Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Алапаевские мученики

Алапаевские мученики
 
           "Однажды ночью я проснулся и обнаружил отца Серафима, сидящим на краю своей постели. Он выглядел худым и изможденным в своей длинной белой рубахе и невнятно шептал: “Да, да, Ваше Высочество, вы совершенно правы…” Отец Серафим явно разговаривал во сне с Великой Княгиней Елизаветой. Это была жутковатая картина в тусклом свете единственной  лампады, мерцающей в углу перед иконой…Ведь великая княгиня в это время лежала в гробу.
Засыпая, я все еще слышал его шепот: “Да, да, Ваше Высочество, Вы совершенно правы…”
           Но это было не единственное явление Преподобномученицы после смерти. Один священник русской церкви в Пекине видел как из левого придела  выходит Елизавета Феодоровна и молится перед алтарём. А потом  подходит к нему. И он ее благословляет, и только когда она скрылась за дверью, он вспомнил, что гроб с  её телом стоит в нижнем Храме…"
           Это  воспоминания офицера Императорской Армии А.Ю.Романовского,  преподавателя  математики в Лицее святителя Николая в Харбине,  который ехал  в поезде вместе с игуменом Серафимом,  взявшим на себя подвиг  увезти  из Алапаевска гробы с останками  царственных мучеников.  Этот  подвиг длился два года  - из России, охваченной пожаром революции, – через Китай до Иерусалима!   
               
           Характеризуя тройное убийство летом 1918 г.(Царской Семьи, брата Государя Великого Князя Михаила Александровича и Алапаевских узников), надо сказать, что они были особо исключительными по зверству.
   
            Прошли годы. И вот РПЦ установила праздник "Обретение мощей  преподобномученицы великой княгини Елизаветы." 11 октября. Именно 11 октября 1918 года в заброшенной шахте Алапаевска было обнаружено её тело.
            В статье "Белый ангел Москвы" я подробно описала житие великой княгини Елизаветы Фёдоровны. А теперь моя задача написать о тех, кто  был мученически убит вместе с нею. О тех, кто живыми был сброшен в глубокую шахту.
         
            Под  алапаевскими  мучениками разумеют:

Великого Князя Сергия Михайловича (25.9.1869 † 18.7.1918.

Сестру Царицы-Мученицы Великую Княгиню Елизавету Феодоровну (20.10.1864 † 18.7.1918).

Крестовую сестру Марфо-Мариинской обители Варвару (Варвару Алексеевну Яковлеву, † 18.7.1918.

Князя Императорской Крови Иоанна Константиновича (23.6.1886 † 18.7.1918) – сына Вел. Кн. Константина Константиновича.

Князя Императорской Крови Константина Константиновича (20.12.1890 † 18.7.1918.

Князя Императорской Крови Игоря Константиновича  (29.5.1894 † 18.7.1918).
 
Князя Владимира Павловича Палея (28.12.1896 † 18.7.1918).
 
Феодора Михайловича Ремеза (1878 † 5/18.7.1918) – управляющего Двором Вел. Кн. Сергея Михайловича, добровольно последовавшего за ним в ссылку.

           По воспоминаниям очевидцев, шахта была большой и глубокой, заполнена была водой примерно на сорок метров. Когда в Алапаевск пришла белая Армия,  и обнаружилось зверское преступление, тела мучеников были найдены и подняты на поверхность. Все они  были одетыми и при каждом находились  документы, по которым установили  личность.
           В разных местах шахты были найдены отдельные вещи и одежда убитых, а также две неразорвавшиеся гранаты, и одна разорвавшаяся, оставившая на стенах шахты следы взрыва. Тело Великой княгини Елизаветы Федоровны было поднято из шахты  11 октября (по новому стилю) на глубине 7,5 саженей (16 метров), рядом находилось тело князя Иоанна Константиновича. В кромешной тьме шахты, изнемогая от боли, Великая княгиня как могла старалась облегчить его страдания. Голова князя Иоанна была заботливо перевязана апостольником княгини, а пальцы сложены для крестного знамения. В таком же положении были персты у самой Елизаветы Федоровны и инокини Варвары.
            По свидетельству, указанного выше,  игумена Серафима,  в ночь с 17 на 18 июля возле этой шахты находился неизвестный крестьянин, оказавшийся там  случайно, и спрятавшийся за деревья. Он слышал  из  шахты церковное песнопение. Можно предположить,  что -  когда узники узнали истинную цель привоза их к этой шахте, то они могли запеть какую-либо молитву, тем более,  что  князь Иоанн Константинович очень любил церковное пение и сам был регентом не только в церкви Павловского дворца, но даже в первое время в Перми во время ссылки. Затем Великая Княгиня Елизавета Феодоровна, будучи монахиней, могла принять участие в этом молитвенном пении. Убийцы, дабы избавиться от своих наиболее шумливых жертв, первыми бросили в шахту  князя  Иоанна Константиновича, а затем Елизавету Феодоровну. Отчасти этим можно объяснить нахождение этих двух трупов на самой большой глубине шахты.
            Выяснилось также, что они продолжали жить в шахте еще несколько дней и скончались от ушибов при падении и голода.  После вскрытия тела почивших были омыты, одеты в чистые белые одежды и положены в деревянные гробы, снабженные внутри футлярами из кровельного тонкого железа.  Их поставили в кладбищенскую церковь. Там духовенство постоянно совершало панихиды,  читался  псалтирь.
            18/31 октября  священники  отслужили заупокойную всенощную. Народу пришло столько, что храм не вместил всех пришедших проститься с Августейшими страстотерпцами. На следующее утро, 19 октября/1 ноября, из Свято-Троицкого собора Алапаевска вышел многолюдный крестный ход (духовенство, гражданские власти, мiряне, солдаты учебного батальона). В кладбищенской церкви отслужили панихиду.

             Но к  Алапаевску вновь приближались красные. В июне 1919 г. возник вопрос о вывозе останков убиенных. Свершилось это, как подчеркивает о. Серафим (Кузнецов, 1873 †1959), «по особому указанию Божию». Сам игумен вместе с братией эвакуированного Серафимо-Алексеевского скита Белогорского Свято-Николаевского монастыря находился в Екатеринбурге. Здесь же было местопребывания в то время комиссии по расследованию Екатеринбургского, Пермского и Алапаевского убийств Царственных Мучеников (генерал М. К. Дитерихс, Н. А. Соколов и А. П. Куликов).  Генерал М. К. Дитерих   способствовал получению игуменом Серафимом от Верховного правителя адмирала А. В. Колчака  разрешения на перевозку  груза 200.
             Погрузившись в товарный вагон, о. Серафим  отправился 1/14 июля 1919 года в путь, который   лежал в  из Алапаевска Читу.  Был самый разгар гражданской войны. "От Алапаевска до Тюмени, – читаем в специальном докладе игумена Серафима, – ехал один в вагоне с гробами 10 дней, сохраняя свое инкогнито, и никто не знал в эшелоне, что я везу. Это было самое трудное, ибо я ехал без всяких документов на право проезда, а предъявлять уполномочия было нельзя, ибо тогда бы меня задержали местные большевики.
             Когда я прибыл в Ишим, где была Ставка Главнокомандующего, то он не поверил мне, что удалось спасти тела, пока своими глазами не убедился.  Он прославил Бога и был рад, ибо ему самому лично жаль было оставлять их на поругание нечестивых. Здесь он дал мне на вагон открытый лист, как на груз военного назначения, с которым мне было уже легче ехать и сохранять свое инкогнито. Однажды какими-то злоумышленниками было устроено крушение, но наш вагон спасся по милости Божией.  От Алапаевска до Читы ехал 47 дней.  Никто, ни один человек не узнал за это время, что везу я в вагоне, в котором ехал я сам с двумя своими послушниками, которых взял из Тюмени. На всё Воля Божия!»
             Поддержку игумену Серафиму на пути из Читы в Китай оказывали многие, сочувствующие  Царской семье, даже и помогали золотом, ибо деньги никому не были интересны…
             В Пекине  каждый груз  был перевязан  крестом  на крест проволокою с приложением печатей  Российской Духовной Миссии. После  они были  вложены в новые цинковые гробы и поставлены в церкви во имя Преподобного Серафима Саровского. На крышках написаны были металлические дощечки с именами почивших: “Елизавета”, “Сергий”, “Иоанн”, “Константин”, “Игорь”, “Владимир”, “Варвара”, “Феодор”»
             В двух книгах, изданных в русской типографии  Пекина в 1920 году  можно прочитать  точное описание печального путешествия  отца Серафима со страшным грузом. Название этих книг: «Православный Царь-Мученик» и «Мученики христианского долга».  Вскоре после прибытия в Пекин тел алапаевских мучеников  о  всех обстоятельствах их перевозки узнали брат и сестры Великой Княгини Елизаветы Феодоровны. Когда принцесса Виктория Феодоровна узнала о кончине своей Августейшей сестры Великой Княгини Елизаветы Феодоровны,  то пожелала перевезти ее тело вместе с гробом послушницы Варвары в Иерусалим.
              Через восемь месяцев после временного упокоения под сенью храма Китайских мучеников, благодаря хлопотам принцессы Виктории, гробы Великой Княгини Елизаветы Феодоровны и инокини Варвары 17/30 ноября 1920 г. были отправлены из Пекина в Тянцзин, откуда 18 ноября пароходом в Шанхай.  После прибытия 21 ноября в Шанхай 2/15 декабря их отправили морем  дальше. Все это время при мощах безотлучно пребывали игумен Серафим, послушники Максим Канунников и Серафим Гневашев, член следственной комиссии А. П. Куликов.
               Местом упокоения была избрана крипта русской церкви Святой Марии Магдалины в Гефсимании, с тех пор называемая русскими «Царской». Храм этот был воздвигнут Императором Александром III в память Его матери Императрицы Марии Александровны. На освящение его в 1888 году сюда приезжали Великий Князь Сергий Александрович с супругой Великой Княгиней Елизаветой Феодоровной. Теперь, через 33 года (возраст Иисуса Христа, когда Он был предан распятию), она нашла здесь упокоение, прибыв в Святую Землю – по словам Преподобномученицы, «нашу духовную родину».

               1 ноября  1981 года  Русская Православная Церковь за границей прославила Новомучеников Российских и в их числе Великую Княгиню Елизавету Феодоровну, великих князей  и инокиню Варвару. В 1992 году Архиерейским собором РПЦ  великая княгиня Елизавета и сестра Варвара причислены к лику святых и включены в Собор новомучеников и исповедников Российских. Вопрос о канонизации остальных мучеников не поднимался.
                ----------
               Вернёмся в 1920 год. Когда отец Серафим  уехал в Иерусалим, оставшиеся в Пекине шесть грузов с царственными мучениками были сданы  начальнику миссии епископу Иннокентию под его непосредственное наблюдение.  Вот как описывал место упокоения Августейших мучеников в ту пору корреспондент  харбинской газеты «Заря»:  «За Пекином, в версте от городской стены, находится православное кладбище, обнесенное высокой стеной. В средине кладбища небольшая церковь. Внутри церкви, в средине ее, открытый люк. Над ним большая неугасимая лампада. Вниз ведет лестница. Дальше решетчатая дверь, за которой круглый склеп высотою в рост человека. Там покоятся тела Великих Князей. Забота о них велась исключительно Пекинской Духовной Миссией и ее митрополитом. При церкви, для наблюдения за кладбищем и могилами Великих Князей, митрополитом наняты два русских сторожа»
               В 1938 г., в связи с угрозой начавшейся оккупацией Японией Китая, тела алапаевских мучеников были перенесены из Свято-Серафимовской кладбищенской церкви в склеп при храме во имя Всех Святых, от века Богу угодивших, на месте упокоения честных останков православных китайских мучеников за Христа убиенных во время боксерского мятежа 1900 года, находившийся непосредственно в стенах Духовной миссии.
               Шли годы… Менялась политика, менялись власти… В 1943 году, заботой эмигрантских комитетов создали комиссию  для дальнейшего рассмотрения этого вопроса. И гробы с мучениками вновь достали из земли… Но  скорбные путешествия останков алапаевских мучеников  и тогда не закончились.  В 1947 г. в связи со все более овеществлявшейся угрозой прихода к власти коммунистического режима, святыни были вывезены с территории Миссии обратно на миссийское кладбище. 
               В период  «великой культурной революции» 1966–1976 гг. миссийское кладбище подвергалось многочисленным  надругательствам  и разрушениям и  окончательно  было стерто с лица земли – при полном безразличии к собственной Державной истории со стороны посольства СССР.  В восьмидесятые  годы  прошлого столетия  на месте  кладбища был построен парк…
               P/S.
               Когда в 1943 году останки алапаевских  мучеников поднимались  для  переноса в другие места, присутствующие увидели,  что тела всех мучеников не были повреждены тлением. Никакого запаха от них не было и на одежде не было плесени,  хотя они пролежали 25 лет, причем несколько лет в дырявых гробах.  В гробу Князя Игоря Константиновича лежала  НЕЗАБУДКА,  она была свежа, как бы только сорвана в поле…
               Это  чудо   говорит о том, что святые души рабов Своих мучеников - Господь принял в светлые Небесные Обители на вечное блаженство с  Ангелами и всеми святыми Его Угодниками.Пусть люди забыли. Бог никогда не забудет!
               Человек не помянет, а  Бог помянет.
                И ОН всем Судья.



 Справка:   Документы расследования  убийства в Алапаевске впервые были обнародованы сравнительно недавно.

 При написании статьи использованы материалы из опубликованных работ следующих биографов - К.Б. Кепинг, Г.В.Мелихова, Л.П.Миллер, о.Дионисия Поздняева. Соколов Н. А. "Убийство Царской Семьи."  Издание Спасо-Преображенского Валаамского монастыря. 1998 г.

Июнь -  октябрь 2020г.


 

Нравится
10:20
15
© Нина Богданова
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.

Пользовательское соглашение