Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Бесконечность. фант пов. Ч 2 Родители. Гл 2 Мама

Бесконечность. фант пов. Ч 2 Родители. Гл 2 Мама

Русаков О. А.
Фантастическая повесть.


БЕСКОНЕЧНОСТЬ.

В начало произведения:            


Часть 2. Родители.

Глава 2. Мама.


            Мама Ромы была родом из Горьковской (Нижегородской по-старому 
и по будущему) области. Ее мама Мария Анфимовна была первым 
председателем колхоза в старинной, от семнадцатого века, деревне Ямки, 
на севере Нижегородской губернии, Семеновского уезда. Сначала века 20го, 
много молодых людей отправила их деревня в рекруты, в солдаты, сначала на 
японскую войну, затем и на войну мировую. Далеко не все соколы вернулись 
обратно. Потом не мало пострадала их деревня в революционных событиях, 
гражданской войне. Чуть ли не на пополам разделились взгляды земляков, 
кто белый – кто красный, но гражданская наконец к 20му году затихла. И 
вроде все успокаиваться начало, и понимать друг друга начали, земли 
много, сельсовет разделил ее справедливо… да появились бандиты.
            Обиженных в те времена было много. Кто паем обижен, кто с 
гражданской простить не мог пролитой крови, кто еще чем, а верховодили 
бандитами бывшие белогвардейцы категорически не принимавшие Советскую 
власть, которая крепко вставала повсюду на ноги. И опять погосты 
принимали на себя безвинно убиенных.

            А в 30м Марью Сомову выбрали первым председателем колхоза. 
Ни в коммунистах она не успела побывать, ни особой активности в советском 
строительстве не принимала, слишком молода в свои двадцать четыре года, 
но работящая была, из большой старой семьи, да еще и грамотная к тому же, 
и считала в Сомовском хозяйстве все она. Брат в Семенове работал в НКВД, 
старший брат погиб в гражданскую за красных, младший трудился в 
подмастерьях в недавно организованных тракторных мастерских уже два 
года как сельскохозяйственной артели. 
            Хозяйство у Сомовых крепкое было, на дворе две лошади, 
жеребец годовалый рядом с кобылой… коровы, овцы, куры, гуси. Семейство 
их было доброе, но по-деревенски слегка жадноватое, труды свои – конечно 
всегда жалко.  А в колхоз уговаривать их не пришлось. Старшие Сомовы 
натерпелись при царе, сильно их с пятью детьми в одиннадцатом году 
уговаривали ехать в Сибирь, будто гнали по столыпинской реформе 
предоставляя денежные заманчивые ссуды, а они никак не хотели. Слишком 
сильны были корни их рода в этой Нижегородской земле. В конце концов 
Анфим Сомов, насмерть поругавшись с тогдашним старостой, наотрез 
отказался от переселения, хотя уже и тюки были увязаны, за что потом не 
раз вспомнили ему это, при дореволюционных привилегиях, и естественно 
привилегии обходили его семью стороной. 
            Советская власть даровала им после гражданской хорошие угодья 
и зажили они в достатке. Труда в семье никто не боялся, руки у всех 
крепкие, семья большая. Марье в 30м было двадцать четыре, засиделась она 
в девках, слишком резкая была и на слово, и на дело. А когда на общем 
сходе предложили в председатели городского, аж с Сормовского завода, 
которого до собрания и не зрел никто очами, не захотели люди пришлого. 
А выступала больше всех Марья. Дошло дело до выборов ее и выбрали. И 
проснулась она на следующий день беспартийным председателем колхоза, и 
комсомолкой она не была. Два года выстраивала колхоз с нуля. Женщиной 
была властной, смекалистой, в партию так и не вступила. И может быть на 
счастье…

            Именно в 31м году появился в их Семеновских краях атаман 
Старостин. Полгода он зверствовал по окружным деревням, а угрозы о 
расправе приходили чуть ли не всем органам власти, активным комсомольцам 
и партийным. Не миновал он и семью Сомовых. А Марья к этому времени уже 
и беременна была. Погоревали Сомовы на вечернем совете, и решили Марию 
отправить в Семенов, для начала к брату, он ведь в НКВД служит, поди 
защитит, если что, да и в конце концов пристроит их, вместе с Коськой 
Демидовым, мужем Машки, в какую ни будь артель. Бежать - не погибать, 
а руки у бандитов, к тому времени, в крови уже были по локоть.
            А в 1932м родилась Ромкина мамка, Лидия Константиновна 
Демидова, Марья сменила свою фамилию выйдя замуж.

            Великая Отечественная подгребла всех Сомовых и Демидовых по 
мужицкой линии. Без вести пропал муж Марии – Константин весной сорок 
второго, Средний брат Марьи служивший в органах пропал без вести на 
засыпанных снегом подмосковных полях в конце сорок первого, младший брат 
был убит подо Ржевом при летнем наступлении и окружении сорок второго 
года, пропал без вести и муж родной сестры Нюры, и тоже в сорок втором. 
Сгинули и братья Константина, и с определенного времени Мария потеряла 
связь с семьей своего мужа вовсе. А в сорок третьем умер отец Марии, 
дед Роминой мамы. Бабушка Лиды, из деревни переехала в Семенов и жила 
там до своей кончины в конце 70х годов 20го кровавого века. Деревня Ямки 
постепенно умирала, подкошенная под корень событиями 20го века, и во 
второй половине 70х название этой деревни ушло с карт Семеновского района 
Горьковской области.

            После войны в Горьковских краях было ой как голодно, конечно, 
как и по всей Европейской России. 
            Мария с дочкой решила искать своей доли в Подмосковье, 
надеясь, что там, где их нет - сытнее. Так они и попали в подмосковный 
город, в котором им предстояло прожить свою будущую жизнь заглянув за 
горизонт двадцать первого века. Закончившая школу Лида устроилась 
работать на Термометровый завод, при этом учась в химико-технологическом 
училище, в конце 50х его и закончив.

            …а потом Лида встретилась с Игорем… Закончив в 1956 году 
геологоразведочный техникум, Светов старший, тоже заочно поступив в 
политехнический институт, на работу устроился на Термометровый. Игорь жил 
в общежитии, а Лида с мамой на съемной квартире… И общежитие, и частный 
дом, где снимали квартиру Демидовы, находились на одной улице, и между 
двухэтажным общежитием и маленьким заветным домом, было два соседских 
палисадника. Утром они вместе ехали на автобусе на завод, а вечером, 
бывало вместе, обратно. Дорога Игоря была на пятьдесят шагов длиннее… но 
иногда они задерживались у Лидиной калитки на долгий час, или два, может 
быть даже больше, пока мама не позовёт дочку домой, а сами они не знали 
сколько вокруг них проходило времени… 
            В Майдановском клубе два раза в неделю шли танцы. Лида не 
любила ходить по танцам, но с Игорем иногда соглашалась составить 
компанию.
            Так прошло приблизительно полтора года, а потом, очередной 
весной, в апреле, на орбиту взлетел Гагарин…

            Следующей весной Мария Анфимовна купила дом… то есть пол дома,
с соседями во второй половине. На новые деньги это была очень большая 
сумма целых шестьсот рублей – все ее сбережения за жизнь. В апреле они 
полностью переехали на новый адрес втроем. А в июне появился на свет… 
маленький мальчик по имени Роман – обозначив собой новую жизнь. Отца тут 
же призвали в армию на долгих три года. Родным оставалось горевать и 
ждать, поднимая младенца.



Продолжение:   http://www.proza.ru/2018/12/18/339



28.11.2018
Русаков О. А.
г. Тверь


 

© Copyright: Олег Русаков, 2018
Свидетельство о публикации №218121101512 

Нравится
19:35
32
© Русаков Олег Анатольевич
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение