Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Буду ли я читаем? Я думаю - вечно. 6

Буду ли я читаем? Я думаю - вечно. 6

Особенность розановской прозы - сочетание философичности с публицистикой, прямым высказыванием личного отношения к волнующим автора проблемам. И там, где он публицистичен, там чаще всего и несправедлив, пристрастен. Вот примеры его сердитых ядовитых уколов. "Всё-таки революционеришки - паршивый народ. И вот почему. Они не понимают Боли. Они не понимают Смерти. Они не понимают Рождения. Подлецы. Цари понимали боль, роды и смерть. Революция - предательство. Это - раскол, дробление, "две части", "мы и вы". Но ведь так можно написать о любых политических партиях, которые не нравятся: консерваторах, либералах, националистах, клерикалах... И не революция вызывает раскол, а наоборот: непримиримый раскол общества на противоположные классы вызывает революцию. Суждение явно поверхностное и основательное лишь в первом приближении. Да, революции - это насилие, гибель людей. Но это не значит, что без революций по достоинству ценится Боль, Роды, Смерть, Жизнь.Как раз цари-то и пролили моря крови в борьбе за династические интересы и "жизненное пространство"; одни наполеоновские войны унесли 2 млн. бесценных жизней - сыновей, мужей, отцов, братьев. И в то же время законы об охране материнства и детства впервые в России были приняты в результате революции захватившими власть коммунистами. Так что революции не только убивают, они и охраняют. Сейчас, без революций и революционеришек, в России 5 млн. беспризорников, более 4 млн. детей не ходят в школу, на 100 родов 73 аборта. Знал бы Розанов!

Одно искупает подобные выпады: такое же беспощадное и нескрываемое отношение к собственной особе. Когда одна из читательниц назвала Розанова "маленьким, завистливым, злобным, неискренним, трусливым человеком", он тотчас согласился: "... раз всё есть во мне - пусть и будет на бумаге, ... задача - быть в книге ничуть не лучше, чем в действительности. Тут вся кровь моя". И он верен своей установке: выразился в книгах без изъятий, со всеми своими противоречиями, достоинствами и недостатками. Разве кто-нибудь повторил Розанова?

Пусть розановский анекдот будет переходом к главной и задушевной теме философа: половой природе человека. На экзамене в семинарии владыка спросил "вне программы": Что есть самое тяжёлое на свете? Никто не знает. Один с задней парты поднимает руку. - Ты? Ну говори. - Не смею, Ваше Преосвященство. - Дерзай, дерзай! - сказал старец поощрительно. Семинарист назвал чего никогда не называют. Все изумлены и немного растерялись. - Почему? - Паровой лебёдкой не подымешь, если сам не поднимется. Нельзя было не согласиться. Владыка продолжает спрашивать: Ну, а что самое лёгкое? Тот же семинарист снова поднимает руку: Опять ты? - Не смею, Ваше -ство. - Дерзай! Произносит - то же имя!!! Все растеряны: Почему? - Не от ветра, не от силы, но от единой мысли поднимается. Очевидность свидетельствовала, что семинарист был гениален и наблюдателен - завершает свой остроумный рассказ Розанов. Вы согласны с ним? 
Мои читатели уже оценили своеобразие Розанова: он пишет так, как говорит, по-житейски, вне литературной гладкости. Его разговорная интонация сразу располагает и вызывает обострённый интерес: а что дальше? а почему он так думает? Розанов - не бог, он мастер в домашнем халате, и самые глубокие неожиданные вещи излагает как бы за чайным столом, по-свойски и без претензий. Но бойтесь этой обманчивой простоты и доступности, она требует усиленной умственной работы и умения за самыми непритязательными словами видеть мыслительную глубину.

Нравится
11:00
28
© НЕЗЛОБИН
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение