Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Что бывает, если узнаешь чужие тайны

ЧТО БЫВАЕТ, ЕСЛИ УЗНАЕШЬ ЧУЖЫЕ ТАЙНЫ

 

29 декабря, вечер. Завтра в музыкальной школе будет отчетный концерт. Капиталина Марковна, учительница музыки, заставила Элю еще раз сыграть этюд, который она будет играть завтра на отчетном концерте. В результате Эля опоздала на свой автобус. Теперь ей придется ждать следующего почти 40 минут. Когда она вышла из здания музыкальной школы, на улице было уже совсем темно. В окнах многих зданий напротив горели огоньки новогодних елок, некоторые здания были украшены гирляндами из разноцветных лампочек. Было морозно, дул порывистый холодный ветер, неся поземку. Она подошла к остановке, там никого не было. Стараясь укрыться от ветра, забилась в уголок этого сооружения. С одной стороны остановка имела глухую стенку, которая теперь защищала девочку от холодного ветра. В своем темном пальтишке и меховой черной шапочке, на улице, едва освещенной фонарями, была почти незаметна в уголке остановки. Время тянулось медленно, она уже начинала замерзать. Часто доставала мобильник, чтобы узнать который час. Он на шнурке висел у нее на шее, и для того, чтобы посмотреть в очередной раз время, нужно было расстегивать верхние пуговицы пальто и разматывать шарф. От каждой такой операции становилось все холодней. Так прошло минут 15. На остановке она по-прежнему оставалась в одиночестве. Прошло еще минут 10.

 

В этот момент к остановке подошли двое мужчин и стали за стенкой остановки, не замечая холодного ветра, явно увлеченные своим разговором. Их голоса Эле хорошо были слышны, но поначалу она к их разговору не прислушивалась. Но, когда услышала, что речь идет о новогодней елке, это заставило ее прислушаться. Она услышала обрывок фразы:

 

- … ни в коем случае, нельзя упустить такой шанс. Ты представляешь, сколько там будет шуб, меховых пальто, дорогих шапок. Это же многие тысячи рублей, - говорил мужчина явно по голосу старший по возрасту. – И это все добро может достаться нам.

 

- А как ты планируешь это сделать? – спрашивал второй, по голосу младший.

 

- План у меня такой. На новогодний бал-маскарад в музыкальной школе соберется куча народа. Все будут в масках, это может облегчить нам работу. На балу обязательно будет Дед Мороз. Моя задача перехватить его по дороге, снять с него костюм и облачиться в него. Твоя задача проникнуть в подвал к электрическому щиту. Я уже все там разведал. Там рядом с ним есть противопожарный щит. На нем топор. В условленное время ты должен будешь взять этот топор и перерубить входной кабель. Все здание погрузится во тьму. В это время Водила подгоняет к окну раздевалки джип. Ты выбираешься из подвала и идешь к нему. Рыжий должен будет торчать у раздевалки, замечая, где находятся самые дорогие вещи. Как только погаснет свет, он должен будет оглушить бабку-гардиропщецу, раскрыть окно и подавать тебе и Водиле вещи. Я за это время постараюсь зарыть основную дверь зала. И в момент, когда наступит темнота, бросить свето-шумовую гранату под елку. Будет яркая вспышка и оглушительный звук, имитирующий взрыв. От этого елка загорится. Начнется паника. Все бросятся к основной двери, но она окажется закрытой. Тогда толпа рванет к запасному выходу. Начнется давка. Запасной выход со второго этажа ведет прямо на улицу, так что до раздевалки на первом этаже они доберутся не скоро. За это время ты с Рыжим быстро грузите все и отъезжайте. Машину спрячьте в условном месте. И дожидайтесь меня. Пока они разберутся, что к чему, мы уже будем далеко.

 

- Чудесный план. А как же бабка в раздевалке? Рыжий ее не замочит?

 

- Ты предупреди его. Пусть там будет поосторожней. А то нам еще не хватало мокрого дела. И так ходим под статьей. Можно схлопотать на нары лет по десять.

 

- А ты машину подготовь. Фальшивые номера повесишь перед самым выездом на дело. Белым скотчем на капоте и сзади на багажнике наклей белые полосы. И как только скроетесь во дворе, сразу их снимите. Все свидетели, если такие окажутся, будут в один голос утверждать, что видели машину с белыми полосами. И полиция будет искать именно такую.

 

И где этот чертов Водила? Сказал, что через 5 минут выезжаю, а уже прошло, наверное, полчаса. Ехать ему минут десять. Где его черти носят? Слушай, давай зайдем внутрь на остановку, а то тут больно ветер дует. Мужчины зашли под крышу остановки и тут увидели Элю, сидящую в углу у стенки. Младший сказал:

 

- Послушай, шеф, а ведь она все слышала, эта паршивка может нас заложить.

 

- Ничего я не слышала, - в испуге завопила девочка.

 

- А что вообще ты могла услышать? – приторно сладко спросил старший.

 

- Я ничего не знаю про ваши дела.

 

- А какие наши дела?

 

- Я ничего не знаю.

 

- Послушай, шеф. Может ее пристукнуть на всякий случай. – вмешался младший.

 

- Нельзя, нам еще трупа не хватало. Начнется разбирательство, понабегут минты, и нам наше дело могут сорвать. Сейчас подъедет Водила, и мы ее отвезем в котельную и закроем в подвале. Посидит там до нового года, ничего с ней не случится, а мы за это время успеем смыться. Во всяком случае, будет гарантия, что она нас не выдаст.

 

Эля во время их разговора сидела, вся сжавшись, и лихорадочно соображала, что ей делать. Кричать и вырываться – бесполезно, еще стукнут по голове, чтобы замолчала. Бежать – успеют догнать. Эх, только бы не отобрали мобильник. Тогда, если ее даже запрут в подвале, она сможет дозвониться домой или в полицию, и ее найдут.

 

Она низко наклонилась, и чтобы не видели мужчины, сунула руку под пальто и стала отсоединять шнурок от мобильника, на котором он висел у нее на шее. Шнурок никак не поддавался. Тогда она с силой рванула его так, что стало больно шее. Шнурок порвался, мобильник остался у нее в руке. Тогда она сунула его в верхний вырез платья, и он скользнул по телу, остановившись где-то в районе пояса. Только бы не обыскивали, - подумала она, - это мое единственное спасение.

 

В это время к остановке подъехал джип и остановился напротив стоящих мужчин.

 

- Давай ее в машину, - скомандовал шеф.

 

- Дяденьки, я ничего не знаю! Я никому ничего не скажу! Я не хочууу! – вопила девочка, когда Водила с младшим, по кличке Лысый, тащили ее в машину.

 

- Заткни ей рот!

 

Лысый сорвал с нее шарф и старался запихнуть ей его в рот. Девочка вырывалась и кричала:

 

- Не надо в рот! Я буду молчать.

 

- Тогда завяжите ей глаза, - приказал шеф.

 

Лысый завязал шарфом Эле глаза и усадил ее на заднее сидение машины. Сам сел рядом. Шеф сел впереди на пассажирском сидении рядом с Водилой. Машина тронулась.

 

Эля сидела тихо с завязанными глазами, ничего не видела, только внимательно прислушивалась ко всему, что делалось вокруг. Она почувствовала как машина поехала, потом постояв на перекрестке, повернула налево, проехала некоторое время, затем повернула направо. Еще раз постояла на перекрестке, дальше долго ехала, никуда не сворачивая и не останавливаясь. Эля старалась запомнить все это на тот случай, если придется выбираться самой, или рассказать, где ее искать. Наконец машина свернула влево и остановилась. Постояла некоторое время и дальше двинулась по какой-то ухабистой дороге. Ее трясло и раскачивало на неровной дороге. Ехали не долго.

 

Элю Лысый вытащил из машины, и, не развязывая глаза, повел куда-то.

 

- Свяжи ее и запри в подвале, - донесся до нее голос шефа.

 

Ее долго вели куда-то, по-прежнему с завязанными глазами, вначале по каким-то ступенькам вниз, потом по какому-то коридору. Лязгнул засов открываемой двери и ее ввели в какую-то комнату. Только тут с глаз у нее сняли шарф. От электрического света она вначале зажмурилась, а потом огляделась вокруг. Это была небольшая комната приблизительно три на три метра. В ней стоял у стены большой верстак, заваленный какими-то металлическими деталями и колченогий стул. Больше ничего в комнате не было. Высоко под самым потолком было небольшое зарешеченное окно. Через него ничего не было видно, на улице была ночь. С потолка свисала электрическая лампочка без абажура.

 

- Давай руки назад! – скомандовал Лысый. Девочка покорно отвела руки назад. Мужчина связал ей руки скотчем, усадил на стул, ноги примотал скотчем к ножкам стула и саму примотал к спинке стула. Девочка заплакала.

 

- Ты мне еще пореви тут! – разозлился бандит.

 

Он, на всякий случай, заклеил ей рот скотчем, выключил свет, вышел из комнаты и закрыл дверь на засов. Эля осталась в полной темноте, связанная по рукам и ногам. Ей стало страшно, как никогда не было в жизни.

 

Мать Эли готовила ужин, все время поглядывая на часы. Было уже восемь часов вечера, а Эля еще до сих пор не вернулась из музыкальной школы. Возможно, она задержалась и опоздала на свой автобус, но все равно, к этому времени она должна была уже быть дома. Прошло еще минут пятнадцать, а Эли все не было. В сердце матери закралась тревога. Что-то случилось, - с замиранием сердца подумала она. Выключив газ на кухне, зашла в комнату и обратилась к мужу.

 

- Сергей, Эля до сих пор не вернулась. Боюсь, что что-то случилось.

 

- Успокойся, может быть, просто где-то задержалась, встретила кого-нибудь и заболталась.

 

- Да не должна бы, ей еще уроки нужно делать.

 

- Не паникуй, подождем еще немного. А ты позвони ей на мобильник. Если она уже не в школе, она ответит.

 

Мать тут же набрала номер Эли. «Аппарат абонента выключен» - раздалось в телефоне.

 

- Она его после школы забыла включить.

 

Прошло еще какое-то время.

 

- Ну, паршивка, если, действительно с кем-то болтает, я ей всыплю, - злилась мать.

 

Часы пробили девять раз. Это уже выходило за всякие рамки.

 

Мать еще раз попыталась дозвониться до нее, но телефон абонента был выключен.

 

- Сергей, оденься, выйди и встреть ее. Может быть, она болтает с кем-то у подъезда.

 

Отец с тревогой в душе, но не охотно, поднялся с дивана и пошел одеваться. Через пять минут он был уже на улице. Вокруг было темно и безлюдно. Он прошел к автобусной остановке, и там никого не было. Посмотрел расписание. Автобус 17-го маршрута прошел полчаса назад. Следующий должен был быть через пять минут. Он закурил и стал ждать автобуса. Полупустой автобус подошел к остановке. Из него вышли две женщины. Эли в автобусе не было. Сердце мужчины забилось тревожно. Сомнений больше не осталось, случилось что-то страшное. Через несколько минут он уже вернулся домой.

 

- Нужно позвонить учительнице. У меня где-то есть ее телефон, - сказала мать и стала лихорадочно листать свою записную книжку. Наконец, нашла и набрал номер. Трубку взял ее муж. Сказал, что Капиталина Марковне еще не вернулась домой, звонила, сказала, что после работы зайдет в гастроном.

 

Мать попросила позвонить им домой, как только она вернется. Отец сказал, что поднимется к соседу, отцу Вовки, капитану полиции, посоветоваться, что делать.

 

Капитан принял деятельное участие в поисках девочки. Он сразу позвонил дежурному по городу. Тот пообещал тут же обзвонить все передвижные полицейские наряды, узнать о происшествиях, связанных с детьми. Обзвонил тут же все отделения скорой помощи. Через несколько минут вся информация была собрана. По городу никаких происшествий, связанных с детьми, отмечено не было. В скорую помощь дети не поступали. Капитан посоветовал отцу утром зайти в местное отделение полиции и написать заявление о пропаже девочки. С этими невеселыми новостями отец вернулся домой.

 

В это время раздался телефонный звонок, оба они бросились к аппарату. Первой схватила трубку мать. Звонила Капиталина Марковна. Узнав в чем дело, сказала, что отпустила Элю в начале восьмого. И еще добавила, что позвонил ей домой сторож музыкальной школы. Ему принесли папку с нотами Эли, которую нашли на автобусной остановке.

 

Теперь для родителей сомнений больше не осталось – девочку похитили. Они метались по комнате, мучительно соображая, что делать.

 

А в это время Эля сидела в темной комнате подвала, связанная по рукам и ногам, с заклеенным ртом. Вначале она молча плакала, но вскоре поняла, что плачем делу не поможешь.

 

Нужно было как-то освободиться от этих пут. Тогда она сможет позвать на помощь, если здесь есть поблизости люди, или позвонить по мобильнику. Но для этого нужно было освободить хотя бы руки, связанные за спиной. Она изо всех сил стала дергать руками, пытаясь освободиться от скотча. Но ничего не получалось, а на это ушли последние силы. Наступило какое-то оцепенение и страшно захотелось спать. Глаза закрылись сами собой. И так в сидячем положении она уснула. Сколько она спала, она не имела понятия. Проснулась и не сразу поняла, где она находится и что с ней. Потом, когда до не дошло, захотелось зареветь, но взяла себя в руки и стала соображать, что делать. Еще раз попробовала освободить руки, но скотч держал крепко. В этот момент она нащупала торчащий из сидения стула острый гвоздь, который все время мешал ей, когда она пыталась освободить руки. Она стала об этот гвоздь рвать скотч. Вначале пошло хорошо, а потом длины гвоздя стало не хватать, чтобы разорвать связку до конца. Пришлось сильно вывернуть руки, и только тогда удалось продолжить разрушать путы. И вот, наконец, последний рывок – и руки свободны. Она радостно вздохнула. Теперь нужно было освободиться от скотча, с помощью которого она была привязана к спинке стула в районе груди. Потихоньку правую руку перетащила из-за спины вперед. Делать это было тяжело, скотч плотно ее прижимал к спинке стула. Поработав плечами, его немного растянула. Теперь рука могла дотянуться до бокового кармана пальто. Ей удалось сунуть руку в карман, там у нее были ключи от дома. Один из ключей был тонким, как нож. Вытащив ключи из кармана, стала им рвать скотч на груди. На это ушло добрых полчаса. Вверху за окном стало светлеть, наступало утро. Когда ключ разорвал последний миллиметр скотча, девочка облегченно вздохнула. Первым делом сорвала ненавистную ленту со рта. Освободить ноги было делом одной минуты. Все, она была уже свободна. От радости даже она подпрыгнула, хотя ног от долгого сидения почти не чувствовала. Но радость ее была недолгой. Она освободилась от стула и пут, но по-прежнему оставалась закрытой в этом подвале.

 

И тут же она вспомнила о мобильнике. Слава Богу, его у нее не отобрали. И только теперь вспомнила, что в музыкальной школе она его выключила, как это требовали правила в музыкальной школе. И это было хорошо, потому что, если бы он зазвонил, когда ее везли похитители, то уж точно его бы у нее отобрали. А так теперь у нее был шанс на спасение.

 

Первым делом взглянула на часы на мобильнике. Время было 8-40. Дрожа от волнения, набрала номер домашнего телефона. Нужно было сообщить родителям, что она жива и здорова, а то они там, наверное, с ума сходят. В трубке долго звучали длинные гудки. Родителей дома не оказалось. Очевидно, они занимались ее поисками. Тогда она позвонила Вовке, он должен был уже выходить из дому в школу. Вовка трубку взял сразу.

 

- Элька, ты где? Тут все с ума посходили, разыскивая тебя. Тебя уже вся полиция ищет. Что случилось? Где ты?

 

- Я сама не знаю где. Меня похитили и завезли куда-то с завязанными глазами.

 

- А чего они тебя вдруг?

 

- Долго рассказывать, и не по телефону. А ты не знаешь, где мои родители.

 

- Они сейчас в нашем отделении полиции, пишут заявление о твоей пропаже. Я сейчас позвоню отцу по городскому телефону, что ты нашлась. Погоди, я тебе перезвоню.

 

Через несколько минут он позвонил.

 

- Эля, он сказал, чтобы я бежал туда к нему. Оттуда буду звонить тебе. Они постараются засечь место, где ты находишься.

 

Не прошло и пяти минут, как Вовка был в управлении. Место работы отца было недалеко от их дома. Теперь он находился вместе с отцом в оперативном отделе управления внутренних дел города. Там собралось человек пять оперативников.

 

- Вова, звони Эле, и включи громкую связь.

 

Вовка позвонил. Из телефона раздался тоненький голосок Эли.

 

- Да, Вовка, слушаю тебя.

 

- Послушай, Эля, откуда они тебя похитили? – это уже спрашивал капитан.

 

- С остановки у музыкальной школы.

- Сколько их было?

 

- Вначале двое, а потом на машине подъехал третий.

 

- Как ты думаешь, зачем они тебя похитили?

 

- Я услышала, о чем они говорили.

 

- О чем?

 

- Это не по телефону, расскажу потом.

 

- Это не срочно? Время терпит?

 

- Да.

 

- Что они с тобой сделали? Они тебя били?

 

- Нет, только завязали глаза и увезли куда-то и закрыли в подвале.

 

- Ты не помнишь, как тебя везли?

 

- Хорошо помню.

 

- Тогда рассказывай.

 

- От остановки мы вначале ехали прямо не долго. Потом остановились на перекрестке. Я слышала шум машин впереди нас.

 

Один из оперативников достал карту города и расстелил на столе. Все склонились над картой, отмечая маршрут.

 

- Значит они ехали по Большой Речной, остановились на перекрестке с улицей Достоевского, - комментировал оперативник, доставший карту.

 

- Дальше, - командовал капитан.

 

- Дальше мы повернули налево, и буквально сразу же направо.

 

- Значит, один квартал по Достоевского, а потом на Мечникова, - вслух отмечал маршрут оперативник.

 

- Потом постояли еще на перекрестке, и еще долго ехали, никуда не сворачивая – продолжала Эля.

 

- Это по Мечникова, а перекресток, либо с Заливной, либо Пушкинской.

 

- Как долго ехали? – спросил капитан.

 

- Я не помню. Потом свернули налево и еще ехали по какой-то дороге. Нас трясло и бросало из стороны в сторону. Ехали недолго. Машина остановилась, меня вывели и, не развязывая глаз, повели куда-то в подвал, связали, привязали к стулу, рот заклеили скотчем, выключили свет, заперли на засов и ушли.

 

- Как тебе удалось освободиться?

 

- Я нащупала острый гвоздь, торчащий из стула, и об него перетерла скотч.

 

- Молодец девчонка! – не выдержал кто-то из оперативников.

 

- Тише, не мешайте, - прикрикнул капитан. – Опиши комнату, где ты находишься.

 

Эля подробно описала все.

 

- Да-с, информации маловато, - задумчиво сказал капитан. - Трудно будет по таким данным искать. Но, в общем-то, район приблизительно уже определили. Но сколько там подвалов, где ее можно спрятать… А что там у нас со связистами? Установили место, откуда она звонит.

 

- Нет, пока только направление. Как раз в сторону того района.

 

- Но это уже кое-что.

 

Все задумались, глядя на карту.

 

- Эля, послушай, ты сказала, что вверху у тебя там окно. Что в него видно? – вмешался Вовка.

 

- Снизу ничего не видно, только небо. Погоди, я сейчас залезу на верстак.

 

Через пару секунд.

 

- Видна только какая-то большая кирпичная труба.

 

- Она прямо перед тобой или сбоку.

 

- Немного вправо.

 

- На сколько?

 

- Что на сколько?

 

- Градусов на сколько?

 

- Не знаю…

 

 

- Вспомни, как мы в школе проходили углы. Представь, что ты находишься на циферблате часов. Ты в центре. На какую цифру от тебя будет труба, если смотреть прямо на окно?

 

- А, поняла. Где-то на час, или половине второго.

 

Все взрослые с интересом слушали разговор молодых людей.

 

- Теперь солнце где от тебя.

 

- Солнца я не вижу.

 

- Да ты посмотри на трубу, с какой стороны у нее тень? Ну, если труба в центре часов?

 

- А, где-то часов на восемь.

 

Все склонились над картой. Новые данные значительно пополняли информацию. Они на карте нашли трубу, и отметили углы, которые передала Эля.

 

- Молодцы, ребята! Это ж надо было догадаться. Вот те и современная молодежь.

 

- Я знаю, где это! – выкрикнул один из оперативников. – Она видит трубу кирпичного завода, а рядом с ним заброшенная ткацкая фабрика. Фабрика давно не работает, а ее котельную используют для отопления всего микрорайона. Вот там ее и закрыли. Все, поехали!

 

Не прошло и полчаса, как Эля уже сидела в оперативном отделе. Посмотреть на героиню сегодняшнего дня сбежались сотрудники со всех отделов, и ей со всех сторон несли бутерброды, булочки, угощали чаем, конфетами. Посмотреть на нее пришел даже сам полковник, начальник управления.

 

- Опять старая знакомая! Ты что, специально притягиваешь ЧП? Что случилось на этот раз? Зачем тебя умыкнули?

- Товарищ полковник, с ее помощью будет предотвращено серьезное правонарушение. В новогоднюю ночь готовился крупная кража в музыкальной школе. Должны были похитить ценные вещи из раздевалки во время бала в музыкальной школе. А там народ не бедный, в наше время не все могут позволить себе учить детей в музыкальной школе. Там будет столько ценных шуб и норковых шапок…

 

А Эля случайно подслушала разговор бандитов. Они ее обнаружили и закрыли в подвале котельной, - докладывал старший оперативник.

 

- Молодец девочка! Капитан, рапортом мне все подробно доложишь и обязательно подчеркни ее роль в этом деле. А родителям сообщили, что ее освободили?

 

- Да, они уже едут. Они в местном отделении писали заявление о пропаже ребенка.

 

- Ну, бюрократы! – ворчал полковник, уходя из кабинета оперативников.

 

Наступил вечер 31 декабря. К ярко освещенному подъезду музыкальной школы стали подходить нарядно одетые люди, подъезжать машины, из них выходить богато одетые мужчины и женщины. Все они прибыли сюда на новогодний бал-маскарад. В основном это были родители детей, учащихся здесь, в музыкальной школе. Но часть пригласительных билетов была распространена среди администрации города. Сегодня здесь, на балу соберутся самые известные люди города.

 

На входе гостей встречали два молодца в форме уланов позапрошлого века, проверяли пригласительные билеты и провожали в раздевалку на первом этаже. Там гости сдавали на вешалку дорогие шубы, меховые пальто, меховые шапки из дорогих сортов меха, взамен получали номерки. Далее гости поднимались на второй этаж в специально приготовленную комнату, где могли облачиться в свои маскарадные костюмы. Кто уже успел переодеться, проходил в зал, посредине которого была установлена громадная елка, богато украшенная елочными игрушками и гирляндами из разноцветных лампочек. Зал был украшен разноцветными шарами, бумажными гирляндами и цветами. Гремела музыка.

 

Один из гостей, одетый в костюм Мышиного короля из сказки «Щелкунчик» переглянулся с Дедом Морозом. Тот утвердительно кивнул головой. Мышиный король незаметно покинул зал и спустился на первый этаж. Там кроме гардеробщицы и Лысого в костюме Пирата никого не было. Бабка за барьером раздевалки дремала, а Пират делал вид, что никак не может правильно повязать повязку на своем лице.

 

Мышиный король тихонько спустился в подвал, и, пройдя по коридору, очутился у электрощита, рядом с которым был противопожарный щит. Сняв топор, направился к электрощиту, посмотрел на часы. До условленного часа оставалась одна минута. Вдруг за его спиной раздался голос:

 

- Топор на пол! Руки за голову! Повернись ко мне лицом! При попытке сопротивления – стреляю без предупреждения.

 

Мышиный король повернулся. Теперь перед ним стоял оперативник с пистолетом в одной руке и электрическим фонарем в другой. Лысый, а именно он был в костюме Мышинного короля, опустил топор на пол, а руки положил на затылок.

 

- Снимите маску! Руки на затылок и марш на выход! – последовала очередная команда.

 

Лысый, сняв маску, послушно выполнил команду и поплелся по коридору на выход. Там его уже ждала полицейская машина. Оперативник по радио доложил старшему группы захвата: «Один задержан. Сопротивления не оказывал».

 

В это же время второй оперативник в форме офицера ГАИ внимательно осматривал машины, стоящие поблизости от музыкальной школы. Во дворе ближайшего дома он увидел джип черного цвета с яркими белыми полосами спереди на капоте и сзади на багажнике. Он обошел машину вокруг, и цепкий глаз опытного полицейского сразу заметил, что передние и задние номера у машины не совпадают. Это сразу его насторожило. Он поскреб ногтем белую полосу на капоте. Она сразу отклеилась. Потянув за кончик, легко ее сорвал. Заглянул внутрь, подсветив себе электрическим фонариком. В машине находилось два человека. Выхватив пистолет, скомандовал:

 

- Всем выйти из машины.

 

Водитель нехотя открыл дверцу и вышел из кабины первым.

 

- Руки на капот!

 

Водитель выполнил команду. Полицейский быстро обыскал его. Оружия при нем не оказалось. Тогда он обратился ко второму, сидящему на заднем сидении.

 

- Я приказал всем выйти из машины!

 

Но человек, сидящий в машине, не шевельнулся. Оперативник заглянул в кабину. Тут он заметил, что человек был связан и с кляпом во рту.

 

- Это еще что такое? Быстро развязать и освободить человека! – приказал он водителю.

 

Водитель полез в машину и стал развязывать пленника. Им оказался артист, который должен был на балу играть роль Деда Мороза. Преступники перехватили его по дороге в музыкальную школу, отобрали костюм и связали его.

 

Оперативник по радио доложил старшему о задержании водителя и освобождении артиста. Через минуту к ним подъехала полицейская машина, и в нее погрузили обоих. Артиста отвезли в музыкальную школу, а на водителя надели наручники.

 

А в это время в актовом зале музыкальной школы шел бал-маскарад. Гости веселились, танцевали, играли в различные игры, не обращая особенно внимание на то, что Дед Мороз вел себя не вполне профессионально. Иногда в своих репликах допускал такие выражения, которые коробили слух окружающих.

 

Все гости были в масках, так было установлено правилами бала-маскарада. Поэтому старший группы захвата, который должен был арестовать организатора банды Шефа, чтобы войти в зал, нужно было найти какую-нибудь маску. Для этого ему пришлось временно одолжить маску у подвыпившего гражданина, сидящего в курилке первого этажа. Ему досталась маска Зайца. В этой маске он подошел к Деду Морозу.

 

- Дедушка Мороз, угости зайчика морковкой.

 

- Отстань, Заяц, не мешай работать.

 

- Ну пожалуйста, дедушка. Я знаю, что у тебя в мешке есть морковка. Давай я сам посмотрю.

 

С этими словами оперативник выхватил мешок из рук Деда Мороза.

 

- Гражданин! Что вы делаете? Я сейчас позову полицию.

 

- Не надо звать. Я уже здесь.

 

Сказал он это тихо, чтобы не слышали гости, и показал свое полицейское удостоверение. А сам засунул руку в мешок и нащупал там гранату.

 

- Постарайся не привлекать внимание, пойдем на выход, - почти шепотом командовал он, обнимая Шефа за талию, и прижимая к его боку пистолет.

 

Те, кто в это время смотрел в их сторону, могли увидеть странную пару Деда Мороза и Зайца, которые обнявшись, словно закадычные друзья, вышли из зала. Как только за ними захлопнулась дверь, оперативник быстро надел наручники на самозваного Деда Мороза и повел его в раздевалку. Там их уже ждал настоящий Дед Мороз.

 

Старший группы захвата по телефону доложил полковнику, что задержание преступников прошло успешно, все они отправлены в полицию. А в музыкальной школе бал продолжался. Гости даже не заметили подмену Деда Мороза. Они даже и не подозревали, какие у них могли быть неприятности, если бы ни Эля. Они спокойно танцевали и веселились только благодаря ей.

 

Но об этом Эля не знала. Она дома вместе с родителями за праздничным столом встречала Новый год. Ей впервые разрешили лечь спать после встречи Нового года. Впереди у нее были каникулы, и можно было по утрам рано не вставать. И еще после праздников ее ждали ценные подарки и благодарственная грамота от Управления внутренних дел ее родного города. Встретив Новый год, она сладко уснула. А старый год для нее оказался удачным.

 

 

 Глава 3.  ТАЙНА ЖЕЛЕЗНОЙ ДВЕРИ

 

Возвращаясь из музыкальной школы, Эля о чем-то задумалась и случайно проехала свою остановку. Пришлось обратно идти пешком, а это было довольно далеко – почти 4 квартала. Но день был хороший, солнце еще ярко светило, было тепло и тихо. Эля была даже рада неожиданной возможности прогуляться по городу. В эту сторону от дома она никогда не ходила пешком, на машине с папой они, правда, ездили по этой улице, но сейчас она была здесь впервые. Она проходила мимо домов, в основном, двухэтажных из белого и красного кирпича, утопающих в зеленых насаждениях. Дома были похожи друг на друга, и эта часть улицы почти ничем не отличалась от той, по которой она часто ходила.

 

Но вот ее внимание привлек необычный дом какого-то странного вида. Он стоял в глубине двора и имел не то полтора, не то два этажа. Там, где у обычных домов бывает первый этаж, здесь была сплошная высокая кирпичная кладка из красного кирпича. Возможно, это был, так называемый, цокольный этаж. Над ним возвышался невысокий этаж из белого кирпича с небольшими узкими окнами. На первом этаже окон не было вообще. Со стороны улицы в торце дома была небольшая железная дверь, которая едва ли служила основным входом в это здание. Очевидно, главный вход в это сооружение был с противоположной стороны. Дверь эта была окрашена в зеленый цвет.

 

Эля сама не знала, почему вдруг заинтересовалась этим домом и, особенно, этой дверью. Ей вдруг показалось, что за ней скрывается какая-то тайна. Она даже остановилась, и некоторое время внимательно разглядывала ее.

 

Уже дома, когда она закончила делать уроки, вдруг вспомнила об этой двери, и ее воображение стало рисовать одна за другой фантастические картины, связанные с ней. И не было ничего удивительного в том, что ей ночью приснился странный сон.

 

Снится ей, будто бы она ночью просыпается от странного звука. Звук этот в виде какой-то красивой мелодии идет откуда-то издалека. Но она хорошо понимает, что звук этот идет из той зеленой железной двери, и ей обязательно туда нужно попасть.

 

Эля тихонько поднимается, стараясь не разбудить родителей, выходит из квартиры и идет к тому дому с железной дверью. По мере приближения к нему звук становится все громче, она чувствует, что этот звук зовет ее. На улице темно и безлюдно, одиноко горят уличные фонари, слабо освещая ей путь. Ей страшно, но она чувствует, что должна обязательно идти туда.

 

И вот она уже возле этого дома. Железная дверь чуть-чуть приоткрыта, и сквозь щель виден свет, и слышатся громкие звуки веселой музыки. Эля тихонько открывает дверь. Яркий свет сразу слепит ее, а когда глаза понемногу привыкают, она видит огромный сверкающий иллюминацией зал. В зале идет бал, там полным полно народа. Дамы в шикарных платьях и сверкающих украшениях, кавалеры в строгих фраках с белоснежными рубашками и бабочками кружатся в танце. На втором этаже гремит оркестр, и седой дирижер управляет им. На высоком постаменте не то на кресле, не то на троне, сидит молодой человек. Видно по всему, что он является хозяином этого бала. Рядом с ним стоит такое же пустое кресло. Молодой человек не танцует, только озабоченно смотрит вокруг. Похоже, что он ждет кого-то.

 

Заметив Элю, к ней подбежал распорядитель бала.

 

- О, дорогая принцесса, мы все так ждем вас. Принц уже совсем заждался. И почему вы в таком наряде? Но не волнуйтесь, это легко исправить. Пойдемте со мной, сейчас две фрейлины помогут вам облачиться в самый лучший наряд. Вы будете настоящей королевой бала.

 

Распорядитель бала привел Элю в соседнюю комнату. Очевидно, она служила костюмерной. В больших шкафах висели десятки красивых платьев, сверху на шкафах стояли большие круглые коробки со шляпами, на огромном комоде были разложены коробки с различными украшениями.

 

Две бойкие девушки-фрейлины сразу принялись за работу. Первым делом они стали примерять на Алене платья. Все платья были настолько хороши, что девочка никак не могла остановиться на одном из них. Наконец общими усилиями выбрали платье из ткани, отливающее серебром. Подстать платью нашлись и серебряные туфельки. Далее девушки взялись за ее прическу. С помощью расчесок, лака и фена соорудили высокую прическу, сверху на которую украсили небольшой серебряной с жемчугом короной. Теперь принцесса была готова появиться на балу во всей своей красе.

 

Распорядитель бала вывел принцессу из костюмерной и провел в зал. Как только он распахнул перед ней двери, все присутствующие в зале повернули головы в их сторону. Оркестр сразу умолк, танцующие остановились, расступились, давая им дорогу, и поклонами приветствовали принцессу. Принц Артур поднялся со своего кресла и поспешил им навстречу, протягивая к ней руки.

 

- О, дорогая принцесса, я так долго ждал Вас. Без Вас мне этот бал немил. Проходите, садитесь рядом со мной.

 

Они поднялись на возвышение. Эля села в кресло рядом с принцем. Принц подал знак распорядителю продолжить бал. Оркестр снова заиграл танцевальную мелодию, и зал наполнился танцующими парами.

- Ваше высочество, - обратилась к принцу Эля, - скажите, пожалуйста, по какому поводу нынешний бал?

 

- О, моя дорогая Адель, Вы меня удивляете. Вы что забыли? Этот бал в Вашу честь. Ведь сегодня Вам исполняется двенадцать лет. Вас сегодня еще ждут дорогие подарки и поздравления. А сейчас примите от меня поздравления и этот скромный подарок.

 

С этими словами принц взял со столика, стоящего рядом с его креслом, небольшую коробочку, оббитую красным бархатом, раскрыл ее, вынул оттуда тонкое золотое колечко с большой жемчужиной и надел ей на средний палец правой руки. Колечко оказалось ей совсем впору.

 

- Благодарю Вас, Ваше высочество. Право, я не заслужила таких дорогих подарков.

 

- Милая Адель, Ваша красота заслуживает самых дорогих подарков в мире!

 

Эля с поклоном поблагодарила принца. Ее не оставляла мысль о том, что ее здесь принимают совсем не за ту, кем она является на самом деле. Ведь принц ее называет Адель. И не сегодня у нее день рождения, и не двенадцать ей лет, а только одиннадцатый год. Это волновало и тревожило девочку. Но бал продолжался, все окружающие смотрели с восхищением на принца и его подругу. Им вскоре принесли поднос, на котором стояли высокие бокалы с лимонадом и вазочки с мороженным.

Они оба с удовольствием отведали этого чудного мороженного с вишневым вареньем, и запили восхитительным на вкус лимонадом.

 

Принц подозвал к себе распорядителя бала и что-то шепнул ему на ухо. Тот вышел на средину зала и торжественно объявил:

 

- Внимание! Танец принца и принцессы. Оркестр, пожалуйста.

 

Принц встал, подал руку девочке. Она поднялась. И в этот момент раздался какой-то посторонний шум. В зал, сметая охрану, ворвалась группа людей в черных костюмах и черных масках на лицах. Возглавлял группу карлик. Оркестр умолк, все замерли в оцепенении. Бандиты направились прямо к возвышению, где еще оставались Артур и Адель.

 

- Ты жалкий самозванец, - выкрикнул карлик, обращаясь к принцу, - никогда тебе не стать королем!

 

Он выхватил из-за пояса большущий пистолет и выстрелил вначале в принца, а затем в огромную люстру. Свет везде погас.

 

Эля проснулась в своей кровати, и еще долго не могла прийти в себя после этого сна. Ей казалось, что она действительно только что побывала на этом балу. Она даже взглянула на свою правую руку в надежде увидеть там колечко, только что подаренное ей принцем. Но кольца не было, это было только во сне.

 

В субботу после обеда Эля вышла погулять. Ни во дворе, ни на детской площадке никого из подружек не было. Она покрутилась немного на каруселях, покачалась на качелях, а затем вышла на улицу. Ноги ее сами понесли к тому таинственному зданию с зеленой железной дверью. Ночной сон будил ее воображение, ей казалось, что, стоит только войти в эту дверь, перед ней откроется то сказочное королевство.

 

Она быстро прошла пару кварталов по улице, и очутилась у странного здания. Вначале медленно прошла мимо, не спуская глаз с той загадочной двери, затем подошла к зданию поближе, внимательно рассматривая дверь. Она заметила, что рядом с дверью установлена металлическая коробка, закрытая дверцей, а над дверью горит электрическая лампочка, несмотря на солнечный день. Девочка уже хотела подойти к зданию поближе, как откуда не возьмись, у двери появился мужчина худощавый и невысокого роста. В руках у него была большая сумка, а в ней было что-то громоздкое и тяжелое. Он открыл дверцу коробки, достал из кармана пластиковую ключ-карту и куда-то сунул ее в ящик. Куда именно, Эля издали рассмотреть не успела. Она знала назначение таких ключ-карт. Ими пользовались, как ключами для домофонов. Когда она отдыхала с родителями прошлым летом в Гурзуфе, двери номеров их гостиницы закрывались такими ключ-картами. И сейчас дверь, щелкнув, приоткрылась, и мужчина зашел внутрь, таща за собой свою тяжелую сумку. Дверь снова закрылась. Эля еще походила минут десять взад-вперед по улице мимо здания, неотступно наблюдая за входом. Минут через пятнадцать дверь снова отворилась, мужчина вышел, закрыв за собою дверь, и ушел прочь.

 

Оглянувшись вокруг, и убедившись, что за ней никто не наблюдает, девочка подошла к двери и попробовала ее открыть, потянув ручку на себя. Но дверь была плотно закрыта. Она уже хотела уйти, как в этот момент лампочка над дверью погасла, и в двери что-то щелкнуло. Очевидно, во всем здании отключилась электроэнергия. Эля помнила, что, когда отключается свет, двери, снабженные домофоном, открываются свободно без ключа. Она снова потянула за ручку, и дверь поддалась. Тихонько ее приоткрыв, заглянула внутрь. Там было почти совсем темно. В длинный коридор первого этажа проникал только свет откуда-то сверху, очевидно, через окна второго этажа, едва заметно освещая это странное здание.

 

Девочка вошла внутрь, прикрыв за собою дверь. Было страшно, но любопытство гнало ее вперед. Глаза потихоньку привыкали к темноте. Не успела она сделать и пяти шагов, как высоко под потолком вспыхнули несколько электрических лампочек, осветив все вокруг, и в двери что-то громко щелкнуло.

 

Эля бросилась к выходу, но дверь оказалась закрытой. Эля поискала кнопку открытия дверей, как у домофонов, но таковой не оказалось. Рядом с дверью был такой же, как в гостинице, пульт для ключ-карты. Теперь открыть эту дверь можно было только с помощью такой карты. Девочка оказалась в ловушке.

 

Со страху она хотела разреветься, но потом взяла себя в руки, и стала осматриваться вокруг. Она оказалась в коридоре на первом этаже. Слева и справа от него тянулся ряд дверей. В дальнем конце коридора виднелась лестница, ведущая на второй этаж. Перекрытия над коридором не было, и высоко на потолке второго этажа горели лампочки в жестяных отражателях. За лестницей в дальнем конце коридора угадывалась стеклянная дверь, очевидно, главного входа. Девочка устремилась туда, в надежде незаметно покинуть здание через этот выход. Обойдя лестницу, убедилась в том, что для выхода тоже нужна ключ-карта. Ей стало совсем страшно.      

 

Она стала прислушиваться, во всем здании было тихо, только где-то на втором этаже слышались приглушенные мужские голоса. Стараясь ступать, как можно тише, поднялась на второй этаж. Голоса стали слышнее. Они теперь уже раздавались из-за третьей слева двери от лестницы. Девочка подкралась ближе к двери и стала слушать. Рядом находился противопожарный ящик со свернутым шлангом внутри. За ним и спряталась девочка. Оттуда ей было хорошо слышно все, о чем говорили в комнате. Слышался грубый мужской голос с южным акцентом:

 

- Завтра в этом проклятом Аллахом городе будут отмечать день города. Празднество состоится на площади, там уже установлена временная трибуна. К полудню соберется много народа, состоится митинг, на трибуне будут все руководители города, а вокруг полно народа. Самое удобное время для проведения теракта. Заряд нужно незаметно подложить под трибуну. Хорошо, что Ахмет принес ящик с гвоздями. Бомбу положим в этот ящик, а сверху засипим гвоздями. Ящик нужно будет ночью незаметно подложить под трибуну. Даже если кто-то его там обнаружит, то подумает, что его просто строители забыли там. Рыться в гвоздях никто не буде, да и утащить его при таком скоплении народа не рискнут. Джамиль, доставку и установку ящика с бомбой поручаю тебе. Ночью заберешь ящик отсюда, и отнесешь его под трибуну. Бомбу в действие я приведу сам с помощью радиоуправляемого взрывателя, когда соберется побольше народа. Тебе все понятно?

 

- Хозяин, а она сама не взорвется, пока я буду ее тащить?

 

- Ну и дурак же ты, я же сказал, что взорвется она по команде радиовзрывателя. Сама она никак не сможет взорваться.

 

- Тогда ладно, я понял.

 

Эля слышала, как человек встал со стула или кресла, сделал несколько шагов. Потом зазвенели ключи, после чего раздался звук открываемой металлической дверцы. Потом дверца снова глухо хлопнула, и снова зазвенели ключи. Девочка поняла, что тот, кого Джамиль называл хозяином, что-то достал из металлического сейфа.

 

- Я сейчас кладу коробку с зарядом в ящик, немного засыплю гвоздями, остальные гвозди засыплешь на месте. Только смотри, чтобы коробки не было видно, - раздался все тот же голос хозяина. – А сейчас бери за другой конец ящика, отнесем его поближе к дверям, чтобы тебе ночью не тащить его одному через все здание.

 

Девочка услышала звук шагов сразу двух мужчин и звук открывающейся двери. Она буквально вжалась в стену за ящиком. Из своего укрытия она увидела, как из соседней двери вышли двое, один коренастый широкоплечий мужчина лет пятидесяти с огромной лысиной на голове, и второй худощавый, черноволосый невысокого роста, лет тридцати, не более. В руках они несли тяжелый деревянный ящик.

 

- Погоди, я дверь закрою, - сказал старший, опуская ящик на пол. Он достал из кармана связку ключей, и закрыл дверь своего кабинета. Они снова подняли ящик и понесли его в сторону лестницы.

 

- Как хорошо, - думала Эля, - что я спряталась с этой стороны от двери. Иначе, проходя мимо, они бы обязательно меня обнаружили.

 

Мужчины спустились на первый этаж и понесли ящик к дальнему выходу. Девочка наблюдала за ними, спрятавшись за лестницей на втором этаже. Поставив ящик прямо у двери, они повернули обратно и сразу направились к главному входу. Старший открыл первую дверь своей картой, они прошли в тамбур, он закрыл дверь, а подошел к металлическому шкафу, висящему на стене, открыл его и щелкнул выключателем. Во всем здании погас свет, только остались гореть несколько ламп дежурного освещения над главным и запасным выходами. Наружная дверь захлопнулась, и наступила полная тишина.

 

И только теперь до Эли дошло, что сейчас она оказалась в настоящей ловушке. Самостоятельно выбраться из здания она никак не сможет. А сегодня суббота, и до понедельника, возможно, никто в этом здании больше не появится. Родители сойдут с ума, разыскивая ее. И тут она вспомнила о готовящемся теракте завтра на площади. Ей во что бы то ни стало нужно обязательно выбраться отсюда, чтобы предупредить людей о замысле бандитов. И она прекрасно понимала, что если бандиты узнают, что ей известно о готовящемся взрыве, то в живых ее не оставят. Нужно как-то выбраться из этого проклятого здания. Но как? Все двери открываются только с ключ-картами.

 

Глаза ее уже привыкли к темноте, она могла едва различать предметы на первом этаже, куда едва доходил слабый свет от окон второго этажа. Эля пробежала весь первый этаж, в надежде, что какая-нибудь дверь окажется незапертой. Тогда она сможет попытаться, разбив окно, выбраться наружу. И тут она с ужасом вспомнила, что окон на первом этаже этого здания нет. Поднялась на второй этаж, там тоже все двери были закрыты. Только в обоих торцах здания под самым потолком были узкие окна, через которые еще струился свет заходящего солнца. В отчаянье она присела и заплакала. Взгляд ее нечаянно упал на висящий на шнурке у нее на шее мобильный телефон.

 

Слезы ее сразу высохли. Куда позвонить? – лихорадочно думала она. - Папа в командировке, мама на дежурстве, будет поздно вечером. Вовке! Он обязательно поможет.

 

Через минуту в трубке раздался басовитый голос ее друга.

 

- Владимир у телефона, - так обычно представлялся Вовка.

 

- Вовочка, помоги мне, я попала в беду, - дрожащим голосом затараторили Эля.

 

- Эля, ты где? Что с тобой?

 

Немного успокоившись, она рассказала ему все, как она попалась в эту ловушку. На всякий случай, о готовящемся теракте пока говорить по телефону не стала. Вовка, выслушав ее, стал задавать вопросы.

 

- Двери какие, стеклянные или металлические?

 

- Железные двери, Вовочка.

 

- Закрываются ключом или с помощью электромагнитов?

 

- Ключей нет, они открывают и закрывают их с помощью пластиковых карт.

 

- Так, значит замки электромагнитные. Надо как-то отключить свет.

 

Ты нигде рубильника, отключающего свет, не видела? Хотя, нет, рубильником можно выключить освещение, но не дежурный свет и дверные замки.

 

- Свет они отключили выключателем в тамбуре, но туда не попасть. Дверь закрыли на ключ. Слушай, Вовка, когда я только подошла к двери в первый раз, наружная лампочка над дверью вдруг погасла и дверь сама открылась.

 

- Это хорошо. Дай подумать. Я позвоню тебе через пару минут.

 

Эти несколько минут Эле показались часом. Когда зазвонил телефон, она тут же схватила трубку.

 

- Ну что, придумал?

 

- Слушай меня внимательно. Ты розетки в коридоре где-нибудь видела?

 

- Да, тут есть недалеко от двери.

 

- У тебя в волосах есть какая-нибудь металлическая шпилька или приколка?

 

- Есть, такая с бабочкой, а зачем?

 

- Теперь найди какую-нибудь бумажку, желательно побольше, скрути ее в жгутик, сложи его пополам, возьми приколку разогни ее проволочки, между ними вложи согнутый бумажный жгутик. Теперь эту приколку нужно будет воткнуть в розетку. Но будь осторожна, произойдет короткое замыкание, может быть вспышка, может даже раскалиться приколка и загореться бумажка. В момент, когда будешь вставлять, закрой глаза или отвернись. И ни в коем случае не прикасайся к самой приколке! Ты меня поняла?

 

- Поняла, а зачем это?

 

- Произойдет короткое замыкание, сгорят пробки, сеть обесточится, электромагнит отпустит, и дверь откроется. Сразу беги к дверям. Ну, давай, действуй! Когда получится – позвонишь.

 

И он отключился. Эля стала искать бумажку. Вначале обошла весь первый этаж. Здесь было все чисто, везде было убрано, никаких бумажек нигде не валялось. Поднялась на второй этаж. Там тоже было все чисто. На одной из дверей был кнопкой приколот лист бумаги с каким-то текстом, напечатанным на машинке. Эля не стала читать, что там написано, а сорвала лист, свернула его в жгут, как учил Вовка, вынула из волос приколку с бабочкой. Ей стало жалко ее любимой приколки, но делать было нечего, ведь это давало ей шанс выбраться из этой ловушки.

 

С замиранием сердца подошла к розетке на первом этаже. Здесь в коридоре их было много, через каждые три метра, очевидно, они предназначались для питания уборочных машин.

 

Она выбрала розетку у самой двери. Собралась, нацелилась, закрыла глаза и вставила приколку в розетку. Даже через закрытые веки она почувствовала световую вспышку в розетке. Открыла глаза, дежурное освещение над дверью не горело. Бросилась сразу к двери, не обращая внимание на то, что бумажный жгутик у нее в руке дымится. Двумя руками сразу нажала на дверь. Под ее усилием дверь распахнулась. О счастье! Она на свободе!

 

От потока свежего воздуха тлеющая бумажка в ее руке вспыхнула, и обожгла девочке руку. Она в страхе тряхнула рукой, и бумажка с приколкой улетела куда-то в траву. Но сейчас ей было не до нее. Сразу помчалась домой, на ходу набирая номер телефона Вовки.

 

Даже не заходя домой, поднялась на Вовкин этаж. Вовка дома был один. Внимательно выслушав ее, сказал:

 

- Надо срочно звонить отцу.

 

Через двадцать минут Александр Степанович был уже дома. Перебивая друг друга, они стали рассказывать ему о готовящемся теракте.

 

Было уже далеко за полночь. На площади и ближайших улицах было пустынно. Постепенно погасли последние огни в окнах ближайших домов. Тишину улиц только иногда нарушали одинокие машины, спешащие по своим ночным делам.

 

Вот одна машина медленно проехала по площади, заехала в подворотню ближайшего дома. Из машины вышел мужчина, весь в черном, с капюшоном, надвинутым на голову. Из багажника вынул какой-то крупный и тяжелый предмет и, пригибаясь, двинулся в сторону площади. Выглянул из подворотни, и, убедившись, что вокруг ни души, быстро понес предмет к трибуне, одиноко стоящей посреди площади. Несколько мгновений, и он скрылся под трибуной.

 

Одновременно прорезал тьму под трибуной свет нескольких мощных карманных фонарей, и раздалась громкая команда:

 

 Не двигаться! Руки за голову! Выходи!

 

Джамиль, сидящий на корточках у ящика с гвоздями, дернулся, попытался дотянуться до пистолета, воткнутого у него сзади за поясом. Но прозвучала новая команда:

 

- Встать! При попытке достать оружие – стреляю без предупреждения!

 

Уже через минуту скованного наручниками Джамиля усаживали в милицейскую машину.

 

Грузный человек с большой лысиной на голове стоял на лоджии седьмого этажа. С этого расстояния ему была хорошо видна вся площадь, находящаяся метрах в четырехстах от его дома. Сегодня с самого утра на площади было многолюдно. Заканчивались последние приготовления к празднику города. Вся площадь была украшена флагами и транспарантами. Подъезжали машины, из них выгружались буфеты. Бойкие продавщицы раскладывали свой товар. В двенадцать часов должен был начаться митинг в честь празднования дня города. К этому времени там соберется максимальное количество народа. Этого момента и ждал грузный человек на своей лоджии седьмого этажа, наблюдая за площадью, чтобы привести в действие адскую машину. Он взглянул на часы. Было 11-50. Отсюда он увидел, как прямо к трибуне подъехало сразу несколько черных Волг. Из них вышло все городское начальство, и поднялось на трибуну. Все, кто был на площади, двинулись к трибуне поближе. Городские часы пробили ровно двенадцать. В динамиках, расставленных по всей площади, раздался зычный голос мэра:

 

- Дорогие граждане нашего города! Сегодня мы празднуем славный юбилей нашего города. Ему исполняется 80 лет.

 

Человек на лоджии не дослушал слова мэра. Он подумал: ну, пора!

 

Достал из кармана небольшую пластмассовую коробочку, щелкнул сбоку крохотным выключателем. Загорелась зеленая лампочка на передней панели коробочки. Перевел взгляд на трибуну на площади и, злорадно улыбаясь, с силой нажал на кнопку. Но ничего не произошло. Он еще сильнее, до боли в пальце, стал нажимать на кнопку. Результат был все тот же. Посмотрел на переднюю панель пульта. Зеленая лампочка погасла, и вместо нее горела красная. На площади спокойно шел митинг. Взрыва не произошло.

 

Занятый этими манипуляциями с пультом, он не заметил, как над ним с восьмого этажа вниз спустились две веревки. В мгновение ока по ним опустились на его лоджию два бойца в спецназовской форме. Еще пару секунд, и они уже стояли рядом с ним, крепко ухватив его за руки.

 

- Магамед Шарипович, хватит играться. Отдайте нам эту игрушку. Она вам больше не понадобится, - сказал один, забирая у него пульт из рук, а второй в это время заломил ему руки за спину и ловко застегнул на запястьях наручники.

 

Операция по задержанию террористов была завершена.

 

В воскресенье вечером в дверь квартиры, где жили Эля, позвонили. На звонок вышла мама. У дверей стояли отец Вовки Александр Степанович и полковник в милицейской форме.

 

- Добрый вечер, Надежда Алексеевна, - обратился к ней сосед, - вот сам начальник Управления хочет лично познакомиться с нашей героиней.

 

Надежда Алексеевна, смущаясь, пригласила гостей в квартиру.

 

- Добрый вечер, проходите, пожалуйста. Эля сейчас в своей комнате, я ее позову.

 

Услышав голоса в прихожей, Эля сама выбежала из комнаты. Ее увидел полковник.

 

- Ба! Да это старая знакомая! Не тебе ли я в прошлом году в школе вручал благодарственную грамоту Министерства? Кажется, тебя Эльвирой зовут? Ну, молодец! Ты снова отличилась. Благодаря тебе нам удалось предотвратить такой крупный теракт. Ну, давай, рассказывай, как все это было.

 

Эля, смущаясь и заикаясь от волнения, стала рассказывать, как она попала в это здание, и как случайно подслушала разговор террористов. Мама, присутствующая при разговоре, не выдержала:

 

- Это все твои фантазии и любопытство, Эля, они тебя когда-нибудь приведут…

 

- Не надо ругать девочку, - перебил ее полковник, это не любопытство, а любознательность. А это разные вещи. И на этот раз она сыграла положительную роль. Она достойна высокой награды за содействие органам. Со своей стороны, я буду ходатайствовать перед Министерством Внутренних дел. Во всяком случае, ценный подарок ей полагается.

 

- Товарищ полковник, - обратилась к нему Эля, - только не надо в школе обо мне говорить. И так нас с Вовкой в школе дразнят героями.

 

- Милая моя девочка, я бы не только в школе, я бы по телевиденью, и во всех газетах на всю страну сообщил бы о твоем подвиге. Но нельзя это делать. В интересах следствия и в интересах твоей же безопасности никто не должен знать, что именно ты помогла раскрыть это преступление. У бандитов могут оказаться сообщники, а они захотят тебе отомстить. Поэтому пока твой подвиг будет известен только узкому кругу людей.

 

В понедельник утром Эля, собираясь в школу, вспомнила о своей любимой приколке с бабочкой. И тут ее словно обожгла мысль: где же она ее оставила? Она помнила, что после того как она устроила замыкание, побежала к двери. Бумажка с приколкой была еще у нее в руке. А когда она выбежала из здания, бумажка загорелась, и она инстинктивно отбросила ее в сторону. Но бумажка же, была с ее приколкой. А если бандиты по этой приколке выйдут на нее? Надо ее обязательно найти до того, как ее обнаружат они.

 

Сразу после школы она пошла не домой, а вместе с Вовкой отправились к этому зданию. Железная дверь была закрыта, над ней по-прежнему горела электрическая лампочка. Они с Вовкой долго искали в траве ее приколку. Вовка первым нашел обгоревшую бумажку, а в ней остатки приколки. От замыкания края ее оплавились, бабочка едва держалась. Девочка с сожалением смотрела на нее.

 

- Не горюй, скажи ей спасибо, она помогла тебе выбраться оттуда.

 

- Не ей, а тебе спасибо, это ты меня научил, как открыть дверь.

 

В этот момент Эля заметила в траве какой-то небольшой блестящий предмет. Она нагнулась и подняла его. Это оказалось золотое колечко с большой жемчужиной, точно такое, как принц Артур подарил своей принцессе Адель. Эля примерила кольцо, надев на средний палец правой руки. Оно пришлось ей впору.

 

 

 

Нравится
09:45
64
© Yawriter
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.

Пользовательское соглашение