Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Ангел цвета мимозы

Ангел цвета мимозы

 

Ольга Губернская

Весенней порой, когда асфальт городских улиц полит первыми дождями,  а небосвод еще в серых оттенках, отец всегда приносил домой  своим женщинам букеты желтых цветов. Нарциссы и ветки серебристой акации, принятой называть на Северном Кавказе мимозой,  привносили  в дом запах свежести, ощущение тепла и трогательности. Воспоминание  о своем возвращении в город детства с его местным  погодным  расписанием точно по календарю: мартовской капелью, влажностью и облегченностью одежд, желанием гулять по улицам и скверам, не боясь заблудиться:
- Я  снова в городе-солнце!
Ежедневный маршрут: проспект атамана Платова, Троицкая площадь, улица Просвещения, нынешняя Московская. Мимо стихийных цветочных базаров с их богатейшим ассортиментом, филателии, где всегда что-то приобретала – блокнот для записи на память своих секретов, праздничные открытки и календарики. В кондитерской быстро запомнили ее предпочтения,  обязательный  заказ -  пирожное эклер  и персиковый сок.  Дальше в старинный особняк музыкальной школы: винтажная кованая лестница-спираль  и, наконец, класс, в котором тебя с радушием  и всегда хорошим настроением ждет молодая теска-пианистка, блондинка  с модной стрижкой-каре. Пьеса «Чувство» за концертным роялем на экзамене и шепот-вопрос коллег:
- Кто автор?! Вот так сыграла!!!   
Город-задумка голландского архитектора-генерала, сочетающий французскую элегантность и колорит донской местности, «маленький Париж» с его улицами-лучами, восходящими к Вознесенскому собору. Однажды в далеком детстве она, запрокинув голову, стояла в нем, разглядывая  храмовый небосвод-купол, высота которого дала почувствовать себя маленькой не только потому, что тебе всего  пять  лет,  а поскольку все еще в жизни впереди, все еще только предстоит. Слезы Магдалины, написанные мастером так, что и через время  ощущается капель  их правдоподобности. Славящийся многочисленными учебными заведениями, богатый историческими  коллекциями музеев, самобытностью и неповторимостью Новочеркасск и теперь часто вспоминается   соседями с их родственностью  душевного тепла, учителями-наставниками, друзьями детства и годами спокойной, в тоже время, насыщенной жизни. В классе было много учеников, увлеченных и вечно спешащих после уроков каждый по своим делам. В кабинете литературы стояли шкафы, наполненные множеством томов. Когда семейная библиотека была  прочитана, часто с разрешения педагога брала книги  домой, возвращала  быстро, обсуждала, рассказывала  другим.  Русская и зарубежная  классика, музыкальные либретто, подписные издания, литературные журналы - «толстушки»:
- Все интересно, хочется прочитать! 
Частые хоровые выездные выступления, гастрольная жизнь в ранней  юности. Привычка ездить, видеть, общаться, познавать, уточнять и дополнять, делиться и рассказывать,  не преодолимая до сих пор. 
Спустя десятилетия возвращение домой  после новогодней поездки в Париж: встречала с друзьями Новый год, совсем не праздничный для современных французов, но яркий и торжественный для приезжих и туристов. По дороге обратно  встретилась  с соотечественницей, пригласившей на Лазурное побережье: романтичность настроения  перед карнавальной неделей в Ницце и Монте-Карло, предвидение новых знакомств и праздника. Красота средиземноморской бухты Ангелов, цветение той самой серебряной акации, лавандовые поля Прованса, ароматы, встретившегося по дороге парфюмерного производства. И  уже нет ощущения сказочности,  ты  не персонаж книги  Патрика Зюскинда «Парфюмер», подмастерье, создатель собственного шедевра.  Уроки мыловарения, алхимия составления духов, подарки близким и знакомым.  Вот и город русской аристократии, литераторства, музеев.  Прогулка по набережной в компании приятелей - брата и сестры, обсуждение темы ужина, и приветливое:
- Здравствуйте! Мы тоже русские.
- Salut, рады встрече и знакомству!
Оттенки тамошнего моря с обязательным  заданием для  себя -  активизировать собственный словарь оттенков синего: парижская синь, турмалиновый, лазурь, циан … Долго сидела на пирсе и грелась в лучах солнца, вспомнив, что нужно  отправить поздравления на почтамте. Официант с его рекомендациями ресторанного меню:
- Какое вино предпочитает, мадам?!
- Мсье, наслышана о превосходстве Вашего розового.
Через несколько минут стол преображен большой тарелкой, украшенной листьями свежего салата и лимонными дольками с морским коктейлем, приправленным оливками, помидорами и кусочками жареного сыра. Возвращение в отель, в холле которого стоял рояль, сыгранная памятью мелодия ученического «Чувства»:
- О, мадам Ольга  превосходно играет! Не желаете  присоединиться вечером к нашей дружной компании в баре?!
- Пожалуй, да – на «Монако» и партию в бридж!
 Наступившие  сумерки  в комнате номера  с его  знакомым, почти домашним убранством кованой мебели, уют вечера, полутени на стене, электрик первых огней городских фонарей:
- Мы готовы, ждем внизу в холле!
Прогулка по вечернему городу в компании своих попутчиков и новых друзей. Освещенный изгиб  побережья, спящие у причала яхты и лодки.  Гулкая тишина, пение маленькой птички, затерявшейся среди веток. Ночное марево. Названный местными жителями «Красивым солнцем» Ницца – город последнего пристанища известных русских.   Бог российской  воинской доблести, крейсер «Аврора», зашедший когда-то в местную гавань, в памяти воскресит исторический отрывок  морских державных побед с его печальным  штурмом  Зимнего дворца. Вспомнятся слова из  детской песни «…что тебе снится, крейсер «Аврора», в час, когда утро встает над землей…».  Теперь этот корабль будет стоять у Санкт-Петербургского причала, как  доказательство общей истории нескольких поколений.  Утренняя заря  с  ее прохладой и тишиной, размышлениями  о дневном досуге за чашкой кофе:
- Открыт ли для посещения сегодня  православный храм?!  
Императорский семейный собор Святителя Николая, Замковая гора – последний земной дом «сына сердца» - Герцена, встреча с коллегами в русской школе. Общение во французском обществе, доступном и приветливом.  Лавка с сакральным словом «Souvenir» - память, которое часто можно увидеть на здешних могильных плитах:
- Мадам, что-то подобрала для себя?!
- Память, что же оставить на память?
Вот он - гипсовый юный музыкант, окрашенный в цвет серебристой акации, молодой флейтист, которого слушала вчера в оперном зале, кудрявая головка, мальчик-херувим устами инструмента обильно наполнивший душу и сердце звуками волшебной игры.
- Этого маленького музыканта…
- Чудесный выбор, позволите сбрызнуть его маслом лимона?!
Перед отъездом на ступеньках почтового отделения она отчиталась перед самой собой, отправив домой поздравительную открытку:
- Вот подошел  и  мой черед подарить отцу частицу  тепла и солнца, передав ему привет с побережья, на котором почти не бывает  хмурых дней. Солнечные лучи прокладывали путь  дальше, в королевский Монте-Карло и прованский Авиньон  навстречу «Прекраснейшей Солнца»,  в земли вечной любви. 
Покидала этот город с чувством, что еще не раз скажу себе:
- И вот я снова в городе - Ангела цвета мимозы!

Нравится
11:35
203
© Губернская Ольга
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение