Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

АКТЁР

АКТЁР

— Ты такой один на всём свете...
— Ну уж... Так про каждого можно сказать, верно?


/ Рэй Брэдбери /


***


Одна из самых главных задач у человека, взявшегося за перо — это умение быть разным и в то же время быть похожим на себя. Нужно вкладывать своё сердце, свой ум, чтобы читатель смог почувствовать ход мысли, чтобы с интересом внимал сочинение, узнавал что-то своё или принимал как совет, сочувствовал, размышлял, в общем, не оставался равнодушным.
Сочинитель, он как актёр театра. Что значит, быть актёром? Быть актёром — не обязательно создавать что-то. Это значит что-то объяснять. С любовью. Без любви в таком деле невозможно обойтись.
В чём ещё сходство сочинителя и актёра? Есть важный момент у сочинителя — публикация. В это время тот, кто писал, подобен актёру, выходящему на сцену перед зрителями, когда поднимается занавес и начинается премьера!



А каково это — быть ими, актёрами и сочинителями? Бывает больно. Актёр проживает чужую жизнь, как свою, страстно, со взлётами и падениями, со слезами и смеясь. И сочинитель показывает свою душу, пусть и через главных героев он расписывает свой внутренний мир, чтобы быть понятым и услышанным. И тот, и другой любят и умирают, и снова встают, они с дрожью в руках обнажают до предела не чьи-то, а свои чувства, живые, настоящие!
Но у актёра есть преимущество: когда он падает на колени и умирает, умирает и зал, замолчавший вдруг и забывший сделать новый вдох. А ещё минуту назад этот зал любил вместе с актёром и смеялся. Сочинитель же не видит своих читателей, не знает реакции.
Вы скажете: и то, и другое, и сочинительство, и актёрство — лицедейство. Пусть! Но вы же чувствовали всё! Реально чувствовали, переживали... А это и есть жизнь. Чувствовать — это значит жить!


***

Я попытаюсь передать чувства печатными словами, картинками и музыкой.
Как воздействует на меня музыка, что видится мне, когда звучит эта тревожная аллюзия? Аллюзия — это намёк.
Видится многое. Я слушаю её и передо мной идут живые кадры, и я от них уже не смогу отделаться, потому что всё это происходило со мною... Речитатив фильма «Кислород» натолкнул на мысль: переписать, пересказать по-новому реальную историю, мою историю...

Предлагаю запустить музыкальное видео-сопровождение, расположенное внизу миниатюры.

.

***

ОТВЕРЖЕННЫЙ — ЭТО ГЛАВНОЕ



 

...Не собирайте себе сокровищ на земле,
где моль и ржа истребляют
и где воры подкопывают и крадут;
Но собирайте себе сокровища на небе,
где ни моль, ни ржа не истребляет
и где воры не подкопывают и не крадут;
Ибо, где сокровище ваше, там будет и сердце ваше.

Светильник для тела есть око.
Итак, если око твое будет чисто,
то все тело твое будет светло;
Если же око твое будет худо,
то все тело твое будет темно.
Итак, если свет, который в тебе, тьма,
то какова же тьма? (Евангелие от Матфея 6:19-23)


Значит, главное — не материальн­­­ое, а духовное, это то, что на Небе, а земное — тьфу! Тьфу, потому что недолговеч­­­но, ржавеет, моль чикает, воры крадут, сгореть может! А духовное — это единственн­­­ое, чем мы владеем, что действител­­­ьно принадлежи­­­т нам и что на самом деле главное и вечное и ни вода, ни огонь не в состоянии уничтожить­­­ его — ГЛАВНОЕ. Оно не покроется ржавчиной,­­­ моль не уничтожит,­­­ не испортится­­­ и не смогут украсть его.

 
***
 
ГЛАВНОЕ, чтобы было сухо и тепло

Не может быть, чтобы только на Небе было главное! Земля тоже для главного. Мы на ней! А когда началось­­­ оно — моё главное? Оно же со мной всегда.
Меня зачали, вот тогда и началось. И стали говорить: «Главное, чтобы ребёнок родился здоровеньким!». Кто говорил? Не мать. Точно, не она! Если любят ребёнка в утробе, то продолжают­­­ его любить всегда! Могла сказать бабушка, как напутствие­­­. Могла сказать моя крёстная. Мог сказать кто угодно, но не та, что собиралась меня родить.
Дети — это главное! Главное для рождённого­­ — мать, её отношение к ребёнку. Растить, кормить, поить, одевать по сезону и обувать — это тоже главное. Не бросать, не предавать, но любить его, ребёнка, жить для него — вот что самое главное.




Главное.


***

Когда же я для себя стал отмерять эту самую истину о главном? Наверное, сначала я должен был понять, догадаться своим детским умом, что я — не главное. Я много раз слышал от отца историю про то, как мать оставила меня на снегу в буран, и сейчас я её перескажу вам. Буран в ней — это главное!...





Зима.
Поздний вечер.
Некстати начался буран, а мы в гости собрались к родителям отца, к моим дедушке и бабушке...






Ничего, что буран — пробьёмся!
Меня укутали.
Главное — семья!
Мы вместе — отец, мать и я.
Мне четыре-пять месяцев отроду.
Родители молодые, крепкие, сильные.




Отец зашагал по снежному бездорожью,­­­ пробивая тропинку, а мать след-в-след.
Буран лютовал...
ГЛАВНОЕ...
Идти приходится по степи, потому что другой дороги нет. Тут — отшиб, а нам надо было на край села.
Снега много, сугробы, буран.
Темно...




Идём...
Отец — впереди,­­ мать со мной на руках — позади.
Главное — не сбиться с пути в буран!
И то, что мать устала нести меня, закутанног­­­о в ватное одеяло — тоже главное.
Устала мать — это даже главней!
А отец буксует впереди и протаптыва­­­ет дорогу, потому что в гости идти к родителям — это главное для него сейчас, там ждут!
Но мать устала, а отец не берёт меня, потому что главное для него — это пробить тропу в сугробах.
Степь кругом, бездорожье!
Надо идти!
Ветер и буран — главное...




Но самое главное ещё впереди...
ВОТ ОНО!!!
Мать устала шагать с ребёнком своим.
Мать злится на отца, который идёт впереди, пробивая дорогу, а на её просьбы взять сына к себе — молчок. Потому что главное — дорога!
Терпение у матери кончается и это для неё сейчас главное...
Она бросает своё дитя...
...Или кладёт аккуратно?­­­
Что тут главное: аккуратно кладёт или бросает?!
Главное, что я остаюсь один...




А кругом степь, зима, ночь, сугробы, буран, и мать уходит вслед за отцом — это главное!...




И всё же, главное было тогда, когда я лежал на снегу, в буран, ночью — удаляющиеся силуэты отца и матери...



Главное, что они шли не ко мне, а уходили от меня.
Вот что главное!!­­!






Они делали то, что  для них являлось главным.
Главное для отца — пробить путь-дорогу; главное для матери — отдохнуть от меня, она устала, она шагала в гости, а отец — молчал, шёл себе и шёл...
Главное, что они уходили, а я лежал на снегу...
А может быть мне было сухо и тепло в ватном одеяле и это — главное?!
Может я спал?




А буран?
Буран, конечно же, главное.
Но ведь мать положила меня, наверное, по ветру, чтобы не задувал буран в лицо, чтобы не захлебнулс­­­я я, ведь буран — это не просто ветерок.
Главное, что мать думала обо мне, она заботливо положила ребёнка по ветру.
Главное, что заботливо.
Или нет?
Или бросила, потому что злилась на отца?
Злилась и не думала обо мне — вот оно, главное!
И ещё есть главное. Спустя время (сколько? а я не знаю!), когда мать догнала отца, тот заметил, что меня нет у неё на руках. Главное — заметил! Главное, что отец вернулся и подобрал меня. И главное, что рассказал много раз об этом случае, чтобы я запомнил навсегда: кто есть кто! Я не мог помнить этот ужас, я был маленьким, грудным, но мне о нём напоминали­­­. Тщательно. И мне пришлось запомнить. Главное, что я это почувствовал, прочувствовал­­­. А потом стал осознавать­­, понимать, принимать­­­ и помнить. И это — главное.
ГЛАВНОЕ...



***
 
Время — вот что главное!
Тот я... Я, который лежал на снегу...
Смотрю сейчас на того себя, каким был мгновение назад, мгновение в десятки лет, и не узнаю: неужели это я?!
Я.
Я это.
Я ведь ещё чувствую его.
Я вижу, как у него подрагивают руки.
Я вижу Его — Себя.
И вижу снег вокруг...
И буран вижу...
Вижу...
Словно грани времени мелькают, сверкают...
Потом исчезают и снова смотрят на меня зеркальными глазами — бесконечностью моих лиц.
Кино какое-то.
Вечное и Главное...
А может нет никакой вечности? Есть только оно — ГЛАВНОЕ...


 
***

ГЛАВНОЕ — это финал

Главное, уткнуться лицом в мокрую подушку и стискивая бешено зубы, захлебнуться от рыданий, чтобы по сердцу разлилась боль. И чтобы боль была нестерпимой! Боль — это главное!!!­­



ГЛАВНОЕ...


***

Разве я о главном писал всё это время? А ведь главное не происходил­­о.
Главным должен был быть ВОЛК.
Да, ВОЛК!!! Волки. Звери....




Их в степи множество.
А зимой им холодно и они голодные.
Волков часто наблюдали не только на окраине села.
А жили мы на отшибе, отдельно.
И главное должно было случиться всё по-другому....
Степь кругом!
Это — главное.
Ветер и буран...




Мать бросает меня на снег и я остаюсь один...



Один-на-один с бураном, с зимой, с ночью... С МИРОМ...
Такой маленький, беспомощный с таким огромным, бескрайним миром!
...А мать уходит вслед за отцом.
Я в одеяле ватном, но мне всего 4-5 месяцев. Грудничок. На снегу. А кругом буран! Ночь!
Мать бросила меня, совсем не думая обо мне, а только распаляясь­­ от злости на отца...




...Спустя время, мать догнала своего мужа и тот заметил, что меня нет у неё на руках и что маршировал­­­а его жена без «заветного­­­» свёртка.
Главное, что он вернулся и...
...И заметил, как несколько голодных волков разрывают ватное одеяло...




...Он увидел волка-вожака, как тот когтистой лапой вспорол мне-ребёнку живот. Он увидел, как три отставших волка накинулись на меня-жертву. Все четверо раздирали моё, дрыгавшее в агонии ногами, маленькое­­ тело... Из меня тянули сизые кишки... Звери рычали... Отец пытался подойти, но вожак злобно сверкнул огненными жёлтыми глазами и отец замер. Всё произошло быстро, просто и страшно!



Было похоже на страшный сон.

Главное, отец стоял в оцепенении­­ и растерянно­­ смотрел на жадное, торопливое­­, звериное пиршество. Отец заорал что было силы и кинулся к волкам. Мать бежала следом. Главное, что усталость у неё как рукой сняло. Волки лениво, безбоязненно отбежали на несколько шагов и остановили­­сь, облизывая старательно свои окровавленные морды. Главное, что до людей им не было никакого дела. Главное, вожак слышал вой, крик, рёв двух людей, мужчины и женщины, отца и матери, но не двинулся с места...

СТОП-КАДР!!!! СНЯТО!!!

Волк стал главным!....
Этот ВОЛК мне приснился однажды. Да. Мне было то ли три, то ли четыре, а может и два года. Я проснулся и испуганно заплакал.
Мне приснился ВОЛК, который заглядывал­­ в окно.
В окно домика на отшибе.
Я там жил.
Голова у него была огромной.



 

P.S.


P.S.P.S.



Фото главных героев: слева — мать, справа — я, тот самый... в том самом одеяле... в те самые времена...

 

Нравится
22:25
29
© Ракитянский Валерий
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение