Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Бесы кружат над Россией

Бесы  кружат над  Россией

  Столыпин     обвел всех  долгим,  испытующим  взглядом тёмных,  глубоко посаженных,    глаз.  Видно было,  что  тема, поднятая  Геннадием,  глубоко  его   затронула.  
  - Смута… великая  смута  нужна  им  и  раздор.   Чтобы  творить  бесконечно  свои  чёрные  дела,   наживаться  на  горе   и  страданиях  других.    И  вот  этот  ангел   во  плоти,  сошедший   с  небес, эта  чистая  девочка  почувствовала  беду,  вновь  нависшую  над  страной.   

Бесы…  бесы   вновь  кружат  над  нами!  Они  зорко  следят  за  тем,  что  делает  истинный  христианин,  как  растёт  он,  набирается  сил,  чтобы  однажды  подло,  по иудейски,  нанести  ему  очередной  свой,   смертельный  удар.   Сколько   было  уже  в  судьбе   россиян этих  злобных,  коварных  интриг?  Невидимо,  исподтишка  плетут  они  свой  бесовский  заговор  и  сейчас.  

 Россия  больна.    Великой,  простодушной,  терпеливой  нации   нужно  помочь.   Нужно  изгнать  бесов  из  душ  и  умов  людей,  нужно  задушить  на корню   эту  скверну,  вновь  поднявшуюся    на   земле    православия.    А  для  этого  нужна  сильная  власть.   Нужны  те,  кто  видит  этот  дикий    разгул  страстей  и знает,  как  его  остановить.   Поднять  с  колен   великую  русскую нацию   нужно -  вот  главная  задача  сегодня!

Когда-то  я  был  близок  к этой  цели.   Я  сделал  всё,  чтобы убрать  из жизни  русских людей    очаг  смертельной,  бунтарской,  инфекции,     я  стремился  уничтожить  его   на  корню.  Соединив  в  своих  руках  огромную  власть,    я  разогнал,  прежде всего,    инертную,    презирающую  простой,  рабочий    люд,      Думу.  Затем     распустил   бездеятельное,  лживое,   нечистоплотное  в своих   финансовых делах,  правительство,  заручившись предварительно   всемерной,   неограниченной  поддержкой    государя.   Но…  получил  в  ответ  черносотенный  разгул,  летучие   боевые   дружины  убийц-социалистов,     беспощадный    террор  либералов-революционеров  и прочей,  бродячей,  сволочи.   За  мной  стали  охотиться.       

  В   меня    стреляли,   бросали бомбу,  взрывали  вместе  с  семьёй,    направляли    в   грудь   револьвер, приговорили к смерти путём отравления.  Я  носил  в   портфеле   стальной лист, чтобы можно было  хоть  как-то  загородиться от пули.  

Столыпин на  время  замолк,  разжал, наконец,  побелевшие  от напряжения  руки.   На лице его  появилось уже другое,  более  светлое  и  теплое,  выражение.  

 -   А  страна,  тем  временем,   расцветала,  набиралась  сил.  Как  богатырь,   спавший беспробудно  долгие  годы.   Я  провёл   невиданную  по  своей  любви  к  простому  крестьянину  реформу  -  я  дал   ему  землю.    Много  земли!   До  самого  Алтая   раздал  я     десятины  работящим,    деревенским   землепашцам,  забрав  их  у бездельников  и тунеядцев,   но…  но  я был обречён -   меня  убили. 

Мне  не  дали  допеть  до  конца мою,    народную,  песню.   Вот  почему  я  решил  прийти  сегодня  сюда вместе  с  вами,   друзья  мои.   Нельзя    вновь  допустить  разгула  диких    оргий  в  любимой   отчизне – история  нам этого не простит. 

И  вновь   зажглись,  стали  набирать  силу потухшие  было     искры  в глазах  реформатора. 
 
-   Нужно   сплотиться  и  дать  достойный  отпор  тайной  бесовской  гильдии  всемирных  паразитов  и  убийц!  Только  тогда  мы  сможем  гордо  назвать  себя  великой  славянской  общностью  людей.   А  иначе -  вечная  смута,  позор  и  забвение  в  веках  ждет  нас!   Но сделать  это  будет  крайне сложно. 

 Я  вижу,  какие  грозные  тучи    уже  сгустились  над  Россией.   Это опасное  затишье  перед  бурей.   Пройдя   недавно  по  весям,  городам и  брошенным  сёлам огромной,  необозримой  российской державы,  я  увидел  с прискорбием,  что  вновь,   в  немыслимом  количестве,  наплодилась    повсюду  каста    злобных    бунтовщиков  и хулителей  власти.   

Вновь, как  и  сто лет назад,  эта   свора   безбожников      стоит  у  порога  нашего,  российского  дома,    сжав  в  руках  отравленные  ядом  стилеты,     раскрыв  в  безумном  крике  свои  хищные,  ненасытные,   пасти.  Они  не  думают  о  будущем, они думают  о  реванше!  Им  нужно  звериное,  алчное, кровавое  настоящее  и    вечный   хаос  и  мрак!  

Раскованность   они  превратили  в распущенность, вседозволенность  -   в  массовый  разврат.  Увидел я  так же  с болью,  что  вновь, как  и сто лет назад,  на  местах изуверствует  власть,    превращая простых тружеников и крестьян в   своих  бесправных,   безмолвных,   рабов.   И  все это сходит  им  с рук,  и нет  никакой до  сих  пор  на  них   управы!

Столыпин вновь  замок.   На этот  раз пауза затянулась  надолго.  Но  никто не посмел нарушить  священной  тишины,   которая, видимо,  нужна  была  сейчас  этому, великому,   страстотерпцу  земли  русской.  Он сидел, склонив свою, седую,   голову,  словно   вслушиваясь  в   гармонию  одному  ему известных   звуков.  Или  всматривался     в    дальний,   закрытый для  всех, сонм  возможных мыслей,    из которых ему  нужно  было выбрать сейчас  ту,  единственную,    самую важную, самую  нужную   сейчас,  мысль.   

 -  Видимо,  я  был  создан для  того,  чтобы  при  жизни  войти  в  ад, -  наконец,   сказал он негромко.    Лицо его было в этот  момент  удивительно  спокойным,  просветлённым.  -    А,  вернувшись   на  Землю,   довести  до конца  своё,  святое,  дело. Попробую  вам    помочь.     Делом  помочь,  а  не  пустыми  словами.  И  если  дело  будет  стоящим - за  нами  пойдёт  народ!  Надеюсь,    так же,   что  пойдут  и   правители.  Те, кому народ  доверил свою  судьбу.   Все вместе  мы  превратим    нашу прекрасную    родину,    нашу Россию,   в  житницу  мира!  В  могучий  форпост    Правды  и  Добра  на  Земле!  Я  в  это  верю!  

        Таких  аплодисментов  и  шумных,  восторженных  приветствий      Виктор в  своей  жизни    ещё  не  слышал.    Казалось,  рухнет  сейчас  прямо  на голову   участников   совещания    потолок    дубового  особняка   Прасковьи  Ивановны  Храмовой.  Все  повскакали  с  мест,    подбежали  к  Столыпину,     обнимая  его  и    пожимая    ему  руку.  

Не ожидавший этого премьер    растерялся,  смутился,   попытался  как-то  остановить  это  чрезмерное  проявление  внимания  к  своей,    скромной,   персоне.  Но,  видя бесполезность  усилий,  перестал  что-либо  предпринимать,   смирился,  опустился на  скамейку  и  молча  стал  ждать - когда  же   утихнет  поднятая   его  речью    буря  восторгов.  

-   Будем  считать  -  в  нашем полку  прибыло!  -  радостно  объявил   Анатолий.    Глаза  его  сияли  от  счастья.   Виктор впервые  видел  своего, обычно  всегда  сдержанного в   проявлении чувств,    друга  в  таком  возбуждённом  состоянии.  -  Как  важно было, чтобы  эти  слова  произнесли  именно  вы,  Пётр  Аркадьевич!  Нам так нужна  сегодня  ваша,  моральная,  поддержка.  Я  не говорю уж о  вашем, громадном, авторитете среди простых людей   России  и опыте  правления  нашей,  огромной,   страной,   который   наверняка  всем  нам  вскоре пригодится!  

        Вновь  раздались  аплодисменты,  кто-то  крикнул   даже  "ура!"...



Глава романа "Экспресс Центурия",
кн.6
Марро/Безрук/ Валерий Романович                                                                      
Моб: +38067 9006390                                                                      
E-mail:  marro.valery@ya.ru
Cайт:  lekin.jimdo.com          

Нравится
19:35
106
© Валерий Марро
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение