Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Анастасия

Вечной памяти Анастасии Александровны  Бисениек    посвящаю         

 

                    Анастасия

                    27.03.2013

 

- Где растут ландыши?- немного испуганно спросила Настя у рыжего подростка с веснушчатым лицом.

    - Счас покажу, пошли,- уверенно ответил парнишка.

      Они шли по утренней росе по  лесной  тропинке на маевку, куда  впервые пригласил Настену ее возлюбленный Борис.

      - Товарищи, требования об увеличении платы и об улучшении обращения  к нам  должны быть предъявляемы  рабочими отдельных ремесел к их хозяевам; это — требования цеховые, требования отдельных разрядов рабочих. Требование же восьмичасового рабочего дня есть требование всего пролетариата, обращенное не к отдельным хозяевам, а к государственной власти  как к представительнице всего современного общественного и политического строя, ко всему классу капиталистов, владеющих всеми средствами производства,  - на пригорке   перед толпой рабочих железнодорожных мастерских   воодушевленно  выступал  худощавый высокий парень лет двадцати. Целеустремленный взгляд Бориса восхищал Настю. Ее любимый  возглавлял большевистский кружок и за совсем короткий промежуток времени овладел искусством оратора.   Лица рабочих светились радостью, сегодня их праздник – трудящихся!  Они надели свои лучшие одежды: мужчины в белых льняных рубахах, женщины повязали красные косынки на голову.  Рабочие, не отрывая глаз от оратора, внимали каждому его слову.

        С неиссякаемой энергией Борис проводил среди рабочих  пропагандистскую работу, которая ширилась с каждым месяцем.   Создавались все новые и новые рабочие кружки.  Борис составил для них подробную программу занятий по политической экономии.  Однажды  зимой  в полночь к нему нагрянули жандармы с обыском.  Борису повезло, буквально за час до их появления он передал товарищам пачки прокламаций и много нелегальной литературы. Через несколько дней жандармы снова наведались к Борису, но и на этот раз ушли ни с чем. Товарищи прозвали его везунчиком.

     Около года назад Настя  познакомилась с Борисом  по дороге домой со швейной фабрики Керстена, где работала швеей. День и ночь гнула спину, шила перчатки, шаровары, кофты, юбки,  напрягала зрение, чтобы заработать жалкие гроши.  Жила девушка  недалеко от фабрики на Большой Спасской  у дальних  родственников отца. Как только началась германская  война, отец посадил ее на телегу и привез в Питер. В селе остались меньшие две  сестры и три брата. Теперь отец на войне, а  шестнадцатилетняя Настя – кормилица семьи.  Голубые выразительные глаза,  веснушки на щеках и на руках, русая  коса до пояса, миловидная девушка, без особой красоты, но с огромной симпатией. Ее очаровательная улыбка сводила с ума и стар, и млад. А походка! Плыла как лебедь, медленно покачивая широкими бедрами. С Борисом мечтали пожениться после революции. Пламенный борец за права и равенство  простого люда свято верил, что революция близка и неизбежна.

 

                                                           ***

     23  февраля  1917 года ( в  Международный женский рабочий день ) Настя затерялась в толпе работниц на углу Большого проспекта  и Гаванской. Она отстала от своих новых подруг Глаши и Даши. Летом прошлого года Настю  уволили со   швейной фабрики, около месяца она перебивалась случайными заработками, потом  родственники помогли  устроиться   работать на Невскую ниточную мануфактуру. Настя была довольна своей работой, своими романтическими отношениями с Борисом. От отца она регулярно получала письма, казалось, жизнь налаживается. Но… 

     Несколько дней назад   начались перебои с поставками продовольствия  в Петроград.  Городские власти вынуждены были  принять решение о введении карточек на хлеб с нормой один фунт на человека в день. Это решение вызвало панику  не только у Насти, ее родственников и соседей,  но и у основной массы рабочего люда.  Бедные жители столицы  стремились  запастись хлебом.    Позавчера  на Петроградской стороне начался разгром булочных и мелочных лавок, продолжавшийся затем по всему городу. Толпа окружила пекарни и булочные и с криками: «Хлеба, хлеба» двинулась по улицам.  Настя  невольно стала свидетелем двух погромов булочных на разных улицах.  « Неужели Борис прав и революция близка?», - закралась тогда в ее голове эта мысль.  Сегодня она уже в этом не сомневалась, когда своими глазами увидела, как конные городовые пытались  разогнать женщин, грубо расталкивая мордами лошадей и ударяя плашмя обнаженными шашками. Сама она чудом спаслась от ударов.  Женский крик  от побоев нагонял в душу Насти страх. Она  уже была не рада, что пришла сюда поддержать требования своих напарниц. Это были работницы ниточной  фабрики и жены рабочих. Женщины  требовали хлеба и вернуть с фронта их мужей.

 - Настена, а мы тебя обыскались. Ты посмотри, что ироды делают, - окликнула подругу Даша, краснощекая дебелая девица исполинского роста.- У Глаши вон лицо посинело от удара. Смотри! Будь они прокляты, гады! – продолжала возмущаться Дарья.

     Настя с испугом глянула на подругу, ей так стало жаль ее, а еще больше себя, что она не в силах заступиться за подругу, отомстить слугам царя. Настя вдруг  представила  себя маленькой песчинкой в огромном океане, не способной противостоять силам зла. И ей так захотелось, чтобы рядом сейчас с ней был Борис. Сильный, смелый, волевой мужчина, готовый  защитить ее от любых невзгод.

       Неужели случилось чудо?! Невдалеке от себя Настя услышала голос Бориса, она обернулась и не ошиблась. Толпа  рабочих Путиловского завода присоединилась к женщинам.  Старая Аглая, вдова, схоронившая трех сыновей на ( фронте, радостно приветствовала мужчин.

 

                                                ***

      В субботу 25 февраля  Настя  шла по Васильевскому  острову, где жил Борис,   надеясь застать любимого дома. Трамваи все еще не ходили. В остальном на Васильевском острове жизнь казалась обычной. Мирные обыватели  суетливо сновали по улицам. Доверху нагруженные телеги  громыхали по булыжным мостовым.

  Дурное предчувствие угнетало   душу девушки. Ночью  ей приснился страшный сон: будто она ехала железной дорогой и к ней в вагон зашел ее покойный дед Емельян. Он приблизился к ее лицу и спросил глухим голосом: « Где Борис?!»  Настя тут же и  проснулась.

      По дороге  девушка встретила  дядю Леню с женой, соседей  Бориса. Дядя Леня  сказал, что видел его на Невском в толпе  у Казанского собора.

- Дочка, народу там – тьма! Орут, протестуют против царя- батюшки. Нехристи окаянные! Тьху-ты! И Бориска туда же. Я его еще мальчонкой помню, - добавила тетка Матрена, жена дяди Лени, маленькая полная женщина с одутловатым лицом.

      На Большой Конюшенной улице навстречу Настене  попался отряд быстро мчавшихся броневиков. Торчащие  во все стороны дула пулеметов  на броневиках произвели на нее жуткое впечатление. Резкие, отрывистые звуки их рожков дополняли неприятное ощущение. Но девушка смело шла в поисках любимого.

     Вдруг со стороны Невского  проспекта послышались частые ружейные залпы.

Они гулко разнеслись в февральском морозном воздухе.  « Он там!», - сказала Настя себе.  Она  твердо знала Бориса надо  искать  в самой гуще событий, там, где опасно.

    Настя нашла окровавленного Бориса на баррикаде. Он успел сказать ей только два слова: прости и прощай. Но для нее перевернулся мир! Земля ушла из-под ног.   Анастасия  возненавидела революцию, забравшую у нее любимого.

 

                                                    ***

 

- Анастасия Александровна, позвольте помочь вам, - окликнул девушку заведующий хозяйством интерната Микис  Будрис, беженец из Литвы. Высокий, худощавый мужчина лет сорока с приятной внешностью.  Светлые кудри падали на его широкий лоб, его   большие голубые  глаза  светились  лукавым  огоньком.

     После поражения русской армии весной- летом 1915 года и  с приближением фронта военные власти Российской Империи  принудительно выселили и заставили покинуть постоянное место жительства  десятки тысяч крестьян литовского происхождения,
в то время как они стремились остаться на своей земле.

 Анастасия несла в руках  тяжелое ведро с известью, чтобы белить  деревья в парке на субботнике. Солнечные лучи острые, теплые ласкали  лицо девушки. Настроение  у нее было хорошее. И она с удовольствием приняла предложение ухажера. Так для себя она называла Микиса. Он шел легко и красиво с этим ведром в руке, что Анастасия невольно усмехнулась ухажеру. Лицо  Микиса  расплылось в улыбке. « Еще немного и крепость рухнет», - подумал он.

  В 1919 году  Анастасия  вернулась в родное село Дно 1 в Псковской области.  Уже  полтора года как  работала воспитателем в интернате  для девочек  при железнодорожной школе. Жила она с отцом и матерью, младшими сестрами и братьями в небольшом деревянном  домике на Невском проспекте рядом с вокзалом. Так называлась до революции  длинная улица, что протянулась вдоль путей.  Теперь она получила название проспект Свободы. Большевики прочно  взяли власть в свои руки. Дновские улицы были переименованы еще в конце 1919 года.    Надеждинская стала называться Советской, 2-я Церковная – имени Урицкого, Ильинская - Интернациональной, Петровская - проспектом Карла Маркса.

1 Станцию Дно начали строить в 1894 году и открыли для движения в 1897 году. Кроме необходимых станционных сооружений здесь было устроено круглое паровозное депо.

 В детстве Настя любила засыпать под стук паровозных колес. Эта мелодия заменила ей колыбельные песни. Больше всего Насте нравилось ходить вместе с отцом на запасные пути и рассматривать стоящие там вагоны. Она до сих пор помнила, что на них было написано: « Восемь лошадей или сорок человек».

 Теперь ее отец Александр Васильевич - инвалид с  одной ногой. Работает сапожником, тем и зарабатывает. Гликерия Емельяновна, мать Насти, лучшая портниха в селе.  Настена -  любимица родителей -  во всем им  помогала.  Как никак ей двадцать один год. Девица на выданье! Долгое время образ Бориса мешал ее новым отношениям с мужчинами. Она как бы сторонилась их, избегала общения. Учителя в интернате считали ее немного дикой. Несмотря на романтические встречи с Борисом Анастасия оставалась  невинной девушкой.  Борис так и не успел стать ее первым мужчиной. А она  когда-то так на это надеялась!

 

 

                                              ***

 

-  Мои родители из последних куршей. Поколения Будрисов принадлежали Куршской косе, морю, заливу. Я вижу по твоим глазам, Настюша, ты хочешь знать, кто такие курши. Отвечу. Это древнее балтийское племя, заселявшее побережье нынешней Литвы и Латвии. Народ охотников и рыболовов. Они одни из первых переправились с материка на длинную Куршскую косу и начали строить себе жилища. Среди дюн находили себе убежище от сильных морских ветров, - с гордостью рассказывал жене о своем происхождении  Микис  Будрис.

Анастасия с огромным  живым интересом слушала супруга и засыпала вопросами:

- А где ты родился?

 - Родом я из Жемайтии. Это северо-западная часть Литвы. Наш край зеленых холмов, лесов и болот. Люди у нас сильные, с характером. Наверно, еще с тех времен, когда боролись против тевтонов-завоевателей. Избы у нас с четырехскатной крышей, - отвечал жене Микис.

 Так они коротали   вечера  в отцовском доме, пока Александр Васильевич громко  храпел в соседней комнате, Гликерия Емельяновна штопала носки,  а сестра Насти, Женя, усердно готовилась к выпускным  экзаменам в школе. Евгения мечтала стать учительницей. Младшая детвора уже  давным - давно спала.

Около года  Микис ухаживал за Анастасией  и она поддалась его чарам. Недавно они зарегистрировали  свой брак. Анастасия стала носить фамилию мужа и  вскоре  ожидала прибавления в их молодой  семье.  Она хотела родить сына и назвать его Борисом в честь первой  своей любви.

 

                                                  ***

      В  кухне  на большом столе лежала гора немытых тарелок. Анастасия в чистом белом фартуке  со    знанием  дела   заглянула  в  духовой  ящик.  Она   готовила     плокштайнис ( картофельный пудинг) –  одно из любимых   литовских  блюд. Запахи, витавшие в воздухе, могли возбудить аппетит самого сытого человека.   Вдруг Настя услышала громкий припев из марша « Прощание славянки». Это  хозяин дома спускался  по лестнице.  Кухня находилась в подвальном этаже. Шаги  приближались. Сердце Анастасии  замерло. Оно всегда замирало при встрече с хозяином дома,  молодым  офицером Петром Федоровичем Тарасовым. Высокий, статный, с длинными усами -настоящий кавалерист, в прошлом студент Псковского педагогического института. Однако  в Литве был востребован исключительно его  военный опыт и знания. Женат Петр был на дочери псковского жандармского генерала Марии Поликарповне.  Анастасия  жутко чувствовала себя в присутствии генеральской дочери. О! Как Настя ненавидела свою хозяйку -  эту напыщенную дуру с огромными вечно удивленными глазами,  постоянно требующую на кухне  от Насти невозможного.

    Около трех  лет Анастасия с маленьким Борисом  жила в их доме в Каунасе в качестве кухарки. Она быстро и легко научилась всем премудростям литовской кухни, которая на самом деле была очень проста. Больше всего литовцы любят картофель. Его подают со сметаной, творогом и молоком.  Из него готовят вкусные блины « Жямайчю», цеппелины, клецки. Свинина и кровяная колбаса - короли мясных блюд. Лучше всего у Насти получался холодный борщ на основе кефира с маринованной свеклой - любимое блюдо Петра Тарасова. Может и правду говорят, что путь к сердцу мужчины лежит через желудок. Тарасов воспылал  бурной страстью к Анастасии и она ответила взаимностью.

      Читатель  спросит: « А как же Будрис?». Прямой потомок древних куршей оказался лжецом и предателем!

    Как- то осенью 1922 года  в селе Дно на проспекте Свободы загорелся дом купца- нэпмана Клера. Ветер перебросил огонь на крыши соседних домов. Люди выводили детей, выносили вещи. Пожар охватил целые кварталы деревянных домов. Прямо на улицах загоралась мебель. Прибыли пожарные поезда из Пскова, Петрограда, Бологое. Огонь потушили за три дня. Многие жители остались без крова. Они перешли в землянки, вагоны, теплушки. Другие ушли в соседние деревни. В этой суматохе Настя думала прежде всего о малютке Борисе. Когда она вернулась в отчий дом через три дня, то нашла на столе записку от мужа со словами: « Прощай! Я возвращаюсь на родину». До нее сразу не дошел смысл этих слов. Много недель она мучилась от тоски, ей снились по ночам кошмары. А потом она решилась идти на поиски мужа. Простилась с родными и нелегально с малолетним сыном на руках перешла границу. Великая сила любви вела ее по дорогам Литвы в Жемайтию. И она нашла Микиса, но не одного. У него была семья. Взрослые дети, дородная жена.  Настя  невольно вспомнила поговорку рыбаков Куршской косы: « Если хочешь в доме крепкую хозяйку, бери в жены из Жемайтии». Оказывается, все это время Микис  обманывал Анастасию. Подлец! Двоеженец! При встрече Микис сказал ей  одно слово: «прости», она ответила: «прощай». Горькая обида сжимала в тиски ее грудь, ей нечем было дышать. Обман! Подлость! Как это низко! В этот момент Насте хотелось умереть, чтобы не видеть его бесстыжее  лицо с бегающими в разные стороны глазенками. Но ее руку крепко сжимала ручонка сына и Настя нашла в себе силы вычеркнуть навсегда из своей памяти имя Микис.

     В доме Тарасовых ее сердце оттаяло, она снова поверила в любовь. Только на этот раз она была запретной. Рассчитывать на брак с Петром она не могла, хотя носила под сердцем его ребенка.

- Милая, налей, пожалуйста, кваса. Пить охота, - мягким голосом попросил Петр, бережно  обнимая Настю за талию.

     Молодая женщина  тут же поспешила выполнить просьбу любимого. Ей было очень приятно хоть что-то сделать для него.

                                                       ***

      Полная оптимизма и радужных надежд Анастасия Будрис шла по узким тротуарам улочек вдоль канав  в паровозное  депо устраиваться на работу.  На днях ее отец, Александр Васильевич, переговорил с начальником отдела кадров – старым   большевиком, другом своей молодости. И тот согласился принять его старшую дочь  на работу весовщицей товарной станции.  По улочкам родного города, как в деревне, бродили куры, в канавах и небольших прудочках- копанцах плавали утки и гуси. Лучи майского солнца слепили молодой женщине глаза, но она радовалась им.  Пышно цвели яблони. Над окраинными улицами плыли дымки: в садах жгли костры, чтобы защитить цвет от заморозков. Во всех двориках жужжали пилы. Шла заготовка дров.  Десять лет назад Анастасия  с сыном  уехала из большого села, а вернулась с двумя сыновьями в тихий городок. 2

2.  В 1925 году Дно получил статус города.

     Долгие годы скитаний  на чужбине  закалили ее характер. Слезы и прочие сантименты остались в прошлом. Теперь она сильная женщина, готовая смотреть в лицо любой опасности.  Такой женщине нужен был сильный мужчина. И она верила, что найдет его здесь, на родине.   Петр Тарасов, отец Константина, остался грустным воспоминаньем.  Когда Косте исполнился год, в дом Тарасовых   из Риги приехал в гости Ризо,   белогвардейский офицер, закадычный друг Тарасова. С первой встречи  он положил свой  глаз на Анастасию. Начались грязные домогательства, шантаж, угрозы с его стороны. Но Настя не уступала ему. Петр Тарасов оставался в неведении. Анастасия не решалась разрушить их мужскую дружбу. Да она и не знала, кому поверит Петр:  ей - молодой любовнице или Ризо – старому боевому товарищу. Однажды вечером  в гостях у Тарасовых Ризо изрядно выпил и разболтал генеральской дочери тайну рождения Константина. В ту же ночь хозяйка с позором выгнала Анастасию с двумя детьми на улицу. Петр Тарасов в то время пребывал в Риге по делам службы. Вот так нелепо закончилась ее любовная связь с царским офицером.

     Еще несколько лет Анастасия  работала батрачкой у барона,  прислугой у аптекаря, судомойкой в больнице, упаковщицей на фабрике, чтобы прокормить себя и детей. Мечтала вернуться домой, часто корила себя за необдуманный поступок.  Перейти нелегально границу с маленьким ребенком  на санях контрабандиста! Да на это способна только влюбленная дура!  В 1932 году по ходатайству ее брата Семена – военного летчика, Михаил Калинин помог ей легально возвратиться на Родину.  Новая жизнь простых людей в родном городке радовала сердце Анастасии. Впервые за много лет у нее появилась уверенность в завтрашнем дне. Будущее сыновей не тяготило ее. Она представляла его ясным, без черных житейских полос.  

        В начале 1930-х годов на железной дороге появились автосцепка и автоторможение поездов, механизировались погрузочно-разгрузочные работы. Увеличивался вес составов, их длина. Паровозы теперь были закреплены за бригадами. В СССР ушли навсегда от  американского метода. 3 Младшие  братья  Анастасии  Антон и Поликарп  работали помощниками кочегара. Кочегар бросает уголь не в топку, а в лоток. Помощник всовывает лопату в топку и ровно рассыпает уголь. Если слой ровный - огонь ровный. Топливо сгорает полностью, отдача пара хорошая. Овладев искусством топки, братья Потаповы научились экономить уголь, получили благодарность от начальства. В присутствии большинства  работников депо им вручили похвальные грамоты на сцене недавно построенного огромного Дома культуры железнодорожников. Духовой оркестр играл « Наш паровоз, вперед лети!...» А сердце Анастасии замирало от счастья и гордости за своих родных.

      Но не только братья радовали Настю. Сестра Женя тоже проявила свои таланты. Она работала  учительницей в селе  Лукомо под началом выдающегося педагога Софьи Егоровой. Та еще до революции создала в соседней деревне народный хор, несмотря на недовольство попа и урядника. На улицах деревни звучали народные песни, романсы, даже отрывки из опер. Женя освоила саксофон, разучила частушки и часто выступала в сельском клубе вместе со своими учениками. Встреча  с  сестрой  вдохновила    Анастасию, ей тоже захотелось приносить пользу обществу, работать не на буржуев, а на благо своей родины, маленького тихого городка, но такого важного стратегического объекта.  4.

  1. предусматривал полное техническое обслуживание паровоза в депо, а машинисты были обязаны лишь управлять локомотивом, не заботясь о его состоянии.

4.Большая железнодорожная станция  соединяла Псков с Москвой через Бологое и Старую Руссу.

 

           От вагона к вагону бежал стук буферов стронутого с места паровоза. По радио переговаривались дежурный по станции и диспетчер. Анастасия  и не заметила, как оказалась в депо.

- Настюха !- зычно окликнул ее брат Антон.- Идем, провожу к начальнику.

     Сердце Анастасии заколотилось от волнения. « А вдруг не примут?! Не понравлюсь начальнику?!», - мысли вихрем  пролетели в ее голове. Но она взяла себя в руки. Гордо подняла голову и пошла вслед за братом. Когда-то она работала день и ночь, чтобы прокормить своих братьев, теперь они помогали ей. Долг   платежом красен!

 

                                                     ***

    Летом 1938 года Анастасию Будрис арестовали органы НКВД. Сидя   в одиночной камере, Анастасия долго думала: « Кто же виновен в ее аресте?». Ризо!  Только он! Другого варианта ей не приходило в голову. Анастасия стала жертвой доноса.  Банальная история: похоть, отказ, месть.

     27 октября 1938 года Анастасия Александровна Будрис была приговорена « особой тройкой» УНКВД Ленинградской  области к десяти годам лишения свободы по статье 58-9-11 УК РСФСР. 5

5-Разрушение или повреждение с контрреволюционной целью взрывом, поджогом или другими способами железнодорожных или иных путей и средств сообщения, средств народной связи, водопровода, общественных складов и иных сооружений или государственного или общественного имущества.

    После ареста  старшей дочери, своей любимицы, Александр Потапов поднял на ноги все депо. Сам начальник отдела кадров писал ходатайство в  органы НКВД. Братья тоже писали туда же письма. Общественность гудела, как пчелы в ульях.  18 сентября 1939 года дело было прекращено.  Сотрудники НКВД принесли Анастасии  извинения и отпустили на свободу. На работе ее  перевели на другую должность. Она стала проводницей железнодорожных вагонов.

                                                     ***

 

     Глухая ночь. Поезд набирал ход. В вагоне все спали, кроме самого главного человека здесь – проводницы. Глаза Анастасии слипались от усталости, ноги гудели от постоянного хождения, но она с интересом  перечитывала одну книгу: «  Согласно постановлениям XVII партсъезда мощные паровозы серий «ФД» и «ИС» за вторую пятилетку стали основными единицами паровозов товарного и пассажирского парков. Введение мощных паровозов серий «ФД» и «ИС» является одним из звеньев проводящейся технической реконструкции на транспорте. «  « Курс паровозов. Устройство  и  работа паровозов и  техника  их   ремонта - Под редакцией профессора С. П. Сыромятникова « -  так называлась эта книга. В последнее время Анастасия   хотела знать о паровозах все. Принцип их работы, устройство. Она задумала стать машинистом, как ее новая подруга Зоя Летунова. Та сейчас вела паровоз, в котором они ехали. Зоя с разрешения начальства долго ездила на паровозе « четвертым» лицом, без зарплаты. Потом сдала экзамен,  год проездила помощником машиниста, а 14 апреля 1940 года на самом сложном участке железной дороги провела тяжеловесный состав в 4400 тонн.  Анастасия восхищалась смелостью своей подруги, а ведь та была на десять лет моложе. Сорок лет! Анастасии не верилось, что такой отрезок времени лежит за ее плечами. Одинокая  обаятельная женщина  с двумя   сыновьями, так и не встретила своего мужчины. А хотелось! Очень хотелось Анастасии Александровне испытать настоящее бабье счастье.

    Мощный гудок проходящего паровоза разбудил  пассажира. Василий Иванович Зимин – председатель Дновского районного Совета депутатов трудящихся Ленинградской области ехал в Ленинград на очередное совещание. Он долго ворочался на верхней полке, пытаясь заснуть, но безуспешно. Тогда он вспомнил о проводнице, красивой статной женщине с грустными глазами. « Может, она  скрасит  мою бессонницу «, - подумал он, одеваясь на ходу.

      Вагон качало. Под полом постоянно гремело, стучало.   Василий Иванович  вполголоса  рассказывал историю своей жизни очаровательной проводнице:

-  Сам я деревенский. Из Твери. В семь лет  остался без матери, с четырнадцати -  начал зарабатывать себе на пропитание, с шестнадцати – работать на Путиловском заводе. Окончил я всего четыре класса начальной школы и, чтобы не отставать в знаниях от городских ребят, упорно занимался по вечерам. Никогда ни от одного дела не отказывался. Вот поэтому мои товарищи комсомольцы избирали  меня и в комитет, и в члены райкома. Они же рекомендовали меня в партию. А партия бросала меня на разные трудные участки. То пришлось отсталый совхоз поднимать в Старорусском районе, то совхоз « Искра» в нашем районе сделал передовым. Вот теперь назначили…

        Лицо проводницы  показалось знакомым Василию Ивановичу. Его охватило такое чувство, будто он знает ее сотню лет. Он не мог догадаться, что в феврале  1916 видел ее среди работниц, когда он- путиловец  присоединился  к бастующим  женщинам. Ее образ крепко вошел в его подсознание.

    Анастасия внимательно слушала рассказ своего собеседника и понимала, что наконец-то нашла мужчину, о котором так долго мечтала. Ее смущал один лишь вопрос: « Женат ли он?!»

                                                   ***

- Эх, Настена, хотел я жениться на тебе да не успел. Война проклятая! Я же купил билеты для нас в Батуми на поезд на 22 июня. Думал сюрприз тебе сделать. Не получилось! Фашисты проклятые! Ну, ничего, Настена, кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет. Золотые слова! Били и будем бить врага земли нашей, - сказал Василий Иванович, крепко прижимая Анастасию к своей груди.

Он слышал биение  сердца любимой женщины  и понимал, что не все так просто как он говорит сейчас. Впереди их ждала борьба, кровопролитная, беспощадная. И не было никакой гарантии, что они доживут до победы. А хотелось! Ох, как ему сейчас хотелось увидеть поверженного врага, стать свидетелем суда над Гитлером, своими руками душить фашистскую гниду.  Вчера Василий Иванович написал заявление в обком партии с просьбой отправить его в армию. Теперь с нетерпением ждал ответа.

      Василий Иванович – заядлый холостяк, все не решался впустить в свою жизнь любимую женщину. Он был на пять лет моложе Анастасии, а выглядел настолько же старше.  Его деятельная натура стремилась всецело отдавать себя служению Родине. Работа для него всегда  на первом месте. О его жизненной позиции  можно было сказать словами из песни:  « Первым делом, первым делом самолеты, ну а девушки, а девушки потом». Василий Иванович  встречался с Анастасией  на выходных один  раз в месяц, в своей квартире. Рядом с Анастасией он забывал обо всем: сложных буднях председателя  райсовета, планах, отчетах, проверках. Рядом с ней он чувствовал себя настоящим мужчиной, ведь с ним была настоящая русская женщина. Мать двоих сыновей, мужественно переносившая испытания, выпавшие на ее долю.

    Василий Иванович с нежностью  посмотрел в глаза любимой женщины. Глубокая печаль наложила свою печать на лицо Анастасии.

    2 июля первые бомбы упали на Псков и Великие Луки. Дно не бомбили. Но над городом висел зловещий призрак войны.  Железная дорога работала по законам военного времени. Перекрашивались в защитный цвет здания, вагоны. Стояли белые ночи, однако ввели светомаскировку. Дновские паровозники водили поезда в сторону Пскова и попадали под бомбежку. Вражеские самолеты расстреливали эшелоны с беженцами и ранеными. В первую очередь они старались поразить паровоз.  Первым погиб любимец города, капитан футбольной команды Михаил Кукушкин. Сегодня Анастасия присутствовала на его похоронах. Похоронили Михаила у родного дома на улице Красина, в небольшом садике.   Анастасия с горечью смотрела на почерневшее от горя лицо матери. И мысль о будущем собственных сыновей жгла ей сердце. Борис – хороший спортсмен, отличник учебы, увлекался военным делом. Выполнял и даже перевыполнял нормативы ГТО, ПВХО. На его груди красовался значок « Ворошиловский стрелок». Борис учился на машиниста, а сам мечтал стать военным летчиком,  как дядя. Характер у ее старшего сына был веселый, весь в деда Сашу. Любил пошутить, знал много пословиц, прибауток. Костя более серьезный, вдумчивый, закончил в этом году школу, собирался стать машинистом. Теперь он организовал соседских  мальчишек и девчонок. Они  вместе с ним  бегали к санитарным поездам и дарили раненым цветы.

    Слезы тихо побежали по щекам Анастасии. Ей хотелось бороться с врагом уже сегодня, прямо сейчас.

- Васечка, я, наверно, пойду работать в госпиталь. Я не могу просто так сидеть и ждать прихода этих гадов.

   Спазмы в горле мешали ей говорить. Разлука с любимым мужчиной неизбежна. Это  ясно, как божий день. Анастасия крепко- крепко обняла Василия. Ей хотелось спрятаться от  своих страхов на его груди до самого конца войны. Но она прекрасно понимала, что  уже  завтра этого убежища может не быть не только в городе, но и на Земле.

- Иди, Настена, иди. Ты к раненым, я на фронт. Мы должны служить Родине, - Василий Иванович погладил рукой густые волосы любимой женщины  и жадно поцеловал ее  губы.

 

                                                    ***

       Враг наступал. 9 июля советские войска оставили Псков, оказывая упорное сопротивление.  10 июля в полдень Анастасия  с подругой Зоей Летуновой стояли в самом конце  огромной очереди за хлебом. Человек сто, не меньше.

- Простоим до вечера, поди и не хватит, - сетовала Зоя.

    Вдруг вдалеке послышался грозный гул самолетов. Через несколько минут Анастасия  увидела два самолета с  крестами на крыльях. Уже через секунду раздался мощный грохот. Яркий свет. Анастасию бросило на землю. Она закрыла голову руками. Страшно! Вокруг  крики, стоны людей, пыль, дым.  Бомба упала прямо на торговую точку.    Когда рассеялось, Анастасия  встала, стряхнула осколки. «Удивительно: крови нет, царапин нет и  даже дырок на платье нет. Йодом пахнет », - подумала она, ища глазами Зою. Подруга лежала рядом неподвижно с открытыми глазами. Анастасия молча закрыла ей глаза и , сжав свою волю в кулак, бросилась помогать раненым. 

     В тот день Дно бомбили впервые. На вокзале скопилось много людей – военные, эвакуированные. Рвались бомбы, горела земля, рушились здания, огромным  факелом полыхали составы на путях. Жертв было много!

       Домой Анастасия вернулась под вечер, уставшая, с каменным лицом. Настоящее горе безмолвно!

 

                                            ***

 

  - Дорогой товарищ, Анастасия Александровна, мы предлагаем вам стать старшей в группе советских патриотов, оставляемых в городе для борьбы с фашистами. Ваша задача организовать наблюдение за ситуацией в городе и на железнодорожном узле. Связных  из леса мы обязуемся присылать  периодически. Ваш дом очень удобен для конспирации. Постоянные посетители, нуждающиеся в ремонте обуви. Случайные люди не вызовут подозрений. Также мы поручаем вам вербовку новых подпольщиков среди оставшихся в городе жителей и по возможности – задержать движение поездов в сторону Ленинграда. 6

6- опасаясь наступления на Ленинград, советское командование поставило перед партизанскими соединениями задачу  дезорганизовать работу транспортных  коммуникаций немецких соединений, в частности – на дорогах из Прибалтики и Дновском узле.

-   говорил секретарь райкома партии Максим Тимошенко. Рядом сидел Зимин, нервно теребя в руках папиросу. Он понимал, что собственными руками подвергает  любимую женщину смертельной опасности. Это по его рекомендации Анастасия оказалась здесь.  Но Василий Иванович  уже не мог остановиться. Запущенный им механизм начал работать. Назад хода не было. Ведь они люди, а не паровозы.  В душе он еще  слабо надеялся, что она откажется от предложения. Но, увы, Анастасия Александровна с радостью согласилась, отказавшись от возможности эвакуироваться в тыл с сыном Костей.  Она не могла себе позволить стать слабой в  глазах любимого мужчины. Василий  всегда знал ее как сильную женщину, такой она и останется в его памяти. Слабость- удел трусов и подлецов. Только сильные духом способны  на великие поступки. 

 18 июля врага уже сдерживали только отряды прикрытия. Город Дно эвакуировался. Были вывезены оборудование депо, часть колхозного скота. Наши войска взорвали депо, электростанцию, водокачку. Последний эшелон уходил из города в три часа ночи 19 июля под грохот боя с вражеским десантом на северной окраине города.

В ту ночь Анастасия не спала. Она слышала прощальный гудок последнего паровоза, но надежда на лучшие времена не покидала ее.  Дновские железнодорожники  уходили в паровозные колонны резерва Главного командования, чтобы вернуться  домой после победы над врагом.7

7- дновские железнодорожники обслуживали фронты разных широт, были  машинистами на бронепоездах, служили в железнодорожных войсках, силами которых построено множество мостов и станций. 26 дновских паровозников топили в блокадном Ленинграде котлы 5-й ГЭС.

 

                                            ***

Земля дрожала под ногами. Клубы пыли поднимались в небо.  В  город Дно  в полдень вошли немецкие танки. Анастасия сквозь щели забора смотрела на этих стальных монстров. Душа ее негодовала! Как смеют они топтать ее родные улочки, родную землю. Веселая немецкая речь вызывала в ней сильное раздражение. Слезы градом текли по ее щекам. Сердце разрывалось на части от неизвестности за судьбу   Бориса.

В начале июля в городе был создан истребительный отряд. Борис стал его бойцом. У него появилась винтовка за плечами. Вчера после обеда он забежал домой попрощаться с родными. Костя спросил брата: « Где тебя искать?». « Ищи ветра в поле», - ответил пословицей Борис. Чувство юмора никогда не покидало его. Дед Саша сердито стучал молотком, подбивая подметки. Он не знал, что сказать внуку на прощанье. Язык онемел от горя. Анастасия с матерью плакали, пытаясь обнять Бориса. Но того и след простыл. Шустрый малый!

- Мам, не плачь. Мы победим. Обязательно победим!- Костя крепко сжал руку матери и повел Анастасию  в дом.

- Да, сынок, обязательно победим! Но сейчас мы оденемся и пойдем в центр города. Мы не должны ничего пропустить. Быть в гуще событий - вот наша основная задача на сегодняшний день.

                                                     …

Анастасия, обняв младшего сына, стояла в толпе прохожих у дворца культуры. Это здание было построено в 1931 году и служило предметом гордости горожан.  Фашистский офицер, напыщенный, как индюк,  важно расхаживал возле доски Почета, на которой висели портреты лучших людей железнодорожной станции. Затем гитлеровский пес что-то залаял на своем языке и через минуту солдаты привели к нему дядю Ваню, хромого, сутулого старика, бывшего завхоза дворца культуры. Офицер вытащил пистолет, ткнул дулом в первый портрет и спросил у дяди Вани на ломаном русском языке:

- Русиш коммунист?

Не дожидаясь ответа, выстрелил в боковой портрет.

- Коммунист?

Прозвучал еще выстрел. С каждым   выстрелом рука  Анастасии  все крепче и крепче обнимала сына. Когда очередь дошла до портрета Зимина, ей захотелось взять в руки пулемет и перестрелять всех фашистских гадов в городе. Но она вынуждена была сохранять спокойствие. Конспирация  прежде всего!

С первого  дня оккупации  начали расстреливать  людей. Появились виселицы. За появление на улице после 18 часов - расстрел, за появление на железнодорожных путях –расстрел. Фашисты провели перерегистрацию жителей города. Все трудоспособные лица в возрасте от 14 до 65 лет должны были отбывать трудовую повинность. Немцы установили 14-часовый рабочий день. В городе захватчики  создали так называемый рабочий лагерь. Из деревень согнали жителей и заставили ре­монтировать   пути, рыть  траншеи, разгружать   вагоны. Люди работали день и ночь, умирали от истоще­ния и непосильного труда. К работам привлекались и советские военнопленные, которых держали в лагере на северной окраине города  и  в других местах.

 

                                                        ***

     В простеньком штапельном платье табачного цвета с большой плетеной корзиной в руках  Анастасия шла  по улицам города на воскресный базар на встречу с сестрой Женей.  Прохожие шли мимо, как при­говоренные к смерти, друг с другом не разговаривали. Неделю назад в один из первых базарных дней Евгения  из деревни привезла  в отцовский дом советские агитационные листовки, разбросанные с самолета. Текст листовок Анастасия выучила наизусть и повторяла себе, как молитву, когда ей становилось страшно и одиноко.  « Дорогие товарищи, братья и сестры! Фашистские  изверги напали на нашу Родину. Алчная банда грабителей и убийц разрушает города и села, колхозы и совхозы. Фашистские агитаторы доказывают вам, что Красная Армия разбита и ее остатки бегут на восток, что на захваченной ими территории никогда не возродится Советская  власть. Они советуют вам смириться с их « новым порядком», призывают к покорности и повиновению.

   Не верьте гитлеровским брехунам. Советский народ не покорен. Красная Армия не разбита. Трудящиеся Москвы и Ленинграда, а с ними и весь советский народ, поднимаются на борьбу с немецкими поработителями. Скоро Красная Армия перейдет в наступление и выбросит с Советской земли гитлеровские полчища.

  Сейчас, когда Советский Союз  вступил в смертельную схватку с врагом, коммунистическая партия обращается к вам с призывом: поднимайтесь все как один на борьбу за свободу и независимость нашей Родины. Помогайте героической Красной Армии и нашим товарищам, дновским партизанам, всем, чем кто может.

    Наши отцы и деды не раз наносили сокрушительные удары немецким захватчикам на  Чудском озере, под Псковом и Нарвой. Будьте верны традициям наших предков. « Кто с мечом к нам придет, от меча и погибнет!»  Эти листовки  Анастасия  на следующий день распространила среди рабочих депо. Они трудились на принудительных работах по ремонту паровозов и вагонов.

 Еще Анастасия попросила сестру вести наблюдение за дорогой возле своей  деревни и при первом удобном случае сообщать ей о передвижении воинских частей. Сегодня этот удобный случай настал. Она  незаметно затерялась в торговых рядах, глазами ища сестру.

Крестьяне   кормили в то время горожан, потому что несли на рынок продукты. Но этот натурообмен был неравным. Детскую и взрослую одежду можно было выменять на стакан пшена — самой дешевой крупы. Запрещалось продавать мясо, муку, хлеб, сметану, дрова, лес, галантерею, мануфактуру, железо, табак, спички, вино, водку, спирт, чай, кофе, сахар, соль, сахарин, горюче-смазочные материалы, меха. Эти товары должны были быть проданы хозяйственному управлению, то есть  в фонд немецкой армии.

  По дороге домой Анастасия встретила Ризо. Он шел с важным видом, покачиваясь как уточка, опираясь на  трость.

- Рад видеть вас, мадам Анастасия Будрис. Вчера немецкая администрация назначила меня бургомистром. Приглашаю вас к сотрудничеству, - произнес он, снимая шляпу.

- Спасибо за приглашение. Непременно зайду, - в этот момент у Анастасии  появилось дикое желание  собственными руками придушить Ризо. Но она вынуждена была улыбаться новой власти.

 

                                                    ***

 

В одну из глухих ночей в конце  сентября в дверь хаты Потаповых  тихонько постучали. Материнское сердце дрогнуло. Анастасия в одной рубахе, босая,  бросилась к дверям. На пороге появился  Борис. Возмужалый, исхудавший, с заросшей щетиной на впалых  щеках.  Анастасия припала к груди сына и не отпускала его.

-  Мам, не плачь. Я живой. Все хорошо. Я в отряде  у дяди Василия, твоего друга.

- Сынок, сынок… - Анастасия потеряла дар речи от радости. Она не верила своим глазам. Первым связным, отправленным к ней из партизанского отряда  Зимина, стал ее собственный сын.

До рассвета мать и сын не сомкнули глаз.  Борис рассказал матери о жизни в  отряде: « Место для дислокации  выбрали удачно. Стоянка  окружена топкими болотами. Сначала жили впроголодь. Постепенно наладили связь с мест­ным населением. Жители окрестных деревень помогали нам, чем могли. Кто картоплю принесет, кто морковку. В деревнях Куровка  и Чащицы нашлись гранаты, пулеметы и патроны. Их колхозники подобрали на месте боев. Все это  переправили  в отряд. Приходят к нам и новые бойцы.
Воевать начали с разведки, не­больших засад и взрывов железной дороги. « Анастасия  в свою очередь  рассказала    сыну    о состоянии дел в оккупированном городе: расположение комендатуры, охранной роты, временного аэродрома и замаскированных немецких орудий, ход ремонтных работ в депо, назвала всех поименно жителей города, сотрудничавших с оккупационной администрацией как доверенное лицо Ризо.  Анастасия  знала  многое обо всех.             

   В ту ночь Костя тоже не спал и  подслушал их разговор. В последнее время вокруг него в доме происходило  много странных вещей. Он замечал все, анализировал, но  еще не решался произнести свои мысли вслух. Однажды Костя увидел, как бабушке, собравшейся на базар с двумя корзинами овощей, мама положила под морковь пачку листовок. Вчера подсмотрел, как дед взял от матери стопку советских газет и, ворча, спрятал их в     « липку», 8 на которую сразу же сел. Константина обижало то, что никто ничего ему не поручал. « Неужели не доверяют?!», - эта мысль днем и ночью грызла его.

На следующий день у Кости с матерью состоялся серьезный разговор, после которого Костя стал частенько выходить из дому, неся за пазухой и в карманах листовки или газеты. Толкаясь на базаре, он незаметно клал их на возы или сани крестьян, подсовывал под двери домов тех, чьи адреса давала его мать, перебрасывал через колючую проволоку на территорию лагеря для   военнопленных.

 8- табурет сапожника.

                                                           ***

  Однажды в конце января  1942 года Анастасия вернулась домой после обеда хмурая,  легла на койку и зарыдала. « Чего ревешь-то?», - с раздражением в голосе спросила Гликерия Емельяновна свою дочь, но ответа не получила.  Старуха из последних сил вязала теплые носки для партизан.  Спина ее затекла,  ноги ныли на непогоду. Семья Потаповых организовала сбор теплых вещей для отряда «Дружный».  В лес были переправлены валенки, полушубки, свитеры, шапки. Отец Анастасии сшил для партизан десять пар обуви, его же­на вместе с подругами связала несколько свите­ров, шарфов и рукавиц.

Сердце Анастасии разрывалось от боли, ей хотелось умереть здесь и сейчас. Как жить после смерти любимого мужчины?! Кто мог ответить ей на этот вопрос?! Один лишь Бог. Но она не спрашивала его. Душа ее мучилась, стонала!!! Хотелось броситься в бездну и чтоб ни дна, ни покрышки.

  В ночь на 18 января 1942 года  партизаны штурмовали  город Холм.  Сильный огонь противника заставил партизан залечь. И тогда с ручным пулеметом в руках во весь рост поднялся  в свою последнюю атаку ко­мандир отряда «Дружный» Василий Иванович Зимин. Он бросился вперед, но тут же упал, сраженный пу­лей. И только сегодня, спустя неделю, Анастасия узнала о гибели любимого. Она так и не стала  его женой. Но он остался для нее самым дорогим человеком в ее жизни, не считая, конечно, сыновей. И только ради них - сыновей Анастасия нашла в себе силы жить и бороться.      

Вскоре Анастасия привлекла к подпольной работе и обучила двух комсомолок –  Зину Емельянову и Нину Колобову.  Зина до войны работала телефонисткой на военном складе, а во время войны стала официанткой в столовой при немецком аэродроме.Общаясь с летчиками и техническим персоналом, организовала записи сводок  Совинформбюро из Москвы, а впоследствии – установила контакт с разведчиками Красной Армии и помогла им организовать взрыв штаба авиационной части. Одноклассница Кости  Нина Колобова устроилась работать уборщицей в воинскую часть, установила связь с советскими военнопленными, передавала им еду, медикаменты, листовки.

                    

                                                          ***

Анастасия, не шелохнувшись, бледная, как стена, стояла и с ужасом смотрела на лежавшего  лицом вниз на холодном полу в луже собственной крови мужчину.  Немецкий офицер в военной  форме до блеска начищенным сапогом повернул голову арестованного к сестрам. Анастасию пронзило будто током. Митя Якубович, молодой машинист, их старый знакомый. Ее сыновья играли  с ним в футбол. Они часто сидели за одним столом и пили чай с бабушкиными пирогами.  Именно ему  через Нину Колобову Анастасия передала компас и карту для организации побега. И он сумел! С тремя товарищами бежал, влился в  партизанский отряд. За последнее время отряд разросся! Здесь люди жили по законам Советской власти: работали сельсоветы и колхозы, учи­лись дети, отмечались советские  праздники.


    Анастасия  не понимала, почему Митю арестовали. Почему? Именно этот вопрос мучил ее сейчас. «На чем прокололись?! Неужели  конец?!», – словно молния мелькнула в ее голове эта мысль.

- Ты знаешь Анастасию Александровну и Евгению Александровну?  Не молчи, собака, отвечай! Такие милые дамы, ты не можешь не знать их,- продолжал офицер.

- Нет!- процедил сквозь зубы Митя.

У Анастасии отлегло от сердца. Она уже поняла. Не выдаст! Умрет, но не продаст!

Вечером сестер отпустили, а Митю в полночь расстреляли.

  Парня подвела наша «русская авось». Направляясь на явку в дом Будрис, он решил

вначале навестить своих родителей, но не позаботился о поддельных документах. При проверке попался одному из немецких полицаев, который узнал его фамилию в списке неблагонадежных и арестовал Митю. Арест Якубовича встревожил Анастасию. Женя предлагала уйти к партизанам, но Анастасия не могла бросить родных одних в городе. Она прекрасно понимала, что тогда фашисты в первую очередь арестуют всех ее родственников, друзей и знакомых. Подставлять стольких людей под удар Анастасия не имела права.

Это была не первая потеря среди подпольщиков. Месяц назад ночью на окраине города были расстреляны три  коммуниста – участники диверсионной группы. Вчерашние машинисты устроились на работу и два месяца вредили врагу как могли: засыпали металличе­скую стружку в тендерные буксы паровозов, подбрасы­вали в уголь специальные мины, вывели из строя  по­воротный круг. От мин, подложенных их руками, взры­вались в пути паровозы, происходили крушения. Взрыв­чатку группа получала от  Анастасии Александровны Будрис. Каким же образом?

Первый раз это было  возле рынка. Анастасия под  видом пакета с картошкой передала Капустину, старшему группы, мину, покрытую клейким составом и обсыпанную угольной пылью. В это время его товарищи мастерски сыграли роль пьяных мужиков-дебоширов.  В следующий раз Анастасия отнесла  подпольщикам  в депо взрывное устройство, завёрнутое в валенок и замаскированное под бутылку с самогоном. Народная смекалка не знала границ! Однако немецкие эксперты установили причину взрывов, и в паровозное депо были отправлены агенты ГФП. 9  Через несколько дней  группу арестовали. Жестокие  пытки не сломили русских патриотов, они никого не выдали. Анастасия тяжело переживала гибель машинистов.  Вскоре у них появился последователь – пожилой  Филиппов, старший мастер-инженер. Благодаря занимаемой должности  он мог свободно передвигаться по железнодорожным  путям и подрывать немецкие составы. Взрывчатку Филиппов тоже получал от Анастасии.

9- тайная полевая полиция вермахта.

                                                     ***

Вечерело. Зимняя вьюга  волком выла за окном. Студеный ветер ломал деревья.  Костя с тревогой в сердце ожидал прихода матери, сидя у окна. Он многое знал о ее работе, чем мог помогал. Летом и осенью сорок второго года несколько раз сопровождал мать во время ее походов на разные явки в соседние  деревни. Ходили будто к заказчикам деда за мукой и картофелем. Установили связь с бывшим женихом тети Жени. Василий Лобов работал агрономом в немецкой экономии в поселке Скугры, имел связи с десантниками- красноармейцами. Нынче Анастасия должна была вернуться после встречи с ним  с очередным заданием от Красной Армии.

Наконец-то! Дверь хаты распахнулась и на пороге появилась самая лучшая на свете мама. Анастасия была взволнована, с раскрасневшимися от мороза щеками, охрипшим голосом.

- Сынок, все хорошо. Поспи, родной. Утром поговорим. Я устала очень.

Анастасия, окоченевшая от холода, не раздеваясь, легла в кровать, но так и не уснула. Нервное перенапряжение победило усталость.

Поутру Анастасия подозвала сына и сказала:

- Сынок, ты не побоишься на лыжах съездить километров за пять-шесть от города?

Материнское сердце трепетало. Она вполне осознавала, какому риску подвергает собственного сына, но ничего с собой поделать не могла. Ей казалось, что и Зимин с тем же чувством в душе предлагал ей эту опасную работу. Анастасия вдруг представила себя на его месте, тогда в сорок первом. Ведь он любил ее, любил больше жизни и не пожалел. От старшего сына давно не было весточки. Сердце матери щемило от дурного предчувствия, но хотелось верить в хорошее, в те светлые и радостные дни, когда враг будет повержен.

- Это с какой стати я бояться буду?- с вызовом спросил Костя, а сам подумал:

« Мамочка, моя милая, знаешь ведь, что не побоюсь, видно, сама боишься за меня.»

- Надо, Костик, проникнуть к железнодорожному мосту и подсчитать, сколько зенитных орудий его охраняют, -  голос Анастасии  больше напоминал приказ командира, чем  любящей матери.

- Я согласен, мам. Прорвемся!- Костя улыбнулся и похлопал мать по плечу, словно боевого товарища.  

                                             

                                                           ****

Путь был нелегок.   Ледяной ветер со всей силы дул прямо в лицо Константину. Щеки пекли от мороза. Деревья стучали друг о друга оголенными ветками. Через кустарник на лыжах Костя пробрался в запретную зону. Слышна немецкая речь, лай собак. И вдруг раздался гул самолета. Тот летел низко, вдоль железной дороги.  Костя не мог поверить своим глазам. На крыльях самолета блестели красные звезды. Наши! На душе парнишки стало так легко и свободно. Весь страх в один миг улетучился. Засверкали огненные трасы. Пулеметы и зенитки заговорили на своем языке. Бомбы были брошены метко. Одна попала в перила моста, вторая взорвалась рядом с фермой.

Наш летчик начал набирать высоту. Костя, тем временем, решил воспользоваться суматохой и скатился с горки, поближе к зенитной батарее. К горящему мосту бежали немецкие солдаты. Один из них заметил Костю и « угостил» автоматной очередью. Но судьба берегла Константина. Он отделался легким испугом. Одна из пуль расколола лыжу.

 Через несколько дней десантники подорвали все шесть зенитных орудий. А еще через неделю из газет, переданных Анастасии из советского тыла, они узнали о прорыве блокады Ленинграда.

- Костик, - сказала Анастасия, - вот видишь, и мы капельку ленинградцам помогли. Гордись этим, сынок! Только больше я тебя в разведку не отпущу. Один ты у меня теперь, кровинушка родненькая.

Слезы застилали глаза матери. Душа болела, словно ее жгли раскаленным железом. В одном из партизанских  боев  с фашистами Борис погиб от случайной пули.

 

                                             ***

  Косые лучи солнца начали греть сильней, превращая в снег лужи, где частенько танцевали воробьи.  В город  Дно незаметно пришла весна. Только радости она не принесла. Провалилось несколько явок. Василия Лобова выдал немецкий агент. Анастасию арестовали. Продержали несколько недель в тюрьме и неожиданно отпустили. Анастасия на некоторое время затаилась, словно мышь в норке. Но затем решила во что бы то ни стало передать ленинградским партизанам оставшиеся у нее связи с уцелевшими подпольщиками. Ночью Анастасия попрощалась с родными и ушла из города. Трое суток холодная и голодная ходила по окрестным деревням, пока не нашла нужных ей людей. А в это время в дом Потаповых ворвались гестаповцы. Устроили обыск, ничего не нашли. Только увезли с собой родителей Анастасии и сына Костю. По дороге домой Анастасия узнала от знакомых об аресте родных.  У нее было время скрыться, залечь на дно. Но материнское сердце не могло позволить ей такую роскошь. Анастасия вернулась домой, где ее ждала засада. Ее тут же арестовали, а ее родителей и сына на следующий день выпустили. Жертва была принесена.

                                                   ***

Два часа, чуть живая после пыток, словно каменная статуя, Анастасия сидела на берегу реки Шелони. Стеклянным взглядом молча смотрела на тихую гладь воды. Эта река - ее родина! Большую роль в заселении края бесспорно сыграла река Шелонь              ( Шелона,Солона – как называли ее в древности за солоноватый  вкус воды и за соленые источники, что пробиваются из-под земли по берегам.) По ней проходила часть водного пути из Новгорода в Псков. Через Шелонь пролегал и другой водный путь - от Новгорода к Чудскому озеру и дальше. Караваны судов шли по Волхову, озеру Ильмень, Шелони и ее притоку Ситне. Такова история ее края. Анастасия хорошо изучила это вместе с Костей, когда он учился в школе. Вот за эту реку, за стройные березы у берега Анастасия готова была отдать свою жизнь. Счетчик ее жизни стремительно подходил к последней отметке.

 Воспоминанья горным потоком обрушились на нее. Вся ее жизнь промелькнула перед глазами. Вот она рядом с Борисом в толпе в Петрограде, вот готовит любимые цеппелины отцу Кости, впервые слышит слово «мама» из уст ее первенца. И тот ночной задушевный разговор в поезде с любимым человеком тоже пришел ей на ум. Все было в ее жизни и прошло. И, увы, не повторится!

В нескольких метрах от нее у машины оберштурмфюрер  Тродлер нервно докуривал свою сигару. Имена, пароли, явки - ни слова не вырвал он из уст заключенной. Она молчала, как рыба. Пытки электрическим током не привели к положительному результату.

 Оберштурмфюрер решил применить к ней новое испытание. « Пытка жаждой   жизни» - так оно называлось. В одну из теплых августовских ночей Тродлер вывез Анастасию на окраину Порхова к руинам древней крепости, снял с нее кандалы и дал узнице возможность погулять и посидеть на берегу реки. Тродлер считал себя знатоком загадочных русских душ и надеялся сломить волю Анастасии.

По дороге в отделение СД он произнес вкрадчивым голосом:

- Я ценю ваше мужество.  Разведчики должны понимать друг друга.  Мы забудем ваше прошлое. Начните новую жизнь! С сегодняшнего утра мы станем с вами коллегами-друзьями.

Тродлер лукаво улыбнулся, застыв в ожидании. И в ту же минуту получил мощный плевок в лицо вместо ответа. Судьба Анастасии была предрешена.

 

                                             ***

- Костик, родной, знаю точно: на днях меня увезут. Ты знаешь куда. Это наша последняя встреча. Ты запомнил адрес, явки? Партизаны помогут тебе. Будь умницей, сынок. Прощай и береги себя, - Анастасия стояла у колючей проволоки и, сдерживая слезы, давала последние наставления сыну.

Заполянский « лагерь смерти» стал последним пристанищем для Анастасии Будрис. Ее вместе с другими заключенными, подобно скотине, держали на скотном дворе, окруженном колючей проволокой. Константин каждый день ходил к матери за 20 километров сюда в это адское место, где, как потом выяснилось, погибли около 3-х тысяч советских людей. Правил этим адом « одноглазый дьявол». Так прозвали начальника лагеря унтерштурмфюрера  Гембека за его лютый нрав. Человек волчьей хватки, он жутко  ненавидел узников, привозимых к нему « на воспитание». На Восточном фронте в начале войны Гембек лишился глаза и с тех пор каждого русского считал  своим личным врагом. Штабы отделений СД Порхова, Дно, Дедовичей направляли в Заполянский лагерь подпольщиков и разведчиков, которых не сломили пытки в застенках гестапо. Анастасия тоже оказалась в числе неисправимых. Гембек с двумя помощниками плотно взялся за нее. Они подвергли тело Анастасии нечеловеческим пыткам, но она осталась крепкой духом. Анастасия продолжала борьбу. Она находила ободряющие слова для избитых до полусмерти юношей и девушек. Анастасия учила их не терять силу духа, не радовать мучителей своими стонами.  « Молчание тоже оружие», - повторяла она каждый день. Эти слова стали девизом для многих подпольщиков в лагере.

 

                                                      ***

 

Резкий осенний ветер кружил опавшие листья с высохших деревьев.  Анастасия Будрис стояла у свежевыкопанной ямы с гордо поднятой головой и с ненавистью смотрела на выстроившихся в ряд фашистов. Она не выполнила приказ Гембека стать перед ямой на колени и приняла смерть стоя.

- Это есть наш последний

И решительный бой…

Запела   хриплым голосом « Интернационал» Анастасия.  Это были ее последние   слова.

 

P.s  7 мая 1965 года в канун 20-летия победы  над фашистской Германией за героизм и мужество, проявленное в борьбе против гитлеровских захватчиков Анастасии было присвоено Высокое звание Героя Советского Союза.

Константин  прожил долгую и славную жизнь, почти всегда  следуя советам своей матери.

 

Нравится
19:35
43
© Лина Иванова
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение