил свою колоссальную энергию на то, чтобы срезать с потолка сталактитовую сосульку.

 То ли шум упавшего и разбившегося на куски сталактита напугал носорогокрокодила, то ли жар луча всё же достал его и опалил голову, но после выстрела тот развернулся и, смешно расставив в стороны крылья, пингвиньей походкой поспешил к выходу. Перед тем как улететь, он издал недовольный крик,  отчего у меня мурашки пробежали по коже.

Мы выждали минут пять, прежде чем осмелились выйти наружу и окунулись в приятный солнечный день…

-  Вот повезло, так повезло. Нам просто чертовски повезло, профессор!

Джолтон уже лежал в траве и, заложив руки за голову, со счастливым лицом взирал на голубизну бездонного неба.

Я не ответил. Стоя по колено в молодой сочной траве, и любуясь великолепием зелёного ковра, на котором цветами всевозможных расцветок были вытканы замысловатые узоры, я вдруг с горечью осознал, что всё это уже было. Давным-давно. Много миллионов лет назад за тысячи световых лет отсюда. Да, всё начиналось именно так. Сколько времени и упорства понадобилось Природе, чтобы создать этот разнообразный мир растений и животных, и как быстро человек, существо разумное, смог уничтожить всё это…

-  Профессор! – окликнул меня Джолтон, приподнявшись на локте. – Вам не приходило в голову, каким образом в «Спейсе» докопались до этого чудного шарика, а? Тот старикашка с проржавевшей глоткой так ведь ничего и не сказал. Может они вычислили её на своих сверхновых компьютерах? Такое возможно, профессор?

-  Вряд ли тут можно что-либо вычислить, - уклончиво ответил я. – Пока ещё никто не определил, почему при равных условиях в одном месте происходит брожение белкового вещества, а в другом нет. Доподлинно лишь известно, что возникновение жизни невозможно без достаточного количества тепла. Его должно быть не слишком много, не слишком мало, а именно достаточное количество. А ещё необходим толчок, который послужил бы началом возникновения примитивных микроорганизмов. Этот толчок невозможно рассчитать.

-  Тогда как же они узнали о ней?

- Не знаю. Думаю, это их большой-большой секрет. И не стоит, Джолтон, ломать себе голову над этим.

Чтобы дать ему понять, что разговор окончен, я занялся съёмкой. Джаксон должен увидеть эту равнину и одобрить наш выбор. Начал я с дальних планов, постепенно переходя на ближние. Добравшись до Джолтона, по-прежнему лежащего в траве, я немного задержался на нём, смакуя его мечтательный вид, затем перевёл камеру немного влево и поймал в объектив ещё одного представителя коренного населения фауны Чиккории. Немедленно прекратив съемку, я уставился на него поверх камеры, а левая, свободная рука машинально потянулась за пистолетом.

Абориген был шустрым и небольшим, по меркам Чиккории, зверьком. Всего сантиметров семьдесят – восемьдесят в длину. Он то и дело шнырял в густой траве, затем вставал «столбиком», тревожно осматривался и, быстро съев что-то съедобное, которое крепко сжимал передними лапами, снова принимался за поиски. На нас он не обращал внимания, хотя и вёл себя настороженно. Это ещё раз подтвердило мою догадку, что «гомо сапиенс» здесь ещё не появлялся.

Когда до меня дошло, что этот абориген, питающийся травами и их кореньями, не может представлять нам угрозу, я испытал облегчение. Опасение сменилось любопытством, и я с интересом стал рассматривать зверька. Как и растительность равнины, он резко отличался от своих собратьев, которых нам до сих пор приходилось видеть. И не только габаритами. Это было нечто среднее между динозаврами и млекопитающими. Лапы, брюшко и длинный хвост аборигена покрывала чешуя серого цвета. А всё остальное было покрыто густой серой шерстью. По манере стоять «столбиком» он напоминал обыкновенного сурка, но хвост и острая морда делали его более схожим с крысой. И всё же я предпочёл назвать его сурком.

Вот он снова исчез в траве и, некоторое время спустя, встал столбиком совсем рядом с Джолтоном. Это меня сразу встревожило. Но увидев, что сурок принялся за еду, даже не замечая человека, я успокоился и обратился в раздумья. Этот сурок был великолепным экземпляром. Учитывая его размеры, его можно было запросто доставить живым на Землю. Тетси усыпила бы его так же, как и нас, и он спокойно проспал бы весь полёт. Я уже представил себе ошеломлённое лицо академика Сосунза из Ойдена, как испуганный вопль Джолтона разогнал мои грёзы.

Витая в облаках, я всё же не спускал с сурка глаз, снимая его утреннюю трапезу. Он оказался ещё и любопытным. Наконец-то обнаружив присутствие Джолтона, он, очевидно, решил узнать, что это такое, и ткнулся носом в его шевелюру. Джолтон почувствовал это прикосновение и, резко обернувшись, чтобы посмотреть, что это там мешает ему наслаждаться красотой и покоем, столкнулся с ним нос к носу. Пару секунд они, ошарашенные, испуганно смотрели друг на друга. Этого времени Джолтону вполне хватило, чтобы осознать, что он видит перед собой морду гигантской крысы. И тогда он издал такой крик, что перепугал не только меня и сурка, но и всех обитателей равнины. Подскочив как ошпаренный, он поспешил ко мне, на ходу доставая пистолет.

Эта сценка позабавила меня, и мне захотелось немного подтрунить над ним. Хотя я не был уверен, что повёл бы по-иному, оказавшись на его месте.

-  С чего это вы там раскричались, Джолтон? – с серьёзным видом полюбопытствовал я у него. – Или это вы так радовались тому, что мы нашли эту равнину?

-  Ну что это за планета такая! – вместо ответа в сердцах возмутился он. – Ни на минуту нельзя расслабиться. С ума сойти можно! С тех пор как мы на Чиккории, я ещё ни одной ночи не спал спокойно… Эти уроды преследуют меня даже во сне.

Он, конечно же, всё преувеличивал, этот красавчик-неврастеник. Только что он безмятежно лежал в траве и совсем ни о чём таком не думал. Я пропустил мимо ушей его излияния и, занявшись съёмкой, снова спросил:

-  Так что случилось-то?

-  Вы видели её, профессор?

-  Кого, Джолтон?

-  Здоровенную крысу! Она была ростом с собаку!!

-  У неё была серая шерсть и ещё маленькие острые зубки, способные прокусить глотку?

-  Да, - Джолтон посмотрел на меня, пытаясь понять, шучу я или говорю серьёзно. – Так вы видели эту крысу?

-  Я предпочитаю называть этого зверька сурком. Вы видели, как он ловко стоит «столбиком»? Нет?  А жаль.  Крысы так не умеют…

-  Да какая к чёрту разница!

-  Для вас, несведущего, может быть, а для меня – большая. Вы только что насмерть перепугали превосходный экземпляр, Джолтон. Я собирался доставить его на нашу планету.

-  Вы издеваетесь, профессор? – вскипел он. – Эта тварь чуть меня не укусила!

-  А мне показалось, что это вы на неё набросились…

-  Да хватит вам паясничать, в конце концов! – разозлился Джолтон не на шутку. – Что вы строите из себя саму невозмутимость? Посмотрел бы я на вас, когда эта крыса попыталась бы откусить нос вам.

-  Ну что вы завелись, Джолтон? – я прекратил съёмку и повернулся к нему. – Вам давно пора понять, что, если мы будем только пугаться и изводить себя нытьём, то мы скоро сойдём с ума или погибнем. Чтобы выжить и остаться при этом нормальными людьми, нам нужно почаще шутить и смеяться над этими шутками.

-  Только не над такими!

- И над такими тоже. Смех побеждает страх, восстанавливает силы и продлевает жизнь. А злорадный смех полезен вдвойне.

-  Да ну вас!

Джолтон с обиженным видом сел. Но тут же встрепенулся и завертел головой. Убедившись, что поблизости опасности нет, успокоился.

-  Проклятье! – опять начал он. – Только начнёшь приходить в норму, как обязательно найдётся кто-то, чтобы загнать твоё сердце в пятки. И если тебя не съели сегодня, то это ещё не значит, что ты можешь радоваться этому. Потому что тебя запросто могут сожрать завтра.

Он помолчал немного и с горечью добавил:

-  Господи, по скорее бы это всё закончилось! Иначе я точно стану идиотом. Причём раньше, чем мы улетим отсюда…

-  А это уже зависит от вас, Джолтон, - напомнил я. – Место мы нашли. Сколько времени вам понадобиться на строительство?

-  На полигоне с двумя помощниками я управлялся за неделю.

-  Вам проще. Мне понадобиться несколько жизней, чтобы выполнить своё задание хотя бы на треть. Вот так-то!

-  Да ерунда всё это! – вдруг выкрикнул он и, со злостью хлопнув себя по коленкам, сорвался с места.- Все эти чёртовы задания! И ничего тут от меня не зависит! Всё зависит от того, сможет ли Джаксон починить своё корыто!

Джолтона прорвало. Он говорил и говорил, и никакими силами невозможно было его остановить. Я молчал, не пытаясь его успокоить, и терпеливо ждал, когда он выдохнется. Это был обыкновенный нервный срыв, и он обычно проходит, если дать человеку выговориться. Да и что я мог сказать ему в утешение, если сам чувствовал то же самое?

Он успокоился внезапно, так же, как и завёлся.

-  А теперь, может, займёмся работой? – спросил я, когда он замолчал.

-  Да, - как ни в чём не бывало, согласился он и, посмотрев на солнце, добавил. -  Надо поторопиться, чтобы основную работу успеть сделать до солнцепёка.

Он тут же принялся распаковывать вещи, которые мы принесли с собой. Я, как мог, помогал ему. Решили сделать на сегодня самое главное: проверку на сейсмическую и вулканическую активность, радиацию, чего-то там ещё, мне не знакомое, и всё. Основную работу мы начнём тогда, когда пригоним сюда технику. Место, конечно, было идеальным, но если обнаружатся очаги землетрясений и вулканической деятельности или порода окажется рыхлой, то нам придётся начать новые поиски.

Время на это у нас ушло гораздо больше, чем предполагал Джолтон. Когда мы закончили, солнце уже начало клониться к закату. Но настроение у нас было приподнятым: результаты проверок и анализов развеяли все наши опасения.

Немного отдохнув и наскоро перекусив, мы собрались в обратный путь, когда увидели, как над нами пролетел уже знакомый нам летающий ящер. Похоже, охота за нами ещё не закончилась. Мне интересно было наблюдать, как такая махина парит в воздухе. Но я совсем не был рад его видеть. А дракон, не спеша, сделал несколько кругов над равниной и вдруг камнем упал вниз. Послышался надрывный поросячий визг, и тут же ящер взмыл вверх. В когтях его барахтался и отчаянно визжал толстый сурок.

Сурков здесь было много. Во время работы мы множество раз натыкались на их многочисленные норы. Это нас не слишком испугало, так как, не смотря на хищный вид, они были очень дружелюбны и пугливы. Но то обстоятельство, что они служат пищей драконам, меня не на шутку встревожило. Когда-нибудь летающие монстры могут запросто перепутать нас с ними. Наверное, Джолтон подумал то же самое. Лицо его недовольно нахмурилось. Я не стал ждать, когда он сообщит мне о своём открытии, и поспешил прочь с равнины.

Теперь мы были налегке, поскольку весь провиант был использован, а аппаратуру и инструмент спрятали в одной из пещер, и поэтому мы шли так быстро, насколько позволяла темнота пещеры. Перед выходом в главный  тоннель, где Джолтон умудрился упасть и потерять пистолет, мы немного задержались, чтобы найти его «грифон».

Ну вот, наконец-то, впереди огромным светлым пятном замаячил выход. А там тропа Гигантов и «Бриджитта». Осталось каких-то полтора-два часа  хода. Ноги сами увеличили скорость. Я потерял бдительность и подошёл к реке не позволительно близко. Ноги тут же поскользнулись на влажных камнях. Я даже не успел сообразить, что произошло, как распластался на животе и в считанные секунды по отполированным камням скатился в реку. Та непременно увлекла бы меня своим мощным потоком и разбила бы о глыбы, если бы я случайно не зацепился пальцами за кромку выступавшего камня.

Барахтаясь по горло в ледяной воде и содрогаясь от ужаса, я отчаянно сопротивлялся мощному течению, надеясь продержаться до прихода Джолтона, который шёл позади меня. Тот, к моему счастью, не заставил себя долго ждать. Он быстро среагировал на мою беду. Достал моток веревки и кинул один её конец мне. Я сначала ухватился за неё одной рукой и намотал её на кулак. Затем взялся второй и попробовал подтянуться. Течение было таким сильным, что у меня ничего не получилось.

-  Тяни! – закричал я тогда Джолтону, хотя он вряд ли меня услышал в таком грохоте.

Но Джолтон и сам догадался. Я почувствовал, как меня потянули на берег, и облегчённо вздохнул: я спасен. Но тут кто-то ухватился за мой правый ботинок и потянул на дно. Или это мне показалось? Может Джолтон просто ослабил потуги? Охваченный ужасом мой мозг мог придумать что угодно. В реке с ледяной водой и с таким непостижимым течением вряд ли кто мог ужиться. Как бы то ни было, но Джолтону понадобилось немало усилий, чтобы  вызволить меня из водяного плена.

 Взвалив меня себе на спину, он, шатаясь, вышел из пещеры и усадил меня у входа, подставив под лучи угасающего солнца. Пока я стучал зубами и старался растереть онемевшее от холода тело, он достал из тощего рюкзака металлическую фляжку, отпил немного сам и протянул её мне. Это было виски. Хорошее виски. Я выпил его и с удовлетворением почувствовал, как всё внутри у меня зажглось приятным теплом. Затем Джолтон заставил меня раздеться. Пока мы выжимали моё белье и складывали в рюкзак, я согрелся. Может быть не полностью, но, по крайней мере, перестал лязгать зубами. Обувая ботинки, я обнаружил на правом каблуке четыре глубокие вмятины, по две с каждой стороны.

-  Какой-то идиот всё-таки живёт в этой чёртовой речке, - сделал я вслух неутешительный вывод.

-  Что вы сказали? – услышал я в наушнике встревоженный голос своего спасителя.

-  Ничего. Просто мысли в слух, - я быстро обул ботинок и выпрямился. – Ну, всё, я готов. Идемте, Джолтон…

Тут над нами промелькнула тень. Мы оба, как по команде посмотрели вверх. Мимо нас, размахивая перепончатыми крыльями, пролетел  дракон.

-  Ах, ты, ублюдок! – Джолтон в ярости достал пистолет и выстрелил, но промахнулся.

Сделав крюк, ящер скрылся за скалой, у которой начиналась тропа Гигантов.

Мы выждали немного, давая этим возможность дракону улететь подальше. Приготовили пистолеты и бегом двинулись по самому опасному участку, стремясь преодолеть его как можно скорее. На тропу Гигантов мы выскочили перед самым носом у вожака многочисленного семейства динозавров. Он сразу заметил нас и издал угрожающий рев. Он послужил для нас тем же самым, что  стартовый пистолет для спринтеров. Я остановился  только тогда, когда боль в правом боку стала невыносимой. Джолтон встал рядом. Прежде чем прислониться к валуну, как это сделал я, он проверил, нет ли погони и чего-либо опасного вокруг.

Динозавр, нагнавший на нас страху, даже и не думал о погоне. Вместе с соплеменниками он залез в воду и стал утолять жажду.

-  Вот урод! – выругался на счёт него Джолтон.

-  Точно! – согласился я с ним. – Ну и шуточки у него.

Немного отдышавшись, мы приняли кассонэ. Иначе было нельзя: времени оставалось в обрез. А этот рывок отнял у нас все силы, и мы вряд ли смогли бы самостоятельно восстановить их до начала прилива. Через пару минут боль в боку прошла, а восстановленный организм переполняла энергия, словно и не было трехкилометровой пробежки.

Стало прохладнее. Я это сразу почувствовал обнажённым телом. Ещё немного и джунгли оживут. Тогда забот у нас значительно прибавится. Надо торопиться. До « Бриджитты» каких-то минут сорок хода. И всё, наше путешествие на сегодня, наконец-то, закончится. Удачно, надо сказать, и можно поздравить себя с этим.

Вскарабкиваясь на очередной валун, я вдруг обнаружил, что левая рука у меня замарана. Я уж было хотел стряхнуть высохшую между пальцами грязь, как обнаружил, что это не просто грязь, а глинозем, так распространенный на Земле. Это открытие ошарашило меня. Спрыгнув с камня, я под настороженным взглядом Джоллтона стал разминать комочек грязи, нюхать его и даже попробовал на вкус, чтобы лишний раз убедиться в правильности своего вывода. Откуда же она взялась в пещере, где один отшлифованный базальт? Занесла река с той стороны гор? Возможно. Тогда, исходя из…

Джолтон осторожно тронул меня за плечо и, стараясь не разозлить, проговорил:

-  Успокойтесь, профессор, мы уже почти дома.

-  Как вы думаете, Джолтон, что это такое? – поинтересовался я у него, показав ему замаранную руку.

-  Это? – недоумённо посмотрел он на меня. – Разве это не грязь?

Я рассмеялся, чем смутил его ещё больше. Боюсь, он стал подозревать меня в сумасшествии.

- Ладно, Джолтон, пойдёмте дальше. Вы, наверное, правы, - я отряхнул руку и, спрыгнув с камня, продолжил путь.

Тот пошёл рядом и, стараясь  не отставать,  изредка бросал на меня изучающий взгляд. Наверное, хотел убедиться, что я всё ещё в здравом уме. Неожиданно он оживился. Затем остановился и, ткнув пальцем в сторону моря, возбужденно воскликнул:

-  Смотрите, профессор!

Недалеко от нас из моря на берег выбрались две рептилии. «Попугайчики», как окрестил их Джолтон за их клюв. Потеревшись друг о друга головами, они затрусили к валуну, где, скорее всего, находилась их нора. Настоящая животная идиллия. Влюблённая парочка возвращается в своё уютное гнёздышко. Ну чем не занятная картинка, а?  Я тут же включил видеокамеру и стал снимать.

Поглощённый съёмкой, я не среагировал на пронесшийся шум над головой. Лишь боковым зрением заметил, как громадная тень скользнула по песку к воде. Когда спохватился, дракон уже летел над морем, широко раскинув крылья. Опять этот урод! А я-то думал, что он от нас отстал, удовлетворившись сурком. На сегодня, по крайней мере. Выходит, я ошибся. Охота продолжалась. Ну-ну.

Мы стояли на открытом пространстве. Чтобы спрятаться от ящера под ближайшим валуном, нужно было пробежать метров двадцать. Да, он удачно выбрал время для нападения. Но позади меня стоял Джолтон, и потому я не испугался его появлению и, возобновив съёмку, успел заснять, как перепуганные «попугайчики» один за другим  заскочили в нору.

          Дракон пошёл на второй круг. Я не мог упустить такой случай прибавить к своей коллекции порхающего гиганта и, крикнув Джолтону, чтобы он был готов отразить возможную атаку, переключился на ящера. Я  ведь не забыл, как Джолтон ловко расправился с крокодилом, напавшим на меня во время привала, и сейчас, понадеявшись на него, не очень-то заботился о своей безопасности. Но на этот раз Джолтон оплошал.

Ящер описал над нами ещё один круг, затем неожиданно проделал в воздухе рискованный трюк, словно большой вес не тяготил его, и в считанные секунды оказался перед нами. Хитрая бестия! Ловкость такой махины была достойна восхищения, если бы это не касалось наших жизней.

Увидев перед собой раскрытую пасть с острыми зубами и глаза, налитые кровью, я совершенно потерял голову от страха, но всё-таки успел упасть на песок и тем самым избежал острых когтей. Тогда ящер схватил другую жертву. Джолтона, стоявшего позади меня.

Какое-то время я пребывал в шоковом состоянии. А когда стал мало-мальски соображать, дракон с трепетавшей в когтях добычей был уже высоко. Вот и закончилась охота, чёрт возьми! Растерянно и ничего не соображая, я смотрел им вслед, до боли в пальцах сжимая в руках видеокамеру, включённую на авторежим.

- Стреляйте, профессор! – услышал я вдруг отчаянный крик Джолтона. – Стреляйте! О, чёрт, как больно! Стреляй же, идиот! Скорее!! Он же сожрёт меня! Гарросс, давай, стреляй!

Его истошные вопли вернули меня к действительности. Не раздумывая, я выхватил пистолет, прицелился и… понял, что уже ни чем не могу ему помочь. Они были слишком высоко. Если я и попаду в дракона, то, упав с такой высоты, Джолтон всё равно разобьётся. К тому же руки у меня дрожали, и я не мог поручиться, что не задену его. Вот чёрт, а! Но что я скажу ребятам? Что погиб ещё один из нас?

Джолтон внезапно смолк. По телу его пробежала судорога, и он повис бесформенной массой. Скорее всего, сердце его не выдержало, и он умер. Через некоторое время он будет растерзан этой ужасной птицей…

Я рывком поднял «грифон». Джолтон всё равно обречен, так почему бы не попытаться хотя бы отвоевать его тело, а заодно и отомстить за него? Успокоив дыхание парой глубоких вдохов, я поймал ящера на мушку и выстрелил. Тонкий луч, пронзив вечернее небо, настиг чудовище.

Над джунглями пронёсся жуткий, надсадный вой боли. Дракон дёрнулся и разжал когти. Джолтон  кубарем с высоты метров сорока полетел вниз. Ящер, освободившись от груза, сделал попытку удержаться в воздухе. Но левое крыло у него бессильно обвисло, и он, кувыркаясь, рухнул вслед за добычей.

С тяжёлым сердцем я побежал к месту падения Джолтона. Это было недалеко. Ящер успел только подняться над деревьями и пролететь с десяток метров. Что найду я там? Изуродованный от падения труп, в котором Джолтона можно будет опознать только по бакенбардам? Да и удастся ли разыскать его вообще? В этих дебрях и при сгущающихся сумерках найти его будет очень трудно.

Я углубился в лес, прошёл с десяток метров и остановился. Где-то здесь по моим расчётам должен был упасть Джолтон. Я быстро обшарил близлежащую округу, но ничего  не обнаружил: ни его вещей, ни его самого. Странно. Где-то рядом застонал раненный ящер. Значит, мои расчёты верны. Так, где же Джолтон? Я ещё раз дважды пролазил кругом. Безрезультатно. Куда же ты запропастился, парень, чёрт тебя побери!

Я уже начал нервничать. Давно было пора возвращаться на корабль, иначе опять грозила перспектива ночевать в лесу, а я всё ни как не мог найти Джолтона, хотя тщательно осмотрел каждый куст в радиусе тридцати метров. Ты где, красавчик? Ну, где же ты?! Я глянул на часы и удивился. Прошло всего одиннадцать минут с момента падения Джолтона, а мне казалось, что я ищу его уже несколько часов. Надо же! Да, Джаксон прав – каждый день, проведённый на Селене, это целая вечность. Неожиданно я ощутил себя старцем, перед глазами которого пронеслись миллионы лет, вся история развития Мира, и память которого уже не вмещала в себя всего увиденного…

Уф! Я встрепенулся. Кажется, начинаю сходить с ума. К черту всё, скорее отсюда! Джолтон погиб, и я остался один на один с этим жутким ночным лесом. Надо бежать на корабль. Немедленно! Иначе я сам здесь погибну. Обязательно погибну. Но только я собрался сделать шаг, как откуда-то сзади донёсся зловещий рёв. У меня всё содрогнулось внутри, и коварный страх тут же завладел мною. Я буквально всем телом почувствовал, как из сумерек леса на меня стало надвигаться со всех сторон что-то невидимое, но очень страшное и опасное.

-  Джолтон! – в ужасе заорал я, в надежде криком отпугнуть эту угрозу. – Джолтон!!! Вы где?!!

В ответ была такая жуткая тишина, что у меня мурашки побежали по телу, и выступил холодный пот. Я осмотрелся, как затравленный зверь, понимающий свою обречённость, и ощутил себя слабым и беспомощным ребёнком среди этих гигантских деревьев, чьи кроны заслоняли от меня угасающий свет, в этом таинственном и опасном лесу на этой далёкой планете, которую мне никогда не понять.

В отчаянии я снова закричал, потом ещё раз и ещё. А в ответ раздавался лишь болезненный стон ящера, от которого я всякий раз вздрагивал, и опять тишина. Страшная, пугающая тишина. Что-то невидимое и опасное продолжало надвигаться на меня, сжимая вокруг меня кольцо.

Ну, вот и всё. Я был обречён. Ещё немного и мне придёт конец. В ожидании неумолимо приближающейся смерти я вдруг вспомнил о Боге. До сих пор не пойму, почему. Я не был верующим и никогда не ходил в церковь, но сейчас, перед смертью, мне неожиданно захотелось покаяться во всех своих грехах и попросить у Создателя прощения. Я упал на колени и устремил взор вверх, на небеса, где, по моему уразумению, должен был почивать Всевышний, и увидел над собой Джолтона. Его тело бесформенной массой висело на переплетённых между собой лианах в каких-то метрах трёх от земли.

-   Спасибо тебе, Господи! – поблагодарил я Творца и радостно вскочил  на ноги.

С пятой попытки  мне удалось допрыгнуть до него и, поймав за свисающую руку, сдернуть с лиан. В первую очередь я нащупал его пульс и к своей радости обнаружил, что он жив. Конечно, он не должен был разбиться. Пышные кроны и упругие лианы значительно снизили скорость падения. Возможно, у него переломаны кости. Ну и пусть, главное – он жив!

Я достал кассонэ и влил в его полураскрытый рот. Я так был счастлив, что он нашёлся и оказался жив, что это вернуло мне смелость, веру в себя и осознание того, что я человек с большой буквы, властелин и повелитель всего живого. Теперь лес больше не пугал меня своей зловещей таинственностью, а я уже не чувствовал себя запуганным и затравленным карликом среди гигантских деревьев. И тьма, до сих пор, было, сгущавшаяся вокруг меня, в страхе попятилась назад. Я стал здесь ХОЗЯИНОМ, и ОНИ поняли это! Неожиданно для самого себя я издал победный клич, и тревожная тишина, так давившая мне на психику, раскололась на мелкие кусочки и с жалостным всхлипом разлетелась по джунглям.

Джолтон испуганно открыл глаза.

-  Привет! – окликнул я его, находясь в диком возбуждении. – Всё хорошо, дружище! Ты жив – и это главное! Сейчас мы тебя проверим на целостность и потом продолжим наш путь.

Тут до меня дошло, что я говорю ему «ты» и поспешил исправить оплошность.

-  Итак, Джолтон, как вы себя чувствуете?

-  А я что-то должен чувствовать? – недоумённо ответил тот не своим голосом.

-  Вообще-то, да. Ведь вы же упали с большой высоты. Ну-ка, пошевелите конечностями. Посмотрим, не переломали ли вы их.

Он неуверенно пошевелил. Сначала руками, затем ногами.

-  Не больно?

-  Вроде, нет…

-  Прекрасно! Покрутите головой. Смелее. Вот так. Не свернули ли вы себе шею?

-  Кажется… тоже нет.

-  Отлично! Теперь сделайте несколько глубоких вдохов. Ну? Боли в груди не ощущаете?

-  Да нет… - Джолтон удивлялся не меньше моего. - Так выходит, я здоров?

-  Выходит, что так. Только я не пойму, какого чёрта вы до сих пор валяетесь? Мы и так потеряли уйму времени. Ещё немного, и мы опять останемся в джунглях на ночь. Вы ведь не хотите этого, не так ли?

-  Ну, разумеется.

Джолтон нервно заёрзал. Я помог ему подняться и сделать пару-тройку шагов. Дальше он пошёл сам, но споткнулся и, взмахнув руками, чтобы удержать равновесие, вскрикнул от боли.

-  Плечи! – простонал он, приседая. – Эта чёртова уродина проткнула их насквозь.

Раны, на мой взгляд, были не значительными. Но я ведь не доктор. Поэтому на всякий случай, чтобы избежать заражения,  достал аптечку и быстро наложил на них повязки.

-  Несмотря на весь ваш идиотизм, Джолтон, вам постоянно везёт. Вы не заметили это? Вы, наверное, родились в рубашке. Нет, пожалуй, в комбинезоне… в космическом…

Жалобный, протяжный стон ящера не дал мне договорить. Он произвёл на моего спутника ошеломляющий эффект. Джолтон сильно побледнел, затем резко сорвался с места и исчез в темноте. Я поспешил за ним, ориентируясь по треску ломаемых им веток, и вскоре выскочил на небольшую поляну. На краю её, завалившись на раненное крыло, лежал носорогокрокодил. Джолтон стоял напротив, и лицо его было перекошено от злобы. Дракон попытался подняться, но безуспешно: одна нога у него  оказалась сломанной. Он лишь сумел перевалиться на другой бок, и крыло его, разрезанное у основания моим выстрелом, бессильно проволочилось по траве. Из вскрывшейся раны хлынула кровь. Ящер заревел от боли. Джолтон злорадно расхохотался над этим. Превозмогая боль, раненный ящер снова попытался приподняться. При этом он угрожающе зашипел, как змея. Джолтон и на это ответил неприятным хохотом. Неожиданно, гибрид резко дернулся головой в его сторону, одновременно подавшись вперёд всем телом. Зубы клацнули всего в сантиметре от штанов. Стой Джолтон ближе, непременно остался бы без наследства.

Джолтон лишь усмехнулся на это (а не испугался!), отработанным движением вскинул «грифон» и, не целясь, выстрелил.

-  Получай,  мерзкая тварь!

Луч пронзил тонкую шею и отрезал голову. Противно запахло жареным мясом. Огромная туша дернулась в агонии и замерла. Отрезанная голова шмякнулась в траву и, немного прокатившись, обезображенным оскалом уставилась на меня.

Джолтон торжествующе рассмеялся, отчего мне стало не по себе. Таким я его ещё не видел. Это был совершенно другой, незнакомый мне человек. Страшный и опасный. Заметив меня, он даже не смутился.

-  Неплохо получилось, а? – я кивнул на ящера, желая одновременно скрыть возникшую неприязнь к нему и дать понять, что я всё видел.

-  Эта тварь схлопотала, что заслуживала, - ответил на это Джолтон  и зло сплюнул на труп. – Я, конечно, понимаю, что это жестоко. Но он  тоже не терзался бы муками совести, лопая меня. Разве нет? Да, профессор, я забыл поблагодарить вас за то, что сейчас не перевариваюсь в желудке этого урода, а стою здесь и наслаждаюсь его трупом. Я никогда…

-  Так уж у нас всё время получается, - перебил я его. – Вы выручаете меня, а я – вас. Иначе нам здесь не выжить.

-  И всё же, профессор…

- Нам надо спешить, Джолтон, - снова не дал я ему договорить. – Слышите шум воды? Кажется, начался прилив.

К кораблю мы бежали уже по щиколотку в воде…

 

Нравится
10:34
16
© Александр БЕЛКА
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.

Пользовательское соглашение