Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

ДЕРЕВЯННЫЙ ЗАНАВЕС

ДЕРЕВЯННЫЙ ЗАНАВЕС

ЧАСТЬ I. 

I
Когда-то в одном из самых красивых мест нашей планеты стояла большая-большая деревня. С одной стороны к ней подступал густой и туманный лес. А с другой стороны деревню омывала широкая и глубокая река. В лесу водилось много разных зверей. А в реке было столько рыбы, что можно было идти на рыбалку без приманки. Правда, в лесу кроме животных, обитало ещё много разбойников и грабителей. А на реке водилось огромное количество пиратов и браконьеров, живших на противоположном берегу. Сама деревня была не только большой, но и неописуемо разнообразной. Деревня называлась «УДРР». Ну, чаще всего её так называли те нарушители спокойной и мирной жизни, которые бродили по лесу или рыскали по речным просторам. А коренные жители деревни и их друзья, жившие в соседних посёлках, знали её полное название. Такое название можно было прочитать на дорожных указателях, которые стояли перед въездами в густонаселенную деревню. На тех знаках было написано - «Унион Дружных Равноправных Районов». Конечно же, местные жители в своих разговорах частенько сокращали название до «Дружного Униона», но это нисколько не портило их хорошие и миролюбивые отношения.
Районов в деревне было немало. Они отличались своими праздниками и тем, что их жители привозили на весёлую шумную ярмарку. Но жили в деревне все дружно и хорошо. 
Э-эх, чего только не происходило в той крепкой и доброй деревне…


II
Как-то раз, в один из ярких солнечных дней, на ярмарке встретились представители разных районов. Они были так колоритны, что любо-дорого на них посмотреть и послушать их разговор.
На одном из возов, запряженном тяжеловозами рыжего и вороного цвета, приехал  улыбчивый человек. Он улыбался, а глаза сверкали хитринкой. Был он одет в белоснежную вышиванку и шаровары небесного цвета. А мощный живот был окутан кушаком багряной расцветки. Извозчик сидел на горе из мешков с пшеницей. И сверху с ехидцей глядел на других посетителей рынка. Однако, он не заметил повозку, которая следом за ним прикатилась на площадь. В ней сидел паренёк с пронзительным взглядом. Его рубаха и ноговицы белого цвета, а шляпа цвета жёлтой соломы. Парень взглянул на владельца пшеницы и дружелюбно спросил. 
- Эй, хлопче! Добры дзэнь! Як ваша имя?
Восседающий на пшеничном «троне» вздрогнул и обернулся. Взглянув на сидящего в повозке с бульбой, он прогудел мощным басом.
- Мыкола! А як тебе звуть?
Паренёк сдвинул шляпу на затылок и звонко ответил.
- Мяне Трофим кличуцсь! Есць тытунец?
- А як же! Тримай мий тютюн!
Сказав это, Мыкола вытащил из-под своего кушака люльку с кисетом. Сначала набил эту люльку махоркой, затем прикурил и протянул кисет Тимофею. Парень в соломенной шляпе уважительно поделился своим впечатлением.
- Трубка у цэбя прыгожна!
После этих слов парень соскочил с повозки и побежал на центральную площадь. На столбе там висела афиша ярмарки или рынка. Тимофей оторвал от неё кусок и сделал себе самокрутку. Потом выпустил облако дыма и вернулся к повозке. Подходя к ней, увидел стоящую рядом старушку. Она была невысокой, худой и сутулой. Заметив парнишку, старушка повернулась к нему и прошамкала беззубым ртом.
- Это твоя картошка?
Тимофей посмотрел в её сморщенное лицо и по-доброму ей ответил. 
- Так! Вы хацице купиць? А кольки? 
Старенькая покупательница вытерла платочком уголки рта, немного подумала и сообщила. 
- Да, конечно. Я пришла за продуктами. Хочу взять картошку, мандарины и сало. Только не знаю, на сколько мне денег хватит. 
- А кольки грошей у вас? 
- Один рубль и шестнадцать копеек. 
- О! Шышнаццаць капиек на пяць килаграм хапиць! 
- Пять килограммов для меня очень много. Я же ещё мандарины и сало покупать здесь на рынке буду. Я эту тяжесть нести не смогу. 
Услышав эти слова, Мыкола сделал густой плевок, спрыгнул с воза и пробасил. 
- Тимофей, збирай шистьнадцать копиек. Я сам так п'ять килаграм зважу, шо вона як пушинку носити буде. 
После этого он сделал кулёк из какой-то жёлтой газеты, положил в него три картофелины и взвесил в своей ладони. Хитро взглянул на старушку и весело ей сказал. 
- Тут аж шисть килаграм, бабуся! Та мене и ни жалко! Исты на здоров'я. 
Старушка перевела удивлённый взгляд с Мыколы на Тимофея и сухо спросила его. 
- Паренёк, а ты это брехло давно знаешь? 
Тимофей посмотрел на Мыколу и грустно покачал головой. 
- Нет, бабушка, я его только на рынке увидел. А на его Окраине у меня только честные люди в друзьях. А вы мне скажите, куда вам картоху доставить. Я её  вам ближе к вечеру привезу. 
Старушка показала в сторону своего домишки, который стоял в центральном районе их общей деревни и потихоньку пошла за покупкой сала и мандаринок. Парень снова забрался в повозку и продолжил торговлю бульбой, которую привёз из родного района. Он родился и жил в Белогардарике. В том районе, где все было тихо, красиво и чисто. И жили там хорошие добрые люди. 
Торговля картошкой шла бойко. Из-за того, что картофель Белогардарики был очень вкусным, у повозки собралась огромная очередь. В ней стояли жители всех деревенских районов. Все шумели, шутили, смеялись. Настроение всех покупателей было очень весёлым. 
Но, в какой-то момент все затихли. Стал слышен заливистый свист и топот копыт. Тимофей и покупатели увидели, как к возу Мыколы прискакал отряд деревенской самообороны. Тот отряд, который следил за порядком и спокойствием в деревне. И охранял он границу. А ещё он спасал деревенских жителей от тех разбойников и пиратов, которые старались попасть в деревню и украсть все продукты и деньги. Правда, это им иногда удавалось. Однако, отряд самообороны вылавливал их и отвозил в свой острог. А тех грабителей и браконьеров, которые убивали мирных людей во время своих похищений, отряд казнил быстро и справедливо. 
А в тишине, повисшей над рынком, стало слышно и видно всем, что сказал и что сделал командир отряда. Он достал из кармана бумагу, на которой стояла большая печать и спросил у Мыколы, восседавшего на горе из мешков зернистого хлеба. 
- Макита Хрущепузов, ты зачем всем Мыколой назвался? Хорошо, что другие жители вашего района тебя узнали. Ну, так вот. Выяснили мы, из-за чего в вашем районе голод настал. Ты пшеницу всю у района выкрал и на ярмарку эту привёз. Поэтому мы забираем тебя в острог, а твой воз возвращаем на Окраину. Там мы всем раздадим пшеницу. 
Люди, стоявшие в очереди за картошкой, возмутились и загудели. Оказалось, что Хрущепузов их самих обокрал немало. Он продавал им пшеницу так же, как посоветовал торговать Тимофею. Брать деньги за килограмм, но выдавать мало грамм. Несмотря на это, Макита надул свои щеки и прогудел командиру отряда в ответ. 
- Це брехня! Я чесний торгаш! Я пшеницю на шляхе найшов.
Командир молча махнул рукой и пара бойцов увела лгуна в сторону каменного дома Правления УДРР. А там его встретил Председатель Правления, которого звали Сизиф Харалугин. Председатель пронзительно посмотрел в глаза Макиты Хрущепузова, вынул изо рта курительную трубку и произнёс очень хлёстко. 
- Ну, что? Совсем доворовался, староста?! Надоел ты мне хуже горькой редьки! Посажу я тебя в подземелье. Будешь там, пока я думать о твоей каре буду. 
При этих словах вышиванка и шаровары Макиты покрылись мокрыми пятнами, а сам вор упал на колени. 
- Сизифушка, прости меня! Я виноват в том, за что меня взяли! Я больше не буду!!! 
Харалугин поправил густые усы и усмехнулся. 
- Простить тебя за то, что ты не смог скрыться? Или за то, что ты людей голодать заставил?  Ты не будешь теперь воровать или не будешь теперь попадаться? 
Макита сорвал с головы баранью кучму, вытер ею свои крокодиловы слезы и прорыдал. 
- А за что мне прощения выпрашивать надо?! Подскажи мне, Сизиф, будь ласка!!! 
Председатель Правления застыл, услышав такую просьбу. Потом гневно сверкнул глазами и приказал конвоирам увести вора Хрущепузова в мрачное подземелье. 
А сам отвернулся к окну и о чем-то стал крепко думать. 

III
Распродав свою бульбу, Тимофей привёз пять килограммов картошки и отдал их старушке, которую пытался обмануть Макита Хрущепузов. Маленькая бабуля сердечно поблагодарила и пригласила парня к столу. 
- Садись, Тимофеюшка, угощу я тебя немножко. У тебя же весь день росинки во рту не было. 
Тимофей подошёл к столу и увидел на нем скромный ужин. Там лежал шматок сала, солёные огурцы, лук с редиской и буханка ржаного хлеба. А ещё там лежал мандарин и стояла бутылка кристальной жидкости. Тимофей очень довольно хмыкнул и достал из котомки холщовый свёрток. Положил его рядом с бабушкиными угощениями и развернул. В свертке парень принёс драники и колбаски. А ещё он принёс чеснок. После этого Тимофей настоял, чтобы старушка тоже села за столик и поужинала с ним вместе. Налил в хрустальные лафитнички прозрачную жидкость и торжественно произнёс. 
- Бабуля, спасибо! Вы так радушны! Я желаю вам жить тыщу лет и богатство я вам желаю! 
Произнеся этот тост, он звякнул лафитничками и выпил свою порцию махом. Потом  захрустел пупырчатым огурцом. А следом откусил приличный кусок сала и зажевал его хлебной горбушкой. Вздохнул глубоко и спросил. 
- А откуда у вас самогон? Такой чистый, такой приятный.  
Старушка поднесла граненую рюмку ко рту, пригубила и ответила, отдышавшись. 
- Он как огненная вода! Я купила его на рынке. Продавец называл горилкой. 
Тимофей выпил ещё раз и засмеялся. А бабушка начала жевать драник и задала удивлённый вопрос. 
- Тимофеюшка, а чего тут смешного? Что-то в доме моем насмешило? 
Парень ещё долго смеялся. А потом вытер слезы, брызнувшие из глаз, и ответил, немного икая. 
- Горилка, говорите? Я сейчас хохотал, потому что забаву вспомнил. Как сегодня утром мимо нас какой-то цыган проходил. На спине он мешок большой нёс. Нам с Макитой предложил он горилку. Сказал, что за десять копеек он нас со своей горилкой сфотографировать может. Макита со смехом достал из сумы свою алюминиевую кружку и ответил, что фотки ему не надо. И попросил за десять копеек ему полную кружку налить. А цыган покрутил у виска длинным пальцем и достал из мешка горилку. 
Сказав это, Тимофей опять закатился смехом. А старушка сделала мелкий глоток и заметила тихо.
- Паренёк, я смотрю ты наш гардарикский язык очень знаешь. Ты учил его где-то специально? 
Услышав это, Тимофей резко оборвал свой смех и укоризненно ей ответил. 
- Бабуля! О чем вы мне говорите? Какая специальность? Мы же все тут в деревне живём. В нашей общей деревне! Мы районные языки все с рождения знаем! 
Старушка опустила глаза и сказала провинившимся тоном. 
- Прашу выбачыць мне! Похоже, что горилка меня в мою глупость загнала. 
Парень хлопнул крепкой ладонью по столешнице и снова заплакал от смеха. А потом отрывочно сообщил. 
- Цыган достал. Из мешка горилку. И сказал, что горилка сама в его кружку. Налить что-то может. 
Глаза старушки вылезли из орбиты и она стала подозрительно переводить взгляд с Тимофея на бутылку с горилкой и обратно. 
- Ой-ей-ей, я подумала, что самогон этот сводит с ума! 
Парень хрюкнул от смеха, потом выдохнул резко и спокойно сказал. 
- Да нет, все в порядке. Просто цыган достал из мешка обезьянку. Черненькую и лохматую очень. Горилка та – детёныш гориллы. 
Старушка в ответ зазвенела смехом. И вытирала глаза платочком. 
Неожиданно в дверь застучал кто-то громко. После стука вбежал в горницу мальчик и крикнул звонко. 
- Дяденька, всех мужчин там на площадь зовут! Обязательно всем явиться! Что-то важное говорить вам будут! 
Выкрикнув, мальчик выскочил из дома и ускакал на коне со двора. А Тимофей со старушкой переглянулись и парень поднялся из-за стола. Ещё раз поблагодарил гостеприимную хозяйку и пошёл он к своей повозке. А старушка перекрестила его и всплакнула, прислонившись плечом к дверному косяку. Тимофей же забрался в повозку, дёрнул вожжами и поехал в сторону рынка. 

IV
Подъехав к рынку, Тимофей увидел, что все покупатели и продавцы собрались на площади и слушали речь Сизифа Харалугина, стоявшего на сколоченной быстро трибуне. Судя по выражению лиц слушателей, речь Председателя Правления была очень серьёзной и не касалась весёлой ярмарки. 
Парень подошёл ближе и услышал вот это…
-… из-за этого всем мужчинам необходимо вернуться в свои районы и записаться в местные отряды самообороны! Командоров этих отрядов я отправил уже на места! Они вам расскажут, что надо делать! И наша деревня останется целой! Нам надо им показать, что наши люди не какие-то куклы, а стальные богатыри! 
Слушатели захлопали и закричали «Да! Так и будет! Не пройдут!». А Тимофей притронулся к плечу рядом стоящего мужика и спросил.
- Я только что подошёл. Про кого вы тут все кричите? Что же случилось?
Бородатый мужик обернулся, измерил Тимофея внимательным взглядом и сказал ему.
- Ты из нашей деревни, я вижу. Судя по одёжке, в Белогардарике ты живешь. Ну, тогда ладно, слухай. Сизиф сообщил, что лесные бандиты деревню ограбить собрались. Они уже там за плетнем стоят. Собираются скоро ворваться. Вот и надо нам по засекам своим разойтись и не дать тем бандитам напасть.
Тимофей вытер со лба капли пота, но спокойно ответил.
- Понятно. Значит, сейчас и поеду. А тебя то как звать? Ты из какого района?
Мужик приподнял свой картуз, пожал парню руку и гордо сказал.
- Я в Клёнинградском живу. Будем с той стороны бандитов держать! А имя моё Иван! 
Закончив не долгий совсем разговор, Тимофей с Иваном крепко пожали друг другу руки и хлопнули по плечам. А затем быстро-быстро помчались в свои районы. 
Утром, подъехав к своей хибарке, Тимофей распряг взмыленную и уставшую лошадку. Выпил огромную кружку кваса и побежал к старосте.
Возле дома старосты, руководителя их района, уже стояла многочисленная группа местных жителей. А староста стоял на своём крыльце и указывал на какого-то крепкого и наголо бритого человека, который стоял с ним рядом. Выглядел тот человек солидно. Был одет в командорский мундир. Вся его грудь сверкала  наградами, а лысина блестела на солнце. Тимофей спросил у своего соседа.
- Как командора звать? Чего он такой блестящий? Неужто в какой-то битве бывал?
Сосед нахмурился и рассказал.
- Его Дуремаром Павлиновым звать. Он золотую брошь за битву в Гишпании получил. Это где-то за нашей рекой посёлок. Там в посёлке мужики все подрались. Что-то они поделить хотели. Вот и отправил его Председатель Правления нашей деревни на помощь. А кому там Павлинов помог, я не знаю. Но, судя по его наградам, он и нам тут окажет помощь. Тимофей, а ты в отряд наш успел записаться? Нам сейчас боевые рогатки и пищали выдавать будут.
Услышав это, Тимофей сказал, что он только-только вернулся из Гардарики и быстро пошёл к крыльцу старосты записываться в отряд.
Через некоторое время командор провел перекличку и отправил отряд в сторожевую башню, стоявшую возле плетня. Отрядники спросили у Дуремара Павлинова, когда они получат свое оружие, а он им сказал, что всё лежит в башне.
Мужики построились и пошли колонной. Шагали они стройно и поднимали густую пыль. Шагая, Тимофей спросил у идущего рядом крепыша о том, что в лесу происходит. Крепкий сослуживец фыркнул и сообщил о том, что он видел и слышал.
- Да черт его знает, что в лесу там случилось. Может быть, мухоморами бандюги объелись. Какие-то песни орут. На копья свои черепа нацепили. А ещё я вчера на воздушном шаре был поднят, чтобы точно в лесу все увидеть. Там на опушке их вожак в истерике бился и орал им абракадабру. А грабители что-то в ответ орали и вокруг кострища маршировали.
Тимофей был так поражён, что ещё долго молчал, шагая. Потом задал такой вопрос.
- А у них только копья и всё?
Тот, который шагал с ним рядом, сверкнул улыбкой и продолжил свое сообщение.
- У них ещё есть скорострельные луки, воздушные змеи и большие шары. На змеях с шарами летать умеют и вниз с них стреляют чем-то. А ещё у них есть бригады, в которых бандиты пешком не ходят. Они на хищных пантерах и тиграх скачут.
- Да уж, да уж! Нам серьёзно готовиться надо! А вожак-то у них какой? Он нормальный или тоже поганки любит?
- Да кто его знает. Что он там ест, непонятно. А вот то, что он болен, я сразу увидел.
- Он в конвульсиях бился?
- Ну, почти так и было. Да ещё он чем-то болеет. У него даже волосы странно растут.
Тимофей сразу вспомнил про цыгана на рынке и усмехнулся.
- Он там что? Весь зарос, как горилла?
- Да в том-то и дело, что нет. У него почему-то равномерно ничто не растёт. Под носом какой-то ёршик, а на лбу чёрный хвост лошадиный.
- Вот это да-а-а! А чем это существо бандитов к себе привлекло и слушаться их заставило?
- Да чудовище это бандюганам своим сказало, что они лучше всех на свете. Ну, вроде того, что все деревни и посёлки вокруг  нелюдями заселены, а земля эта бандюганам принадлежит. Как-то он их ещё назвал. Само слово не помню, но похоже  на кровопийцы или убийцы. Они уже в дальних посёлках грабёж учинили. И людей там немало убито. 
- Ну, так если они и нас грабить пойдут, то не убийцы они. А самоубийцы. 
- Ну, можно и так их назвать. Ведь психические они больные. 
Отряд дошагал до башни, где его ждал командор Павлинов. Он приехал на тарантасе. Посмотрев на уставший и запыленный отряд, командор радостно улыбнулся и произнес. 
- Солнце садится. Ночь наступает. Слушай приказ! Наши воздушные шары сдуть! Пищали сложить в кучу возле плетня! Сотникам пойти в отпуск! Двум отрядникам получить рогатки и сторожить вход в башню! А всем остальным расположиться в башне и отдыхать! 
Отряд заволновался и зашумел. Командор Дуремар вытер платком свою лысину и раздражённо спросил. 
- Что за шум?! Я вам что непонятно сказал?! 
Отряд продолжал шуметь, а Тимофей громко крикнул. 
- А как мы бандитов тогда остановим?! Они же возле плетня стоят! Они там что-то кричат и оружием лязгают!!! 
Командор Дуремар Павлинов ощерился и ответил так. 
- Всё вам только чудится! Они празднуют что-то! Песни поют и танцуют! И не лязг это! Это звон! За оградой бубенцами играют! А тебя приказываю посадить под замок! Послезавтра судить тебя буду! 
Услышав такую речь, отряд затих и увидел, как Тимофея ведут под руки в подвал сторожевой башни. И весь отряд обратил внимание на то, что в подвал его тащат два помощника командора. Один помощник был атаманом стрелков из пищалей, а второй есаулом сотни воздушных шаров. 
После этих событий отряд очень засомневался в своём командоре, но приказ его выполнил точно. А Павлинов дождался отбоя, убедился в том, что отряд заснул и поехал в сторону плетня. Выйдя из своего тарантаса, он махнул стоящим за плетнем бандитам и открыл им ворота. А затем улыбнулся и поехал в районное варьете. 

V
Сизиф Харалугин прошёлся по своей светлице, стукнул трубкой по фарфоровой пепельнице и обернулся к сидящему за столом воеводе. Потёр подбородок и спокойно спросил. 
- Ну, так что там сейчас за оградой? Как там банда Рудольфа Шиклера? Собирается нападать? Отвечайте мне честно, Жоргий! 
Воевода Жоргий Жужелев взглянул на Сизифа и отчётливо произнёс. 
- Да, за оградой почти все готово. Банды почти что у всех тех районов собрались. Я уверен, что начнут они со дня на день. Всем отрядам отправлен приказ голубиной почтой. Наши отряды уже готовы. Можем сейчас потихоньку вести к ограде отряды дальних районов. Мы же будем потом весь лес чистить. 
Председатель Правления немного подумал и спросил удивлённо. 
- Что это значит «почти что у всех районов»? У каких же районов бандитов нет? Хотя, расскажи мне про всех.
Воевода достал из кармана целый ворох бумаг и разложил на столе. Затем кашлянул и начал доклад. 
- Вот тайные сообщения от командоров. Я зачитаю их по порядку. Командор Клёнинградского отряда Бопов сообщил о полной готовности и скоплении Виннской банды. Командор Приболтовского отряда Кужнецов в полной готовности. Командор Гиевского отряда Кирпорос готов к отражению. Командор Одисейского отряда Тщерефитщенко держит под прицелом две банды. За его плетнем Педальянская и Рюмкинская банды скопились. Командоры речных флотов Дрибуц, Сентябрьский и Голобко вывели свои бриги и струги на стрежень и готовы топить браконьерский  флот. Та-а-ак… 
Воевода Жужелев недоуменно затих. Потом исподлобья взглянул на Сизифа и протянул. 
- Председатель Правления, тут какая-то нестыковка… 
Харалугин, смотревший в окно, резко повернулся и увидел озадаченное лицо воеводы. После этого быстро подошёл к столу, схватил один из листочков и зачитал его сам. 
- Командор Западного Белогардарикского отряда Дуремар Павлинов считает, что за его плетнем банда просто собралась на концерт вожака. Они лишь играют в бубны, а их дрессировщики выступают с тиграми и пантерами. Поэтому он сложил всё оружие у плетня, а отряд свой отправил на отдых. Он сообщает, что отдых отряда позволит набраться могучих сил и отбиться от банды, если она нападёт на деревню. Жоргий!!! Немедленно шли гонцов в тот район и доставь Дуремара ко мне!!! 
Воевода вскочил и собрался бежать к двери. Неожиданно дверь распахнулась и в светлицу вбежал посыльный. Он был бледен, по лицу текла кровь. Опираясь руками на стол, он почти прошептал.
- Председатель… у нас война…
Сизиф Харалугин стукнул кулаком по столу и жёстко сказал воеводе.
- Жужелев, выполняй, что я сказал! А посыльного к знахарю! Быстро!
Воевода подхватил раненого посыльного под руки и торопливо вывел его из светлицы… 
А в это время в Белогардарике в самой сторожевой башне и возле неё происходило такое.
Тимофей, запертый в подвале башни,  устало присел и прислонился спиной к холодной кирпичной стене. Он задремал, глядя в зарешеченное окошко, через которое проникали в подвал лучи заходящего солнца. А при восходе нежный свет разбудил парня и он увидел, как мимо башни идут толпы лесных бандитов. Бандиты шли в серых балахонах из волчьей шкуры. В руках несли копья и луки. На их головах были шлемы. Стальные рогатые шлемы. Мимо тех пеших банд бежали пантеры и тигры, на которых сидели бандиты в шлемах, похожих на череп. А в небе летели шары и воздушные змеи.
Парень напряженно смотрел в окошко и видел, как из корзин летевших над башней шаров стали лить горевшую ярко смолу. Эта смола залила всю башню и превратила её в огромный костёр. Отрядники,  спавшие в башне, не успели проснуться все. Кто-то из них задохнулся, а кто-то сгорел. Но, несколько смелых парней выпрыгнуло из башни через бойницы и подбежало к двери в подвал. Возле входа в подвал лежали два парня, которых командор поставил сторожить Тимофея. Их пронзили десятки стрел, выпущенных из шаров и воздушных змеев. 
Тимофей услышал грохот отодвигаемого засова и приготовился отдать свою жизнь подороже. Он решил, что в подвал собирались войти бандиты. Поэтому поднял он с пола булыжник и был готов раскрошить черепа. Однако, дверь распахнулась и к Тимофею вбежали парни его отряда. Кто-то из них был в крови. А кто-то был обожжен. Были они в рваных рубахах. Два парня держали рогатки, которые взяли у тех, кто погиб от бандитских стрел. Вбежали и закричали.
- Тимофей! Что нам делать?! Бандитов много! Командор им ворота открыл!
Парень не стал терять время и повлек небольшой отряд за собой.
- Ребята! Бегом до плетня! Заберём там пищали и раздолбим врага!
И они побежали…
А командор Павлинов, окружённый своими помощниками-прощелыгами, вышел на крыльцо варьете и посмотрел в сторону сторожевой башни. Увидев на месте башни яркий гигантский факел, командор радостно промокнул батистовым платком свою лысину и величаво сказал своим прохиндеям.
- Ну, что ж. Все идёт хорошо по нашему плану. Так, помощники! Садимся все в тарантас и мчимся в Гардарику! Там нам надо замки на дверях поснимать. Чтоб бандиты не ломали там двери. Им же жить потом в тех домах. А нас они в свою банду примут!
Помощники-прохвосты радостно затрясли головами и запрягли прекрасных коней в тарантас. А потом все уселись и помчались в центральный район.

VI
Тимофей со своим отрядом не смог добежать до плетня. Бандитов вокруг было так много и они пускали так много стрел, что в отряде обороны Белогардарикского района осталось в живых только три человека. Тимофей приказал одному из них попытаться дойти до Гардарики и сообщить о проделках их командора. А с другим живым парнем Тимофей вернулся в подвал. По пути в подвал они захватили два лука и стали стрелять в проходивших мимо разрушенной башни бандитов. 
Парень, отправленный в центральный район, добрался до одного из белогардарикских местных домов, вскочил во дворе на лошадь и поскакал к Сизифу. Скакать ему пришлось долго.
А командор, ехавший в тарантасе со своими помощниками, пел весёлые песни и мечтал о роскошном доме, в котором он будет вальяжно жить при бандитах. Ехали они, ехали. Вдруг тарантас наскочил на какой-то камень и сломал одно колесо. Ватага весёлых предателей слезла на землю и начала свой ремонт. А командор Дуремар Павлинов стоял в сторонке и курил папиросу, мечтательно глядя в небо.
В какой-то момент к ним подъехали те, кому воевода передал приказ Сизифа о доставке лысого командора. Павлинов обрадовался тому, что не надо ждать ремонт колеса и позвал за собой прохиндеев. Они уселись в телегу и поехали, радостно думая о том, как сломают замки.
Утром их проводили в светлицу Председателя Правления. Командор со своими помощниками весело поприветствовал Сизифа, стоявшего возле окна и дымившего своей трубкой. На приветствие командора он не ответил. Он был с суровым лицом. Обернулся и холодно задал вопрос.
- Дуремар, что случилось в твоём районе?
Весёлое настроение командора исчезло. Он судорожно вытер вспотевший лоб и спросил.
- Председатель, о чем именно мне рассказать?
Сизиф посмотрел на него исподлобья.
- Ты расскажи, как бандиты в твой район ворвались.
Трясущимися руками Павлинов налил в стакан воды из графина. Сделал пару глотков и пролил остаток воды на свой блестящий мундир. А ответил он так.
- Да обманули меня. Был там в отряде один Тимофей, который считал, что бандиты звенят и лязгают своим оружием. Я весь отряд наш вооружил. И поставил дозор на башне. А сам поехал к плетню для проверки. И увидел, что Тимофей все наврал. Ведь бандиты там просто плясали и пели. А у них язык такой странный, что похож на лязги и звон. Вот поэтому я к башне подъехал и посадил Тимофея в подвал. Я хотел его утром судить. А сам вечером в варьете я поехал. Там гастроли из Гардарики. А после того, как выступление закончилось, я узнал о том, что Тимофей в подвале башню поджёг. Он ещё двоих караульных убил и ворота бандитам открыл. Я с помощниками сразу сюда поехал. Ведь отряд там сгорел, а Тимофей с бандитами разговаривать начал. Из-за этого мне с помощниками от бандитов отбиться нечем!
Сизиф пристально посмотрел на лжеца и спокойно отметил.
- Другими словами, ты сбежал и не бился. И позволил бандитам со спины на другие отряды напасть. Дело в том, что в других районах все отряды не дают бандюганам идти спокойно. Держат там оборону. А твои бандюганы сзади зайдут и отряды наши раздавят. А ещё мне скажи, зачем ты сказал шары наши сдуть и пищали у плетня оставить? И зачем про Тимофея ты врешь? Ты надеялся, что я не узнаю, кто на самом деле ворота открыл?
Услышав это и осознав, что Сизиф знает правду, командор Павлинов потерял сознание, а его помощники зарыдали от страха.
Председатель Правления посмотрел на них очень брезгливо, приоткрыл дверь светлицы, пальцем ткнул в сторону предателей и сказал конвоирам.
- Этих казнить. А воеводу срочно ко мне. 
Как только пришёл воевода, Сизиф его сразу серьёзно спросил. 
- Что в районах сейчас? Где бандиты?
Воевода сокрушенно ответил.
- Белогардарику, Окраину, Бурсорапию, Лаптию, Пистонию и Титву они захватили. Клёнинград окружили. Сейчас идут на район Кроукас. И они уже рядом с нами.
Харалугин привычно потёр подбородок и продолжил беседу.
- А из наших далёких районов отряды где?
- Они уже здесь. Готовы отбить всех бандитов.
- Это прекрасно. Из каких же они районов?
- Отряды пришли из Имбири, Урятии, Казахбазы, Узбыктона, Тартароса, Кармении, Азержана, Аджыкстона и Гурзуфии. Все в кольчугах и шлемах из красной меди. Настроены все серьёзно. Всех бандитов из нашей деревни прогонят.
- В этом я не сомневаюсь. А, вот ещё что. Выгнав бандитов с деревни, не забудь в том лесу навести порядок. Потому что совсем эти банды в лесу озверели. А, кстати, насчёт зверей у меня вопрос. На каких они тиграх с пантерами скачут?
- Да это просто волшебные звери! Ни рогатки, ни стрелы их шкуры не пробивают! А зубы с клыками у них стальные! Они прыгают далеко и всех насквозь пронзают!
- Та-а-ак! А у нас что, совсем никаких зверей нет?
- Да есть у нас звери. Они боевые. Но шкура у них, как бумага.
- Ты про каких мне сейчас говоришь?
- Сизиф! У нас есть улитки, есть черепахи! А, да! Есть еще броненосец! Вот у него очень толстая шкура! 
- Понятно. Они против тигров с пантерами выстоять не сумеют. Но, у нас же есть Кошкин Дом! В нем быстрых и крепких котят дрессируют! Пусть шкурки у них не такие, но они быстрые и острозубые очень! Всем пантерам и тиграм в бока вонзятся и загрызут!
- Да, мы уже держим их группу вместе с общим отрядом!
- Ну, вот и отлично! Со дня на день устроим мы битву и погоним бандитов обратно! А сейчас приведи ко мне Хрущепузова! Я проверю его исправление.
Воевода ушёл в подземелье, а Сизиф Харалугин сел за свой стол и начал писать депеши для отправки их голубиной почтой.
Через некоторое время воевода привёл Макиту Хрущепузова, который уже не выглядел очень хитрым. Он уныло смотрел под ноги и ковырял носком половицу. Сизиф внимательно оглядел мошенника с ног до головы и сказал ему тихо.
- Надеюсь, что не зря ты сидел в подземелье. Если ты ещё хоть раз свой район обворуешь, то отправим тебя вслед Дуремару. А сейчас внимательно слушай команду. У нас много сейчас бандитов. Они захватили районы и подошли уже близко. Мы с воеводой будем здесь с ними биться. А тебя отправляю помочь командорам, которые будут бандитов бить в большом Харалграде. Они тебе все расскажут.
Макита Хрущепузов поднял глаза и радостно улыбнулся. Он прижал свою кучму к груди и дал клятву вести себя честно. А после поехал он к командорам.

VII
В это время на огромной лесной поляне у костра выступал вожак Шиклер. Он орал истерично бандитам и махал им своими руками. Те бандюги, что были с ним рядом, махали в ответ руками и кричали ему «Швайль Шиклер!». Затем ели свои мухоморы и скакали вокруг костра.
А Шиклер ушёл в шалаш и завёл разговор с приближенными штурмбандитами. Он спросил их о том, что сейчас в УДРР происходит. Один карликовый штурмбандит  Хойзеф Хьёбельс радостно застрекотал в ответ. Он сообщал всем о том, что в районах дела идут хорошо. Жителей местных бандюги жгут. Все добро в лес свой тащат. Им осталось совсем немного – Гардарику всю взять и немного других районов. В ответ шайка стучала в ладоши и пила свой болотный и мутный шпабс.
Шиклер наклонился к Хуммлеру, который был начальником Воздушных Шаров и Змеев, и спросил о его делах. Потирая свои ладони, Шиклер думал, что у Хуммлера все прекрасно. Однако, Хурман Хуммлер грустно ответил своему вожаку.
- Понимаешь, я вовсе не знал и не думал о том, что летуны Униона не будут сдаваться. Они даже без стрел не сдаются! На пробитых шарах они падают в наши колонны, а своими рваными змеями сбивают наши!
Рудольф Шиклер удивлённо сказал в ответ.
- Вот это деревня!!! А в лесу против нас ведь никто так не бился! Все сдавались же сразу! Нам же стоило только в район к ним войти!
Потом посмотрел на Шмартина Хормана и ядовито спросил.
- Что там такое? Ты же мне говорил, что в деревне все местные ждут нас!!!
Личный друг и простикретарь Шиклера развёл руками и уныло выдал ответ.
- Да, понимаешь ли, мне местные шиклерлизы писали, что вся деревня нас ждёт.
Шиклер злобно хлопнул рукой по столу и прокричал.
- Ну-у, кто же именно так написал?! Назови мне их всех!!!
Хорман достал из грудного кармана список и прочитал его вслух.
- Командоры УДРР Пукачевский и Плюхер, сучевики ОУН и УПА Шпандера и Сучкевич…
Шиклер резким жестом остановил сообщение Хормана и раздражённо спросил.
- Какого ещё пупа?! И что там за клоун?!
Шмартин кашлянул в кулак и расшифровал название тайных шаек деревни.
- УПА это Упоротая Поганая Армия, а ОУН – Обделанные Умалишенные Нетопыри. Они же тебя очень любят, Шиклер! Ведь им не надо ничего полезного делать. Им надо только людей убивать и мучать. А ты сам таких лучше всех в этом мире считаешь! Но, оказалось, что любимых нами подонков в УДРР не так уж и много. 
Рудольф Шиклер расстроенно подпер щеку рукой и хмуро заметил. 
- Говоришь, их немного? С одной стороны это плохо. А с другой вполне хорошо. Ведь по плану после нашей победы мы их тоже сожжем. Не кормить же нам всех  прихлебал. 
Приуныли Рудольф и штурмбанда. Замолчали, жуя свои вюрстхен. Вдруг в шалаш забежал один из бандитов и закричал он истошно. 
- Херр Рудольф! К нам шары прилетели! На нас факелы с паклей горящей бросают! Мы горим! Что нам делать?! 
Шиклер резко вскочил и поднял он корявые руки. 
- Быстро! Быстро бежать с поляны! А в лесу мне убежище делать! 
Это Гардарика в лес бандитский шары прислала. Бандюганы с поляны все разбежались и в лесу стали яму рыть. Шиклер рядом в кустах сидел и дрожал с перепугу. К нему подошёл бандит. 
- Вожак, как же нам эту яму назвать? 
Шиклер потеребил свою чёлку и ответил, от страха зевая. 
- Назову её Швольфен-вранце! До утра её надо сделать! 
Бандиты всю ночь эту яму копали, деревьями накрывали и землёй присыпали. А внутрь утром зашёл Рудольф и позвал своих штурмбандитов. 
- Ну, давайте же! Мне расскажите, сколько там от деревни осталось?! 
Штурмбандиты потупили взгляды, а Хьёбельс ответил грустно. 
- Понимаешь, не все так просто! Отогнали нас от Гардарики. В Харалграде всех раскрошили. А ещё наших тигров с пантерами бьют. 
Шиклер позеленел и спросил, весь трясясь. 
- Что такое?! Как так?! Чем пантер наших с тиграми бить умеют?! 
В ответ Хойзеф Хьёбельс рассказал все, что было. Оказалось, что еще в Окраинском районе охранный отряд со своими собаками много пантер уничтожил. Но, бандиты смогли пройти. Им пришлось сто пятьдесят собак из охраны деревни убить. А потом уж в Гардарике двадцать восемь отрядников не пустили пантер и тигров. А на Лурской дуге всех тигров с пантерами гардарикские кошки загрызли. Они как-то сбоку бросались и грызли. А теперь все отряды районы прошли и в бандитском лесу уже ходят. 
Рудольф Шиклер поник и уставился на дрожащее пламя свечи. 

VIII
В светлицу вошёл Жоргий Жужелев и подал Сизифу Харалугину свиток. 
- Председатель Правления, к одной из наших речных пристаней приплыли вожди тех племён, чьи поселения на противоположном берегу стоят. Вот и рукопись вам передали. 
Сизиф хитро хмыкнул. 
- Кхм, неужели проснулись? А кто именно к нам приплыл? 
Воевода вытянулся по стойке смирно и доложил. 
- Вождь Шамарики Дверодор Шузвельт и помощник вождя Шванглии Свинстон Чёртчиль! 
Сизиф ухмыльнулся и шутливо махнул рукой. 
- Я догадываюсь, что им надо. 
Развернул рукописный свиток. Прочитал его быстро. Затем улыбнулся и сказал воеводе со смехом. 
- Ясно всё! Запрягайте мне тройку! Едем!
По дороге к пристани Председатель Правления настойчиво думал о том, как ему наказать бандитов. 
Подъехав к заречным вождям, он пожал им руки и поинтересовался. 
- Дверодор и Свинстон, я прочёл то, что вы написали. Вы хотите прислать два отряда. Это понятно. А вы мне можете объяснить, почему их тогда не прислали, когда Шиклер в лесу всех грабил, а потом и на нашу деревню напал? 
Вожди переглянулись и Шузвельт начал свое объяснение. 
- Понимаете, дело в том, что на нас напали отряды очень далёкого племени, которое давно уже захватило все ваши Урильские острова и половину острова Ых-Миф. Ну, те которые в вашем Дальнем микрорайоне. У них ещё вождь Херохата. А еще это племя напало  на наш остров Пир-Фарбор. Оно сожгло там наш бриг. Поэтому мы не могли вам помочь. 
Шузвельт хотел продолжить, но Чёртчиль его перебил. 
- А на нас напал Шиклер! Он на Шанглию шары и воздушные змеи слал!
Сизиф Харалугин улыбнулся. 
- А вы уже победили? Херохата и Шиклер сдались? Если нет, то почему вы сейчас готовы прислать отряды, а раньше нет? 
Дверодор и Свинстон задумались крепко. А после ответили хором. 
- Да если мы сейчас не пришлём отряды, то вы возьмёте себе весь лес! И нам не достанется в нем ничего! 
Сизиф хмыкнул, прищурился и спросил. 
- А с бандитами что вы будете делать? 
Ответ был таким, что Сизиф ошеломленно покрутил головой и с сожалением произнёс. 
- Вот это да-а-а… 
Дело в том, что Шузвельт и Чёртчиль не собирались наказывать бандюг за их жестокий грабёж и убийство мирных людей. Они собирались взять их к себе.  Сизиф пробурчал «Да вы такие же бандюганы» и махнул раздражённо рукой.
- Хватит болтать, езжайте домой и шлите своих. Вам немного в лесу места осталось. И бандитов вам всех не спасти. 
Сказав так, Сизиф развернулся и поехал в центральный район.

IX
Шиклер сидел в своей конуре «Швольфен-вранце» и уныло смотрел на своих штурмбандитов. Они судорожно перебивали друг друга, докладывая о том, что происходит в лесу. Оказалось, что отряды УДРР уже у его поляны, а отряды Шамарики и Шванглии зачистили небольшую рощу. Услышав это, Шиклер хлопнул ладонью по столу и закричал. 
- Что вы мне говорите?! Вы не можете их разбить?! Неужели деревня эта сильнее нас?! У нас что, больше нет никаких бандитов?! 
Хойзеф Хьёбельс торопливо ему сообщил. 
- У нас есть один из деревни. Он нам сам сдался! Он готов с нами против деревни биться! Он таких же шакалов собрал. Он командором был в Гардарике! 
Шиклер выпучил бешеные глаза и спросил, удивляюсь. 
- Павлинов что ли, сбежал от Сизифа?! 
Хьёбельс стащил с головы свой рогатый шлем и замотал головой. 
- Да нет же! Сизиф разузнал про въездные ворота! Он казнил Дуремара! А у нас здесь другой командор. Его имя Гадрей Гласов. 
Шиклер снова затрясся и закричал. 
- Это прекрасно! Быстро выдать ему и шакалам! Шлемы наши и наши луки! Пусть они разобьют их деревню! Мы потом их самих сожжем! 
Он кричал, кричал и кричал. Впал в такую истерику, что штурмбандиты переглянулись и выбежали наружу. Отправив Гласова и других шакалов в битву, они сами испуганно оглянулись и побежали в сторону рощи. Они понимали, что шамариканцы и швангличане их наказывать не хотят. А вот за гибель своих людей деревенские отряды бандитам всем мстить будут. Тем, кто в деревню вошёл и замучал там живших людей. 
Гласов видел, что его стая не сможет драться. Он опять задрожал от страха и помчался следом за бандой. Он надеялся на шамариканцев. Но, не успел от хороших людей убежать. Он был пойман и отправлен Сизифу. 
А Шиклер выглянул из  своего логова и увидел, что он окружён отрядами из деревни. Вернулся обратно и укусил свою руку, отравив себя собственным ядом. И стукнул себя по башке булыжником, лежавшим у него под ногами. Так он избавил и лес, и деревню от того смрада, который он распылял в живом виде. 
Отрядники возликовали! Наконец-то ушла беда. Им осталось всё снова построить и почтить тех героев и жертв, которые не жалели себя и дрались с бандой Шиклера до последнего вздоха. В лесу стало чисто. В деревне рассеялся дым. Добрые люди облегчённо вздохнули. 
А Дверодор и Свинстон накормили бандитов, которые прибежали к ним в рощу сдаваться. Потом усадили их в лодки и повезли к своему заречью. Там поселили их в чистые хижины и стали расспрашивать, как можно проникнуть в деревню. 
А в Гардарике Председатель Правления вывел предателей на центральную площадь и спросил у людей. 
- Как мне наказать шакалов? 
Народ загудел, зашумел и крикнул. 
- Их надо казнить! Они виноваты в том, что убили почти всех людей! Шакалам позор!!! 
Сизиф Харалугин кивнул головой и приказал конвоирам выполнить то, что сказал  народ. Предателей наказали достойно. 
После этого наши отряды пошли в Дальний микрорайон и очистили острова от бандитов вожака Херохаты. Их ещё называли шмалетаристами. 
А деревня продолжила восстанавливать разрушенные дома. И трудились все так, что деревня ожила очень быстро. Жизнь людей стала снова спокойной.  А во избежание повторного нападения тех бандитов, которых откормили и вооружили шамариканцы и швангличане, народ построил вокруг деревни крепкий деревянный забор. 
И стало все тихо и мирно. 

Х
Прошло всего несколько лет. В один из тихих вечеров Сизиф почувствовал себя плохо и позвал сотрудников оказать ему помощь. Однако, Макита Хрущепузов не пустил никого в светлицу и зашёл туда сам. Подойдя к больному Сизифу, сказал, что помочь он ничем не может. После этого Председатель Правления закрыл свои очи навечно. 
А Хрущепузов вышел во двор и стал лить крокодиловы слезы. Лить слезы и приговаривать. 
- Ой-ей-ей! Ох-ох-ох! Беда-а! Харалугин ушёл от нас! И, прощаясь, назначил меня Председателем Правления! 
Народ почтил память Сизифа и понёс его тело в склеп. Но, Макита, не дал это сделать людям. Он держал в руке кучму и размахивал ей. И кричал он народу об этом. 
- Люди-и! Не кладите Сизифа в склеп! Он ведь этого недостоин! Он наказывал честных людей! На меня он очень ругался! Он казнил наших бедных предателей! А ведь это не их вина! Их же банды предавать заставляли! Я прощаю Павлинова, Пукачевского и Плюхера! А чуть позже прощу и Гласова! А воеводу Жоргия Жужелева я лишаю такого звания и отправляю его командором в район Одисейский! 
Люди слушали нового Председателя Правления с недоумением. Никто не мог совершенно понять, почему он так сильно брешет. Однако, люди поверили ему в том, что Сизиф его вместо себя назначил. И с хмурыми лицами выполнили его распоряжение. А потом разошлись по домам. 
В одном из домишек сидела старушка и смотрела в окно. Эта та, которая купила картошку и угощала парня из Белогардарики. Она была уже совсем дряхлой. Смотрела в окно и утирала скорбные слезы. Вокруг было тихо. Садилось солнце… 
Неожиданно постучал кто-то в дверь.  Дверь отворилась. Старушка к двери повернулась, открыла свой рот, распахнула глаза и выронила платок. 
В дверном проёме стоял Тимофей! Он был одет в кольчугу, а на груди сверкала звезда. Старушка обняла Тимофея и прошептала. 
- Ты живой… А я думала, что ты погиб. Расскажи мне скорее, что же было с тобой? 
Тимофей положил на столешницу свой мешок. Сразу же развязал его и достал для старушки копчёный омуль. Следом высыпал горку кедровых орешков. Старушка всплеснула руками. И воскликнула. 
- Вот чудеса! Ну, говори же скорее! 
Тимофей устало присел за стол, снял свой шлем и начал рассказ. От него старушка узнала, как и что с ним случилось в башне. Тимофей в ней остался один и держался ещё там месяц. А потом он был сильно ранен и его утащила банда. Посадила в своём лесу в клетку. Наш отряд его спас. А после очистки леса Тимофея наградили звездой и поручили ему сторожить тех бандитов вожака Херохаты, которые попали в плен при освобождении островов Дальнего микрорайона. Рассказав, Тимофей выпил кружку воды и показал на орешки с рыбой. 
- Вот бабуля, чем могу – помогу! 
Старушка поблагодарила его и спросила. 
- Ты сейчас снова в Беркутск поедешь? Или уже домой в Белогардарику? 
Тимофей улыбнулся и тихо сказал. 
- Нет. Я поеду теперь в Багродар. Буду снова я мирно жить. 
Старушка ещё раз обняла Тимофея и попрощалась с ним в этот раз спокойно. 
Тимофей приехал в теплый Багродар и прожил в нем ещё много лет. А похоронен был с честью у башни, которую он защищал так долго. И бандиты, что взяли его без сознания в плен, перестали считать себя самыми сильными в мире. 

XI
В какой-то прохладный осенний день во двор Макиты Хрущепузова вошёл его воевода. Звали его Аккордеон Калиновский. Он держал в руке маленький бумажный рулончик.
- Председатель Макита! Вам пришла голубиная почта! Голубь к нам прилетел с одного из далёких речных островков. 
Хрущепузов закончил играть в «городки», бросил биту в кучу жёлтых кленовых листьев и протяжно спросил. 
- Ну, ча-аво там такое? Шо за остров? О чо-ом там пишут? 
Калиновский развернул небольшое послание и прочитал. 
- Дорогой Макита Хрущепузов! Нам нужна Ваша помощь! Мы очистили наш островок от шамариканских бандитов. А их вождь Йохан Клёнэди сообщил, что отправит к нам свою шайку. Они захватят наш островок. А подпись такая – Адель Кадастро. 
Макита по привычке ковырнул  носком землю.
- А как островок-то их называют? 
Воевода удивлённо развёл руками. Шмыгнул носом и робко ответил. 
- Островок называется Буба! Шамариканцы бубинцев давно за рабов своих держат. 
Председатель Правления хлопнул себя по макушке и сказал уже бодро. 
- Давай-ка отправим туда пищали. Пусть они шайку на дно отправят! 
Аккордеон Калиновский щёлкнул каблуками, развернулся и убежал на пристань. Через час-два он вернулся и доложил. 
- Всё! Три брига отправил! Пищали поставят на их берегу! 
Хрущепузов хлопнул в ладоши, потом по груди и коленям. Распорядился, смеясь. 
- Везите меня на сбор вождей! Я им там покажу свою Пузькину мать! 
Пока ему паковали багаж и укладывали в мешок ботинки, Макита плясал гопак и играл на гармошке. Но, только собрался он сесть в кибитку, как во двор влетел наш посыльный. В вытянутой руке он держал конверт. 
- Макита! От Клёнэди вам письмо! 
Хрущепузов в сердцах разорвал конверт. Когда он прочитал письмо, его рубашка взмокла от пота. Он вспомнил, как много штанов он менял в те дни, когда был в Харалграде. Как ехидно смотрели на него командоры. Он судорожно разорвал письмо и бросил клочки на землю. И заорал. 
- Шамариканцы привезут их пищали на наш берег! И будут стрелять! Воевода! Немедленно забери наши с Бубы! Привези и спрячь их подальше! 
Воевода стыдливо взглянул на Макиту, но выполнил тот приказ. А вернувшись с пристани, пошёл не в светлицу, а в дом отряда. Там он всем рассказал, что случилось и услышал возмущенные возгласы. 
- Да он всегда был таким! Он ворует! Он врет! Он фальшиво всем угрожает! Долой болвана! 
К воеводе подошёл один командор и прошептал ему что-то на ухо. Калиновский пожал ему руку и проводил в светлицу. В ней сидел Хрущепузов и лузгал семечки. Он испуганно расширил глаза и спросил командора, зачем тот пришёл. Командор ответил сурово. 
- Макита! Ты больше не Председатель! Отряд выбрал меня! 
Хрущепузов снова весь взмок и от страха прошепелявил. 
- Вы меня что, казните? 
Командор похлопал его по плечу и успокоил. 
- Нет, Макита. Мы отправим тебя в огороды. Будешь пугалом там работать. Может быть, ты хотя бы ворон распугаешь. 
После этих слов Хрущепузов расслабился и заплакал. Затем натянул шаровары на пузо и зашаркал в сторону огородов. 
А сменивший его командор собрал на площади весь народ и сообщил ему новость. Уставший от Макиты народ рукоплескал и веселился. 
Командора, ставшего Председателем Правления, звали Леопольд Прежний. И он долго потом держал всю деревню крепко. Много строили в той деревне. Изобретали. И укрепили деревянный забор. Который бандиты назвали «занавес». Не могли они в деревню проникнуть. И ограбить её не могли. 
Но, об этом я расскажу вам позже. Во второй части. 


(Продолжение следует… ) 
17.02.2019

Нравится
01:00
66
© Константин Токарев
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение