Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Чичиков и капитан Копейкин

       Павел Иванович Чичиков – герой нашего времени, для которого единственным кумиром являются деньги. Он предпочитает делать их из воздуха. Он считает себя ловким человеком. На самом деле он – никакой. По словам Гоголя, он не слишком глуп и не слишком умен, не слишком образован и не слишком безграмотен, не то чтобы толст, но и не худ, не то чтобы стар, но и не молод, не красавец и не урод. Цитирую по памяти. Чичиков – самовлюбленный тип. Он порой рассматривает в зеркало свою сытую физиономию и говорит с добродушным довольством: «Мордашка эдакой».

 

       Чичиков некогда входил в комиссию по строительству какого-то казенного сооружения. За шесть лет за счет казны возвели только фундамент. Зато члены комиссии, включая Павла Ивановича, купили себе особняки, рысаков, заказывали рубашки в Голландии. Сошло с рук, хотя он и очень боялся. Потом он служил в таможне, от тюрьмы откупался взятками. И уже затем ему пришла на ум гениальная идея – скупать у помещиков мертвых крестьян, считавшихся по бумагам живыми до новой ревизии.

 

        Юридически грамотно оформленные бумаги можно было закладывать в банк и на «фуфу» (его собственное выражение) сорвать огромный куш. Николай Васильевич Гоголь не дожил до крестьянской реформы 1861 года, но ее предвидел, не дожил он тем более и до приватизации, и до залоговых аукционов, но всё это – одна и та же песня.

 

       Чичиков – убежденный холостяк, не чурающийся женщин и флирта, но для него «дело» стоит на первом месте, «дело» по неуклонному наращиванию капитала, однако цель такого обогащения ему самому не вполне ясна. Он просто болен этим.

 

       Во втором томе «Мертвых душ» Гоголь сравнивает Павла Ивановича с Антихристом. Кстати, и Наполеона относили к таковым. Недаром в высшем обществе губернского города N распространялись слухи о том, что Чичиков не кто иной, как Бонапарт, сбежавший с острова Святой Елены, и что за ним наблюдает тайная полиция.

 

       Известно, что Гоголь хотел впоследствии (возможно, в ненаписанном третьем томе) сделать из Чичикова положительного героя, превратить его в некое подобие апостола Павла, который, как известно, из рьяного гонителя христиан переродился в убежденного их сторонника и яркого проповедника учения плотника из Назарета. И действительно, временами в Павле Ивановиче можно разглядеть человеческие, русские черты. С ним подчас разговаривают мертвые души. Те самые, которых он приобрел за копейки, а продавать собирался за тысячи. И ему неспокойно и страшно.  

 

       Гоголь имел особые религиозные убеждения, согласно которым Господь найдет способ исправить и спасти каждого человека. В противном случае, по мнению великого писателя, Создатель не устраивал бы всю эту «канитель», именуемую Творением...

 

       Чичикова в поэме сравнивают и с капитаном Копейкиным. И здесь литературоведы придумывают всякую муть типа пародии на Дубровского, на безжалостное отношение царского правительства к инвалидам Отечественной войны 1812 года. Загадочность образа «однорукого и одноногого» капитана заключается в том, что он – метафора и одновременно запретная для того времени тема восстания 25 декабря 1825 года. На Сенатской площади впервые был поднят вопрос о западном благосостоянии.

 

       Причины такого благосостояния в России не понимали ни тогда, не понимают и до сих пор. «Прозрение» у капитана наступило после баталий под Красным или Лейпцигом, сообщается в поэме. Речь идет о крупных поражениях французов, когда многие из них попали в плен, когда мы захватили множество трофеев и барахла, когда выяснилось, какие суммы выплачивают вражеским солдатам и офицерам. Копейкин был изумлен. Он потерял там не руку и ногу, а голову, ибо никогда не задумывался о том, что Бонапарт беспощадно грабил Европу через свой «революционный налог».

 

       Капитан Копейкин прибыл в столицу с мыслью о полной компенсации нанесенного ему материального ущерба в результате войны с супостатами. И некий генерал-аншеф, то есть самый главный генерал (читай: царь) обещал ему эту компенсацию, но постоянно откладывал выдачу довольствия, а бравый капитан в ожидании принялся кутить напропалую. А прокутив и не получив ничего, пустился во все тяжкие, возглавил шайку бандитов. Между прочим, и декабристы устроили беспорядки в Санкт-Петербурге не без влияния крепкой пьянки, случившейся накануне т. н. «восстания».

 

       Глядя на разжиревший Запад (сегодня без больших войн он начинает худеть), часть наших людей становятся преступниками, чаще всего мошенниками, ибо государство не дает им бездеятельно и достойно жить. Почему? Потому что глупому Александру I не пришло в голову обчистить до нитки европейских собратьев, наоборот он даже принялся им помогать и восстанавливать разрушенное. Так же точно поступил Сталин. Один был немец, второй – грузин. Неужели оба дураки? Вряд ли. Просто они понимали характерные черты милосердного русского народа. Обворовывать другие страны и народы нам совестно – вот в чем проблема... Копейкин (в первой редакции), совершив тяжкие преступления, бежит в США. Дорожка туда уже была, видать, проложена.

 

31.07.2017

Нравится
09:25
12
© Кедровский Михаил
Загрузка...
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение