Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Чёрный квадрат

Чёрный  квадрат

            Виктора  всегда  чрезвычайно  трогала  Олина  забота о  его  таланте  художника, о  котором  она  говорила  не  иначе,  как  с  восхищением.   "Виктор  Афанасьевич,  дорогой…  почему  вы  так  мало  рисуете? -   постоянно  упрекала  она  его. - Вы  же  такой  талантливый,  у  вас  чудесная  линия… чувство  цвета,  композиции,  сюжета.  А  какие  у  вас  портреты?  Не  губите  свой  талант, Виктор  Афанасьевич!  Пожалуйста…   рисуйте!" 

 Причём  говорила  об  этом  не  только  ему,  а  многим  другим,  даже  случайным,  знакомым,  уверяя  их  на  полном  серьёзе,    что  Виктор  Афанасьевич,  её  любимый  педагог - это не  кто  иной,  как  второй  Леонардо  да  Винчи!  Хотя  сам  он  относился  к  своему  дару  художника   весьма  равнодушно.   

 Нет,   Виктор,  безусловно,  понимал… вернее - ощущал:  природа не поскупилась  снабдить  его  в  дальнюю  дорогу  жизни  теми  редкими  качествами,  которые  позволят  их  обладателю  с  необычайной  легкостью  взойти  со  временем  на  вершину  Олимпа.   При  наличии,  безусловно,  поставленной  цели  и  упорного  стремления  к  ней.  Но  именно  такой  -  конкретной  цели  у  Виктора  как  раз  и  не  было!  

Хотя    всю  жизнь  он  интуитивно  стремился  познать  и  освоить  это  таинственное,  загадочное  ремесло - ремесло  художника,  постичь  его  глубины  Особенно  его  тянуло   к  портретному  искусству.  Ещё  с  детства,  лет  с  шести,  он  часто,  иногда  тайком  от  всех,   перерисовывал  в  блокнот  увиденные  случайно  в  книге   лица,   в   которых  он  замечал  черты  характера,  возбуждавшую  его  детскую  фантазию.

 Но  чтобы  связывать себя  с  ремеслом  портретиста?  На  всю  жизнь?   Нет…   к  тому  он  не  стремился. Он  смотрел  на  жизнь  шире.  Слишком  много  в  этой  жизни  было  интересного,  и  замыкаться  в  каком-то  одном,  узком  направлении  он  не  хотел.  

Быстро  освоив  необходимую  технику  графики  и  живописи,  нигде  специально  не  учась,  всё  схватывая   на  ходу,  между  прочим,    он  с   удовольствием  и  большим  успехом  рисовал  иногда  портреты  на  площадях  городов,  куда приезжал  с  Галей   отдыхать  летом.      С  таким  же  успехом,  отдаваясь  пришедшему  внезапно  вдохновению,  он  писал  маслом   натюрморты  и   пейзажи,  которые  обычно  щедро  раздаривал  потом   друзьям,  родственникам  и  знакомым. 

 Но  не  более  того!  Выстраивать  алгоритм  своих  успехов  на    поприще    признанного,   талантливого  художника   он  не  спешил,  хотя  постоянно  пополнял  свои  знания,  бесконечно  и  подолгу  рассматривая  работы  гениальных  художников  и  скульпторов  разных  времён    направлений  и  стилей. Особенно  любил  он  классику.  О  творчестве  Рембранта,  Веласкеса, Рубенса,  Микеланджело, Ван  Гога,  Тициана, Родена,  Гойи,   Пикассо,  Клода  Моне, Модильяни  и  многих  других  гениев Возрождения  и более поздних  времён   он  знал  практически  всё.  

Часами  изучал  он  репродукции  их картин,   скульптур, архитектурных  творений,      вглядывался  в  портреты  людей  ушедшей  уже  эпохи,   пытаясь  понять тайну  их  притягательной  силы,  тайну     творческих  метафор,  образов,  аллегорий  великих  творцов  прошлого.    Так  же  близко и  понятно  было  ему  творчество  художников-импрессионистов,  умеющих  на  холсте  передать     мгновенные  впечатления,  полученные  от  увиденных   на  улице  сцен  жизни,   укромных  уголков  природы,  игры  света  на  поверхности  зданий  и  других  объектов,   освещённых  солнцем.   

Искусство  же  модернистов,  сюрреалистов,  авангардистов  и  прочих,  расплодившихся  в невероятном  количестве,   "… истов"  его  не  трогало.  Он  мог  восхищаться  техникой их письма,  сложностями  композиций,   неистощимой  на  выдумки  фантазией  новоявленных  творцов,  явно  претендующих  на  безусловное  лидерство в  когорте  знаменитостей,  но  за  всеми  этими  нагромождениями  и  вывертами  он   не  видел  людей,  их  судеб,  волнений их  души,  не  ощущал  живого  дыхания  жизни.  

 Взрослея,  он  стал   всё  чаще   задавать  себе  вопрос:  почему  именно  так   выражают  свои  мысли  и  чувства  современные  художники?  Что  заставляет  их  уходить  в  дебри  конструктивизма,  абстракционизма,  кубизма, авангардизма,   дадаизма?  В  ту   область  современного  искусства,  где,  чаще  всего,  полностью  исчезает  живой  человек,  задавленный  механическими,  бездушными  конструкциями,  расчленённый  на  фрагменты,  сегменты и  кубики,  лишённый  права  быть  самим  собой. 

 Той  личностью,  сотворённой    природой,    которой  и  восхищается человечество  уже  столько  столетий,   созерцая шедевры  великих  мастеров  прошлых  времён.     Но  почему-то,  вопреки  всякому здравому смыслу,    во  всем  мире,  особенно   последнее  время,    упорно    возводят  в  ранг  гениальных  именно  тех  пронырливых  дельцов  от  искусства,  кто,  втайне  презирая    все  предыдущие  достижения  гениев,  настойчиво  предлагает  обществу  убогую, "внезапно  озарившую  их",   мазню. 

 Именно  мазню,  нанесённую  на  холст  примитивными,  не  идущими  от  сердца,  грубыми  мазками  с    хаотичным,  не  продуманным  набором  предметов,  бессмысленными,  ничего  не  выражающими,   линиями,   абсурдными  композициями.

И,  вдумываясь  упорно  в  возникшую  в  мире  ситуацию,   заставляющую  нормального,  со  здоровой  нервной  системой  и  психикой,  человека  поневоле  искать  из  нее  выход,   Виктор  постепенно  стал  понимать,  что  стоит  за  всем  этим  абсурдом,  граничащим  с  идиотизмом?  

Нет,  он  не  сомневался  в  том,  что  настоящих  художников,  одарённых  богом, было  по-прежнему  много.  Тех,  кто  свято  веря  своему  призванию,   творит    самозабвенно  и  неистово  в  тиши  своих  мастерских  или  выбираясь  из  города  в   укромные  уголки  природы.  Но  он  видел  так  же  совершенно  ясно,  что  этому истинному,  возвышенному,  человечному  искусству  объявлена  сегодня  грязная,  злобная, циничная,   беспощадная   война,  преследующая  далеко  не  творческие  цели!   

И вот  однажды  он,  подчиняясь  смутному  влечению,   решил  съездить  в  Москву  и  посетить  выставку   "гениального",  нашумевшего  когда-то  во  всём  мире,  Малевича.    Интерес  у  Виктора  к  этой  поездке  был  более,  чем  определённый:  там,  на  выставке  в  Москве,  должен  был  экспонироваться  "знаменитый"   "Чёрный  квадрат".    

"Или   я  недоразвитый  идиот,  или  мир  постепенно  сходит  с  ума?", -  подумал он тогда.  -  Нужно  съездить,  посмотреть  всё  собственными  глазами.  Возможно,  постояв  возле  этого  "шедевра",  написанного,  по  признанию  самого  шарлатана,  "в  пьяном  угаре,   на  грани  психического  помешательства",  я  найду,  наконец,  ясный   ответ   на  этот  сакраментальный  вопрос."

И  вот  он  в  Москве,  в знаменитой  Третьяковке!   Его  поразил  не   сам  "Квадрат" -  в  нем  он  никогда  ничего  не  видел,  кроме  бездушного,  глупого,  выкрашенного  в  чёрный  цвет,   холста размером     79,5  на  79,5. Его  поразила  реакция  людей,   подходивших  к  этому   "шедевру  века".  Особенно  их  глаза.  Они  сразу  тускнели,  в  них  гас  огонь  жизни.   И  чем  больше   посетители  всматривались   в  жуткий  чёрный  провал,   тем  мрачнее  и  беспомощнее  становились  их  лица.  

 Видимо,  они  мучительно,  напрягая  весь  свой  интеллект, пытались  решить  совершенно  непосильный  для  себя  вопрос:  как  соединить  то,  внушённое  им  ещё  с  детства  учителями  и  родителями,  представление   об  истинно  прекрасном  искусстве  с  этим   ужасным  "чудом  века"?   С  этой,   тупо  и  нагло  взирающей  на  него,    чёрной  мерзостью,  обрамлённой  примитивной  грязно-белой  рамкой?   Возможно,  к  этому  примешивались  ещё  вычитанные  в  программках  данные    о  том,  что   "Чёрный квадрат"  - это  уникальная  идея,  внезапно  озарившая голову  безумно  талантливого художника /так  и  хочется  назвать  его  бездарным  проходимцем  и  шарлатаном  века/,   воплощенная  им  "удивительно  простым,   самобытным,  найденным  благодаря  озарению  свыше,  образом"!

-  "Чёрный  квадрат"  - это  символ  космического  сознания! 

- "Чёрный квадрат" – самая знаменитая картина в мире. Она будоражит умы миллионов людей, вызывает бурные споры, притягивает к себе массу исследователей и любителей живописи!

- Миллионы людей, которых инстинктивно притягивало к этой картине, подсознательно чувствовали объемность и разноцветность "Чёрного квадрата", но им не хватало воображения, чтобы сделать последний шаг к осмыслению гениального полотна.  

- "Чёрный квадрат» - не картина в общеизвестном понимании этого слова.    - "Чёрный квадрат" - зашифрованное послание великого не художника, а философа Казимира Малевича. Поняв истинную суть этого послания, этой формулы гармонии, вы сможете по-другому взглянуть   на   окружающий   вас   мир.

Эти  изуверские  тирады  неизвестного   эпигона    новой  "эры"  в  живописи, которую  Малевич   назвал  "Супрематизмом"  /suprёmus  -  высший,  последний/,   Виктор  вычитал  в  роскошном,  отпечатанном  на  дорогой,  лощёной  бумаге,    буклете,  купленном  им  при  входе  на  выставку.  В  заключение   там  было  сказано:  "Смотрите на всё с разных точек зрения, и вам откроется вся прелесть РАЗНОЦВЕТНОГО мира".

И  вот  теперь,  встав  в  сторонке,  Виктор  с  интересом  и  болью  одновременно  наблюдал  за  мучительными  потугами людей   осознать  это,  примитивное  до  безобразия,  творение    бездарного   Сальери   от  живописи,  попытками  впустить  эту убогую   мазню  в  свою  душу,  или,  наоборот,    навсегда  отвергнуть  её.  И  эта невозможность  соединить  несоединимое  и  была,  видимо, причиной  того,  что, постояв  какое-то  время  в  молчании,  люди  отходили,  в  страхе  и  смятении,  от  этого  зловещего  взгляда  из  пустоты,  от жуткого мракобесия  21  века.  

Отходили  молча,  не  общаясь  друг  с  другом,    унося  с  собой  этот  неразрешённый  конфликт  убогого   эрзаца   искусства   и  открытой  к  общению,   ищущей  добра  и  света,  мятущейся  души  человека.   И  вот  именно  тогда,  стоя  в  зале  Третьяковки,  наблюдая  и  анализируя  увиденное,  Виктор  понял  вдруг  совершенно  отчётливо:     сейчас  он  созерцает  не  торжество  высокого,  нужного    человечеству,  как   утверждают   дорогие  выставочные  буклеты,     искусства,  а    а г о н и ю   ц и в и л и з а ц и и. 

 Агонию  всего  мыслящего  человечества,  попавшего  в  сети  ловких,  безжалостных  политических  и  финансовых  проходимцев,    демонстрирующих   таким  образом  своё  превосходство  над  нами,  простыми  смертными.  Именно такой - массовый     дурман  нужен  этим  тайным,  невидимым  финансовым  воротилам  сейчас!  Тупое,  бессмысленное  преклонение  перед ничтожеством, возведённым  путём  тщательно  продуманной,  назойливой,   наглой,   ежедневной   пропаганды  в  ранг  недосягаемого  и д о л а   современности. 

 Умная,  анализирующая,   самостоятельно  мыслящая  и  делающая  правильные  выводы  и  оценки   человеческая  масса  им  не  нужна.  Такая  масса  -  их  враг.    А  с  врагом  нужно бороться.  Вот  и  появляются  чёрные  заслоны  на  пути  к  духовному  совершенству  общества  в  угоду  патологической  жадности  и  ненасытному,  пожирающему  вокруг  всё  светлое,  возвышенное,  благородное,   Золотому  Тельцу.  

 И  очень жаль,  что  истинно  талантливое  молчит,  не  даёт  бой  этому  уродству  в  искусстве,  давно  уже  взятому  на  вооружение  ушлыми политиканами  и царедворцами.                                           

  
Глава  романа  "Экспресс Центурия" Книга  вторая

Нравится
05:20
137
© Валерий Марро
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Если по традициям, выработанным вековой культурой, выпить с горла всё содержимое самого дорогого сосуда с красивой этикеткой и указанными на ней сорокаградусными обозначениями содержимого и начать обозревать что-то тёмное, поглощающее не только свет, но и душу, то можно многое узреть: обозревающих собутыльников, сосредоточенных на закуске, расположенной на чёрном квадрате бархатисто лоснящейся, заляпанной модернистскими, реалистическими пятнами скатерти, новые веяния перезаливки и разливания акрилика с добавлением силикона и прочими технико-компьютерными программными прибамбасами графики. Вот например, если долго, долго, при долго смотреть в дыру или в проём глубокого колодца, а потом плюнут в него; или же всматриваться с закрытыми глазами в параллельное пространство, находясь с бодуна в сновидении, или вглядываться третьим глазом в тонкий мир информационного поля Астрала, или просто в выключенный экран своего гаджета, то можно увидет отражение гада же или воображение образа и подобия всеми прославляемого Творца и тогда разум одолевают галлюцинации, без которых невозможно представить экстаз вдохновения настоящего живописца. Писание картины или описание уже готового произведения неразрывно связано с именем, названием, сюжетом, композицией и позицией творцов, наблюдающих и учавствующих в процессе. Наблюдая за мучительными потугами пере натуженного творческими родами художника, можно прийти к выводу, что все натуги рано или поздно приводят либо к поносу, либо наоборот к запору мыслей и слов. Останется призвать оценивателя и лоханутого ценителя, чтобы продать дерьмо, выдав его за шедевр. И такие находятся, а также даже множество тех, кто виноватят в эрозии разума всех и кого угодно, но только не себя, свою необразованность, чванство и избранность в смысле богоносительства и богоискательства в праведности творения.
22:39
Спасибо, Валерий, за внимание к моему труду и тревожным мыслям. изложенным в нём.
И я не перестаю удивлятся Вашему таланту творца. Удачи Вам!
19:59
Спасибо, тезка! Это вливает в организи новые силы и усиливает желание борьбы за новый, высоко духовный, мир без пороков, алчности и вранья!
Я уже не в силах бороться с ветряными мельницами.Украинцы-восточнославянские племена (Бужане. Волыняне. Древлян. Поляне. Дреговичи. Наревяне)и у них были поговорки: « За дурною головою і ногам нема покою». «Дурень думкою багатіє. Дурень думкою радіє». «А в лиху годину не кидай свою Батькивщину.» На чужій ниві все ліпша пшениця.
Дословный перевод: На чужом поле всё лучше пшеница.
І злодій просить Бога, щоб украсти, та не попасти.Селянин трохи збагатів, як коли в наймитах згорбатів.
Дословный перевод: Мужик маленько разбогател, как в батраках горб нажил.
Мала частка світу з жиру скаче — а більша половина з злиднів плаче.
Дословный перевод: Малая часть мира с жиру скачет, а большая половина от нищеты плачет.
Українська література: «Хто міняє, той нічого не має» А.Григорук
И наконец, не тратьте куме силы, спускайтесь на дно. drink
21:35
Спасибо за интерсную подборку, но можно было бы и не переводить на украинский. Почему — поймёте, когда прочтете здесь /или на Прозе.ру/ мою пьесу «Григоріій Сковорода жартує...».
Сейчас выложу…

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение