Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Дачные страсти. 9-10 главы

Глава 9

 

    Не найдя чем бы занять себя в зимние выходные, Храмов позвонил Борису и предложил в воскресенье прогуляться на дачи.

   - Борис, ты как сильно занят домашними делами в выходные?

   - Особо никаких дел нет. А что?

   - Предлагаю пойти на дачу. Я мясо сегодня замариную. Шашлыка пожарим.

   - Так к шашлыкам и бутылочку надо где-то взять. Долбанный Горбачев с его обществом трезвости.

   - У бабки Анфисы попрошу талон.

    Хорошо экипированные друзья подбадривая друг друга шагали по проезжей части накатанной дороги. Изредка проезжающие машины своими сигналами сгоняли их в сугробы на обочине.

   - Сергей, может еще поголосуем, вдруг кто-нибудь подберет.

   - Вряд ли. Сейчас народ боится подсаживать незнакомых на дороге, - отозвался Храмов, но все-таки махнул рукой подпирающему сзади "Пазику".

    И, о чудо! Автобус остановился и распахнул дверь. Мужчины, сколотив снег с обуви, заскочили в салон:

   - Огромное спасибо, добрый человек. Единственный ты остановился.

   - Ну, ведь гражданская-то совесть должна быть. А вам далеко?

   - Не очень. До военного городка.

   - Так я туда и еду. Там сейчас расквартировали стройбат. Я солдатиков на объект вожу.

    Борис хлопнул Сергея по плечу:

   - Во, братан, повезло нам на хорошего человека. А то, что стройбат у нас в соседях плохо - они весь наш урожай обносить будут.

   - Не думаю. У них все-таки армейская дисциплина.

   - Не смеши. Какая в стройбате дисциплина? Болтаются где хотят и как хотят.

    "Пазик" резко повернул и остановился около ворот части.

   - Станция "Березай"! Мужики вылезай! - скаламбурил шофер.

    Поблагодарив еще раз доброго человека, друзья утопая по колено в снегу, направились на дачу Храмова. Сергей расчистил на сколько это было возможно от снега небольшую площадку, снял с чердака мангальчик. Сухие сосновые рейки, оставшиеся при строительстве забора, занялись ярким пламенем. Сверху наложил абрикосовые поленья толщиной с руку. В ожидании пока нагорят угли мужчины прыгали, как эскимосы, вокруг отдающего жаром мангала и хлопали в ладоши. Угомонившись, начали нанизывать на шампуры жирные куски свинины и вскоре уложили их на мангал. Сало заскворчало, жир начал капать на угли и языки пламени безжалостно обугливали мясо. Приходилось постоянно крутить шампуры. Перевернутые вверх куски мяса мгновенно становились белесыми.

   - Борис, смотри, как мясо сразу инеем покрывается.

   - Конечно. Перепад температур огромный. У меня тоже пузу жарко, а задница мерзнет. Может по стопарику тяпнем, согреемся.

   - Можно и дернуть. Хотя через минут пять шашлык будет готов. Подождем.

   - Покрутив еще несколько раз шампуры Сергей скомандовал:

   - Братан, готовь стол! Чревоугодием займемся.

   - А может в домике по-людски за столом сядем?

   - Да мы там задубеем через две минуты. Лучше здесь у мангала. Возьми на веранде ведро. Перевернем его дном кверху, застелем газеткой - вот и будет нам столик.

    На импровизированный столик водрузили бутылку "Столичной" и пластмассовые стаканчики, которые при порыве ветра пытались улететь. Борис снял с мангала два шампура.

   - Серега, наливай!

    Куски мяса мгновенно покрылись белым налетом. Друзья одним глотком осушили "огненную" воду и жадно впились зубами в мясо.

   - Серега, ты чего с мясом сделал? Гольная соль. А ты, иней, иней... Это соль выступает. Есть невозможно.

   - Не знаю, как у меня так получилось? Вроде мариновал, как всегда. Неужели моя благоверная соли специально в бидончик сыпанула?

   - Ладно, не журись, хлебом закусим, - успокоил товарища Борис. - Мясо дома в молоке замочишь, оно соль отдаст. - Он взял бутылку, плеснул по-немножку в стаканчики и, не закрывая крышку, резко опустил ее на газету, выступающую за край ведра. Поллитровка упала в снег вниз горлышком. Благословенная жидкость побулькивая стремительно покидала посудину. Мужики одновременно бросились поднимать бутылку. Их руки столкнулись на пару секунд. Этих секунд было достаточно, чтобы практически вся жидкость ушла в снег.

    Сергей поднял бутылку. В ней оставалось не более пятидесяти грамм водки. Друзья впали в ступор. Первыми пришел в себя Борис:

   - Ну чего стоять истуканом? Разливай остаток в стаканы, хоть губы смочим.

    Мужчины выпили, пожевали уже подмерзшие куски хлеба.

   - Отвернулась, Серега, от нас фортуна. А так все хорошо начиналось... - Едва слышно сказал Борис. - Придется брести домой не солоно хлебавши. У моей, я точно знаю, бутылка в серванте заныкана. Придем домой - вмажем...

 

 

Глава 10

 

    Вместе с весенними хлопотами пришли другие напасти. Металлисты тащили с дач все: лопаты, мотыги, вилы, скручивали с поливной системы краны. Хорошо, что Храмов под верандой выкопал погреб. В него он каждый раз перед уходом с дачи опускал весь огородный инвентарь и шланги. Это отнимало много времени, но другого выхода не было. Не получающие зарплат и пенсий люди не гнушались ничем, чтобы заработать какую-то копеечку на хлеб насущный.

    Первое время все грешили на солдат из стройбата, но поразмыслив, пришли к выводу, что не резон им этим заниматься: в руках много не унесешь, да и до ближайшего приемного пункта пешком не дотопаешь. Скорее всего, бомжи, которых расплодилось вдруг великое множество. Непременно бомжи. Кто еще будет связываться с такой мелочью, как лопата или грабли. Серьезный народ тырит и сдает в металлолом грузовики и трактора, поливочные машины, а то и целые линии электропередач оставляют без проводов.

    Ближе к осени урожай подчистую стали снимать.

   - Сережа, у тебя яблоки и груши на деревьях висят? - поинтересовалась Лида в один из августовских дней.

   - А куда им деться? Конечно висят, они еще не созрели.

   - Куда-куда. Ведомо туда - на рынок. Вон у Толика через улицу от нас прошлой ночью все подчистую собрали. Ни одной груши ни яблока не оставили. Может солдаты?

   - Лида, ну зачем солдатам столько? Они когда проходят мимо, то я им сорву пяток-десяток огурцов или помидоров. Так они сто раз спасибо скажут, сложат все в пилотку и бегом в часть. Некогда им по деревьям лазать.

   - Ну не знаю. Может и не они. А кто же тогда?

   - Надо к своим дачникам присмотреться в ближайшем окружении.

   - Надо бы нашим мужикам в карауле несколько ночей посидеть. Вот только мой Николай прихворнул - поясницу у него прихватило.

    "Надо бы" Сергея с Лидой дальше разговора не пошло. А вот ребята с других улиц сгруппировались и посидели в засадах несколько ночей. Не напрасно. На утренней зорьке, чуть солнце начало пробиваться через горизонт, они заметили двух среднего возраста мужиков с тачками. Они подкатили свой транспорт к участку Андрея Лемешкова, практически полностью засаженному картошкой. Буквально на днях перед этим Андрей пожаловался соседям, что какая-то сволочь выдернула два куста и крупную картоху забрали, а мелочь на корнях оставили.

    Засеченные караулом мужики закатили тачки на участок к Андрею и начали азартно копать картошку. Вот тут-то их и накрыли. И что вы думаете? Воришками оказались люди с этого же дачного массива. Их скрутили, посадили в сарайчик и послали гонца в милицию.

    Весть об этом происшествии разлетелась по всему массиву, что зародило в людях излишнюю подозрительность. Каждого, кто проходя по улице с заинтересованностью разглядывал чужие участки, подозревали в подготовке к воровству. Дачники понимали, что не только эти двое, которых сдали в милицию, обносили деревья и грядки. И все-таки месяца на полтора наступрило затишье. Только поздней осенью, когда народу на дачах заметно поубавилось, опять начали тащить все, что плохо лежит. Не брезговали ничем: вплоть до последнего ржавого гвоздя подметали.

 

 

 

 

 

Нравится
09:30
11
© Семенов Александр Арсентьевич
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.

Пользовательское соглашение